IPB

( | )

Rambler's Top100
Подписка на новости портала Цитадель Олмера
Правила Литфорума
Незнание не освобождает от ответственности.
Об аварии на сервере
В ближайшее время, вслед за Бестиарием Упорядоченного, наши специалисты надеются создать Бестиарий Клауса-Марии Пферценгентакля.
Уже систематизированы и разбиты по классам - Удавы узловые, Макаки геморройные, идут жаркие дискуссии по Свинским собакам...

Энциклопедисты Упорядоченного
3 V  < 1 2 3 >  
Reply to this topicStart new topic
Валерий Брюсов, Статьи о театре. Обсуждение.
V
Андрона
17 July 2013, 22:21
#11


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
В. Брюсов
«ГАМЛЕТ» В МОСКОВСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕАТРЕ
«Ежегодник Императорских театров», 1912, вып. II (окончание).


***Художественный театр постарался смягчить эту силу, уменьшить эти титанические размеры трагедии. Он показал зрителям ряд картин, которые далеко не так исключительны. Он попытался обратить события трагедии в одно из тех происшествий, какие совершаются повседневно.
***Особенно сказалась это в игре В.И. Качалова — Гамлета. Качалов сводит Гамлета с пьедестала, на который поставили его столетия. В исполнении Качалова датский принц — самый обыкновенный человек, один из тех, кого мы ежедневно встречаем среди наших добрых знакомых, в салонах, на премьерах, на вернисажах. Гамлет — Качалов чем-то удивительно напоминал Чацкого — Качалова, и даже хотелось надеть на него те очки, в которых Качалов играет Чацкого.
***То, что произошло с Гамлетом, по толкованию Качалова, — не более как обыкновенное житейское происшествие, какие случаются не так редко. Качалов старается как можно проще произносить все монологи Гамлета. Перед нами не мучится великими сомнениями исключительный человек, воплощающий в себе весь свой век, а просто раздумывает неглупый, но все же довольно заурядный принц. И если события кончаются трагическим исходом, то это простая случайность: все могло бы кончиться и вполне благополучно.
***И все же Гамлет — Качалов была самая яркая, самая цельная из фигур, данных нам Художественным театром. В исполнении Качалова был определенный замысел, было единство плана, была согласованность всех жестов, всех интонаций. О Гамлете — Качалове можно говорить, как об определенном типе, созданном артистом.

***Гораздо слабее были другие исполнители.
***Офелия — О.В. Гзовская была вполне бесцветна. Милая внешность и отсутствие всякой психологии. Что такое Офелия по исполнению г-жи Гзовской, узнать было нельзя. Чем она пленила Гамлета, оставалось неизвестным: вероятно, только молодостью и миловидностью. Не значит ли это упрощать трагедию?
Король — Н.О. Массалитинов напоминал русского протоиерея. Сложный характер «злодея», не лишенного возвышенных порывов и не чуждого сознания своего величия, совершенно пропал; перед зрителями была фигура какого-то грубого герцога, поступки которого совершенно не мотивированы психологически. Впрочем, артисту значительно затруднили его задачу немилосердными купюрами в трагедии.
***Полоний — В.В. Лужский буффонил так, как это мы привыкли видеть лишь на самых плохих провинциальных сценах. Лаэрт — Р.В. Болеславский довольствовался тем, что читал свою роль. У Горацио — К.П. Хохлова был красивый грим римлянина, и только. Хорошо провел свою роль могильщик — В.Ф. Грибунин, но надо признаться, что эта роль — одна из самых легких в трагедии.
***В большую вину театру должно поставить то, что он решился подвергнуть «Гамлета» безжалостным сокращениям. «Условные» постановки тем, между прочим, и дороги, что дают возможность давать шекспировские трагедии без купюр. Образцы таких «полных» постановок Шекспира мы видели у Рейнхардта и на других немецких сценах.
***Между тем Художественный театр не остановился даже перед тем, чтобы выкинуть сцену «молитвы короля». Через это характер короля оказался совершенно искаженным. Единственная сцена, в которой мы видим в короле порыв истинно человеческого чувства, сцена, которая примиряет нас с королем, — исчезла. Король в Художественном театре оказался каким-то мелодраматическим злодеем, без единого проблеска живой души. Таких «убийц и только убийц» Шекспир не изображал никогда. Исчезло также в Художественном театре все, что относится к самоубийству Офелии. До крайности были сокращены сцены, где появляется Фортинбарс, чрезвычайно важные для общей архитектоники трагедии, и так далее.
***У Художественного театра, конечно, есть только один ответ на такие упреки: что постановка «Гамлета» полностью требует слишком много времени. Нам кажется, однако, что останавливаться перед этим не следовало. Пусть спектакль длится на час дольше, но пусть «Гамлет» будет показан в том виде, как его написал Шекспир. Ведь смотрели же когда-то «Гамлета» целиком люди XVI—XVII века! Кроме того, Художественный театр мог взять гораздо более быстрый темп игры, так как многие сцены были проведены с совершенно излишней медлительностью.
***Наконец, надо еще упомянуть то, что было отмечено всеми газетными рецензентами: что Художественный театр позволил себе многие сцены трагедии поставить не только не согласно с прямыми указаниями Шекспира, но прямо вопреки им. Особенно резко выразилось это во второй сцене, где у Шекспира сказано: «Входит Король, Королева и другие». В театре Король, Королева и лица их свиты не входили, но уже при открытии занавеса сидели в глубине сцены, расположенные в виде какого-то позолоченного Олимпа, один над другим, образуя очень красивую для глаза пирамиду, нисколько, однако, не отвечающую авторской ремарке. В той же сцене мы читаем у Шекспира: «Ехеи Ш» (то есть уходят) Вольтиманд и Корнелиус». В театре они точно так же вовсе не «уходили», но оставались стоять тут же (явно для того, чтобы не разрушать красивой «пирамиды» тел), несмотря на прямое приказание Короля: «Счастливого пути!» — «Heartily farewell!».
_____________________________

***Таковы итоги постановки «Гамлета» в Художественном театре. В общем, игрой артистов мы не были удовлетворены. В проведении новых принципов постановки оказались существенные промахи. Но тем не менее спектакль заставил о многом думать, указал на новые пути в искусстве сцены, впервые осуществил то, о чем раньше лишь рассуждали теоретически. Это был благородный опыт, за который нельзя не быть благодарным Художественному театру и его руководителям. Ошибки Художественного театра поучительнее, чем «безукоризненное» исполнение той или иной пьесы на той или иной сцене, сделанное по готовым шаблонам. В других театрах мы слишком часто видим простое верчение ручки механического пианино; в Художественном театре за инструмент садится смелый виртуоз, в игре которого иное может оказаться неудачным, но которая, во всяком случае, есть истинное художественное творчество. Легко «не ошибаться», если ничего не делаешь; но больше заслуги в том, чтобы отваживаться на новое, вступать в еще неисследованные области, хотя бы и не всегда удавалось достигнуть намеченной цели.




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
31 July 2013, 22:02
#12


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов
"Статьи для сборника о театральном искусстве".
Предисловие. (Ф.386.52.24.)

*** Изо всех увлечений русского общества за последние годы, вообще богатые увлечениями, (я не имею здесь в виду, конечно, увлечения различными политическими идеалами), наиболее длительным оказалось влечение к театру. Наши театры за первые годы ХХ века не могут пожаловаться, - особенно столичные, - на плохие сборы; ряд книг о театре (как например изданная коллективом «Шиповник») возбудил общее внимание читателей и критики; залы публичных чтений, посвященных театру, всегда были полны. Это подало мне повод собрать в отдельном издании все, что мне случалось писать об искусстве сцены, в надежде, что эти беглые «заметки и соображения» могут заинтересовать читателей.
***Статьи, собранные в этой небольшой книжке, писались в разное время и по разным поводам. В них не должно искать одной определенной точки зрения, развития одной, вполне утвержденной автором, идеи. Напротив, эти статьи выражают последовательное развитие взглядов их автора на театр и на искусство сцены. Они отражают «искания» (как теперь говорится, чуть ли не по моему же почину) автора, тот путь, который прошел он сам, стараясь самому себе уяснить, что такое театр, как отдельная отрасль художественного творчества. Поэтому предлагаемые статьи не чужды противоречий: то, что было высказано в более ранних, часто представлялось автору в позднее уже неверным.
***Первая из статей этой книги, «Ненужная правда», была написана еще в 1902 г. (и тогда напечатана в «Мире искусства»), в те годы, когда строго-реалистические постановки Московского Художественного театра (его исполнение драм Чехова) казались последним словом сценического искусства Тогда естественно было с особой настойчивостью указывать на слабые стороны этого метода, и я был одним из первых, кто в русской литературе решился открыто провозгласить принцип «условных» постановок. Что эта моя статья не осталась без всякого влияния на судьбы русского театра, я сужу по тому, что многие из своих идей (которые, конечно, я вовсе не считаю мною открытыми, а только мною впервые высказанными, с достаточной определенностью, в русской литературе) я находил впоследствии повторенными в статье В.Э. Мейерхольда и др. и отражение их узнавал в целом ряде сценических постановок.
*** Конец первого десятилетия ХХ века, напротив, ознаменовался у нас длинным рядом попыток заменить на сцене реализм условностью. Деятельность В.Э. Мейерхольда и других режиссеров познакомила русскую публику со всеми, самыми разнообразными, приемами «условных» постановок. Мы увидели и «театр без декораций», и театр «барельефов», и театр-монодрамы, и постановки «на сукнах», и воскрешение «старинного театра», и многое другое. С одной стороны.. слабые стороны нового принципа стали гораздо более отчетливо видны при применении его к практике; с другой стороны, слишком увлекающиеся пропагандисты «условности» многие ее элементы довели до крайности и до смешного. Настоятельно необходимым стало выступить против чрезмерного увлечения «условностью», в которой хотели видеть универсальное средство, исцеляющее все болезни театра. Это я пытался сделать в публичной лекции «Театр будущего», прочитанной мною, в 1907 г. в нескольких московских аудиториях (замечу: при очень большом стечении слушателей, что я должен приписать не достоинству своего чтения, а интересу, возбужденному моей темой). Часть этой лекции была затем переработана мною в статье, под заглавием «Реализм и условность на сцене», появившуюся в сборнике «Театр» (Изд. «Шиповник», Спб, 1910).
***Между этими тремя основными, так сказать, моими заметками о театре стоят более мелкие, написанные по разным поводам, как отчеты о тех или других постановках (и напечатанные частью в «Весах», частью в различных Московских и Петербургских газетах). В них я не столько старался установить какие-либо отвлеченные принципы, сколько имел в виду охарактеризовать значение и достоинства отдельных спектаклей. Наконец заключается сборник статьей о «Гамлете»» в Московском Художественном театре (впервые напечатанный в «Ежегоднике Императорских театров» (1912), - постановке, которую я назвал «выдающимся событием в истории не только русского, но вообще европейского театра» и которая дала мне повод высказать те выводы, к которым я пришел после десятилетних раздумий над смыслом театра.
***Театр, бесспорно, - одно из проявлений искусства; сценическая игра – один из видов художественного творчества. Поэтому суждения о театре в значительной степени зависят от общих взглядов на искусство. Задачи театра должны зависеть от общих задач искусства, вытекать из них. Смысл театра должен совпадать со смыслом искусства – вообще. Поэтому не имея притязания разрешить «загадку искусства» над которой тщетно трудились все величайшие умы европейской философии, Гете, Шопенгауэр, Вундт и столько других, в России – Л.Н. Толстой и Вл. Соловьев, я все же счел необходимым сделать общий очерк своих воззрений на искусство. Эта общая статья о «целях и задачах искусства» составляет введение в сборник. Не претендуя на строгое обоснование своих суждений, я хотел только изложить их, показать, в чем я вижу назначение искусства, что я считаю побудительной причиной к художественному творчеству. Без этого, как мне казалось, мои суждения об искусстве сцены были бы лишены своего основания.
***В заключение, мне остается повторить, что эта маленькая книга скорее ставит вопросы, чем дает ответы. Подобно всем моим современникам, живущим сходной жизнью со мной, я люблю театр, как благороднейшую форму искусства, усердно посещаю его, радуюсь его успехам, но чувствую, - кажется, тоже вместе с громадным большинством людей, задумывающихся над театром, что чего-то существенного современной сцене не достает.
***Театр – искусство данного дня; книга, статуя, картина, даже музыкальная симфония могут ждать своего понимания целые века; сценическое творчество должно быть понято в тот самый день, когда оно свершается: после этого дня оно исчезает. Поэт, художник, скульптор, композитор может обращаться к будущим поколениям; артист творит только для своих современников. Поэтому нигде так не нужна непосредственная связь между художником (артистом) и публикой, как в театре. Эта связь в наши дни порвалась и с каждым годом пропасть между ними становится шире. Как восстановить эту связь: вот та задача, помочь разрешению которой стремится моя книга.




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
20 August 2013, 12:12
#13


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов
«ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА» В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕАТРЕ.


***Все новые произведения Л. Андреева возбуждают внимание критики и общества, об них пишут, говорят, читают лекции, собеседуют. Надо признать, что это - вполне заслуженно: Л. Андреев — талант истинный, выдающийся. Среди современных беллетристов он должен занимать одно из первых мест, хотя, может быть, и не самое первое, какое так охотно предоставляет ему дружеская критика.
***За Л. Андреевым уже насчитывается ряд сильных и удачных созданий, которые присоединятся к общему богатству русской литературы. Многие мелкие рассказы первого периода его деятельности, как «В тумане», «Бездна», и более крупные вещи позднейших лет, как «Шизик Василия Фивейского», «Мысль», «Призраки»,— имеют право если не на так называемое «бессмертие», то на жизнь не менее долгую, чем рассказы И. Тургенева или Гюи де Мопассана.
***Л. Андреев представляется нам хорошим, талантливым писателем, но вовсе не мировым гением. Не ставя Л. Андреева в смешное и ложное положение, можно его равнять с выдающимися писателями, нашими и западными, но лучше остеречься и не проводить параллели между Л. Андреевым и Шекспиром. Л. Андреевым и Достоевским, Л. Андреевым и Ибсеном.
***Почему же так? Каких же элементов нет в творчестве Л. Андреева, из-за чего не вправе он предъявлять своего требования на место в мировом пантеоне литературы?
***У Л. Андреева есть свой стиль. Его узнаешь с первых строк без подписи. Это — первое испытание, которому должно подвергать писателя, - и Л. Андреев выходит из него торжествующим. У Л. Андреева есть умение изображать, рисовать четко, выпукло и ярко. Его картины запоминаются; созданные им лица живут между нами У Л. Андреева есть фантазия, — порой он насилует ее, но часто она совершенно свободно перекидывает через его страницы свои радуги. Л. Андреев умеет «выдумать» - подступить к своему сюжету с неожиданной стороны. Это все сильные стороны творчества Л. Андреева. Всем им противополагается одна слабая, но эта одна едва ли не уравновешивает те три.
***Талант Л. Андреева — талант некультурный. Л. Андреев, как художник, не связан с высшей духовной жизнью своего времени. Он художник не верхов своего века, а его средины.
***Я бы выразил это еще иначе. Л. Андреев — талантливый писатель, но не умный и не образованный человек 1.
***Талант есть совершенно особый дар, скажем, «небес» Иногда он «озаряет голову безумца, гуляки праздного». Иногда, напротив, падает он на человека сильного ума и мощной воли. В последнем случае в мире оказывается Гете, оказывается Данте, оказывается Пушкин...
***В Л. Андрееве талант,— стихийное дарование беллетриста, не соединяется ни с остротою мысли, ни с истинной культурой души.
____________
*** 1 Само собой разумеется, что я говорю исключительно о том образе Л. Андреева, который выступает из его книг. Охотно допускаю, что в частной жизни Л. И. Андреев (я не имею чести быть с ним знакомым) проявляет много ума, и еще охотнее признаю, что Л. И. Андреев, окончив курс университета, имеет некоторое право почитать себя человеком «образованным». (Прим. В. Брюсова.)

(Продолжение следует).




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
20 August 2013, 12:18
#14


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов
«ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА» В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕАТРЕ.
(Продолжение.)


***«Жизнь человека» — одно из самых слабых созданий Л. Андреева, если не самое неудачное. К сожалению, за последние годы Л. Андреев все упорнее стремится раз решать в своих произведениях какие-то общие, «мировые» вопросы. Он все старается быть глубокомысленным, хочет философствовать и поучать, и, вместо того чтобы быть прекрасным художником, оказывается довольно наивным проповедником и весьма жалким мыслителем. Темы, выбранные Л. Андреевым в «Иуде», «Жизни человека», «Тьме», — но плечу только титанам мысли, в которых творческая сила соединяется с гениальностью ума: Л. Андреев «смазывает» их с ребяческим простодушием и с комическим самодовольством. Написать «жизнь человека», вообще жизнь человека, вне условий времени, страны, народа, личности, — задача трудности непомерной.
***Она была бы под силу разве только Гете, если бы он захотел отдать всю свою жизнь ей, а не созданию «Фауста». Характерный признак недалеких умов — не понимать трудностей; и Л. Андреев разделался с «Жизнью человека» очень просто и очень скоро. Давая шаблоны, он воображал, что дает нечто всеобщее; обесцвечивая драму, лишая ее всяких красок, был убежден, что делает ее всемирной. «Жизнь человека» — единственное в своем роде собрание банальностей. Начиная с первого монолога «Некоего в сером», изрекающего такие общие места, как: «в ночи бытия вспыхнет светильник, зажженный неведомой рукой», или: «он никогда не будет знать, что несет ему грядущий час - минута», на протяжении пяти картин действующие лица говорят только плоскости и пошлости.
***А в то же время автор, никогда не исчезающий за своими персонажами, сохраняет важный вид, словно он влагает в уста действующих лиц какие-то откровения. В конце концов оказывается, что Л. Андреев о жизни человека знает и может сообщить такие истины: «Молодость и любовь утешают и в бедности», «В удаче все льстят, при неуспехе отвертываются», «Провидение часто не слышит молитв», «Мы не знаем своей судьбы» и т. д.— поистине, хочется повторить ответ Горацио Гамлету: «Призраку не стоило вставать из могилы, чтобы сообщить только это!» — Не стоило быть художником, чтобы о жизни человека сообщить только всем и без того известное!
***Если бы можно было серьезно отнестись к этому пятикартинному недоразумению в плохой прозе, мы сказали бы, что драма Л. Андреева — клевета на человека. Нет, жизнь человека и душа человека не ограничены только теми ничтожными помыслами и желаниями, теми скучными и трафаретными переживаниями, какие показывает нам Л. Андреев. В человеке, в каждом человеке, и особенно в общечеловеке, есть нечто высшее, есть стремление идеалу, есть дуновение с неба — «черта начальна божества», как выразился Державин. И Л. Андреев, конечно, подметил бы эту черту, если бы он захотел творить непосредственно, а не умствовал бы сверх своих сил. Теперь же его драма есть не жизнь человека вообще, а жизнь нарочито пошлого человека, рассказанная к тому же нарочито поверхностным наблюдателем.
***Самая форма «Жизни человека» до крайности невыдержанна. Л. Андреев думал создать «стилизованную» драму, но сбивался в исполнении этой задачи на каждом шагу. Все время он старается сделать вид, что у него выведен не данный человек, но Человек вообще, что у него не любовь такого-то к какой-то, а любовь вообще. Но второй акт превращается в обычную реальную сценку из бытовой комедии, а четвертый сбивается на старомодную мелодраму. Автор не дает даже имен своим действующим лицам, но пригвождает действие к определенным местностям, говоря об Италии и Норвегии, и к определенной эпохе, упоминая об автомобилях и электрических лампах. Условные старухи, позаимствованные у Метерлинка, условный «Некто в сером», условные «друзья» и «враги» человека чередуются с реальнейшими фигурами доктора, прислуги и т. под. В общем получается безобразный аггломерат, лишенный единства и стиля.
***Чуть ли не прав был кто-то, сказав, что единственное живое лицо в этом представлении: свечка.

(Окончание следует.)




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
20 August 2013, 12:26
#15


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов
«ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА» В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕАТРЕ.

***Поставить «Жизнь человека» на сцене — задача неблагодарная. Что можно сделать с этим выкидышем? Как влить жизнь в мертвые схемы и скучные трафареты, или как схематизировать, стилизовать сцены мелодраматические и бытовые?
***Московский Художественный театр захотел сделать из этой драмы пробу постановок в новом стиле. Как опыт, его попытка заслуживает внимания. Но и в сценической интерпретации оказался целый ряд недоразумений и непоследовательностей.
***Декорации все время были «стилизованные». Перед зрителями ставили не какую-либо определенную комнату, но комнату вообще, изображали не бал, а схему бала и т. д. Но с этими стилизованными декорациями не гармонировала нисколько игра актеров, самая реальная. «Человек» рычал свое грубое и пошлое «проклятие» голосом провинциального трагика, и на фоне схематической комнаты это было смешно. «Некто в сером» из абсолютной темноты басил свои плоские максимы, как протодьякон на похоронном обеде, и это было смешно вдвое. Не гармонировали со стилизованными декорациями и костюмы играющих. Они были одеты в определенно современные костюмы. Но разве современные люди живут и общекомнатах, а не в определенных квартирах? И разве доктор, одетый по-докторски, может попасть к роженице в дом, где окна не настоящие, а лишь схематично намеченные? Что-нибудь одно, г. режиссер!
***Сообразно с пестротою самой пьесы, пестрою вышла и постановка. «Бал у человека» был изображен «по Бердслею». Гости сидели там и так, где и как они не могли бы сидеть в действительной жизни: в каком-то проходном зале, рядком, под эстрадой для музыки. Вместо тaнцующих было четыре декадентских женских фигуры, изгибающихся а la miss Dunсаn 1. 3ато в первом действии Человек самым заправским актерским способом играл сцену с женой, а в четвертом очень реально изображал отца, любующегося игрушками больного сына.
***О самой игре сказать нечего. Играли вообще хуже, чем обыкновенно в Художественном театре. Но надо напомнить, в извинение артистам, что в продолжение трех часов приходилось им декламировать нестерпимые банальности, сохраняя вид, что они говорят серьезно. Слушая со сцены этот поток трюизмов, становилось стыдно и за автора, написавшего их, и за бедных исполнителей, обязанных их докладывать нам, и за самого себя. Хотелось встать и тихонько выйти из зрительного зала.
________________
*** 1) На манер мисс Дункан. (франц.)

"Весы", 1908,




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
24 August 2013, 11:22
#16


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов
Предисловие к трагедии "Протесилай умерший".
От автора.

***Миф о Лаодамии дал содержание длинному ряду драматических созданий. К сожалению, трагедия Еврипида, на эту тему, не дошла до нас. Из славянских обработок мифа наиболее известна драма Выспянского. В последнее время драматически обработали тот же миф Иннокентий Анненский и Федор Сологуб. Хотя моей лирической трагедии… придана форма трагедии античной, с хорами, причем сохранен ее обычный размер, - ямбический триметр, - я не ставил себе целью воссоздать греческий образец. Скорее я представлял себе ту обработку мифа, какую он мог получить под пером какого-либо драматурга позднейшей эпохи Римской империи. Читатели без труда заметят на моем опыте влияние трагедии Сенеки, многие приемы которого мною переняты.
***Согласно с такой датировкой своего труда, я придал в нем собственным именам латинизированную форму, - говоря, например, Лаода’мия, а не Лаодами’я, и называя богов их римскими синонимами, Юпитер, а не Зевс, Меркурий, а не Гермес, и т. под[обное]. Называя же свою трагедию лирической, я определенно хотел отметить ее характер, предупреждая читателя, что он не найдет здесь элементы драматического: внешней борьбы страстей и действия: трагическое в ней перенесено в сферу чувств.
В.Б. 1911 г.

***P.S. Мне остается добавить, что согласно с античным обыкновением, роли трагедии расположены таким образом, что их могут исполнять лишь три актера (переодевающиеся, смотря по надобности), но я позволил себе вложить реплики также в уста трех представительниц хора, задатки чего мы находим уже и в древности.




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
17 September 2013, 16:59
#17


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Критический литературный разбор по-Брюсовски. rolleyes.gif
Господа библиофилы, кто-нибудь помнит эту пьесу А.Н. Толстого?
Судя по разбору непонятно как тут можно было сделать комедию?
Цитата
Валерий Брюсов
Доклад – рецензия на комедию в 4-х актах «Ракета» гр. Алексея Н. Толстого.
1916. Ф. 386.52.37.


[Доклад М.О. Театрально-Литературного Комитета при Императорских театрах.]


*** Комедия гр. А.Н. Толстого «Ракета» распадается на две части: первая посвящена, преимущественно, изображению пошлости и низменности жизни в некоторых кругах современного общества (представителями которого, в пьесе, являются члены семьи Хрустакова, его родственники и знакомые); вторая изображает духовный перелом, происходящий под влиянием некоторых обстоятельств в душе героини пьесы, Даши, жены Хрустакова, покидающей своего мужа, свою семью и все то общество, жизнь которого она долгое время разделяла.
***Первая часть комедии, по нашему мнению, гораздо более удалась автору, нежели вторая. В этой первой части, обнимающей два первых акта, сделана довольно живая, хотя и местами утрированная, переходящая в шарж и карикатуру, характеристика среды, изображенной автором для своих наблюдений. Лица, выступающие в этих двух актах, представляются достаточно выпукло, хотя и это и достигается иногда подчеркиванием исключительно-внешних черт характера. В целом, начало комедии дает, пусть не новую, но красочную и яркую картинку жизни. Здесь есть движение, подлинно-комические ситуации, зорко-подмеченные черточки действительности и даже допущенные автором преувеличения (подчеркивания) – вполне в духе комического искусства и оправдываются лучшими образцами комедии всех времен. Таким образом, по нашему мнению, два первых акта вполне заслуживают постановки комедии на сцене Императорских Театров. Исключение составляют лишь отдельные выражения, вложенные автором в разговор действующих лиц и, как нам кажется, исполненные излишнего, неуместного на сцене натурализма. Эти выражения будут отмечены нами далее и могут быть, без всякого затруднения, удалены из комедии, не нарушая ни ее цельности, ни характеристики действующих лиц, ни общей картины общества.
***Совершенно иначе обстоит дело во второй частью пьесы. В первых двух актах мы видим героиню пьесы, Дашу, как бы мало чем отличающейся от других действующих лиц. Жена человека очень умеренного, превыше всего ценящего покой и мелкие чисто-физические радости, попойки, обеды, домашние торжества, к тому же страдающего болезнью сердца и потому принужденного избегать всяких волнений (Хрустаков), - Даша, видимо, тяготится пустотой окружающей жизни и ничтожеством окружающих людей, но как исход из своего положения не находит ничего иного, как «завести себе» любовника. Из пьесы, постепенно, мы узнаем, что Даша любит некоего Тебардина, мужа Дашиной золовки (Любы, сестры Хрустакова), и что этот Табардин тоже любит не свою жену Любу, но Дашу. Однако, Табардин и Даша разлучены, и своим браком, и разными другими обстоятельствами. Кроме того, Табардин находится в отсутствии, живет в имении в далекой губернии. В отсутствии Табардина Даша сближается с актером Заносским. Автор проводит параллель между двумя связями: подобно тому, как Даша находится в интимной связи с Заносским, Люба также вступает в связь с художником Белокопытовым, который пишет ее портрет, изображая ее совершенно обнаженной. Автор желает показать, что Люба отдалась Белокопытову по побуждениям низменным, что эта связь есть настоящий разврат. Позднее, когда отношения между художником и Любой выясняются, она старается отречься от них, притворяется, лжет или, наконец, когда отрицать уже невозможно, уверяет, что «даже не помнит как это случилось: просто – несчастье, в роде, как собака укусила», потому что «нельзя оставлять молодую женщину одну на целый месяц». В связи Даши с Заносским автор хочет видеть, и хочет, чтобы видели зрители, порок «мятежной души», не знающей куда броситься, чтобы вырваться из окружающей тины. Автор тоже заставляет рассказывать Дашу о своем падении: «Я не по хорошему чувству тогда к вам (она обращается к своему любовнику) пришла. Я помню – ливень, гроза, ветер… Я бежала к вам, хотелось, чтобы ветром свалило меня, истерзало в грязи, в дожде… Хотелось, чтобы еще хуже было. Больней, безнадежней…» Позднее Даша не только не отрекается от своего поступка, но открыто признается в нем, и Табардину, которого любит, и своему мужу, и кругу гостей в своем доме, т.е. всему «обществу», публично. Несмотря, однако, на эти отличия, несмотря на романтическую обстановку, предложенную автором («ливень, гроза, ветер»), несмотря на многоточия, которыми разделены признания Даши, трудно признать ее поведение отличающимся по существу от поведения Любы. Уже уяснив себе свое чувство к актеру, Даша продолжает посещать его. В ее речах, во всем ее образе, насколько он нарисован автором (а не насколько его предлагается дорисовывать, до-придумывать читателю или зрителю), нет ничего, что позволило бы верить в глубину душевных переживаний Даши. Говоря вульгарно, можно сказать об той Даше, которая выступает в первых двух актах, что она «развратничает от безделья» и думать, что лишь после, post factum, она придумывает облагораживающие объяснения своему поступку. Несомненно, замысел автора был иной и, судя по второй части пьесы и по некоторым намекам в первых двух актах, характер Даши должно толковать иначе. Но в действии комедии, в ее диалоге, этого углубления образа Даши нет: об этом говорится, но это не показывается непосредственно. Тот факт, что женщина бросается в объятия любовника, которого не уважает и не любит, для того только, чтобы «хуже было, больней, безнадежней», конечно, возможен и представляет интересную психологическую проблему, (хотя уже не раз разрабатывавшуюся романистами, драматургами и лириками); но изображение такой психологии требует гораздо более глубокого анализа, нежели тот, какой мы имеем в «Ракете». Не достаточно просто сказать: то было вот – это; надо показать, что это было именно это, а не что другое. Автор «Ракеты» этого не показывает и не доказывает, т.е. не дает нам такой характеристики Даши, которая делала бы понятным и неизбежным с ее стороны подобный поступок, а довольствуется голословным заявлением, вложенным в уста Даши. Читатель или зритель вправе этому заявлению не поверить, принять его, как мы говорили, за попытку Даши прикрасить, в своих глазах, свое падение, придать ему смысл, какого оно в действительности не имело. И, в конце концов, такой противоположности между двумя «падениями», Даши и Любы, которую хочет создать автор, не получается.
***Это обстоятельство (недостаточная или, точнее, недостаточно углубленная) характеристика Даши. В первой половине комедии, ведет к тому, что вся вторая часть, изображающая нравственный перелом в душе героини и ее возрождение, оказывается, по нашему мнению, фальшивой. Автор мотивирует происходящий в Даше перелом следующими тремя причинами:
1) в дом Хрустаковых приехал Табардин, которого Даша любит; встреча с любимым человеком сильно повлияла на нее, позволила острее понять пустоту окружающей жизни и тяжелее почувствовать ее грязь;
2) уже во время пребывания Табардина у Хрустаковых, Даша еще раз была у своего любовника-актера, и это роковое противоречие: ласки не-любимого человека, которому она отдается, тогда как по близости находится любимый и любящий, которого она сторонится, производит еще сильнейшее потрясение;
3) в день своих именин, Даша была в церкви, молилась и, под влиянием молитвы, испытала как бы некоторое перерождение.

***Из этих трех причин только первая может быть сколько-нибудь убедительной для зрителей. Те факты, которые составляют другие две причины, происходят за сценой, зритель их не видит и только слышит об них от самой Даши. Вторая причина также требует глубочайшего психологического анализа в духе Достоевского, - анализа, вряд ли даже возможного в сценическом представлении. Третья причина еще менее убедительна, так как о религиозном сознании Даши мы ничего не знаем и раньше ничего не слышали. Она сама рассказывает, что в церкви не была давно, почти разучилась молиться: потом описывает, как слова богослужения «пронзили» ее, как она осознала, что «вся точно покрыта толстой корой» и т.п. Мы не имеем оснований сомневаться в искренности признаний Даши, но остается, вполне справедливое, сомнение, насколько ее перерождение глубоко; не есть ли это только - порыв, только ее. Даши, минутное убеждение, будто перерождение совершилось: не уверяет ли она сама себя, что молитва ее очистила, как раньше уверяла, что пошла к актеру лишь затем, чтобы хуже было. Больней, безнадежней». Таким образом, мотивировка духовного перелома Даши нам представляется не убедительной. Все сводится к приезду Табардина, не помешавшему, однако, Даше пойти к любовнику. Автор полагал, вероятно, что к указанным нами причинам присоединится влияние самого Табардина, его возвышенного характера. Но, по нашему мнению, образ Табардина совершенно не удался автору. В комедии Табардин должен быть «положительным» типом, противополагающим целому музею карикатур, образующих остальных действующих лиц. Но все, что мы узнаем о Табардине непосредственно из пьесы, крайне неопределенно. Он пишет какое-то умное сочинение, но в этом надо поверить автору на слово. Особого «ума» в речах Табардина нет. Он «благороден» душой, но это благородство сводится к тому, что на словах он позволяет своей жене «делать все, что угодно», включая в это понятие и измену супружеской верности; но, на деле, как оказывается, совершенно иначе относится к измене Любы, и т.д. Здесь не место подробно разбирать нарисованный автором образ Табардина. Достаточно сказать, что нам он представляется туманным, что одно появление Табардина (того, какой нарисован в пьесе, не того, каким он должен был бы быть) не кажется нам достаточным обоснованием для переворота в душе Даши.
***Потому все, что следует в пьесе, нам представляется крайне произвольным. Духовно возрожденная Даша решается совершенно изменить свою жизнь. На семейном празднике, устроенном в честь именин Даши, она произносит перед гостями свою исповедь, открыто признаваясь в своей измене мужу, в том, что она пошла к актеру из желания «коснуться последней гадины» и т. под. Сцена этой исповеди заключает в себе внутреннее противоречие. Если Даша сознает ничтожество окружающих ее людей (и они действительно изображены ничтожными и пошлыми до карикатуры), то странно и неуместно, что именно перед ними она раскрывает свою душу, до ее интимнейших глубин. Если же Даша не сознает ничтожество окружающих ее, самый образ героини теряет все свое значение: она становится в один ряд с другими персонажами пьесы. Остается еще одно объяснение: что Даша находится в таком психологическом состоянии, когда человеку все равно, пред кем каяться, когда он готов исповедоваться даже стенам и камням, и, хуже того, именно пред людьми недостойными такой исповеди. Но и здесь сказывается недостаток психологического анализа автора. Подобное состояние духа Даши не изображено, не показано. Напротив, речи Даши до исповеди заставляют предположить в ней совершенно иное душевное состояние. Опять на лицо трудная психологическая проблема, с которой автор, по нашему мнению, не справился.
***В связи с тем стоит совершенная неудачность последнего акта. В нем показана перерожденная Даша, начинающая новую жизнь с Табардиным, который также бросил свою жену и тоже «переродился» для новой жизни. Все диалоги этого акта между Дашей и Табардиным представляются нам – шаблоном, ничего не говорящим о душевных переживаниях героев. В третий раз в комедии ставится трудная психологическая проблема – показать духовно-преображенных людей, и третий раз автор не находит для этого нужных красок. Разговоры Даши и Табардина в 4 акте, прежде всего скучны, потом не характерны, наконец, во многом противоречат образам этих же лиц, показанных в первых актах. Зритель не может быть убежден, что «перерождение» Даши, действительно, радикально, что ее любовь к Табардину не новое случайное и мимолетное увлечение, что, спустя некоторое время, Даша, тоже оправдывая себя «благороднейшими» соображениями, не перейдет к какому-либо третьему или четвертому любовнику. Напротив, как только на сцену в этом 4 акте вновь появляются «отрицательные» персонажи, дарование автора вновь оживает. Заключительные сцены 4-го акта очень живы, местами блестящи, кроме самой последней, заканчивающей пьесу сцены, в которой Даша и Табардин снова остаются одни. Они слышат в окно солдатское пение. Автор заканчивает пьесу прелюдией Великой войны и намекает, что Даша и Табардин отдадутся служению ей. Эту заключительную сцену мы считаем неудачной по многим причинам. Вряд ли достойно связывать великие события современной войны с перипетиями ничтожной драмы, разыгравшейся в семье какого-то Хрустакова. Есть своего рода профанация в этом «пристегивании» войны к маленькой комедии. Кроме того, для перерождения Даши и Табардина нет никакой необходимости непременно вести – ее в лазарет, в качестве сестры милосердия, его – в ряды добровольцев. Ведь перерождение должно было состояться при всех условиях, а не только при том исключительном случае, что уход Даши от мужа совпал с началом войны. Наконец, отношение героев пьесы к войне требовало бы более подробного выяснения, тогда как автор довольствуется несколькими поверхностными словами, вложенными в уста Даши и Табардина. В предыдущих сценах, стремление их на войну ничем не подготовлено. И вообще, война, как deus ex machine, разрешающей комедию, кажется нам крайне неуместной.

(Продолжение следует).




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
17 September 2013, 17:07
#18


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Доклад – рецензия на комедию в 4-х актах
«Ракета» гр. Алексея Н. Толстого.
1916. Ф. 386.52.37.


[Доклад М.О. Театрально-Литературного Комитета при Императорских театрах.]
(Окончание).

***На основании всего сказанного мы приходим к выводам:
***1) Комедия имеет несомненные достоинства в изображении жизни известного круга современного общества.
*** 2) Автору удались «отрицательные» типы, являющиеся выпуклыми, живыми образами, причем некоторая шаржировка характеристик вполне уместна в комедии.
***3) Автору не удались «положительные» типы, (Даша и Табардин), производящие совершенно не то впечатление, на которое рассчитывал автор.
***4) В комедию включено несколько сложных психологических задач («падение» Даши, душевный перелом, пережитый ею, ее публичная исповедь, образы «перерожденных» Даши и Табардина), разрешить которые автору решительно не удалось.
***5) В связи с двумя последними выводами, мы считаем вторую часть комедии фальшивой по тону и неубедительной в психологическом отношении.
***6) Заключительная сцена комедии, ставящая ее в связь с современной войной, - неуместна.
*** В виду достоинств пьесы и ярко проявляющегося во многих сценах дарования автора, было бы желательно, чтобы комедия была переработана и освобождена, по возможности, от своих наиболее существенных недостатков, при сохранении своих лучших сторон.
Мы, со своей стороны считали бы нужными и полезными следующие изменения:
*** [1) Глубже разработать в психологическом отношении, образ Даши, чтобы а) оправдать ее отношение к Заносскому, cool.gif сделать приемлемой ее исповедь, c) заставить зрителя почувствовать, что ее любовь к Табардину – не мимолетное увлечение, которое завтра же может смениться другим.
***Вообще из Даши, которая сейчас представляется почти истерической женщиной, сама для себя подыскивающей красивые оправдания своим, в сущности, вовсе не красивым поступкам, должно, действительно, сделать тот тип, который, по-видимому, и имел в виду автор: женщину, чувствующую глубоко, трагически, и лишь в силу случайностей жизни (семьи, воспитания, неудачного брака и т.д.), оказавшейся в том положении, в каком ее застает начало пьесы. Такой план предполагает радикальную перестройку всей комедии с самого начала, потому возможно или [обрыв текста].
***2)] ослабить драматический элемент во второй половине комедии, придать более упрощенные черты как исповеди Даши, так и ее «перерождению» т.е. привести вторую часть комедии в большее согласие с первой. Для чего переработать: а) сцены исповеди, б) четвертый акт, в тех его сценах, где изображаются «перерожденные» Табардин и Даша. В обоих случаях необходимо несколько обработать образ Табардина, придать ему большую жизненность и резче отметить его отличие от других персонажей комедии.
*** II) Необходимо втору отказаться от заключительной сцены, связывающей комедию с войной, и найти для пьесы иное, менее претенциозное завершение, вытекающее из хода действия, а не из совершенно внешнего факта, лишь случайно совпадающего с моментом последнего явления.
*** III) Выбросить из первых двух актов излишне-реалистические реплики (об чем мы говорили в начале нашего доклада). Среда, изображенная автором, и действующие лица его комедии могут быть, по нашему мнению, достаточно охарактеризованы без излишнего подчеркивания грубости и откровенности их разговоров. Таковы, например, реплики Даши: «Я вас, (актера, как мужчину) не хочу больше», и Заносского: «Почему, если вам нужен мужчина, так это именно должен быть я», или Любы: «Сама к нему побежала (о Даше) и мне же на него потом жаловалась: «такие подробности! Меня чуть не стошнило» и Табардина (жене): «Застегни капот (или «р»?), неприлично!», причем люба раньше просит мужа: «Я хочу, чтобы ты меня приласкал» и т.под. Эти и подобные выражения, частью, впрочем, уже вычеркнутые, ничего не прибавляют к фактам, выясняющимся из тех же действий.
*** [Ноябрь 1916.
Валерий Брюсов.]


<Другой рукой вердикт карандашом>
***При наличности выше указанных изменений – пьеса может быть, по мнению Комитета, поставлена на сцене.
***На основании гуманнейшего <решения> М. О. Т. Л. Комитета по большинству голосов признало пьесу «Ракета» допустимой к постановке.




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
08 November 2013, 22:44
#19


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов «Поль Верлен и его поэзия».
Ф. 386.47.10


***На Поля Верлена, как на поэта декадента, у нас смотрят с пренебрежением, между тем знакомство с его поэзией представляет глубокий интерес.
***Прежде всего, надо указать на то, что Верлен обладал действительно значительным дарованием. В этом отношении он составлял одно из отрадных исключений среди символистов, декадентов, мистиков, инструменталистов и последователей других подобных школ. Известность всех этих Маларме, Гилей и Пеладанов основана на простом любопытстве, которое возбуждают их страстные творения. Верлена же уважают за его талант. Что Верлен им обладает, того не отрицал никто из критиков. Такой убежденный враг символизма, как Макс Нардау, изучавший Верлена с предвзятым мнением принужден был сознаться, что некоторые его стихотворения могут «по праву считаться жемчужинами французской лирики», с которыми «вряд ли что может выдержать сравнение во французской литературе». Истинный же талант всегда достоин внимания, даже, когда стоит на ложном пути. Мы восхищаемся Расином и Тассо, хотя ложный классицизм давно осмеян.
***Иной интерес возбуждает самое содержание большей части Верленовских произведений. Верлен принадлежит к тому новому типу людей, который создала разлагающаяся цивилизация Запада. Передавая – как поэт очень субъективный – почти исключительно собственные чувства и настроения, Верлен передает этим чувства и настроения всех людей того же типа. Поэзия Верлена это – памятник души современного западного человека, одаренный утонченной организацией, измученный постоянным мелким самоанализом и утомленный пустым эгоизмом. Вместе с тем и биография Верлена заключает в себе почти все типические черты жизни подобного человека. Здесь и преднамеренное извращение чувств, и эпикуреистическая погоня за неведомыми ощущениями, жизнь без убеждений и религии, наконец утомление таким безверием и поиски новой веры, столь обычные на Западе, и приводящие к наивному мистицизму Средних Веков или какому-нибудь обновленному буддизму, то есть к таким верованиям, которые могут оставаться внешними и не проникать в жизнь.
*** Лучшим материалом для биографии Верлена служат его произведения. Он не только рассказывает в стихотворениях важнейшие моменты своей жизни. но и вообще постоянно выставляет на показ свою частную жизнь (черта тоже характерная), как в собственных комментариях к своим произведениям, так и в нескольких своих автобиографиях. Таким образом, кроме литературного значения, произведения Верлена имеют еще интерес исторический. Они – важный документ для изучения своего времени и нравов.
_________________



--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрона
08 November 2013, 22:53
#20


Леди Революция


Литературное Общество
3 014
22.7.2007
Москва
25 367



  15  


Цитата
Валерий Брюсов «Поль Верлен и его поэзия».
(Продолжение).
1.

***Среди учеников, кончавших вместе с Верленом лицей Кондареэ в Париже, будущий поэт был одним из самых незаметных. Отметки его не шли дальше удовлетворительных, и училище, вероятно, нисколько не жалело расстаться с ним. Со своей стороны юноша покидал стены училища тоже с большим удовольствием. Правда, родители по странному капризу рано отдали маленького Поля в пансион, но избалованный мальчик, проводивший детство в женском обществе, и резко оторвался от полей Матинэ, где протекли первые годы его жизни, никак не мог смириться с казарменными порядками французского лицея. Мало интересовала юного Верлена и та схоластика, которая господствовала тогда в школах Франции. Он переходит из пансиона в пансион. И вообще учился плохо, в младших классах, не слушая учителя, на уроках предпочитал увлекаться грезами, которые создавало его воображение - способность, рано проявившаяся в нем, а в старших просто заменял на своем пюпитре древних авторов книгами совсем другого содержания, большей частью современными поэтами. Так он прочитал, задыхаясь от восторга и боясь каждую минуту быть пойманным, «Цветы зла» Бодлера, книгу, произведшую на него глубокое впечатление. Первые пробы пера, относящиеся к тому же времени, по собственному признанию Верлена написаны под сильным влиянием поэта.
***Из лицея Верлен перешел в школу правоведения. Здесь его время было гораздо более занято опорожненными бутылками в пивных да интрижками с их прислужницами, чем лекциями. Так, по крайней мере, говорит автобиография, и нам нет причин ей не верить. Верлен этого времени рисуется 18-летним юношей, в котором еще не совсем исчезли женственные черты характера. Полученные им от природы и развитые первыми годами жизни, но который уже стыдится их, и которому хочется быть развратным, иметь право жаловаться на извращенность своих чувств, подобно своим кумирам в литературе: Бодлеру и Теофилю Готье. Такому направлению способствовало и то общество, куда скоро попал Верлен. Продолжая свои литературные занятия, он легко достиг некоторого довольно значительного успеха, особенно в технике стиха, давшейся ему, как поэту по природе, очень легко. Поэтические опыты его того времени были уже так удачны, что открыли ему двери в «Современный Парнас», журнал, около которого группировалось общество молодых поэтов. То были тоже поклонники Бодлера, Теофиля Готье и Лемерра. Руководимые Леконтом де Лилем и Теодором Банвилем, они выступали, как борцы чистой поэзии против современного им направления в литературе. В рядах парнасцев были еще соединены писатели, столь противоположные друг другу впоследствии, как Француа Коппе и Малларме, Вильер де Лилль-Адам и Катулл Мендес, Леон Дьеркс и Сюлли Прюдом. Все они признавали завет Лемерра, пытались в поэзии отрешиться от жизни и стремились: «Писать бесстрастно страстные стихи», что, конечно, сообщало таким произведениям только холодность. Таковы и первые стихотворения Верлена, как напечатанные в «Современном Парнасе», так и появившиеся в сборнике «Сатурнические поэмы», с которым спешил выступить нетерпеливый юноша.
***«Сатурнические поэмы» интересны главным образом для характеристики поэта, потому что литературных достоинств в них мало. Правда, по «Сатурническим поэмам» Сент-Бев угадал будущий талант, но даже изящество техники и новизна сюжетов не выкупают в них недостатка идеи. Верлен еще не был способен создать что-нибудь оригинальное, и разбирая «Сатурнические поэмы», ясно видишь откуда взяты их составные части, под каким влиянием они создавались.
***Стиль выражения - заимствован у Готье. Верлен пытается подражать его смелым тропам и фигурам: «О поцелуй, - говорит в одном стихотворении «Сатурнических поэм»: - «Розовый куст в саду ласки! Чудный аккомпанемент на клавишах зубов. Звучный, грациозный, божественный поцелуй, – наслаждение, которому нет подобного, опьянение, которого нельзя описать. - Привет тебе!» В часто встречающихся экзотических и античных названиях, так странно звучащих в галлицизированной форме, видно подражание Леконту де Лиллю. Особенно же сильно, конечно влияние Бодлера. Находя удовольствие хвастаться особым взглядом на осмеянную астрологию, Верлен назвал свою книгу «Сатурнические поэмы» на том основании, что считал себя рожденным под этой планетой; а так как «мудрецы иных времен», которые были нисколько не ниже современных» - приписывали Сатурну дурное влияние, то явилась возможность написать красивый эпиграф «к осужденной книге», где поэт советует «мирному читателю идиллий, наивному человеку добра» бросить «эту сатурническую книгу, полную меланхолии да оргий». Едва ли не подражания и те грубо-чувственные картинки, которые разбросаны по всей книге. Так заставляют думать те немногие, но, кажется, искренние стихотворения, где звучат совсем другие ноты. «Дитя мое!» - говорит Верлен, обращаясь к своей подруге, тотчас после оргии:

Склонись ко мне на грудь и в руку дай мне руку,
И говори слова, что завтра осмеешь,
И плачь со мной всю ночь, о страстная малютка!

***Вот сонет, в котором отразилась большая часть элементов, составляющих «Сатурнические Поэмы»:
Подруга юности и молодых желаний!
Лазурь лучистых глаз и золото волос,
Объятий аромат, благоуханье кос
И дерзость робкая пылающих лобзаний!

Но где же эти дни счастливых упований,
Дни искренней любви? Увы, осенних гроз
Она не вынесла, и царствует мороз
Расплаты горестной и мстительных страданий

И вот я одинок; теперь и я угрюм;
Угрюм и одинок, во власти мрачных дум,
Как бедный сирота, покинутый сестрою.

Ты все, о женщина! Поклонница и друг, -
Покорно страстная, бесстыдная и вдруг
С улыбкой матери и ласкою святою.




--------------------
Атланты держат небо на каменных руках

"Она порой в сети найдет такое..." - Bisey

База литературных семинаров
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post

3 V  < 1 2 3 >
Reply to this topicStart new topic

 

: · ·

· · ·

: 29 June 2022, 12:23Дизайн IPB
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru