IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Rambler's Top100
Подписка на новости портала Цитадель Олмера
Правила Литфорума
Незнание не освобождает от ответственности.
Внесены изменения в Правила Литфорума.
На луке Фолко было написано эльфийское слово из трех рун, смысл которого был давно утрачен...
(Из Анекдотов)
14 страниц V  < 1 2 3 4 5 > »   
Closed TopicStart new topic
Диспут: толкиенисты vs. перумисты, Достоинства и недостатки ВК и КТ
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 16:38
Сообщение #21


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


Сообщение для первого раунда команды Толкиенистов

примечание: текст технически разбит мной на несколько частей - в одном посте он не помещается.

ЧАСТЬ 1

Хоббиту было ужасно жарко – стоя на краю помоста, он был лишен всякого подобия тени. Он прошептал пару слов и… одно из стоявших неподалеку деревьев внезапно зашевелилось и оказалось на самом деле старым-престарым, заросшим травой и листьями энтом. Он не спеша, с чувством собственного достоинства прошел сквозь почтительно расступающуюся толпу и стал с восточной стороны, прикрывая собой Бодигрима от палящих лучей дневного светила. С явным неодобрением Фангорн покосился на деревянный помост, однако смолчал. «Главное – не спеши» -- наклонился он к хоббиту.

Когда слово было предоставлено хоббиту, тот полез во внутренний карман пиджака, который еще вчера на нем отлично сидел. Он вытащил оттуда толстую стопку бумаг, испещренных мелким, петляющим почерком. Вместе с ней на землю случайно выпали несколько свитков на верхнеэльфийском: «Об ораторском искусстве» за авторством Сарумана и «О трех видах чародейства, против суда практикуемых» Саурона – редкие, очень редкие произведения, какой-то «Вестник Светлого Совета» с рецензией на доклад Гэндальфа, в котором он убедил соратников напасть на Дол-Гулдур. Хоббит, покраснев, подобрал их и спрятал. Начальник стражи послал младшего из своих подчиненных «к яйцеголовым разиням», справиться, не пропадали ли из их библиотеки какие-нибудь бумаги. В это время хоббит начал читать свою работу.


Здравствуйте, уважаемые судьи! Здравствуйте, уважаемые оппоненты! Здравствуйте, уважаемые зрители! Наша команда имеет честь представить Вам свою работу по теме диспута. Она вышла весьма и весьма объемной, поэтому просим вначале дочитать до конца, прежде чем высказывать свои суждения и комментарии.

Технические замечания.

Мои редакторские вставки и исправления по возможности отделены от текстов членов команды квадратными скобками. В основном они касались приведения точных ссылок и дополнительной аргументации, местами я правил пунктуацию, орфографию, пытался привести к единым нормам оформления. Мои связующие вставки между работами выделены курсивом.

Если не указано иное, то используются следующие издания:
Перумов Н. Д. Эльфийское Копье: Эпопея «Кольцо Тьмы», Книга 1. -- М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. -- 608 с. (Серия «Абсолютная магия»).
Перумов Н. Д. Черное Копье: Эпопея «Кольцо Тьмы», Книга 2. -- М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. -- 688 с. (Серия «Абсолютная магия»).
Перумов Н. Д. Адамант Хенны: Эпопея «Кольцо Тьмы», Книга 3. -- М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. -- 560 с. (Серия «Абсолютная магия»).
Толкиен Дж. Р. Р. Хранители: Повесть. -- М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Изд-во ЯУЗА. 2000. -- 544 с.
Толкиен Дж. Р. Р. Две твердыни: Повесть. -- М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Изд-во ЯУЗА. 2000. -- 512 с.
Толкиен Дж. Р. Р. Возвращение Государя: Повесть. -- М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Изд-во ЯУЗА. 2000. -- 480 с.

В дальнейшем применяются следующие сокращения:
ЭК -- «Эльфийский Клинок»,
ЧК -- «Черное Копье»,
АХ -- «Адамант Хенны»,
FoTR -- «Хранители»,
TT -- «Две твердыни»,
RotK -- «Возвращение Государя».

На использование нижеприведенных ссылок получено разрешение Олмера

О КТ.

Скажем сразу, достоинтсва КТ нам, к сожалению, неизвестны. Когда мы узнаем от оппонентов о факте их существования, подтвержденном цитатами, мы готовы будем заняться их подробным разбором и, по возможности, опровержением. Пока же поговорим о недостатках КТ.

Дрогнет Жаба и дрогнет Хорек --
Мыло, Мыло в Руке !
Девять Коз, Синий Пенек
Синий Пенек на Свистке...
Золтанг Бардинг

Рифма хромает, ритма никакого, сплошные повторы, однако тоже эпиграф.

Материалов по недостаткам КТ набралось очень много. Поэтому, опасаясь, что кто-то из читателей не доживет до конца этой работы, общеизвестные недостатки (язык, например) и списки «ляпов» вынесены ближе к концу. В начале же более грубые логические ошибки, разбор сюжета. Однако тех, кто дочитает до конца, ожидает бонус – работа пана Лукавого. Смею уверить, что она стоит прочтения. Во всяком случае, перечитывая ее даже в пятый раз, я получил массу удовольствия. Итак, приступим.

Что, по нашему определению, является признаками хорошей книги в жанре фэнтези?
1) Богатый, красивый литературный язык
2) Развитие (не закрученность, отнюдь) сюжета и его логичность
3) Проработанность мира.
4) Логичность в поступках героев и их проработанность.

Посмотрим, каким же именно из этих критериев отвечает КТ.

Теперь перейдем к следующим статьям и работам, посвященным анализу КТ с точки зрения разбора сюжета, логичности и философии.

Думаю, что о сюжете лучше всего скажет сам автор:

«Очень большой недостаток «Кольца» -- рыхлость сюжета, значительные огрехи языка. Я не смог полностью вытянуть сюжет, и пришлось прибегать к «роялю в кустах», для того чтобы свести воедино. Понимаете, когда вы пишете для себя, то интересен каждый день: герои день идут, два, неделю все замечательно. В произведении для публики это невозможно. Так что текст получился очень вялый, но каким-то удивительным образом он сопротивлялся сокращениям».

Интервью с Ником Перумовым «Игра в Толкиена». Газета «Версия» («Совершенно секретно»), #13, 27 августа-3 сентября 1998г. стр.44-45.

Поскольку «иные опубликованные в печати произведения Толкиена и Перумова в т.ч. письма, заметки, статьи и письма самих Толкиена и Перумова» принимаются согласно п. 3.1.2 Правил диспута как факты, имеющие доказательную силу, то мы считаем это высказывание таковым и ждем от оппонентов его опровержения на основании первоисточника.

Поговорим теперь об основной движущей силе сюжета – «обиженном» родом Элессара, укравшего у его предков трон, Олмере. Ведь, по его словам, всю эту войну он затеял ради двух целей: изгнания эльфов и «возвращения» себе трона Гондора.

Автор: Венди.
«О роде Олмера».

Итак -- напоминаю -- сына Боромир скрывал ИЗ СТРАХА ПЕРЕД ДЕНЕТОРОМ. А означает этот страх то, что никто ни о чем не в курсе (ладно, небось, Денетор по таким мелочам в Палантир не смотрел). Вот о чем Ник не говорит НИГДЕ: шла ли речь о законном, хоть и тайном, браке или же просто о тайной связи. То есть -- а законный ли это сын или бастард? Ну, ладно, автор то ли не знает, то ли нам сказать не хочет, зато он говорит, что случилось --ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ.

[Если бастард – то никаких прав на престол не имеет. Если даже законный сын – все равно никаких. Ибо государство «Гондор» в Четвертую эпоху не существует (и не существует должности его «короля») – существует Воссоединенное королевство, на трон которого у юного Боромира-2 никаких даже теоретических прав нет. Это с точки зрения права.]

Итак, к Арагорну является некий юноша, заявляющий о том, что он сын Боромира, и в доказательство демонстрирует... расколотый рог. Тот самый, иначе Арагорн признал бы фальшивку. Интересно, как рог к мальчику попал? Откуда матушка им разжилась -- о которой никто не знает, так что прав на рог покойного мужа (возлюбленного) он предъявить не может? Рог был у Денетора, об этом у Толкина сказано ясно. Куда он мог попасть потом? Либо Денетор носил его при себе в память о Боромире, либо рог похоронили в кенотафе, либо он лежит хорошо так под семью замками. В первом случае рог погиб, но и в двух вторых его заполучить нельзя. Уж пока Денетор жив -- однозначно. Ну, и вдобавок -- стража. Люди Денетора делятся на две категории -- те, кто верны ему до безумия, одержимые его волей (см. RotK, «Погребальный костер»), и те, кто может пренебречь его приказом из верности ему же. Тех, кто может предать, и тех, кто может похитить у несчастного последнюю память о любимом сыне, среди них не водится однозначно. Подкупить Стража? Да вы смеетесь! Ни подкупить, ни выкрасть рог... есть только один момент, когда возможно выкрасть рог -- если заранее знать, где он лежит и идти прямо туда: когда Денетор поджигает костер под собой и живым Фарамиром, Берегонд сражается ради жизни Фарамира, Гэндальф носится между осаждаемыми стенами и погребальным костром, все горит и рушится, залитое кровью... а дама ищет рог, находит его и уносит. Ну, спецназовка! И до чего же неприятное создание -- не диво, что Боромир, бедняга, от нее умотал сопровождать Кольцо к Ородруину.

Отпрыск этой странной дамы, неведомым образом заполучившей для сынка рог, начинает высказывать Арагорну невразумительные династические и прочие претензии -- какое, например, отношение имеет Арагорн к смерти Денетора, если его и близко-то не было? Причем рассказать об этом юноше могут многие, свидетелей хватит -- но он воспитан параноичкой и никого не послушает. Пришел он, кстати, сам по себе, один. Ну, явиться просто так к правящему королю и потребовать «пшел вон с моего трона» -- само по себе сильно для потомка кого бы то ни было. Ум, по всей вероятности, маменька оставила при себе, сыну ничего не досталось.

Арвен просит Арагорна обойтись с юношей мягко -- и верно, как еще обходиться с психами? Но псих он или нет, а -- претендент. А Арагорн -- король, уже двадцать лет как правящий, а прежде того, согласно Толкину, военачальник, воин, Следопыт (на наши деньги -- армейская разведка). Война приучает к некоторой практичности, а именно -- врага, да и просто неизвестную величину, нельзя оставлять бегать неподконтрольно. Нет, вам в жизни не догадаться, что он заявил! Дескать, ты, мальчик, к беседе не расположен, так поди охолони, через недельку вернешься, поговорим. НЕ ВЕРЮ! Если мальчик за двадцать лет не проспался, то неделя ему не поможет! А вот позволить ему шляться невесть где... По любому, его надо задержать во дворце, и уговаривать, уговаривать, уговаривать, потому что казнить пока не за что, да и жалко дурака -- и уж Арагорн безвинно никого и никогда не убьет -- но вот если его удастся переубедить -- нет более ценного приобретения для короны, чем переубежденный параноик! Но Арагорн просто посылает его отдохнуть с недельку до следующего диспута... Странно, Толкин за Арагорном размягчения мозгов не замечал, а вот поди ж ты!

Далее -- еще до исхода недели -- бойкий вьюнш бросает Арагорну вызов. И тот его... принимает, словно от равного... Ладно, поверю -- славное прошлое взыграло и т. п. В любом случае, поединок происходит в замкнутом пространстве, из которого живым выходит только Арагорн, а тела за собой не оставляет. Думайте что угодно -- то ли Арагорн его просто съел, то ли расчленил на мелкие кусочки, а пташки небесные растащили, то ли он по доброте душевной напинал мальчика в мягкий тыл и отправил размножаться (ведь должен же от кого-то произойти Олмер), хотя как он бедолагу трансгрессировал прочь, так и остается непонятным. Короче, бедный безумец то ли помер, то ли нет, то ли вознесся заживо в Валинор, однако потомка оставил (вероятно, уподобляясь отцу, скрывал сей факт из страха... перед мамой) -- ибо именно от него и происходит Олмер.

[Кстати, в Хронологии в конце ЧК четко написано, что этот «Боромир-2» еще и умудрился пережить Арагорна. Похоже, его Арвен таки пожалела и телепортировала. По ходу дела оказывается, что Темный Меч, судя по всему, попал к нему также, как и обломки рога.]

Вы не согласны, что эта милая история колеблется между «этого не могло произойти с Толкиновским Арагорном» и «это не могло произойти и вообще ни с кем и никогда!»?

Автор: Al.
«Анализ философии Олмера».

Прежде всего хочу сказать о том, что категории Злые и Добрые есть и были всегда, конечно люди (и другие существа), постоянно переходят то на ту, то на другую стороны, в ВК, таким примером может быть Боромир, которого одолевает тяга к кольцу, он пытается «смешать добро со злом», говоря, что его цель использовать оружие врага во благо, черное в нем борется с белым. Мир всегда поделен на добро и зло, кто-то меняет свое положение относительно этих сил, но так или иначе, его можно отнести либо к добру либо к злу, в тот или иной момент. Совсем другое, когда трудно различить зло и добро. Трудно найти грань между этими категориями.

Автор КТ, не видя этой грани, создал мир в котором ее (соответственно) и не видно, так как ее там нет, что уже противоречит реальности. Но пытаясь создать свою идеологию, которую он называет правильной, он решил отказаться от истинного (отделенного Толкиеном специально, чтобы читатель мог понять, чью сторону выбрать) Добра, которое должно быть, но не в мире Перумова, иначе в нем можно будет провести эту грань и сказать, ага, у вас [философия черно-белая]!

«Я догадываюсь, что смущает тебя. Но послушай -- все установления, законы, запреты и приказы никогда не могут быть полностью худы или полностью хороши. Если повиноваться всем, то останется лишь одно -- замкнуть себя в четырех стенах, не видя белого света! Нет, почтенный Торин, я не сужу о делах других, насколько они соответствуют какому-нибудь исписанному клочку пергамента. Муж живет ради храбрых и смелых деяний, лишь в них можно отстоять свою честь и покрыть себя славой».

Покрыть себя славой, никому не нужны законы, лучше свобода -- [вот философия Олмера. Судя по интервью, такая точка зрения не противна Перумову].
Вот отрывок из письма Профессора (спасибо, Disappear)

«Фродо взялся за свою задачу из любви: он хотел спасти свой мир от беды за счет себя, если только получится. И он начал свой путь в полнейшем смирении, сознавая, что совершенно не годен для этой задачи. По настоящему он взялся лишь сделать то, что сможет: найти дорогу, и идти по ней насколько хватит сил. Он сделал это».

В то время как Олмер живет ради славы, воюет против мира, в котором до нового не было столько крови и насилия, Фродо из любви к этому миру, не надеясь на славу, решается выполнить тяжелую миссию. Олмер представитель зла. Валар бьют из-за спины, слуги Ульмо играются с жизнью смертного. Валар автор тоже сделал злыми, иначе они бы стали Добром КТ, а этого нельзя было допустить, тогда появиться черно-белость!

Гондор, по его мнению, плох, потому как бездействует, не хочет нарушать свой мир, плох своей спесивой знатью, своим королем, а то, что в этом Гондоре, как-то живут люди, едят, работают, государство процветает, но автор против такой жизни, он считает, что она есть проявление Зла. Он искажает то добро, что в Гондоре должно быть (а если его там нет, то такой город не возможен, если все там только грабят и убивают, то кто ремонтирует здания, кто работает, кто кормит людей?). [В тоже время], он не создал неправого Добра, он просто очернил то добро, которое было, выступил против всех проявлений мирской жизни, плохо то, что крестьяне, выращивая хлеб, разучились воевать, а Олмер придет и встряхнет этот сытый и спокойный мир.

Он показывает проявление вредности знати, но не рассказывает о том, что эта знать еще и делами занимается. А ее вредность не есть часть Зла, которая якобы присуща каждому, это так, мелочь, а вот вырывание челюстей хазгами у мирных граждан, это уже серьезно, это Зло.

Теперь приступим к вопросу о продолжениях, фанфиках и вторичности. В начале мы хотели разобраться с позицией самого автора относительно отношения своего произведения к ВК. Увы, мы были вынуждены прекратить такие попытки, поскольку в различных своих интервью Перумов часто противоречит сам себе. В ходе работы была составлена подборка различных высказываний этого писателя.

«Дорогая мисс Хилл, посылаю вам с этим письмом очередной нахальный вклад, призванный увеличить мои беды. Не знаю, что говорит по этому поводу закон. Полагаю, что, поскольку придуманные имена нельзя рассматривать как частную собственность, юридических препятствий к опубликованию своего продолжения у этого юного осла не будет не будет, если только ему удастся отыскать издателя с хорошей или сомнительной репутацией, который согласится принять подобную чушь».
Дж. Р. Р. Толкин, Письмо № 292 к Джой Хилл, представляющей его интересы в издательстве «Allen&Unwin», касательно намерения некоего «почитателя» опубликовать продолжение «Властелина колец». См. Carpenter H., Tolkien Ch (ed.) Letters of J.R.R.Tolkien, London: Allen and Unwin, 1978, P. 371.

Автор: Dgared.
«Опять двадцать пять, или феномен «связей с общественностью».

Это не исследование и не статья. Это, скорее, крик, тоскливые сетования на то, что нет возможности лично, откровенно и непредвзято побеседовать с Н. Д. Перумовым. Не только и не столько про «КТ», сколько про литературу и творчество вообще. Вряд ли получится.
В общем, попытка объяснить самому себе, как так можно читать книги, чтобы делать на основании прочитанного такие выводы, что нравится Н. Перумову в «ВК» и в творчестве А. и Б. Стругацких?
Прошу прощения за сумбур и эмоциональность.

Это было давно. На просторы СССР проникла книга Дж. Р. Р. Толкина «Властелин колец». Успеху книги в этой стране во многом способствовала атмосфера тайны и мистики вокруг имени ее автора, а также дефицит на сказочную и фантастическую литературу. Разные ходили слухи. Что книгу КГБ запретил (!), что антисоветская она, что автор ее чуть ли не пророк и визионер и прочее, тому подобное. И это при том, что книгу в оригинале без особых хлопот можно было почитать в библиотеке (при знании английского языка, разумеется). Но слухи -- штука такая, мистическая. Ходила книга в самиздате. В самодеятельных переводах и копиях с оригинала. Потом появился официально переведенный «Хоббит», потом «Хранители», а потом и остальное. Многим книга понравилась. Понравилась настолько, что захотелось продолжения сказки. И началось…

Так вот. Не купил я тогда это дело. Книги эти. Думалось мне тогда что-то вроде: «О чем там писать? Какой-такой Перумов? Какая «Тьма», какая «магия»? Какие кольца? На фиг деньгами швыряться?» Два тома, не маленьких таких.
А потом случился бум, которого я тоже не понимал. Пока не прочел-таки сей опус в «авторской редакции». Правда, том второй читал уже «по диагонали», а том третий, «Адамант Хенны» прочесть и не пытался. После «Черного копья» вообще ничего больше Н. Перумова читать не хотелось. Странное дело. До этого я спокойно и не без некоторого удовольствия прочел «Не время для драконов» (Н. Перумов совместно с С. Лукьяненко). Читая «Алмазный меч, деревянный меч», спотыкался на странном русском языке, больше всего напоминавшем неотредактированный должным образом перевод с иностранного. Но ничего, нормальное такое чтение, «боевая фэнтези». Только что там за бородатый старичок ближе к финалу «АМДМ»? Но, вот «КТ» меня, что называется, «повергло в недоумение». Ко всем вопросам, ответив на которые, я не купил первое, еще «северо-западное» издание, добавился еще один, самый «нехороший»: «Зачем?» Зачем все это написано? К тому же, если вот эта тарабарщина и есть текст «после авторской редакции», то я не знаю, что такое «редактирование».

О чем Н. Перумов говорит и пишет в интервью и статьях, затрагивая «тему Средиземья»? О своей любви к миру Дж. Р. Р. Толкина, о том, что читал произведения Профессора на языке оригинала, что был против деления персонажей на «черных» и «белых», против «упрощения», о том, что хотел подискутировать с точкой зрения автора «Властелина колец» на морально-нравственные ценности.

Что же получилось? Про любовь -- ладно, допустим. Чувство тонкое, сложное, чаще всего трудно сказать, за что индивид любит/не любит другого индивида, музыку, книгу... Про «чтение в «оригинале» тоже особо распространяться не буду, поскольку мне часто приходилось сталкиваться с неприемлемым, на мой взгляд, мнением о преимуществах «оригинальных» текстов. Тут главное -- мысль понять. Как раз в случае с творчеством Дж. Р. Р. Толкина, перевод должен быть сделан профессионалом, желательно, лингвистом, специалистом в области, близкой к исследованиям Профессора. Очень уж большое значение придавал Дж. Р. Р. Толкин именно языковым характеристикам, номенклатуре и значению употребляемых слов. Его профессиональный интерес к словам, языку, невозможно понять и оценить, «всего лишь» «овладев» английским. В конце концов, первые «критики» романа тоже были англофоны, что не помешало им, мягко говоря, «не понять» роман.
Не понять того, например, что в романе нет «деления персонажей на «черных» и «белых».
Даже орки когда-то были эльфами, Саруман был Белым, а о возможности «стать Темным» недвусмысленно говорят и страшатся такой участи «светлые» герои. Не столько проблема противостояния Сил поднимается в романе, сколько проблема выбора и борьбы героев с самими собой.

Кроме того, Н. Перумов будто не слышал никогда присказки «сказка -- ложь, да в ней намек…», будто не знает, что не бывает в сказках и мифах «плоских», «картонных» персонажей. Как нет их в «средиземском цикле», во многом опирающемся на научные методы изучения и систематизации мифов, успешно использованные при написании самодостаточного литературно-художественного текста.

Так есть ли полемика? С тем «Властелином колец», что читал Николай Данилович, наверное, есть. Главное, как читать и что понимать. Почему у меня, у других читателей при последующем изучении «Властелина колец», при чтении статей о литературном творчестве и писем Дж. Р. Р. Толкина возникало весьма приятное чувство понимания? Потому что мы поняли правильно. Не «единственно верно» а правильно поняли то, «что хотел сказать своим произведением автор». Через много лет с радостью открываешь, что, оказывается, тогда, в первый раз читая книгу, понял все именно так, как хотел бы автор. То есть, тебя и его можно считать единомышленниками, ты понял его правильно, прочтя текст именно так, как того хотел бы автор.

И это при том, что ты с чем то не согласен, что-то не нравится, что-то написал бы не так, а по-другому. Но! Уже написано.
При том, что сам совсем не обязательно христианин, католик. Однако, почему-то ты -- понял, а другие -- нет.

А теперь немного развлечений. К вопросу о том, что, кто и как понимает.

Интервью с Ником Перумовым. Автор: Борис Войцеховский, 26 Апреля 2001 г

«-- В начале восьмидесятых я жил Толкиеном, но в то время на русском вышел лишь «Хоббит» да первая часть «Властелина Колец». И у меня началась настоящая ломка: через знакомых товароведов и работников издательств я доставал книги Толкиена и самостоятельно переводил их. Кстати, благодаря этому освоил язык настолько, что стал подрабатывать синхронистом. А потом понял, что не могу остановиться, что должен жить в этом фэнтезийном мире дальше. Вставил в машинку чистый лист и начал печатать свои представления о нем. Это стало литературной игрой».
Верю. Игра.

«-- Мои герои верят в справедливость силы, в то, что человек, Бог или маг будут убивать не ради денег, славы или женщин, а ради высшей справедливой цели».
Давайте определимся. Что же справедливо, сила, сама по себе, или цель, ради которой эту силу применяют? Велик и могуч русский язык.

«Это жестокая философия -- философия Тьмы: естественный отбор всегда прав, выживает сильнейший. Об этом говорят и герои моей новой книги «Алмазный меч, деревянный меч». Но подчеркиваю -- это философия моих героев, а не моя. Хотя...»
Уж не Света -- это точно.
Биологу виднее. В животном мире, возможно, так. А в человеческом? Хотя, вот первый пункт возможного недопонимания, проявление совершенно другой точки зрения на человека и мир. Я-то смотрю на человека, как хоть и на животное, но высшее, наделенное разумом, душой, совестью и прочими «излишествами». А Николай Данилович -- просто как на животное. Возможно, так.

«Меня спрашивают, почему я не выступил против того, что русские мальчики гибнут на чеченской войне. Я всегда отвечаю -- государство, начавшее войну, должно воевать, а не думать о мирных жителях и солдатах. Когда наши войска брали Берлин, неужели кто-то думал о простых немцах? Думал ли о морали Александр Невский, подставляя пеший новгородский полк под удар тевтонской «свиньи»? Нет! На войне нет места морали!
Б.В. -- Но твой любимый Толкиен, проповедующий христианские заповеди, говорил о другом.
-- В вопросах религии наши позиции абсолютно расходятся. Я -- антихристианин, считающий христианство религией рабов. Свободы надо добиваться мечом. Как Спартак, не веривший в загробное воздаяние и ставший героем. Не верили в христианство и мои любимые поэты -- Китс, Байрон, Блейк».
И много Спартак навоевал, откуда Н. Перумов черпает сведения о религии восставшего раба? И не «спартакианство» распространено в мире, не оно, в конечном итоге, привело к падению Рима.

«-- Я обожаю книги Стругацких, особенно «Трудно быть Богом». Но их взгляды совсем не то, что их произведения. Сейчас я выскажу жутко крамольную мысль: семинар Стругацкого нанес огромный вред нашей фантастике. Представляешь, всем его участникам мэтр ставит отметки в специальную тетрадочку: «5» -- тебя опубликуют, «3» -- будешь всю жизнь писать в стол. И многие стали работать «под Стругацкого», под его мнение о том, что вот, мол, мы умнее всех, а значит, имеем право всех учить. Что же касается фэнтези, то Стругацкий -- его ярый противник. Я говорил: «Борис Натанович, замените вашего Румату из «Трудно быть Богом» на эльфа, и вы получите великолепное стопроцентное фэнтези». Знаешь, что он ответил? «Коленька, да как же вы не понимаете -- это же книга не про Арканар, а про Ленинград, про диссидентов, сидящих на коммунальной кухне, каждый из которых понимал, что он -- Румата. Это политическая книга!» И мне стало грустно из-за этой чудовищной фразы, стало грустно за Румату, за Арканар и за Стругацкого...»
Про семинар ничего конкретного не знаю. А вот с Руматой… Почему Николаю Даниловичу «стало грустно», может быть, он пожалел хорошего писателя и, по некоторым свидетельствам, хорошего человека Бориса Натановича Стругацкого, которому так «не повезло» жить в поганой атмосфере цензуры, травли и торжества «серости»?

Андрей Николаев. Кто скрывается под псевдонимом «Ник Перумов»? (1994 год)

«Кстати, о «сумасшедших деньгах», за которые Перумов перепродался «Северо-Западу». У нас с Бережным челюсти отвисли, когда мы узнали сумму гонорара за «Кольцо Тьмы».
Триста баксов за двухтомник объемом в шестьдесят четыре листа, с визгом разошедшийся тиражом в сто тысяч...»
Опять верю. Нападки некоторых особо рьяных ругателей считаю неуместными. Не за деньгами гнался Николай Данилович, отдавая в публикацию «Кольцо тьмы».

Ник Перумов. «Кольцо Тьмы» -- десять лет спустя. (декабрь 2001 года)

«Это была литературная игра. Не более того. Без малейшей надежды на опубликование. В это трудно поверить сейчас, когда нет никакой цензуры и никто не требует от автора членства в Союзе Писателей. Однако это было именно так».
Хорошо, хорошо, допустим. Но дальше то что?

«Сейчас уже можно сказать, что КТ начиналось как самое что ни на есть правоверно-толкиенистическое произведение. Да, исходная сюжетообразующая посылка прямо этому противоречила: а что будет, если предположить -- Девять Мертвецких колец не погибли в огне Ородруина, а уцелели. И что случится, если кто-то подберёт их? Несмотря на всю еретичность этого допущения, оно, тем не менее, вполне могло уложиться в рамки начальной толкиновской идеи и миропостроения. Достаточно было сделать нашедшего новым Чёрным Властелином, который с маниакальным упорством вновь станет отстраивать Барад-Дур. И хотя такого намерения у меня не было, начало КТ выглядит вполне «толкиенистическим».
Не могло такого уложиться. Почему Николай Данилович принялся развлекаться, играть, с тканью законченного романа, а не взял некую, пусть и выдуманную, ситуацию из «ненаписанного Профессором», оставшуюся за рамками повествования? Пусть некий маньяк отстраивает заново темный замок, но без давно обратившихся в шлак колец. Это действительно походило бы на мало кем читанные тогда наброски «Новой тени». Из этого мог бы получиться неплохой мистический конспирологический триллер, если бы не тяга Николая Даниловича к мечемахательству и файербольству. На худой конец, можно было бы выдумать «человеческую» магию в Средиземье, независимую от навеки покинувшей его магии эльфов. Какие перспективы! И какое пошлое воплощение.

«К тому моменту, как я закончил перевод ВК на русский, те идеологические и литературные расхождения с Профессором ещё только оформлялись. Да, уже больно ранила напыщенная торжественность «Кормаленского поля». Уже тогда заставляли недоуменно пожимать плечами многие благоглупости Саурона, равно как и невероятное везение Фродо с Сэмом. Но это было не главное. Я оставался тогда еще полностью в толкиновской системе координат, черное должно было быть черным, а белое -- белым, и полутона с оттенками категорически не приветствовались».
А «Плач Ярославны» не ранит, наверное, и видения Боброка Волынца о страдающих матерях тоже. Из одного корня ведь, неужто непонятно? И Саурон не дурак, и Сэму с Фродо «везет» ох с какими «оговорками». «Система координат» Дж. Р. Р. Толкина также далеко не «черно-белая», но как объяснить это тем, кто не желает видеть в ней «полутонов с оттенками», как вписываются в эту «систему» Боромир, Дэнетор, Голлум, Лякошель-Торбинсы, наконец? И многие, многие другие.

«Первым появилось имя -- «Санделло». Затем -- горб. Урод-горбун, такой же отверженный среди людей, как и хоббит с гномом. Скованный своим словом и своими понятиями о чести, Санделло жалеет хоббита, в котором видит такого же изгоя, как и он сам. Жалеет -- но он, Санделло, в отряде, и обязан заступаться за своих. Общность и чувство локтя святы для горбуна...»
Образ довольно банален. От «Собора Парижской Богоматери» до фильма «Слепая ярость». И не «отверженные» гномы и хоббиты среди людей. Они -- другие, вот и все. Санделло приходится хуже, примерно, как Смеаголлу, вроде бы, такой же, как соплеменники, а пакостник. Впрочем, в неуютном «Средиземье» «Кольца тьмы» (а оно еще более неуютно, чем Средиземье «Властелина колец») каждый сам за себя и будто не было никакого правления Арагорна, так все испортилось.

Жалеет Санделло хоббита. И потому унизил и избил в несколько раз уступающего ему силой и выучкой Фолко. Типа «впредь будет тебе наука». Знаете, на что это похоже больше всего? На банальное избиение здоровым хулиганом слабого пацана. Наука такая, очень своеобразная, учись, пацан, качай мускулатуру, каратэ изучай. «Я из-за тебя скрипку бросил!», или как там у Г. Л. Олди…

«Горбун Санделло никак не мог служить какому-нибудь бандиту с большой дороги. Это должен был быть такой персонаж, за которым недоверчивый горбун пошел бы в огонь и воду. Банальный Темный Властелин на эту роль не годился».
Почему «не мог»? За «банальным темным властелином» шли целые народы, не то что доверчивые или недоверчивые индивиды.

«Так появился Олмер. Он родился в тот же день, когда на страницы КТ вступил Санделло. В той, самой первой сцене, в пригорянском трактире, мы слышим только голос Олмера. Однако он уже там и в не меньшей, а, может быть, и большей степени, чем Фолко, определял повествование. Именно Олмер -- мотор и движущая сила сюжета. Даже описывая хоббита, я должен был сперва проиграть ситуацию «за Олмера».
Это понятно. Уж Олмера-то автор не стал бы возить по полу харчевни. Все симпатии автора на его стороне. Но! Неужто Николай Данилович думает, что Дж. Р. Р. Толкин не «проигрывал ситуацию» за Саурона?

«Так начинался поворот. Именно Олмеру суждено было сыграть, если можно так выразиться, «идеологически-революционную» роль, ибо Фолко, Торин и Малыш -- охранители, защитники, их роль, как ни странно, несколько пассивна».
Ни идеологии, ни революции. Разбой и борьба за власть, прикрытые демагогией.

«Публикация? -- помилуйте, какие публикации, когда и сам ВК-то под запретом! Ответственность перед читателем -- так ведь и читатель-то отсутствовал, кроме одного-единственного: моего отца. А он поймет».
Под каким запретом?
Дружеское расположение близких людей вредит критическому восприятию собственного текста, факт.

«Я не раз говорил и писал, что с позиции холодной логики понять поступки Саурона невозможно. С позиций христианства, католицизма -- конечно».
«Ни одна бомба не упадет на Берлин!» Самоуверенность и маниакальная недальновидность разнообразных «властелинов» не раз играли с ними злые шутки. Тому немало примеров в реальной человеческой истории, что уж говорить про художественные допущения? С позиций нормальной человеческой логики понять властолюбивых маньяков просто. Нужно только попытаться это сделать.

«Там диавол тоже обречен на поражение, никаких шансов одержать победу у него нет, никаких благ от «соблазнения малых сих» он не получает, а тех, кто ему предается, т.е. встает под его знамена н же потом и мучает в Аду».
Прямо-таки какая-то выдержка из антирелигиозной заметки советских времен. Все гораздо сложнее, к сожалению. Или к счастью. Впрочем, это очередная демонстрация «метода» Н. Перумова -- непонятное -- упрощается, или объявляется глупым и недостойным попыток понимания.

«Саурон, конечно, не распорядитель адских пределов (хотя -- выразительная деталь -- у Мелкора он был тюремщиком, если мне не изменяет память)».
Какая избирательность: одни детали Н. Перумов запоминает, другие -- нет. Если уж говорить о параллелях с христианской традицией, то Саурон -- одни из падших ангелов.

«Но та же, из христианства позаимствованная идея о «глупости зла», о неизбежности «полной и окончательной победы над ним» («Апокалипсис»). Правда, победа над Злом в каноническо-христанской традиции оканчивается и уничтожением этого мира (у Толкиена -- Дагор Дагоррат, после чего «вторая музыка Айнур»)».
Где там речь идет об «уничтожении», с кем же тогда петь общим хором пред Илуватаром?

«А без «глупости Саурона» невозможна была бы и победа в ВК. Много раз я говорил -- почему Саурон при всей своей майарской мудрости НИКАК не может додуматься до такой элементарной вещи, как поставить надежную охрану вокруг Ородруина?...»
Потому что он уже не «майа» в полном смысле этого слова. Он демон, «падший», «искаженный», уже неоднократно битый Светлыми. Причем, что характерно, нечто мощное, внушительное он создавал лишь «временно раскаиваясь», частично возвращаясь в облик майа.
И вокруг Ородруина была не просто «надежная охрана». Гора была окружена всем войском, с баррожировавшими вокруг назгулами.

«Прежде всего, как я тоже не раз говорил, Олмер -- «Зло умное». Следовательно, не должно быть никакой магической «точки сборки», роль которой в ВК исполняет Кольцо».
Без колец он остался бы «банальным» властолюбивым деструктором, нездоровым на голову «недопассионарием». Так что не надо валить с той самой больной головы на здоровую -- как раз в «Кольцо тьмы» без магии ничего, сколь-нибудь важного для сюжета и его развития, не делается. В то время, как во «Властелине колец» кольцо -- всего лишь символ, художественное преувеличение, позволяющее более четко осветить вопросы, поставленные автором. Как видно, даже этого «прожектора» для многих непонятливых хулителей «Властелина колец» оказалось недостаточно.

«Победа «с чистыми руками» над Олмером невозможна».
Победа Олмера над ненавистным ему Средиземьем с «чистыми руками» невозможна. Вот он и унизал пальцы найденными в мусоре погаными кольцами.

«Я имею в виду -- уничтожение Саурона есть следствие разрушения Кольца, что гораздо легче сделать, чем самолично вогнать врагу клинок к горло».
Самоубийственный рейд в глубокий тыл противника, предпринятый Братством с целью уничтожения кольца, и, как следствие, окончательное развоплощение Саурона, не только почти то же самое, что «самоличное» устранение «клиента», но акция даже более героическая и безнадежная. К тому же, члены Братства -- «добровольцы», если мне не изменяет память. А Фолко и Компания действуют по приказу вышестоящего начальства.

«Саурон в исполнении Толкина не мог предложить своим последователям ничего, кроме страха и мук».
«Вастаки», «харадримы», умбарцы, «черные нуменорцы», «назгулы» воевали не за страх, а за совесть.

«Даже Адольф Гитлер сумел соблазнить немецкую нацию кое-чем более определенным. Экономическим процветанием, возвышением державы, расширением её пределов, пресловутым «жизненным пространством» -- вопрос, кстати, непраздный».
Причем тут?

«Жизнь всегда сложнее, и истинный выбор нам (как и в реальности) приходится делать не между абстрактным «белым» и столь же абстрактным «черным», а между оттенками «серого», если уж пользоваться этой не слишком красочной шкалой».
Когда изрекаются подобные банальности, хочется сбиться на ёрнический тон. Неужели он это серьезно? Жизнь, конечно, штука сложная, и ситуации в ней бывают разные. В случае, когда есть конкретный Враг, который тебе ничего, кроме зла, не желает, он является не «абстрактным», а вполне «конкретным» «черным».

«Так рождалась идея верности даже проигрывающим знаменам».
Ярко выраженная во «Властелине колец». Вплоть до сцены у врат Мордора армия Запада, огромной ценой победившая в сражениях, войну проигрывала. Так что, «идея верности даже проигрывающим знаменам» тоже, получается, у Дж. Р. Р. Толкина.

«Не претендуя на оригинальность (в конце концов, «Слово о полку...» и «Песнь о Роланде» также посвящены поражениям), но тем не менее актуальная именно в плане полемики с ВК».
И в чем же, тогда, «полемика»?

«Почему орки служат Темному Властелину? Почему они жертвуют своими жизнями за него? Толкиен предложил самое простое из возможных объяснений (впоследствии многократно подхваченное ортодоксальными последователями): орки скверны изначально, никакими иными они быть не могут».
Не надо упрощать. «Скверны», они, конечно, но «служат» и «жертвуют своими жизнями» потому, что являются идеальными «приемниками» воли Темного Властелина. Не случайно после уничтожения кольца орки-гоблины-тролли кинулись врассыпную, каждый сам за себя, своя шкура дорога.

«Но, как известно, «талант не пропьешь»: в тех редких случаях, когда писательский гений Профессора брал верх над догматически-религиозной концепцией, рождались сцены, начисто перечеркивавшие его же собственные построения.
Я имею в виду, конечно же, диалог орков Шаграта с Горбагом в Кирит-Унголе».
Ни при чем тут «догматико-религиозная концепция». Одно дело ведомая единой волей в атаку армия, совсем другое -- мобильный отряд, вполне себе самостоятельный, действующий, кстати, тоже не без дальнего прицела выслужиться перед начальством.

«Оркам тоже не сильно нравится все происходящее. И они непрочь бы смыться из Мордора. У них есть, оказывается, и свобода воли. Они могут задумываться и сомневаться. Другое дело, что Профессор не стал продолжать эту эту тему; но я счел себя вправе -- именно в рамках полемики -- её развить».
Эта тема прекрасно развита в «Хоббите». Наглядно продемонстрировано, чем занимаются орки-гоблины в свободное от военной службы время. И Шаграт с Горбагом толкуют про то же. Они также рады воевать со всеми, только не на «подневольной» службе у Саурона, а сами по себе.

«Ведь если орки обладают нормальным мышлением, то правомочен вопрос -- а что случится, когда сверхъестественная воля Саурона исчезнет?»
Хороший вопрос. Так ведь она не исчезла в «КТ», как и кольца, и прочая «магия». А вот в «ВК» описаны периоды, когда даже при отсутствии движущей, руководящей воли Саурона, орки-гоблины не спешили становиться «нормальным народом».

«Я предположил, что они (орки) станут нормальным народом -- разумеется, сперва все обратятся в разбой (это если принять толкиновскую версию, что ни на что другое они не были способны), однако через триста лет должны были остаться те, кто может хоть в какой-то мере уживаться с соседями».
Это почему же? За смехотворно короткий (особенно, по меркам Средиземья) срок в триста лет не может случится такой глобальной «реморализации» целой расы, специально выведенной, и на протяжении тысяч лет формируемой для насилия над другими народами.

«Или те, у кого хватит ума уйти в такие места, где само их присутствие не будет возбуждать ни в ком желание отправиться в их земли с «освободительным походом». Так, в частности, возникли оркские «владения» в «Адаманте Хенны».
Мы вас не трогаем -- и вы нас не трогайте. Интересно, а между собой они не воевали?

«А для того, чтобы поднять на войну уже ощутившие вкус мира племена, надо нечто большее, что страх и мука».
«Страх» и «мука», особенно, в глобальном масштабе -- это ОЧЕНЬ много. Чего еще Вам «больше», Николай Данилович?

«Олмер, унаследовав часть нечеловеческой силы мятежного майара, не перенял его же методов. И это тоже должно было найти отражение в книге».
Т. е., все-таки, «нечеловеческие силы» есть. Правильно, без них за властолюбивым шизофреником пошли бы только убогие на голову. И потом, Саурон тоже, если помните, владел искусством интриги, раздора, лжи, «социальной демагогии». Не магией и колдовством, но одной только «антиэльфийской пропагандой» довел он Нуменор до падения. Так что, методы те же.

«И раз речь зашла об «унаследовании», я думаю, уместно сказать несколько слов о «введении новых сущностей». В частности, краеугольный камень всего КТ -- теория о том, что мертвецкие кольца не погибли в огне Ородруина, а были извергнуты из него. Могло ли такое случиться -- я не возьмусь дать ни отрицательного, ни положительного ответа. Добросовестно прочитав все 12 томов черновиков Профессора, я тем не менее не знаю ответа. Проще всего сказать, «не могло, потому что не могло быть никогда. Сгорело, и все тут».
Пусть уже кто-нибудь найдет в трудах Профессора, что, по его мнению, стало с девятью кольцами. Только вряд ли эта информация будет надлежащим образом воспринята Николаем Даниловичем.

«Но, так или иначе, после введения в текст предположения о том, что Девять Колец уцелели, моя книга уже никак не могла считаться «продолжением».
Это точно. Не могла. Теперь срочно со всех новых изданий надобно убрать все упоминания о «своем взгляде», о «Средиземье 300 лет спустя» и о Н. Перумове, которому «удалось нащупать путеводную нить в таинственный и хрупкий мир Средиземья», к «двери», которую «закрыл профессор Толкиен». А также заменить всю номенклатуру «КТ» со «средиземской» на какую-нибудь «предхъервардовскую». Фантазии у Н. Перумова хватит, придумает что-нибудь.

«Она перешла в разряд «альтернативного Средиземья», что никак не хотят понять кое-кто их моих оппонентов. Они пытаются судить КТ по «соответствию» миру Толкиена, хотя это невозможно сделать по определению».
Отчего же, «судить» -- вполне возможно.

«Никто, кроме автора, не способен написать «аутеничное» продолжение книги».
Если имеется ввиду «соответствие оригиналу», то «продолжение» написать вполне возможно. Это, конечно, уже будет не «оригинал», но нечто близкое и «соответствующее». И если «никто не способен», то зачем вообще браться за такое?

«А Толкиен, хотя и пытался это сделать (знаменитая «Новая Тень»), однако сам и отказался от своего замысла. Как мне кажется -- потому что понял: без введения новых сущностей, нового «движущегося начала» продолжение обречено на весьма анемичный вид».
Неважно, что «кажется». Есть же текст!
«На этом кончаются оба манускрипта «Новой Тени», и мы никогда уже не узнаем, ни что нашел Борлас в своем темном и тихом доме, ни какую роль сыграл в этом Саэлон, ни каковы были его истинные намерения. Легенд о днях Королевского Мира не будет, сказал мой отец, и забросил начатый им рассказ: «Я мог бы написать «боевик» об этом заговоре, его обнаружении и ниспровержении, но ничего больше. Не стоит труда». Однако, это был бы весьма замечательный «боевик». Можно пожалеть, что он никогда не был написан. Но возможно, причиной оставления работы явилось не только это, или, скорее, отец мой имел в виду, что вся огромная структура, описанная им в разных формах и произведениях, пришла к логическому концу с Падением Саурона. Как он писал (Кольцо Моргота, стр. 404): «Саурон явился проблемой, с которой люди в конце концов должны были разделаться: первой концентрацией Зла в одной точке, с которой им пришлось сразиться, и последней такой точкой в «мифологической», персонализованной, но нечеловеческой форме» (с) Кристофер Толкиен, Перевод с английского Ингвалла Колдуна (http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/people/4thage.shtml).

«Максимум, что оно допускало бы -- «нового предводителя орков», если оставаться строго в рамках Толкиновской вселенной».
Ничего подобного. Немало злодеев-людей жило в Средиземье. Но Н. Перумов хочет продемонстрировать ущербность «Толкиновской вселенной».

«И хотя целые поколения не перестают (и не перестанут никогда) оплакивать это решение Профессора, мне кажется, оно было верным. Творец Арды, он мог бы заставить появиться там всё, что угодно».
Даже он, думаю, не мог бы «заставить появиться там» всех тех монстров, что использовал в качестве подпорок для сюжета «КТ» Н. Перумов. Появление любой «сущности» у Дж. Р. Р. Толкина логически обосновано и лишено признаков «рояля в кустах».

«Но не сделал этого. О причинах можно гадать, однако мне кажется -- такая безусловно католическая, религиозная книга, какой является ВК, не допускает вторжения в свою притчевую, сказовую среду никаких «реалий» окружающего мира».
Какую книгу читал Н. Перумов? С каких пор в притче и сказке нет «реалий окружающего мира»? Только ленивый или зоологический дурак не знает: все, что связано с хоббитами, взято Дж. Р. Р. Толкиным именно из «реальности».

«Избранный Профессором путь -- парадоксально, но факт! -- неизбежно привел бы его к необходимости создания фигуры, подобной Олмеру. Кто-то собирает орков? -- отлично, но зачем? Война? Но орки в ВК, по идее -- тупые создания, безвольные рабы Саурона (как и положено мелкой нечистой силе)».
Ох, и самомнение! Кто такие «орки в «ВК, по идее» -- понятно. И не надо интерпретаций, угодных Н. Перумову. Есть главарь -- идут за ним, и не сказать, чтоб с большой охотой. Нет главаря -- воюют самостоятельно. «Тупые создания, безвольные рабы Саурона» не занимались бы изобретательством, машиностроением и горным делом.

«Другое дело, что, как показывалось выше, даже сам Профессор невольно отступал от собственной жесткой схемы. Следовательно, надо или вновь собирать «муравьиные рати» безмозглых рабов, послушно идущих на смерть -- или же попытаться понять, что же заставило их идти на смерть».
Без комментариев. Что тут скажешь? Человек ведь не просто «не понимает», или делает вид, что «не понимает», а «не хочет понять». Или действительно как-то по-другому сознание устроено. Вбил себе в голову, что книга -- католическая, то есть, соответствует тем представлениям о «католичности», что есть у Н. Перумова, стало быть все, что в эти представления не вписывается -- отсутствует.

«Мы знаем, что повело в бой немецких солдат в годы Второй Мировой. Мы также знаем, что вело в бой солдат японских, итальянских, словацких, хорватских, финских, венгерских, румынских и так далее».
И что же, всех, как одного -- идея? И что хорошего в этом безмозглом стаде, прущем за фюрером, потому что «он так сказал»? Право слово, не лучше «тупых созданий, рабов Саурона». Подозреваю, что побуждения солдат были разнообразнее и сложнее. Более того, я, в отличие от Н. Перумова, не знаю, что заставляет внешне нормального человека идти и воевать с кем-то, кто лично ему ничего плохого не сделал, кого какой-то бесноватый придурок объявил «вторым сортом» или вовсе «недочеловеком».

«У финнов тоже была своя правда -- финская армия в 1941 года дошла строго до линии старой границы с СССР и не сделала дальше ни шагу. В разгар боев на южных подступах к Ленинграду Жуков бестрепетно снимал части с севера, с Карельского перешейка. Там было спокойно...»
Таки, скажу вам, «правда финнов» в такой интерпретации мне ближе.

«Итак, в гипотетическом продолжении ВК требовалось или вновь воспроизвести структуру начального произведения (только вместо Саурона -- всего лишь человек, предводитель орков), или попытаться дать хоть какое-то обоснование этой новой войне, кроме навязшего в зубах «орки воюют, потому что они плохие от природы».
Почему обязательно орков? Почему этот хитрый, умный, расчетливый злодей не может «соблазнить» людей? Пусть и в рамках «структуры начального произведения»? Потому что Н. Перумову так хочется.

«Требовался как раз решительный «вброс» новых сущностей, потому что в противном случае мир застывал в полной неподвижности. Эра Людей представлялась Профессору Толкиену скучной, серой и неинтересной».
Просто в этой Эре не было места никакой магии, даже той, совершенно особенной магии Средиземья. Это была бы обычная «альтернативная история», (только не Средиземья, а Земли) не миф. Миф Дж. Р. Р. Толкин дописал и поставил точку. Для написания боевика, конспирологического детектива, триллера, кстати, «новых сущностей» тоже не надо.

«Перворожденные Эльфы ушли в Валинор, скрыться от тревог и забот этой земли, канула в небытие магия, и остались только умножающиеся людские скопища под серым небом. Тоска и грусть. Какой смысл писать о них?..»
Так и написал бы «о них» Н. Перумов! Но нет, куда там, магия-шмагия, кольца, эльфы, орки, маги… Все на фоне разговоров о «реализме» выглядит странно.

«Итак, ввод новых сущностей в КТ вывел её из обоймы «канонических продолжений», невозможных, как я считаю, по определению».
Так зачем было вообще писать это?

«Можно долго спорить, какие из этих сущностей были действительно необходимы, а какие нет. У каждого из нас своё собственное Средиземье. У каждого -- своё «продолжение», «завершение» или своя «альтернативка». Так было, есть и так будет. Великие книги (а ВК, бесспорно, принадлежит к величайшим литературным вершинам ушедшего века) неизбежно порождают «круги на воде».
...Дальнейшая история КТ известна. Впервые выпущенная в декабре 1993 года, она продолжает издаваться и переиздаваться по сей день».
Ну что же. Законная гордость автора.

«И это, мне кажется, самый лучший ответ тем, кто считал (и считает) её никчёмной коммерческой поделкой, бабочкой-однодневкой, обречённой на скорое и неизбежное забвение».
Не надо ставить знак равенства между коммерческим успехом и «богатым внутренним содержанием».

Попытки сравнивать «Властелин колец» и «Кольцо тьмы» предпринимались неоднократно. Удержаться от такого сравнения крайне трудно, даже если попытаться убедить себя, что роман Николая Перумова имеет такое же отношение к роману Дж. Р. Р. Толкина, как роман Дж. Р. Р. Толкина -- к «Старшей Эдде», например. Если бы все было так просто! Н. Перумов почти полностью использует номенклатуру, топонимику и географию мира Дж. Р. Р. Толкина, удержаться от сравнения трудно. Возможно, можно было бы более серьезно отнестись к произведению Н. Перумова, предложи он имена и названия в «своем переводе», благо, по его собственному признанию, хорошо владеет английским языком и роман Дж. Р. Р. Толкина вместе с приложениями прочел в оригинале. Нет! «Кольцо тьмы» будто составлено из разных переводов «Властелина колец», разбавленных привнесенными Н. Перумовым славянизмами и заимствованиями из современных германских языков. Такой «ералаш» невозможен не только в романе Дж. Р. Р. Толкина, весьма скрупулезно подходившего к разработке филологической основы придуманного им мира, но и просто в качественно и ответственно написанном и должным образом отредактированном литературном произведении.

Немного от Бодигрима.
«Вопрос 2. Как сам автор оценивает свой роман?
Критически. Я не Г. Л. Олди, и не пишу сам про себя, что, мол, «выполнено на высоком профессиональном уровне». Есть слабые места. Затяжки. Провисания сюжетных линий. Стилистические небрежности, кое-где корявые фразы. Есть и ошибки редактора, мной, увы не замеченные, вроде «воздух наполнится горячим теплом» (надо -- «пеплом»!). Тем не менее оправдываться не собираюсь. Делал, как умел. Кто может, пусть сделает лучше».
Увы, Олди таки имеют право этим хвастаться абсолютно заслуженно (хотя хотелось бы ссылку на источник цитаты). Они вычитывают свои романы до отправки в печать -- и ляпов в них практически нет. Одни писатели могут за год, скажем, полностью выверить книгу, а Перумов и за 10 лет не может. Особенно мне нравятся «ошибки редактора» при почти постоянной пометке про «авторскую редакцию». После краткой самокритики взыграла гордость... А оправданий мы и не ждали. Хотелось бы извинений, как от приличного человека за некачественно сделанную работу. Это все равно что я сделаю вам стол, возьму деньги, а когда вы скажете, что ножки одна другой короче, отвечу: «Да, ножки разной длины. Оправдываться, что у меня голова болела, не буду. Сделайте лучше». Хороший мастер по меньшей мере извиниться и все исправит. Это к предстоящему разбору ляпов, глюков, багов и всего остального, что никак не может до конца исправить Ник Перумов.

«Кроме того, «Властелин Колец» -- вещь абсолютно предсказуемая, кaк и все подобные произведения, где героям дается какое-либо задание. Едва дойдя до этого места, читатель уже знает, что задание будет выполнено, а кто-нибудь из не самых главных положительных героев погибнет, и его будет жалко. Я старался от этого уйти».
Arcanis: Не получилось!!! [Комментарии излишни и последуют лишь в случае попытки оппонентов утверждать о существовании подобного недостатка у ВК]

«Я ведь использовал его географию, но не героев, не характеры, даже не время. И потом, если мир уже создан, автор теряет над ним власть. Я даже язык не придумывал, потому что язык, который бы я создал, получился бы бледной копией Толкиена...»
[Радагаст, Саруман, Гэндальф, валары, Эру, Арагорн видимо больше не принадлежат к героям ВК.
Однако придумал: харадский язык, например. Действительно, бледная копия…]

Итак, что же говорит автор о своем произведении (за цитаты благодарю Arcanis’a):

««Кольцо Тьмы» никогда не было продолжением «Властелина». Это именно полемика»,
«…книга эта родилась из протеста…»,
«…моя книга -- это не продолжение. Первые издатели против моей воли поставили это слово в коммерческих целях. Я бился до последнего, и в конце концов мы сошлись на неуклюжем термине «свободное продолжение». Потом и это было снято. Сейчас мои книги не издаются в сходном оформлении с Толкиеном: они не связаны с «Властелином Колец».

Достаточно странные высказывания. Видимо, Перумову несколько превратно понял ВК. О его претензиях уже говорилось не раз и в части о ВК мы еще, надеюсь, поговорим об этом. Ну не нравится Перумову термин продолжение (хотя по временным рамкам -- оно самое), ладно. Фанфик нравится больше? Далее докажем что это ничто иное как фанфик.

«Так вот, четыре года продолжалась эта игра, которая закончилась публикацией...»
«И, скажем так, что делалось всерьез от начала до конца».

Так всерьез или игра?

Ник Перумов стоял, закрыв глаза, на фоне багрового заката, и бормотал:
- Я -- сам по себе... Я -- свой собственный...
Профессор мудро улыбнулся и перевернул страницу...
Красная книга западных приколов.

Автор: Pandora.
«О вторичности КТ».

Наша задача доказать -- что КТ несамостоятельное произведение. Прежде всего определимся с понятиями: что такое несамостоятельность. Словарь синонимов (Словарь синонимов русского языка, под. ред. Л. А. Чешко. Изд.2-е, стереотип. М., «Сов. Энциклопедия», 1969.): несамостоятельность = зависимость = подчиненность = обусловленность чем-либо (т. е. любыми этими синонимами мы имеем право пользоваться).

Априори (изначально) у процесса зависимости есть две стороны: во-первых, «зависеть» должно нечто -- т. е. необходимо наличие зависимого объекта, во-вторых, зависимость должна быть от чего-то -- т.е. исходный объект («исходный» (сл. синонимов) означает первичный, основной).
Данная форма зависимости характеризуется как ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ СВЯЗЬ.

Пользуясь вышеозначенными терминами, докажем наличие причинно-следственной связи между Кольцом Тьмы Н. Д. Перумова (далее КТ) и Властелином Колец Дж. Р. Р. Толкина (далее ВК), где:
КТ -- зависимый объект, иначе: Следствие
ВК -- исходный (первичный) объект, иначе: Причина следствия (т. е. КТ).

За основу доказательства мы возьмем мир Средиземья, о котором идет речь как в ВК так и в КТ.
(Средиземье представляет собой пространственно-географический и исторический объект и составляет все содержание данных книг)
Следовательно: докажем, что Средиземье в КТ тождественно Средиземью в ВК -- иначе говоря Средиземье ВК = Средиземье КТ , т. е. Средиземье ЕДИНО для обоих книг.

Можно привести 2 доказательства:

Доказательство 1 -- «Исторический процесс»
Доказательство 2 -- «Характеристики причинно-следственной связи»

Доказательство «Исторического процесса»:

1. «Черное Копье», с. 676:
«Краткая хронология четвертой эпохи от ухода Короля Элессара до начала вторжения Олмера Великого» -- данная фраза и весь последующий текст (с. 676 -- 681) показывает, что в основании 4-й эпохи (описанной в КТ) лежат 3 эпохи, имевшие место в Средиземье Толкина и описанные самим Толкиным в ВК.
Эти 3 предыдущие эпохи, по утверждению самого Перумова, являются ПРИЧИНОЙ, повлекшей за собой в дальнейшем события 4-й эпохи (о чем свидетельствуют многочисленные ссылки в КТ (напр., исторические личности), а также «краткая хронология четвертой эпохи» на с. 676 ЧК, которая напрямую связывает между собой 3-ю и 4-ю эпохи).
Отсюда делаем логический вывод: 4-я эпоха является СЛЕДСТВИЕМ 3-х предыдущих эпох, которые были описаны Толкиным.
Следовательно: все 4 эпохи составляют единый последовательно-развивающийся исторический процесс, имеющий место в Средиземье.
А единый последовательно-развивающийся исторический процесс может быть таковым (единым и последовательным) только в том случае, если он происходит на одном и том же географическом пространстве.
Следовательно утверждение, что 4-я эпоха есть прямое следствие 3-й эпохи, неизбежно приводит к признанию единого географического пространства, где происходит данное историческое развитие.
Отсюда вывод: Средиземье предыдущих эпох тождественно Средиземью 4-й эпохи, иначе говоря: Средиземье КТ = Средиземью ВК, следовательно Средиземье есть единый и единственный объект имеющий место в обоих произведениях. (КТ и ВК).
Т.е. уже здесь можно сделать вывод о ЕДИНСТВЕ Средиземья ВК и КТ, а следовательно и зависимости событий КТ от событий в ВК.
В силу того, что события КТ суть СЛЕДСТВИЕ событий ВК -- мы делаем вывод, что КТ -- есть прямое следствие ВК, и т. д.

Теперь разберемся с авторством Средиземья:
В силу того, что ВК (а именно: описание Средиземья предыдущих эпох появилось несомненно раньше Средиземья 4 эпохи (т.е. КТ) и авторство его (ВК) принадлежит Толкину, а не Перумову, следовательно Средиземье как мир и литературный объект (во всем его содержании) принадлежит Толкину.
Следовательно, Перумов взял за основу книги ЧУЖОЙ мир (мир, принадлежащий Толкину), а значит КТ есть прямое следствие ВК.

2. Доказательство «характеристик причинно-следственной связи»

В доказательстве «исторического процесса» мы обосновали зависимость КТ от ВК. Теперь рассмотрим характеристики, присущие причинно-следственной связи и докажем их наличие в ВК и КТ, что подтвердит зависимость КТ от ВК.
Причинно-следственная связь имеет 2 характеристики. Если обозначить причину (основу) за Y, а ее следствие -- за Х, то:
1) Y является следствием X (X-->Y) и мы можем легко проследить влияние X на Y, но никак не наоборот.
2) X может существовать без своей производной Y, а вот Y без X теряет всякий смысл.
Отталкиваясь от данных характеристик, докажем, что:
1) именно ВК влияет на КТ, а не наоборот
2) ВК может существовать без своей производной (КТ), а КТ без подосновы (ВК) теряет всякий смысл.

Итак: в основе сюжета КТ Перумова лежит допущение, что Девять Колец сохранились после гибели Единого. (гибель Единого кольца, происхождение Девяти колец обусловлены именно событиями ВК). Некто Олмер решает собрать уцелевшие Кольца. В Краткой Хронологии (ЧК, стр.679) сам Перумов пишет о нём:

«1675
В Дэйле родился Олмер, Сын Боромира III, внук Дэлвэна II, правнук Олвэна I, праправнук Кириамира, прапраправнук Дэлвэна I, прапрапраправнук Боромира II, прапрапрапраправнук Боромира Гондорского».

Планам Олмера противостоит хоббит (во-первых, это народ , корни которого уходят в ВК) , во-вторых, сам Фолко -- из рода Брендибэков (Мериадок Брендибэк из ВК), проживающий в Хоббитании (ВК). То-есть, какие бы герои не принимали участие в событиях КТ, все они -- потомки тех или иных исторических личностей, проживавших в Средиземье предыдущих эпох (которое было описано Толкиным).
События КТ происходят в том же самом Средиземье через 300 лет после событий ВК (что было доказано из предыдущего док-ва). Неоднократно в тексте даются ссылки на даты, события, имена ВК,
Из всего этого можно сделать вывод о прямом влиянии ВК на КТ. Итак с первым пунктом нашего доказательства мы разобрались.

Рассмотрим второй пункт: ВК (Х) может существовать без своей производной КТ (Y), а вот КТ (Y) без ВК (X) теряет всякий смысл.

Думаем, не стоит доказывать, что «Властелин Колец» Толкина совершенно не нуждается в КТ и АХ, так же как и в тысячах фанфикшенов, написанных по его мотивам. КТ никоим образом не помогает раскрыть внутреннюю сущность ВК или показать его с другого ракурса (это же относится и к первому пункту о влиянии). Кроме того, в некоторых местах оно даже открыто конфликтует с ВК в частностях (но это уже другая тема), при этом, в общем, оставаясь его производной и следствием, что было доказано выше.

КТ и АХ, в свою же очередь не может существовать без ВК:
предположим, что нет Средиземья в пространственно-временном его содержании. Из док-ва «Исторического процесса» мы знаем, что Средиземье ВК есть Средиземье КТ, т. е. Средиземье едино и единственно. Следовательно, если предположить, что Средиземья нет (допустим, ВК не было написано), то вся география КТ тут же исчезает:
- не было «Боромира Гондорского» -- значит, не родился Олмер.
- не создавались кольца -- значит не было и Девяти Колец, которые уцелели в КТ, следовательно, сюжет КТ теряет основу.
- не существует Хоббитания, хоббиты и Брэндибэки -- а значит, дематериализуется Фолко.
- исчезнет Адамант (осколок Чаши), что опять же уничтожит сюжет АХ.
- и в конце концов, не существовало трех предыдущих эпох -- значит не наступила и четвёртая.
Итак, при исчезновении основы (ВК) исчезает почти вся матчасть КТ и АХ. КТ и АХ теряют смысл. Следовательно, второй пункт доказан. КТ не может существовать без ВК.
Отсюда вывод: КТ и АХ несамостоятельны по отношению к ВК.

[Суммируя все вышесказанное, можно сказать, что КТ привязано к ВК исторически и географически.]

Теперь рассмотрим заявлению г-на Перумова на предмет, ДЛЯ ЧЕГО он писал КТ. (газета «Комсомольская правда, от 16 июля 1998», Интервью Перумова с Б. Войцеховским «Я был козлом, писавшим порнографию»)

Г-н Перумов: «В начале восьмидесятых я жил Толкиеном, но в то время на русском вышел лишь «Хоббит» да первая часть «Властелина колец»…. А потом понял, что не могу остановиться, что должен жить в этом фэнтэзийном мире дальше. Вставил в машинку чистый лист и начал печатать свои представления о нем. Это стало литературной игрой».

Следовательно, г-н Перумов начал писать КТ для своего удовольствия («не могу остановиться… что должен жить в этом фэнтэзийном мире дальше»). Это стало «литературной игрой». Полемика с г-ном Толкином.

Теперь сравним со следующей статьей:

«Что такое фанфик (fanfiction)?
Расшифровать это можно так (от англ. fan -- фанат и fiction -- беллетристика, выдумка). Под это понятие попадает любая история, созданная по мотивам существующего сериала, книги, кино, комикса, мультфильма и т. д. Фанфик пишется без разрешения его создателей и никогда ради денежной выгоды, а исключительно ради удовольствия.

Сообщение отредактировал VaDeem - 18 January 2005, 17:24


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 17:27
Сообщение #22


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


ЧАСТЬ 2

(Комментарий Иллидана:
Фанфик, как правило, книга написанная фанатами или большими поклонниками того или иного автора. Фанфик очень редко считается серьёзным трудом, он может получиться любым: интересным, удачным, даже окупаемым, но как воспринимать его всерьёз или даже сравнивать на одном уровне с оригиналом? Из определения следует -- «Литературное творчество фанатов по мотивам любимых сериалов и фильмов» -- и теперь ответьте, можно ли ставить в один ряд «ВК» и фанфик «КТ»? Как говориться -- «Каждый сверчок, знай свой шесток!»)

Теперь займемся разбором языковых ошибок и ошибок в описании боев. В обоих случаях для подробного разбора было выбрано по две главы, остальной материал претендует лишь на самое поверхностное исследование и приведен для того, чтобы оппонент не мог заявить, что мы специально выбрали самые плохие главы. Более того: мы намеренно не разбирали АХ, а выбрали главы только из ЭК и ЧК. Для новизны впечатлений, мы старались не использовать статью Ниенны и другую критическую литературу, но если где-то случайно перекликаемся с ними -- простите великодушно.

Итак, следующий недостаток КТ -- многочисленные ошибки в области описания боев и битв, оружия и вооружения.

Команда считает, что боевка в фэнтези должна отвечать следующим требованиям: логичности и рациональности, внутренней непротиворечивости. Абстрагируясь, это означает, что как бы хорошо не стрелял эльф, метче он стреляет при свете дня. Если речь идет о homo sapiens’ах, особенно в массе, то параметры их жизнедеятельности не должны значительно отличаться от реально существующих прототипов. Кольчуга из мелких колец лучше кольчуги из крупных, даже если кольца из мифрила. Т. е. логика в воображаемом мире должна соблюдаться. Во многих случаях мы не можем сказать, что «этого не может быть», но мы должны сказать, что «это очень маловероятно». А когда этих «маловероятностей» накапливается много, мы вправе говорить о сильных натяжках в произведении.

Команда считает, что в КТ присутствует масса нелогичностей и нелепостей в описании боевых действий, явных ляпов и ошибок, фактических ошибок, нерациональность и несуразность некоторых действий героев, многократное превышение человеческих ресурсов, большое количестве натяжек. На основании этого мы считаем, что КТ не может быть примером хорошей боевой фэнтези и считаем это его недостатком. Далее мы рассмотрим несколько работ членов команды, где приводятся многочисленные доказательства этих фактов.

Автор: Артем.
“О тактике Олмера”.

Стало «общим местом» считать КТ «реалистичным»; особенно это касается батальных эпизодов и в целом описания войны. Если я, конечно, все правильно понимаю, стратегический план Олмера состоял в расчленении сил противника и дальнейшем уничтожении его по частям. Сразу признаю, что считаю план замечательным – а если обладаешь силами меньшими чем у противника, то и почти единственно возможным. Правда есть один пункт, который меня смущает – мы ведь так и не знаем, а действительно ли это план Олмера?!
Напоминаю, что в КТ этот план был озвучен гномом Торином на совете в Минас-Тирит. Да дальнейшие события казалось, только подтвердили его правоту. Если бы не одно но: после сражения у Исенских бродов Олмер повел свое войско не на Гондор, а в Эриадор!!! (пример для сравнения, Харьковская операция 1942 г.)
Поясню свою мысль – Соединенное Королевство не было однородным, т. е. Арнор не мог по определению выставить войск хотя бы столько, чтобы это считалось паритетным военным ресурсам Гондора. Войско Олмера разбив арнорскую армию, оказалось бы в потрепанном виде перед значительно большей гондорской армией. Необходимо учесть и еще вот какой момент поход на Арнор заводил армию в ловушку -- он оставлял практически единственный способ поставлять припасы, через те самые Исенские броды. Показательным является и тот факт, что, несмотря на все победы Олмера в Эриадоре, ни одна из них не оказалась решающей. Роххиримы перешли Мглистые горы и отвоевали свою страну. Арнор также не удалось поставить на колени – «партизанское» движение Эйрика Бородатого. Гномы не потеряли вообще ничего, а ведь они в любой момент могли выступить в помощь Королевству.
После Гаваней Олмер не смог бы увести войска из Арнора, чтобы добить Гондор – ведь при этом он терял власть над Арнором и снова получал в своем тылу противника (арнорское ополчение и гномов). Да какое-то пополнение он мог получить и в Эриадоре (Дунланд, Арнор), однако сомневаюсь что значительное. Лучшие из арнорских войск, заметим, были с Олмером с начала роххиримской компании и потрепали их здорово, а дунландцев почти перебили в битве на Исенских бродах.
Совсем иная картина рисуется, если бы Олмер ударил на Гондор. Тогда мы получаем классические «клещи» -- с севера Олмер, с юго-востока харадримы, кхандцы и иже с ними. Гондор бы устоял? Гондор Перумова вряд ли (да может быть и Гондор Толкиена также). И вот тогда со спокойным сердцем можно было бы добивать Арнор – опять классические «клещи»: с юга войско Олмера с севера, что там еще осталось у Ангмара.
Вопрос же фуражировки в КТ неразрешен в принципе!!! Войско Олмера формировалось между Морем Рун и Изгарными Горами. Потом вся эта масса войск тащилась по Бурым равнинам, уже здесь возникает вопрос – как пропитать эту массу людей+нелюдей, да еще и лошадей. Кстати, по опыту Первой Мировой кавалерийская дивизия требует больше припасов чем пехотная, при том что в численном составе она меньше. В то время было только два способа – подвезти на телегах или разграбить территорию противника. В Бурых Равнинах по вполне понятным причинам второй способ невозможен. В Рохане он также оказался не выполним (жители ушли в горные крепости, а все что не смогли эвакуировать уничтожили). Потом от Рохана до Арнора земли также безлюдны. Что-то можно было взять в Дунлане, но даже если бы взяли все, этого бы не хватило. В Арноре мирным жителям на случай войны просто приказывалось прятаться по лесам. Т. е. собрать провиант даже здесь проблематично. С Ангмаром та же история, что и с Дунландом – много там не возьмешь.
Наконец я так и не понял почему бездействовали Королевство-Под-Горой и Королевство Лучников. Что-то говорилось о том, что раз нет «банального темного властелина» (не может мне кто-нибудь объяснить, чем банальный темный властелин отличается от не банального), то и воевать им не из-за чего. Непонятно, совсем незадолго до этого хазги потрепали гномов Железных Холмов, или я что-то путаю? А мстительность гномов, по-моему, стала притчей во-языцах. Народ Королевства Лучников родственен роххиримам и не мог не прийти последним на помощь! Наконец просто из политических интересов Королевство Лучников не могло не напасть на земли Истерлингов, особенно когда воины тех земель далеко и не факт, что вернутся. Кстати, и по Перумову они не вернулись!
Да и кто-нибудь вспомнил о семьях хазгов, тех же истерлингов и других народов Востока, ведь они оставались почти без какой-либо защиты!!! Фактически на Востоке осталось единственно значительное войско – то что было в Твердыне Олмера. А ведь у Олмера появлялся в этом случае шанс из конфедерации племен (надеюсь не надо объяснять, как неблагодарно быть вождем конфедерации) создать монолитное государство под своей властью. А Гондор и арнорскую проблему можно было отложить и на потом. Скорее всего, это ложное предположение. В Арнор его скорее толкнула не стратегия, а кольцо и ненависть к эльфам (довольно таки иррациональная).

Вначале поверхностный анализ.

Автор: Melnar.
Выдержки из работы «Ляпы из КТ».

[КТ, ЭК, ч. 1, гл. 6 «В Могильниках и дальше», с. 98]
«Никто не знает, сколько лет этому луку».
Но, по крайней мере, пять тысяч. Как он мог сохраниться, непонятно. Эльфийская магия -- магией, но это чересчур. К тому же, с чего бы эльфам того времени делать лук для хоббита?

[Там же, с. 99]
«…солидный пук длинных серооперенных стрел доброй арнорской работы…»
Следует отметить, что пользоваться обычными двухлоктевыми стрелами арнорской (что означает, что локти не хоббитские) работы для стрельбы из небольшого, подходящего для хоббита лука, Фолко (небольшой даже по хоббитским меркам) не смог бы (по крайней мере это было бы очень сложно), да и носить их было бы затруднительно.

[Там же, с. 109]
«…почти не целясь, всадил двухлоктевую тисовую стрелу прямо в бездонную ночь глазного провала серой фигуры…»
Для такой стрельбы нужна не только природная меткость, но большой навык, который пока что у Фолко отсутствует.

[КТ, ЭК, ч. 2, гл. 6 «Волчий камень», сс. 480, 481]
«В руках Торина лежал очень длинный и толстый лук, причудливо и сложно выгнутый, составленный из множества тонких пластинок, хитроумно наложенных друг на друга и скрепленных. Тетива отблескивала металлом; лук был почти в два хоббитских роста.»
«Он стал натягивать тетиву, и: лук ему удалось растянуть едва ли наполовину.»
Возникает вопрос -- где они были 300 лет назад? За этот срок можно изобрести длинные композитные луки, и даже длинных лошадей, но создать народ, в котором все вдвое сильнее гномов и не уступают эльфам и хоббитам в меткости -- вряд ли.

Автор: Бодигрим.
«О боевке в первой части ЭК»

с. 96 «Метательные шила».
Нет, я конечно много о чем слышал, слышал о метательных иглах, даже книжку по технике их метания читал, но чтобы шила, которые воланчиком перевернет деревяшкой вперед, метать! Нерационально.

с. 98 «Голубовато-стального цвета лук».
Для маскировки, наверное, эльфы его в такой цвет выкрасили.

«На луке Фолко было написано эльфийское слово из трех рун, смысл которого был давно утрачен...»
Золтанг Бардинг

«3 руны ЭЛД».
Эльфы Остранны -- синдары, в их тенгваре «ЭЛД» -- 2 руны.

Из текста там же следует, что эльфы Остранны во Вторую Эпоху сделали лук под хоббита (откуда они о них знали) и что лук почти 5 тысяч лет где-то валялся. Великими оружейниками были! Почему-то автор считает, что Фолко много сильнее человеческого ребенка.

с. 109 «Всадил двухлоктевую тисовую стрелу».
Прямо Робин Гуд. Локоть, надо полагать, мера длины общесредиземская, следовательно великоватая для хоббита. Даже человеку выпустить стрелу, длиной в два своих локтя, затруднительно.

с. 125
Странные орки! Почему не устроили засаду в горах на дружинников и «сбросить их всех с обрыва»? Это на тему «У кого зло тупее».

с. 132
Очень много арбалетчиков из 500 человек -- это сколько? Ну хотя бы сотня. И потери арнорцев -- 27 человек? В Средиземье не использовалось практически колющее оружие -- видимо, прочности людских доспехов не хватало и на рубящий. Следовательно, хватало луков -- нет смысла изобретать арбалеты, более медленные. Об арбалетах смотри ниже.

с. 186 «Они могли ломать бревна голыми руками, но не выстояли под градом стрел.»
Первая часть фразы -- наверное гипербола. Интересно, горные тролли могли напасть только ночью -- хвала людским стрелкам -- это Леголас-мазила никак попасть в тролля не мог.

с. 171 «Малые секиры».
с. 186 «Он пристроился в углу и вытряхнул на пол целый арсенал мечей, кинжалов и небольших секир разной длины».
Я всегда полагал, что секира -- это нечто довольно длинное. Неслабый мешок у Малыша, однако!

с. 189 «С деревянным подобием меча, намного тяжелее боевого».
Отношение плотностей стали к дереву -- >10:1, еще и намного тяжелее. Интересно, это за счет какого размера -- толщины? Я еще подумал о размерах противовеса для баланса... Они ведь на одноручных мечах тренировались.

с. 223 «Поправляя секиру у пояса».
Это как же он ее носит?

с. 241
Интересная денежная система. С одной стороны никаких других наименований валют, кроме триалона нет, с другой стороны последний делится на трети и четверти. Следовательно, должна существовать и монета в 1/12 -- прямо Англия.

с. 309 «Складки кольчуги под плащом».
Бедный хоббит...

Теперь поговорим серьезно о многострадальных арбалетах и гномьем хирде.

Автор: Бодигрим Пивосос.
«О предпосылках возникновения арбалетов».

Для начала некоторые цитаты из статьи «Арбалет» Вернарда Фоли, Джорджа Палмера, Вернера Содэла, на которую я опираюсь.

«Единственно, в чем арбалет уступал луку, – это в скорости стрельбы. Поэтому использовать его в качестве боевого оружия можно было только при наличии щита, за которым воин укрывался во время перезарядки. Именно по этой причине арбалет в основном был распространенным видом вооружения крепостных гарнизонов, осадных отрядов и судовых команд».
«Можно предположить, что повсеместному его использованию до XI в. препятствовали два обстоятельства. Одно из них заключается в том, что вооружение войска арбалетами обходилось значительно дороже, чем луками. Другая причина – малое количество замков в тот период; исторически важную роль замки стали играть лишь после завоевания Англии нормандцами (1066 г.)».

Замечу, что авторы начисто отрицают возможность использования арбалетчиков в битвах, особенно при применении наступательной техники, а не стрельбы из укрытий.

1. Арбалет значительно более сложное и дорогое оружие, чем лук.
2. Арбалетчик стреляет значительно медленнее, чем лучник, но более точно и значительно сильнее. У лучших стрелков Средневековья разница в темпах стрельбы: 10-12 стрел/мин (англичане); 4 болта/мин (генуэзцы). Информация взята из «Большой Энциклопедии Кирилла и Мефодия».
3. В условиях широкомасштабного боя прицельность не слишком важна -- времени на нее нет. Лучнику выгоднее открыть заградительный огонь – выпустить за это же время 2-3 стрелы -- а в толпе врагов в кого-то да попадешь. У меня нет данных о применении конных арбалетчиков в Средние Века, чтобы говорить, что они имеют большие преимущества относительно конных лучников. К слову, при Креси 6 000 (а по некоторым источникам 7 000 или 15 000) генуэзских арбалетчиков не выдержали перестрелку с меньшим числом английских лучников и сбежали.
4. В связи с этим, арбалет как массовое оружие может возникнуть лишь тогда, когда мощи луков не хватает на пробитие доспехов. Иначе используется только спецназовцами и для охраны замков.
5. В то же время мы видим, что ресурсы лука в Средиземье далеко не исчерпаны. Пример -- луки хазгов, которые существующие доспехи прошивают насквозь.
6. Предпосылок к массовому использованию арбалета в Средиземье нет. Тем более, что существующие модели не пробивают (в отличие от хазгских луков) гномьи доспехи.

Следовательно, наблюдается логически-историческое противоречие.

«Требуемая гибкость стрелы для традиционного лука налагает ограничение на количество сообщаемой ей энергии. Например, было установлено, что стрела, предназначенная для лука с натяжением до 9 кг, при стрельбе ею из арбалета с натяжением 38 кг может изогнуться так сильно, что ее древко переломится».

О стрелах и болтах. Я видел спортивные болты -- они довольно тонкие и короткие. Но средневековые явно были действительно довольно толстыми -- за счет использования дерева, а не пластмассы и стали, из-за необходимости придания солидного импульса острию (без чего применение арбалета бессмысленно). И чтобы не ломались при столкновении с тетивой (иногда стальной) -- в связи с чем они не были длинными (обвинение в длине хазгских стрел я действительно готов снять). Но вот насчет толщины – у арбалетного болта она не менее 1 см. Тогда хазги стреляют 3 см в диаметре стрелами. Это уже не стрела, а неплохой дротик или просто палка.

Автор: Бодигрим Пивосос.
«К вопросу о гномьем хирде».

В качестве моральной поддержки я использую статью Сержанта Копыто «Военное дело народа казад» (http://www.kulichki.com/tolkien/arhiv/manuscr/khazad.shtml).

Начальные сведения (источник -- КТ, ЭК, гл. 9, «Ангмарский ветер»). Разбиение на абзацы для краткости опущено.

1. с. 580. «В хирде -- ровно 3892 гнома».

2. с. 581. «Гномы первых рядов несли громадные щиты, окованные железом; над щитами виднелись лишь верхушки шлемов. Где-то в середине прямоугольного строя угадывалось свободное пространство».

3. с. 582. «Щиты первого ряда вдруг слегка опустились, и хоббит сверху увидел, как над ними поднялись десятки таких же [как и у атакующих ангмарцев] арбалетов».

4. с. 583-584. «…по рядам хирда вдруг прошло короткое множественное движение, и строй словно опоясали два огненных кольца -- это пробившееся сквозь тучи солнце отразилось на сотнях елейных наверший, выдвинувшихся из гномьих шеренг. Наконечники первого ряда были на уровне пояса; второй ряд показался над плечами. Щиты разошлись ровно настолько, чтобы дать место древкам, не больше. …невидимые копьеносцы хирда выбросили свое оружие вперед и вверх…»

5. с. 585. «Ты еще не видел наш хирд на поверхности».

6. с. 586. «В ответ [когда дунландцы прорвались сквозь копья] хоббит увидел взметнувшиеся над головами тангаров топоры, и в тот же миг, словно челюсти, дунландцев сдавили с боков два выставленных хирдом клина, и тут уже ничто не могло помешать работе гномов-копейщиков».

7. с. 587. «В ответ [на арбалетный обстрел] над головами гномов, точно крыша, поднялись сотни щитов, и хирд окончательно превратился в неприступную крепость».

7. с. 587. «…стрелы, втрое, как помнил хоббит, толще и впятеро длиннее арбалетных, нашли свою цель. В первом ряду хирда упал один, второй, третий щитоносец».

Теперь мои наработки.

1. О вооружении гномов.
Из 6 (а также последующих диалогов гномов) следует, что каждый гном экипировался топором и копьем. Из 7 ясно, что помимо ростовых щитов первого ряда (в тексте -- рядов, надо понимать, как нескольких? Зачем?), все гномы имели свои прямоугольные щиты (хотя при работе топором, как излюбленным оружием гномов, вообще говоря удобнее круглый). Кроме того из дальнейшего будет следовать наличие как длинных копий, так и коротких. Известно, что у них были арбалеты и они сменялись. Замечу, что рубиться топором в строю очень вредно для здоровья соседей. Экипировки многовато даже для гномов.

2. О размерах строя.
Нам известно, что число арбалетов (т. е. количество гномов в первом ряду) до 100 (3), а количество копий (т. е. удвоенный периметр строя) -- до 1000 (4). Для согласования с этими данными и общим числом гномов (1) пусть строй имеет хотя бы 30 человек в шеренге (чтобы выходило хотя бы несколько десятков арбалетов). В длину такой строй имеет более 100 человек. Нам не суть важно какие именно эти числа, но хотя бы в одном измерении (каждый гном занимает около 1 кв. м. -- также как и римский легионер, например) хирд превышает 30 м. Кстати, автор не поясняет, почему же в хирде именно 3892 гнома и зачем пустое пространство в центре (2).

3. О возникновении хирда.
Вероятнее всего, хирд возник в эпоху активных воин с орками, т. е. до начала ТЭ, ибо в ЧЭ было мало (а вернее, почти не было) столкновений с орками. Т. к. он применялся и под землей (5), то возникает вопрос: как вести в Мории войну таким подразделением? Даже если там найдется зал, способный вместить весь хирд в боевом построении, то преследовать врага придется по значительно более узким переходам, лестницам, где хирд наверняка смешается. Едва ли орки в подземельях горели желанием атаковать неприступный хирд -- им было бы выгоднее перекрыть подходы и ждать, пока гномы умрут от голода. В таких условиях куда лучше использовать строй колонной, которым Даин, идя к Одинокой горе и выстроил своих гномов, которым это было явно привычно. Кстати, он привел для защиты родовых сокровищ едва несколько сотен гномов. Сомнительно, чтобы в конце ТЭ все гномы могли бы собрать хотя бы один хирд. Демографическая ситуация у гномов такова, что для поддержания своей численности, в каждой семейной паре должно быть 4 детей, что было большой редкостью. А тут одни Лунные горы выставляют целый хирд.

4. О гномьих арбалетах.
Теоретически, можно предположить, что кто-то из гномов изобрел арбалет. Но в ЧЭ гномы практически не вели войн, да и указанные мною в начале темы предпосылки возникновения арбалетов не были. Торин и компания в Мирквуде истратили все стрелы, но сумели сбить лишь одну белку, да и ту не на тропу. Так что введение арбалетов как штатного оружия -- это нонсенс. Орков гномы и так рубили, против эльфов их меткость все равно ни в какое сравнение не шла, а крепкие доспехи спасали от сильного урона при атаках стрелков. Также наблюдается парадокс: арбалеты щиты гномов не берут (7), а вот хорошие луки -- запросто. Прямое нарушение предпосылок массового использования. Кстати, у гномов точно такие же арбалеты, как и у ангмарцев (3). У меня подозрения, что гномы им и продавали изобретенные арбалеты, только делали их так, чтобы гномьи доспехи они не брали. Ну, это уже в порядке издевательства.

5. О гномьих копьях.
Из 4 следуют удивительные вещи. Почему «два кольца»? Назад в арнорцев гномы тоже копья кинули? Вызывают сомнения и копья по бокам. Это значит, что боковой гном несет в левой руке ростовой щит, в правой (вынесенной вперед, чтобы просунуть копье между щитами) -- короткое копье. Его же сосед, видимо закинув щит, необходимый для построения черепахи (7) за спину, держит на вытянутых руках длинное копье на уровне плеча. И из такого положения они еще и умудряются копья кидать, сильно и метко.

Выводы:
Имеем следующие замечания: чрезмерная экипировка, невозможность возникновения, натяжки с использование арбалетов и копий, нелогичности и ошибки. На основании чего заявляю: в предложенном виде гномий хирд существовать не может. Если гномы настолько круты -- они могут использовать себя рациональнее. Например, построить танки с ножным приводом и давить ими орков.

А теперь займемся подробным анализом обещанных двух глав.

Автор: Petrovich.
«Анализ тактики и стратегии роханских войск во время войны с Олмером».

Первое что бросается в глаза -- огромные для тех времён численности армий. Одни роханцы выставляют [почти] 90 000 [КТ, ЧК, ч. 2, гл. 10 «Изенская дуга» с.541-542: 12 000 погибших на Андуине, 20 000 уцелевших, 40 000 в Эдорасе, 15 000 женщин-воительниц]. За 300 лет до того едва 10 000. Значит Олмеру нужно было иметь минимум 300 000-350 000 [сегодняшние военные доктрины для наступления предполагают для наступления трех-четырехкратный перевес]. Для сравнения, численность монгол пришедших на Русь оценивается в 30 000-50 000 что потолок для кочевого народа (а истерлинги в массе таковыми были -- пахари явно не преобладали). До начала наступления войско это 2 недели толпилось на берегу Андуина [КТ, ЧК, ч.2, гл. 9 «Прорыв»] при этом голода отчего то не случилось. Претензии к ВК насчёт бесплодного Мордора мы отметаем как неорганизованные -- [ВК, FotR, с. 277 «Они с Фродо, конечно, ничего не знали об огромных рабских плантациях далеко на юге этого обширного края -- за дымным вулканом, возле горько-соленых вод озера Нурнен…»]. От Прирунья до Рохана же надо пилить и пилить.
Далее -- прямо таки невероятная для того времени координация действий: Гондор прессуют ровно до того момента, как прорывается оборона роханцев. Плюс-минус один день и О. попадает в мешок.
Теперь смотрим на собственно описания

КТ, ЧК, ч.2, гл. 9 «Прорыв»

«На многие лиги вдоль прибрежных склонов тянулись добросовестно откопанные рвы, насыпные валы, укреплённые частоколом. Врага ждали волчьи ямы, самострелы ловушки...»

Прямо линия Мажино. Вот только сил на защиту (25 000) явно мало (1 лига вроде около 5 км, многие -- значит не меньше 10, то есть около 500 чел. на км. В наш век пулемётов и орудий может хватить, но для рукопашной МАЛО). Но это мелочь.

«Где то за спиной хоббита раздался мощный глухой удар. Над головами защитников взлетел в небо здоровенный чёрный снаряд- ядро. ...камень устремился вниз и задел край одного из переполненных людьми плотов...»

Неблагоразумно. Лучше подвинуть катапульты ближе и лупить по хазгам: с пехотой на плотах разберутся лучники, а «артподдержка» в виде лучников О. вынуждена будет отойти оставив своих под огнём. Маршал роханцев такие детские вещи должен знать.

«Тут первый плот нападавших ткнулся в отмель... -- К мечу! -- услышал хоббит неистовый выкрик десятника».

Пехота спит что ли? Лучники должны её работу делать?

«Но всякий бывалый воин уже понимал: остановить врага на узкой полоске земли... не удастся без рукопашной».

Всякий бывалый воин понимал бы что нужна контратака и чем скорее тем лучше. Вместо этого роханцы стоят и ждут, когда пристанут остальные плоты. Дождались.
Далее идёт пассаж о рубке Фолко и К. Вроде ничего криминального, но где в это время прохлаждается пехота (лучники в ближнем бою явно слабее) совершенно непонятно.

«К своим они прорвались. Роханская пехота, сомкнув щиты и выставив короткие копья без суеты и паники спокойно отступала».

Проснулись таки голубчики. Где ж раньше были?

«Железным клювом назывался один из боевых приёмов хирда ... остановить их можно только таким же контрклином...»

Или отрезав от остальных. Что проще и логичнее.

«Ведь сейчас ещё и конница Вождя появится! И она не замедлила появиться».

Через волчьи ямы, частоколы, самострелы, поломав по пути ноги лошадей, уставшие...
А роханская конница так и проспала всё интересное

КТ, ЧК, ч. 2, гл. 10 «Изенская дуга»

«Строй роханского войска растянулся миль на 20 вдоль всей Изенской излучины».

Собрать войско в компактный кулак и контратаковать прорывающихся видно непосильное умственное напряжение для командиров.

«... выбирались на берег и, не отряхиваясь, кидались вверх по дороге прямо на роханский строй»
А затем
«С вражеского берега открыли губительный огонь лучники».

Именно в таком порядке написано у Ника. То есть подождать пока тигроволки дойдут до врага и только потом стрелять... по своим и чужим вперемешку Бей своих чтоб чужие боялись.

«Вал конских морд близился, близился...--Два пальца лево, бей! -- что есть мочи заорал Фолко».

Практически в упор и поправка? Да тут слепой не промахнётся. Между прочим время-то теряется. Простой заградительный огонь тут эффективнее.
Ну про дунландцев -- тоже явное подыгрывание своим: не могли за 300 лет роханцы забыть характер соседей

Автор: Бодигрим Пивосос.
«Анализ битвы на Исенской дуге».
Анализируемый фрагмент: Черное Копье, ч. 2, гл. 10 «Исенская дуга».

с. 546.
«Фаланга вестфолдингов...»

Пока просто возьмем на заметку.

«Строй роханского войска растянулся миль на двадцать, вдоль всей Исенской излучины. Арсеналы Эдораса были опустошены -- и каждый воин имел по два лука и вдосталь стрел».

Роханцев там было около 60 000 (это из речи нового роханского правителя, хотя несколько страниц выше говорилось о 90 000 -- что-то у автора с устным счетом…). 20 миль -- более 30 км. То есть этот строй имеет глубину в два человека, вместе со всеми резервами? Потрясающая фаланга, товарищи, получается. Кстати, не все войско выстроено в линию, на с. 552 упоминаются «запасные полки».

Возникают сильные сомнения, что у Рохана в арсеналах хранились 120 000 луков и вдосталь стрел. Это все хозяйство имеет склонность в полевых условиях гнить, пересыхать, растрескиваться. Также непонятна необходимость выдачи луков фалангистам -- зачем они им. Если цепляться к словам, то уж у Фродо-то лук один -- значит уже не всем. Зачем два лука -- наверное, еще и по два шлема. А как же, один в бою враги поломают, воин второй, новый оденет. Абсурд, товарищи. Если воин умудряется сломать лук, так стоит ли этому умелому стрелку выдавать новый? И запасные луки надо хранить в обозе, а не сделать их помехой армии.

с. 548.
«У хоббита и гномов не было копий, и их отодвинули во второй ряд [фаланги]...»

Тут у меня возникли подозрения, что писатель не очень хорошо знает, что такое фаланга и чем принципиально отличается от других строев. Процитирую статью В. В. Тараторина «Греки и македонцы. Римские легионеры»:

«Длина греческих копий (около 2,5-3 метров) вполне позволяла задействовать в рукопашной сразу три шеренги. Первая, прикрываясь большими беотийскими щитами или круглыми «асписами» с кожаными или войлочными привесями, обеспечивавшими удобство передвижения и защиту ног, наносила удар копьем от бедра; вторая -- от груди, а третья -- от головы. Позже Ификрат и Эпаминонд попытались задействовать четвертую и даже пятую шеренги воинов за счет удлинения копья и переноса его на левую сторону, то есть воины держали такие копья не справа, а слева, перенеся действие ими за спины первых трех шеренг. Но управлять таким копьем (более 5 метров) было возможно только двумя руками».

Здесь же я подозреваю автор ведет речь просто о строе людей, вооруженных короткими копьями. В противном случае мне непонятно, что в этом строю могут делать низкорослые существа, невооруженные копьями. Кстати, стреляли они по видимости из под рук первого ряда -- в силу своего роста. Как они своих товарищей в пылу схватки умудрялись не покалечить -- неизвестно. Если же автор подразумевал под «фалангой» нечто совсем не то, что под ней подразумевает история нашего мира, то надо не употреблять такой термин. Как вы отнесетесь к такой фразе: «Он натянул ножны на меч и стрельнул гардой»? Наверное, скажете: «Бред бредом». А я вам начну говорить, что в моем мире под мечом подразумевается лук, под ножнами -- тетива, а под гардой -- стрела. Так вот, если автор подразумевает что-то этакое, надо сразу давать сноску об этом. А иначе, будет «бред бредом».

с. 549.
«Строгий приказ сотника в один миг превратил его в старшего над двумя десятками лучников...»

Сравним с «Ты даешь поправку на ветер -- и тогда полсотни наших бьют куда точнее» (с. 551). Неужели автор совсем не умеет считать?

с. 558.
«-- Урук! Урук! Вар хай урук-хай!»

Что бы это значило? «-- Орк! Орк! ?Вар? племя урук-хаев!» Помимо бессмыслицы в плане грамматики, могу обрадовать, что в Черной речи звук «В» просто не встречался. Это так, в порядке лирического отступления.

с. 559.
«-- Два пальца влево, бей! -- что есть мочи заорал Фолко, давая своим поправку на ветер, и отпустил тетиву».

Ладно, поверю, что там было на что давать такую поправку. Ладно, опустим, почему низкорослому хоббиту подходят стрелы из роханского военного обоза -- может они там и разной длины, но едва ли настолько. Опустим. Обратим внимание на другое. Во-первых, луки роханцев едва ли одинаковы. При схожести конструкции вариации в длине и силе натяжения наверняка были. Ладно, я согласен принять, что луки были единого образца и незначительно от него отступали. Но тогда они сделаны под нормального роханца -- т. е. в полтора раза больше хоббитского. Значит и натяжение, и длина, и конструкция (скорее всего, не эльфийский выкрутас, а простая деревяшка -- Long Bow -- не композитный и даже едва ли составной) абсолютно другие относительно хоббичьего инструмента. И поправка будет совсем другой. А хоббит им командует точную поправку и они стреляют метче!

«Двенадцать стрел в минуту обязан был выпустить мастер стрелкового боя, желая подтвердить свое звание. Этот рубеж многократно превзошли почти все, кто оказался в тот день рядом с хоббитом...»

Я в курсе, что для некоторых племен каннибалов «четыре» -- это уже много. Интересно, что подразумевал под этим словом подразумевает автор текста? По моим данным 12 стрел в Средние Века был лучшим показателем в Европе, достигнутым английскими стрелками. И они на этом остановились не ради красивого числа, а из-за того, что для нормально развитого воина стрелять быстрее было невозможною. Я еще могу поверить, что хоббит-суперстрелок может выстрелить 20 стрел (хотя 1 колчан/минута -- великоват расход), почти не целясь, но это не относится к основной массе простых homo sapiens. А «многократно» для меня -- это как минимум в три раза больше. 36 стрел -- это явный абсурд.

с. 563.
«И Атлис, рыча, вцепился в древко отскочившего от его кольчуги копья [всадника]...»

Во-первых, прямое столкновение копья с немифрильной кольчугой обычно приводит к смерти. Под кольчугой латы носить не принято. А во-вторых, отскочить копье может от чего-либо пружинящего -- стальной пластины, но никак не от кольчуги.

Автор: Melnar.
«Баги из КТ». Отрывки.

[В этой выборке я постарался собрать наиболее значительные логические ошибки в книге и грубые ошибки в отношении Средиземья предыдущих Эпох. Также после самого бага я буду приводить известные нам контраргументы (в большинстве случаев их авторство принадлежит Намо) и свой комментарий].

ЭК:

«В ту же секунду он затылком почувствовал чей-то холодный, недружелюбный, но в то же время испуганный взгляд. Фолко не мог объяснить, как он понял это».
Это первое, но далеко не последнее, место в книге, где Фолко проявляет экстрасенсорные способности. Разумеется, в ВК встречается подобное, взять хотя бы Фродо. Но у него они появились после приличного времени владения Кольцом, да еще и раны моргульским клинком. Откуда они у Фолко? В стиле Весов -- чем он это заслужил?
[«А если без шуток, Фолко очевидно прирожденный «маг» народа хоббитов».
Такую отмазку я даже не знаю как комментировать. Незаметно ни среди остальных хоббитов магов, ни вообще у людских племен знания заклинания «Взгляд затылком».]

«-- Эй, ты, еще раз такое выкинешь, я тебе глотку перережу! -- кровожадно рявкнул хоббит в мохнатое ухо лежавшего и для верности провел холодной сталью по его шее».
Подобное поведение не делает Фолко, да и Торину чести, равно как последующее обращение с карликом. Причем после упоминания орков это хоть как-то оправдано, а связали и засунули в мешок его сразу после встречи.
[«Думаю не стоит комментировать, что карлик был шпион. Он по всей видимости незаконно находился на территории Соединенного Королевства, а Хоббитания -- идеальное укрывище от властей (людям туда вход воспрещен). …Также могли за 300 лет ужесточится законы на въезд в Хоббитанию».
Почему это не надо комментировать? Что такого незаконного он совершил, о чем неизвестно Наместнику, который его отпустил? Для гномов законы не ужесточились, а для нидингов -- да? Бред, тем более что Наместник декларирует одинаковое отношение ко всем нелюдям в королевстве.]

«…горбуна Санделло и странно одетых людей в зеленом. Ясно как день, что они из одной компании!»
Никакой связи между этой группой и поклоняющимися Могильникам я не вижу (если не заглядывать в будущее). !!!(Не вижу проблемы)!!! Убрать.

«…они просили у него сохранить жизнь хотя бы одному из каждых двадцати детей: Король был непреклонен… Боя не было -- мы просто сбросили их всех с обрыва».
Поведение людей вообще и Короля в частности в Последнем Походе не согласуется с тем, что в Мордоре уже триста лет существуют вполне легальные поселения орков.

«…клянусь ступенями Великой Лестницы (Фолко вздрогнул), -- не бойся, лестницы могут вести и в небо, -- прибавил он, чуть смягчив голос и кладя руку на плечо пожилому».
Почему Фолко вздрогнул, не зная ничего о Лестнице? Почему Олмер успокаивал собеседника, если тот не вздрагивал? Что-то тут не так.

«Мордор пуст и безлюден, -- отвечал Теофраст. -- Кто там будет жить после всего происшедшего!»
Орки там живут, об этом сказано в ЧК и АХ. О их численности говорит то, что в АХ из «окончательно обезлюдевших» деревень было набрано [12 000 обученных воинов].

«Но Три Эльфийских, Три прекраснейших Кольца потеряли силу, и их владельцы ушли на Заокраинный Запад. Наверняка, решил я, утратили могущество и Гномьи Кольца. Но все оказалось не так.
…если это действительно одно из Семи -- кто знает, не от близости ли к сердцу нашего мира, мира тангаров, в нем ожила какая-то часть его древней мощи?»
Всё, что относится к Кольцам, будет сказано здесь. Сохранение Девяти Колец и их разброс по миру считается основной посылкой книги и не оспаривается.

Первое -- почему Три, наименее из всех связанные с Одним, потеряли силу, а Семь(оставшиеся) и Девять сохранили? Второе -- почему Девять представлены настолько темными и «злыми»? Создавали их всё-таки эльфы, а печальную участь их обладателям обеспечивало влияние Кольца Саурона. Третье -- почему Кольца обладают способностью передавать носителю какую-то силу или информацию, которой не обладали назгулы? Имеется в виду способность Олмера глушить палантиры. Четвертое -- почему Кольца позволяют Морготу создавать «канал связи» с носителем и впоследствии воплощаться в него? И почему он ранее не воспользовался этой возможностью?

«И мы идем за ними... хотя мы уже почти на треть люди...»
Общеизвестно, что орки считать умеют. Так каким образом полуорки, ненавидящие обычных орков, да еще и похищающие человеческих женщин могли превратиться в «на-две-трети-орков»?

«-- Что ж, прошедший действительно станет куда сильнее и многое сможет. Но он будет зря стараться... Призвавший Смерть против Жизни нарушил завет Валаров...»
Мне о подобном завете неизвестно. Использование призраков, между прочим, было поступком весьма гуманным: противников просто распугали, «неупокоенных» освободили.

«…его правая рука незаметно подняла с земли тяжелый и короткий смолистый сук. Хоббит действовал не рассуждая, словно его поступками руководила чья-то воля… Фолко изо всех сил запустил тяжелой корягой туда, где, как ему казалось, находился неизвестный. В следующее мгновение хоббит с мечом наголо уже бросился в кусты».
Реакция Фолко поражает своей неадекватностью. Почувствовал чей-то взгляд и сразу, не рассуждая, кидаться тяжелыми предметами, меч наголо... Это при том, что никакой опасностью в хоббитском лесу и не пахнет. А если бы это был не карлик, а местный ребенок, гулявший по лесу и наткнувшийся на двух вооруженных людей? Он бы посмотрел на них недружелюбным и испуганным взглядом (а может быть, и холодным) и получил бы суком в лоб. [Паранойей попахивает. Странно, а так вроде вполне адеватный хоббит был. На гнома с ножом сразу не бросился, едва завидев тень, а тут, не глядя, всяким кидается.]

«В странном ослеплении он готов был сейчас рубить всякого, кто осмелился бы встать у него на пути, -- только не знал, как это делается»
Слава богу, что не знал. Еще к вопросу адекватности.

«Только на юге Лунных Гор делают пятислойные кованые топоры с шипом».
Странная манера разговора. Даже если он эксперт по топорам, с чего вываливать такую кучу данных на незнакомцев. Тем более, когда всё объяснено еще первым предложением. Кстати, неясно, какие же ещё могут быть топоры, кроме как «кованые»? [Вероятно, штампованные и фрезерованные. Впрочем согласен, придирка мелочная. Прошу прощения!]

«Тебя могли убить голыми руками, не вставая из-за стола!»
«У нас длинные руки!». Без комментариев.
[«Санделло ведь мог убить ножами не вставая из-за стола? Я думаю, мог»
Такая конструкция обозначает именно причину смерти. Ср. «убить мечом», «убить ударом». Если речь шла о ножах, то следует писать «убить метательным ножом», но никак не голыми руками.]

«…завернул найденный меч в оказавшуюся в кармане тряпку и спрятал его за пазухой».
Интересный способ хранения оружия.

«Иногда Торин вдруг принимался что-то бормотать себе под нос на непонятном своем языке»
А я-то считал что гномы свой язык при посторонних (не гномах) не распускают и говорят на Всеобщем.
[«Может и во сне гномы такие осторожные?»
Только гномихи, когда рожают, могут кричать «мама» на секретном языке. А так -- полная тайна.]

«Урукхаи, -- пояснил Фолко. -- Я читал, что так назывались те страшилища, что служили Саруману»
Плохо он читал. Урук-хай -- название всех крупных, боевых орков. К примеру, в одноименной главе ВК к урук-хай относятся все орки, кроме, возможно, морийских. Если трактовать слово буквально, то урук-хай вообще «народ орков».
[Саруману служили еще и люди, да и простые горные орки -- они тоже урукхаи? С другой стороны, многие урукхаи служили Саурону.]

«…вдруг произнес внутри его чей-то очень спокойный и рассудительный голос. -- … энты, поднявшись, громят Исенгард, спасают бьющихся в Хелмском Ущелье, приходят на помощь в решающий час битвы на Пелленорских Полях!»
Прямо поэт Бездомный. Все эти «внутренние голоса» мне подозрительны. А этот еще и несет чушь. Какие ещё энты на Пеленнорских Полях? Что-то никто их там не заметил.

«Сейчас истерлинги ослаблены, и это хорошо, но последние несколько зим там были мягкими, лета -- в меру дождливыми, степи полны сочной зеленой травы -- и численность их вскоре возрастет…»
Причем тут трава? Речь идет о людях или о конях? Конечно, если «вскоре» -- по меркам летописца -- лет 30, тогда может быть.
[«Речь ведь не о умножении народа/коней, а о войске. Была бы трава, чтобы коней прокормить, будет и конница у степей».
Что-то я не помню ни одного кочевого народа, у которого была бы нехватка коней. Их всегда в избытке. Хорошо, пусть много коней погибло в последней битве, но ведь и их всадники тоже. И увеличится численность войска сможет лишь когда родятся новые всадники.]

«…а надев себе на палец, так и не смог больше снять.»
Страшно подумать, как это кольцо потом передавлось по наследству…

ЧК:

«все приключившееся с ним за два года было лишь дурным сном»
Откуда взялись два года? Я насчитал чуть больше одного.

«пламень нечеловеческих очей Великого Орлангура в мягкой зеленой полутьме его заповедного логова, запечатленный в узоре на клинке?»
Как мог этот пламень, появившийся 2 тысячи лет назад, быть запечатлен на 10-тысячелетнем клинке?

«Пожиратели, не останови их, в конце концов доберутся и до Заморья»
Как это у них может получиться, непонятно. Даже не учитывая того, что плавать они принципиально не могут.

«…скрестив своих мелких подручных-вампиров с попавшими ему в руки и особым образом умерщвленными гномами».
Под вампирами здесь, надеюсь, подразумевается порода летучих мышей, поскольку вампиров в стиле Стокера в Средиземье не водилось. Вообще же, скрещивание с покойниками -- уже не скрещивание, а извращение. Наверное, Моргот и на такое способен.

«Гурры сильны, упорны, не устают возносить ему хвалы за дарованное им земное существование»
Где они были раньше? Чтобы Саурон не воспользовался такими лояльными существами -- не верю.

«Сам же он говорит так, позабыв собственное возникновение: вначале было Ничто, был Хаос -- но неоднородный. И были в нем изначальные области сгустков мрака, первородной субстанции»
Пустота (она же Ничто, она же Void), Хаос и Тьма -- весьма различные понятия. Тут они практически тождественны. И Моргота, между прочим, послали не во Тьму (что было бы весьма странно), а именно в Ничто.

«Это случилось давно, две тысячи солнечных кругов назад: в наш Мир вступил Великий Орлангур». «пока тянулась Третья Эпоха, низвергались в огненные бездны Роковой Горы Кольцо Всевластья и Назгулы: там, вне стен Мира, зрело сознание Великого Орлангура».
К концу Третьей эпохи и уничтожению Кольца это сознание уже созрело и не находилось вне стен Мира.

«…выйти за Стены Арды, найти Моргота и навечно скрепить его путами :
великое войско, выйдя из них, начнет свой путь на запад, если, конечно, Валары и служащие им не проявят благоразумия и не отдадут ключи от Двери Мира добровольно».
Почему Орлангур, сам явившийся из-за Стен Арды, поведет войско через Море и Черту на Валар, а не к той дырке в туннелях Черных Гномов, через которую он влез? Казалось бы, это гораздо проще.

«И тогда воистину бессмысленными станут все до единой короткие и горькие человеческие жизни, все труды, мысли, порывы, подвиги, подвижничество, вдохновение, озарение -- все станет бессмысленным».
И это говорит создание, познавшее будущее: А то, что люди присоединятся ко Второй Музыке, его не смущает? Это, кстати, заставляет заподозрить личные мотивы -- люди (и, по некоторым данным, гномы) будут-таки существовать после Конца Мира, а вот про всяких самозародившихся драконов Эру ничего не говорил:

«И надлежит вам, сильномогучим вождям, отбросив распри…
Я дам вам -- на краткое время -- силу убеждения…
…а правители его, побывав у Великого Орлангура, стали его последователями, и народ Княжества во всей многочисленности отрекся от суетных соблазнов».
Почему, собственно, Олмер, упертый на свободе людей, испытывает такую ненависть к западным эльфам и весьма нейтрально расположен к Орлангуру и его последователям? Сравните Саурона, Валар, Гномов, Моргота, Эльфов, Орков и Орлангура. Кто из перечисленных больше вмешивается в дела людей?

«Но будь спокоен -- я вернулся! Я вернулся туда, где прожил свои лучшие годы -- в Средиземье, увы, но в облике Гэндальфа…»
Собственный смысл фразы таков: Олорин вернулся в Средиземье; к его сожалению, для этого пришлось опять принять облик Гэндальфа. Вариант: Олорин вернулся в Средиземье, где ранее, к сожалению, удавалось пожить только в облике Гэндальфа. Но, исходя из общего контекста, здесь должна быть фраза со смыслом «Я снова с тобой говорю, но, на этот раз, только как Гэндальф». То ли это кривой способ выразить эту мысль, то ли сохранившееся начало какой-то погибшей сюжетной линии с вмешательством Гэндальфа.

«У носившего их возник тайный канал связи со Скованным, с самим Мелкором: Но почему тебе не предотвратить эту войну? -- А чем она лучше тех, что были до нее или же последующих? :Не судья я в спорах людей -- побеждать должен сильнейший».
Почему Орлангур (у которого текущая задача-максимум -- любыми способами не допустить возвращение Моргота) так прохладно относится к Олмеру? Можно было помешать ему, не начиная войну и даже не откусывая ему голову при встрече -- достаточно найти пару-тройку колец раньше чем он.

«И едва тело Повелителя Гондора исчезло под лавиной конских копыт, словно что-то сломалось в гондорском войске. Разламываясь, разрываясь, превращаясь в беспорядочное месиво бегущих, подались назад его полки».
Несомненно, к этому моменту Олмер смог бы, использовав свои назгульские способности, обратить войско в бегство. Но вот просто так, даже после смерти Короля, опытные воины от конницы не побежали бы.

Бонус:
«Воды Великого Моря, благословенные Воды, омывающие Тол Эрессею и Валинор, обрушились наконец на пламень Пожирателей Скал. Чудовищный клинок вспорол Средиземье. В содрогании неописуемого взрыва исчезало все, меняли свой курс реки, проваливались горы, вздымались новые вершины. Глубоко в тело материка врезался новый залив...»
Интересно было бы на досуге прикинуть «минимальное давление в желудке взорвавшегося кадавра». На жаргоне физики атомных реакторов такое, между прочим, называется «большим паровым взрывом» и считается событием практически невозможным. Вместо него происходит серия из «малых взрывов», не приводящая к значительным разрушениям.

Теперь плавно перейдем к языку. Вынуждены сообщить судьям и оппонентам что фэнтези -- это, как ни странно, тоже литература и должна отвечать общелитературным критериям. Если же книга им не отвечает -- это не отличительная особенность жанра, а отличительный недостаток данной конкретной книги. Посему, мы утверждаем, что так как язык, которым написано КТ, не может являться примером хорошего литературного языка, то это его недостаток.

Автор: Melnar.
Выдержки из работы «Баги из КТ».

Эксмо-пресс, 1999
ЭК
С. 97: «…хорошие руки и глаз не дрожит».
Что имеется в виду, в общем-то, понять можно. Но дрожащий глаз -- это что? Нервный тик?

С. 129: «Случайная встреча Перегрина и Мериадока, их безыскусный рассказ -- и энты, поднявшись, громят Исенгард, спасают бьющихся в Хелмском Ущелье, приходят на помощь в решающий час битвы на Пелленорских Полях!»
Похоже, что кто-то запутался в слишком сложном предложении и забыл, что энтов на Пелленорских Полях не было. Возможно имелось в виду «…спасают бьющихся в Хелмском Ущелье, и те приходят на помощь…».

С. 292: «…мои силы действительно очень ослабли».
Ослабшие силы -- как-то плохо звучит.

С. 515: «…здесь у меня тихо и покойно, я не пущу сюда ветры».
Ветер -- ещё бы ничего. Но «пустить ветры» -- выражение по меньшей мере двусмысленное.

С. 572: «Что за ужасный плод дали союз Багрового Пламени, Огня Удуна, детища Моргота и Подгорной Предначальной Тьмы! Хотел бы я знать, что пробудило их от тысячелетнего сна...»
Во-первых, союз -- число единственное; «дал союз». Во-вторых, непросто разобраться в том, сколько же сторон было в этом союзе -- от двух до четырех.

С. 600: «Если вам дороги свободная и счастливая жизнь Средиземья, то сделайте, что сможете, для ее защиты!»
Жизнь, независимо от количества прилагательных, имеет единственное число.

ЧК
С. 27: «…здешних лесорубов, углежогов и древоделей».
Кто такие древодели? Древоделов.

С. 113: «Серединное Княжество -- первое из их людских королевств».
Из чьих людских королевств?


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 17:30
Сообщение #23


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


ЧАСТЬ 3

Встречайте, обещанный опус пана Лукавого…

Автор: Лукавый.
«Фактография к вопросу о стиле Перумова».

С самого начала хочется сделать заявление. Мы заранее предлагаем противной стороне не пытаться апеллировать к общим контраргументам трех типов:

1) КТ -- первая книга г-на Перумова (далее -- НП), которую он, к тому же, писал «в стол».

Первая книга -- важнейший шаг для каждого начинающего писателя, и если последний не уделяет должного внимания стилю, которым она написана, то непонятно, почему читатель должен делать на это скидки. «Встольность» -- тоже слабый довод: перед изданием или его попытками автор, по уму, должен был тщательно вычитать и проработать текст. НП не захотел или поленился это сделать. Посему мы имеем то, что имеем. Думаю, о переизданиях, перед которыми тоже неплохо было бы организовать качественную правку (о чем, кстати, в том же издании 1999-го года с восторгом заявляет ЭКСМО), не стоит и говорить. Вот где, казалось, стоило бы пройтись с редактурой. Держа в руках указанные тома 1999-го года, я затрудняюсь сказать, что якобы предпринятая правка пошла книге на пользу.

2) Ошибки и стилистические ляпы КТ -- вина корректоров и редакторов.

Тут можно разве что пожать плечами. Если все это промашки редакторов и корректоров, то мы с вами имеем счастье лицезреть самый что ни на есть авторский стиль. В чистом, так сказать, первозданном виде. И, в таком случае, кроме как с автора, спросить больше не с кого. С автора мы и будем спрашивать. Точнее, с авторского текста. НП сам заявлял, что за писателя говорит книга. Вот и поглядим, как она «говорит».
Хочется также отметить, что в издании 1999-го года совершенно ясно указано: «издано в авторской редакции». После этого кивки на редакторов и корректоров выглядят уж совсем не серьезно.

3) Наличие ляпов и ошибок характерно для многих авторов фэнтези.

Нас не интересуют ошибки и ляпы других авторов фэнтези. Мы рассматриваем вполне конкретные случаи стилистической слабости авторского текста, подписанного «Ник Перумов», и попытки оправдаться тем, что в такую же лужу сел еще кто-то, кажутся нам неубедительными.

В «Ржавчине» я приводил много стилистических ляпов и ошибок Перумова. Чтобы не сильно повторяться, имею честь предложить Вам краткий разбор двух глав из второй части ЭК -- первой и второй. Они вместе занимают порядка 50 страниц. Посмотрим, сколько всего успел НП на таком небольшом отрезке текста.

Издание:
Эльфийский клинок: Эпопея «Кольцо Тьмы» Книга 1. -- М.: ЗАО Изд-во «ЭКСМО-Пресс», 1999.


Глава 1. «Южный тракт».

Стр. 296.
1. «Пустые, безлюдные пространства пышно расцвели, избавившись от умелых, но временами докучливых человеческих рук. Сегодня, правда, вдруг задуло с севера...»

Скажите, какая логическая связь между двумя предложениями в этой связке?

Стр. 298.
2. «Он искренне горевал об этом, и Фолко понял, что для него прошлое по-прежнему живо, и ради того, чтобы вновь, в который уже раз, возродить Морию или хотя бы попытаться понять, что же творится там на самом деле, Двалин был готов отдать жизнь».

Страшная по своей тяжеловесности и очень характерная для НП фраза. Непонятно стремление автора умостить все в одно абсолютно неудобочитаемое предложение.

Там же.
3. «В его серых глазах, редкого среди гномов цвета...»

Отсутствие какого-либо согласования частей фразы.

С. 299: приводится рассказ о сите Трора. Он не имеет отношения к стилю, но пройти мимо невозможно. Мне просто интересно: НП вообще что подразумевает под ситом? Как автор представлял себе переработку им руды таким образом, что «труд облегчился многократно»? Фокус в том, что с ситом Трор собирался «уйти» от сородичей. Из последнего заявления нетрудно сделать вывод, что волшебный агрегат был вполне транспортабелен, а значит -- не слишком больших размеров. То есть, вся Мория стремительно разбогатела, таская руду со всех шахт в одно-единственное не так чтобы очень крупное сито? Потрясающая концепция.

"Отсюда -- старинная гномья примета!" -- поучал Хорнбори Фолко, -- "Если увидишь качающийся камень -- значит, пиво было не разбавлено..."
Золтанг Бардинг

С. 300: НП вводит другой чудесный гномий артефакт -- Ролштайн. Тут, опять же, возникает вопрос: НП осознает, как рубят штреки?
«Ролштайн был с виду самый обыкновенный камень, правда, довольно крупный, говорили, что примерно с молодого бычка. Он катился сам, понимаешь, сударь мой Фолко, он катился сам и прошибал тоннель в любой самой прочной скале. Тангару оставалось лишь идти за ним, словно пахарю за плугом».

Представим себе этот процесс. Камень упирается в стену и начинает «прошибать тоннель». Как?! Он, что, продавливал скалы? Мощную горную породу вминал, будто пластилин? Горная порода физически не может так сминаться, это не фольга. Из штрека камень обычно вырубают и вывозят на поверхность. Как мог Ролштайн, «обыкновенный камень», не имевший конечностей, буров, кирок, вырубить из сплошной стены породу? Куда он, закрывавший собой образовавшийся тоннель, девал выдолбленную породу? Пропускал, как червь, сквозь себя? Но ведь «тангару оставалось лишь идти за ним, словно пахарю за плугом». Следовательно, гном просто присматривал за направлением движения Ролштайна и перенаправлял его в случае необходимости. Выдолбленная порода, судя по всему, растворялась в воздухе. Замечательное решение инженерных задач. А вообще-то -- абсурд.
Но продолжим.

Стр. 302.
4. «Они собрались в узком пространстве между фургонами, предусмотрительно выставив вокруг стражу, чтобы их не подслушали. Сидели тесно, друг на друге, и говорили полушепотом...»

Впечатляющая картина. Интересно, люди сидели на гномах или гномы -- на людях?

Стр. 307.
5. «Уж слишком маслянисто блестели его маленькие хитрые глазки.»

Глаза могут блестеть не слишком маслянисто или чуть-чуть маслянисто?
Опять же, характерная черта НП: пытаясь подчеркнуть какое-то качество, он строит фразы так, что предложение выглядит просто-напросто комично.

Стр. 308.
6. «-- Но вы будете нужны здесь, -- возразил им Рогволд. -- Гномы отпадают -- вы совсем не умеете ходить по лесу, почтенные, не в обиду вам будь сказано.»

К вопросу о речи персонажей. Попытки ее архаизировать НП напрочь проваливает пассажами вроде этого. А уж слова «почтенные» и «отпадают» в одном предложении и вовсе смотрятся неуклюже.

Стр. 310.
7. «Уползая наверх, вслед за следопытами, Фолко оглянулся -- пони глядел на него с немым укором».

Я не знаю, как можно серьезно прокомментировать эту фразу. Не знаю.

Там же.
8. «…они медленно и осторожно крались короткими перебежками от ствола к стволу...»

Как можно красться перебежками, я тоже не знаю.

Стр. 311.
9. «Впереди гибкой змеей извивался Алан, проскальзывавший, словно крот, под кочками и корнями...»

Два сравнения нагромождаются друг на друга, и получается каша. К тому же, сочетание «проскальзывающий крот» вызывает у меня стойкий стилистический дискомфорт.

Там же.
10. «Однако минуты шли, и пока все оставалось как было».

Неловкая и неудобочитаемая конструкция.

Стр. 320.
11. «Фолко уже совсем было прицелился в него -- не по-настоящему, однако, а лишь на случай, если его заметят...»

Очередная корявая фраза. Как можно прицелиться «не по-настоящему»? И что он собирался предпринять в том случае, если его все-таки заметят? Прицелиться по-настоящему?

Стр. 321.
12. «…то и дело доносились звонкие хлопки арбалетов».

Это не хлопушки с серпантином. Это боевые арбалеты. Они делают все, что угодно, только не «звонко хлопают».

Глава 2. «Пустые земли».

Стр. 322.
13. «…враг мог попытаться настичь их».

Крайне неловкая конструкция из двойного инфинитива. Неудобочитаемо и не звучит.

Стр. 323.
14. «Строн, умело отбив отчаянный удар, спокойно опустил топор на незащищенную шею противника».

Меня все больше и больше изумляют сочетания, которые подбирает НП. Гном топор, что, положил на шею противника? У меня после фразы «спокойно опустил» в воображении возникает именно такая картина. При этом умом я понимаю, чем именно закончилась встреча топора и шеи. Таким образом, эмоционально-стилистическая окраска фразы совершенно не соответствует тому содержанию, которое подразумевается действием.

Стр. 324.
15. «…разбойник не сам запрыгнул в телегу, а сделал это лишь по особой его, Малыша, просьбе, подкрепленной некоторым весьма весомым доводом, после чего любезно согласился во избежание досадных недоразумений, чтобы ему связали руки и ноги его же собственным поясом».

Сама по себе неловко сконструированная фраза. Подразумевалась «некоторая» ирония, но предложение (а оно еще и продолжается) составлено так топорно, что воплощение иронию убивает совершенно. Сочетание «весьма весомый» в очередной раз подтверждает, что НП абсолютно не слышит собственной речи.

Стр. 326.
16. «-- Они что, из Ангмара, что ли

Коряво. Повторюсь: попытки архаизации речи и такие вот типичные для современной разговорной речи выражения друг с другом здорово диссонируют.

Стр. 327.
17. «-- Мы не палачи и не судьи, как я уже говорил».

Почему-то меня неумолимо тошнит от таких искусственных выражений в речи персонажей.

Там же.
18. «-- Если хочешь, возвращайся домой и постарайся загладить свою вину. Нет -- иди по всем семи ветрам».

В попытке избежать присказки «иди на все четыре стороны» НП соорудил свою. Соорудил, на мой взгляд, бестолково.

Стр. 328.
19. «Помня постоялый двор и загадочного «Толстяка», они закаялись болтать по харчевням...»

Очередная неловкость в попытке добиться архаичного звучания. Смысл фразы в том, что компаньоны решили больше не трепаться в заведениях общепита. То есть -- зареклись. Глагол «каять» и «каяться» издавна используется в одном значении: «осуждать, укорять» и «корить самого себя, виниться» соответственно. Что автор пытался изобразить словом «закаялись», я сказать затрудняюсь.

Стр. 329.
20. «-- А вся смута во владениях Северной Короны -- дело чисто человеческое...»

«Типа да, сечем, братан».
Архаика летит ко всем чертям. Опять и снова.

Стр. 330.
21. «Попрепиравшись еще немного, они разбудили Малыша и отправились спать».

«Больной, просыпайтесь, пора принимать снотворное» (с)
И неуклюже торчит это «попрепиравшись».

Там же.
22. «Фолко забился поглубже в одеяла и совсем уже было приготовился закрыть глаза...»

«Приготовился закрыть глаза» -- это очень сильно. Так и представляется: на старт, внимание, за-а-акрываем! А уж «забился в одеяла» -- совсем картина маслом. Видимо, каждому постояльцу выдавали дюжину пуховых одеял.

Стр. 331.
23. «…перед ними вздыбились высокие серые башни и многозубчатые стены древней твердыни».

Попытка представить себе вздыбленные башни и стены с успехом провалилась. Это в корзину к «спокойно опустившемуся топору». Стремление достичь образности путем убийственных сочетаний совершенно понятно у начинающего писателя и -- совершенно не удается.

Стр. 332-333.
24. «…из слов дружинника выходило, что дальше, к югу, на протяжении трех дней пути жилья нет...»

«К вам Выбегалло забегалло?» (с) [«Понедельник начинается в субботу» А. и Б. Н. Стругацкие. Для педантов.]
Угу. И в слова -- заходило.

Стр. 338.
25. «Стихли шутки и разговоры; лица у всех отяжелели».

Ага. После чего -- облегчились. Ну что за конструкции такие:

Стр. 339.
26. «Холмы стали еще плавнее и сглаженней;
Фолко казалось, что они едут по гигантской стиральной доске -- то вверх, то вниз

Во-первых, ужасают холмы, ставшие «плавнее и сглаженней».
Во-вторых -- полное отсутствие авторской логики в отдельно взятой и законченной фразе. Если холмы стали такими плавными и сглаженными, то при чем тут «стиральная доска» и «вверх-вниз»? Или НП воображает, будто стиральные доски «плавные» и «сглаженные»? Но тогда почему «то вверх, то вниз»? Это, по-моему, от желания изобразить высокохудожественную речь, понатыкав где попало сравнений. При этом качество сравнения в расчет не принимается. А зря. Помню, в первой части ЭК была «вода, прозрачная, как зеркало». То ли автор никогда не видел воды, то ли -- зеркала.

Стр. 341.
27. «Нахлынувшую было грусть развеяли гномы, дружно прогорланившие несколько баллад».

Баллады не горланят и не развевают ими грусть. Все происходит с точностью наоборот.

Стр. 342.
28. «…опасаясь внезапного нападения, они шли, далеко разбросав парные дозоры».

По моему нескромному мнению, крайне неудачная и нескладная фраза. Если объяснять, что я имею в виду, то имею я в виду следующее. «Разбросанность» предполагает под собой некую статичность «разбрасываемых» предметов. Дозоры же двигались вместо со всеми. Посему конструкция ощущается неуклюжей.

Там же.
29. «Фолко сидел, засунутый немилосердной рукой Торина между мешков возле небольшой щели в пологе фургона».

Знаете, какая мне рисуется картина? «Немилосердно» втиснутый между мешками, скрючившийся хоббит, только и способный, что одним глазом посматривать в щель. Прямо «Шесть дней, семь ночей», помните там эпизод с самолетом и надувной подушкой? Вот, оно самое и представляется. И виной тому неудобочитаемая формулировка. По-моему, НП совершенно не чувствует того, что пытается описать, посему выходят такие в высшей степени странные пассажи.

Стр. 344.
30. «…остальные улеглись в середине круга и постарались забыться. Однако шли часы, где-то поблизости глухо заухал филин, над поляной в неровном, трепетном полете промелькнули бесшумные тени летучих мышей -- но все было спокойно. И Фолко, несмотря на твердое решение не спать в эту ночь, сам не заметил, как веки его смежились».

Внимательно прочитайте этот абзац и попробуйте проследить логику. Мне не удалось.

Там же.
31. «-- Ударим неожиданно по тем, кто тянется за нами, пощупаем их остриями и лезвиями

А также наконечниками стрел, копий и арбалетными болтами. Просто -- коряво.

Стр. 345.
32. «Фолко, прикусив губу, покосился влево-вправо, а потом тихонько пополз вперед, скользя между невысокой порослью. Он решил добраться до одиноко росшей на склоне липы и затаиться у ее подножия. Ему удалось сделать это незаметно; вжавшись в небольшое углубление, он приготовил лук».

Тут необходим контекст. А контекст, кто не помнит, такой: они сидят в засаде и ждут преследователей, которых не видать за версту. Спрашивается: «незаметно» от кого «ему удалось сделать это»? От врагов, которых поблизости нет и в помине?!

Стр. 345-346.
33. «Хоббит успел развернуться раньше, чем даже подумал о том, что же делать дальше; не успев ни удивиться, ни испугаться, он увидел, как раздвинулись кусты у него над головой и из зелени высунулась морда огромной черной собаки, показавшейся ему в тот миг вдвое больше обычного волка. С вывернутых черных губ собаки свисала слюна. На мощной шее был надет ошейник с длинными острыми шипами.
Ужас не успел лишить хоббита сил; его руки сделали все прежде, чем успела вмешаться голова».

Удивительное богатство авторской речи:

Стр. 346.
34. «…за водой к Сираноне ходили чуть ли не половиной отряда, расставляя людей и гномов с арбалетами по всему пути...»

Здравствуй, друг Абсурд. Что безопаснее: скрытно сходить одному-двум людям или переться всем отрядом, расставив по периметру охрану? Может, еще в рога дуть заранее, чтобы враг точно знал: мы идем. И не куда-нибудь, а за водой! Интересно, пописать они тоже ходили половиной отряда, «расставляя людей и гномов с арбалетами по всему пути» ?
И еще одно. Меня невероятно, до нервной дрожи достал этот убогий паразит «чуть ли не», которой НП втыкает -- везде.

Стр. 347.
35. «Фолко готов был поклясться, что все они не прочь поскорее укрыться за несокрушимыми морийскими стенами».


Звучит оно примерно как «укрыться за стенами пещеры».
Не сочтите меня занудой, но Мория -- это не крепость и не рыцарский замок.
У нее стен, как таковых, нет.

И тут две выбранные главы, наконец, закончились.

Автор: Pandora.
«Анализ фактографии».

[Для краткости я пронумеровал ошибки из предыдущей работы и в этой работе вместо их цитирования употребляю номера.]

После разбора двух глав, взятых наугад (после первого прочтения выделено более 30 ошибок) можно сделать неутешительный вывод: автор допускает огромное количество ошибок. Писатель должен хотя бы вычитывать свою книгу на предмет ОСМЫСЛЕННОСТИ предложений и примитивных ТАВТОЛОГИЙ. Создаётся впечатление, что Ник этого делать не стал.

Большинство стилистических ошибок связаны с:

1) Неправильным построением предложений: к примеру, неоправданные нагромождения деепричастных и причастных оборотов, сравнений и придаточных предложений, что ведет к «гусеничнообразным» фразам, которые очень тяжело воспринимать.

К примеру, № 2. Здесь мы наблюдаем сложносочиненную конструкцию, вторая часть которой представлена сложноподчиненным предложением с тремя (!) придаточными предложениями. Плюс к тому, Перумов допускает очень серьезную ошибку: в фрагменте «Фолко понял, что для него» -- местоимение «него» логически относится именно к Фолко, а не к Двалину, что подразумевает НДП. Отсюда логическая путаница (с первого раза понять, что к чему относится почти невозможно).

Подобные нагромождения придаточных предложений и оборотов обычно встречаются в НАУЧНОЙ литературе, но разница в том, что там они оправданы (дабы отследить логические связи), в художественном же тексте это ведет к бессмысленному усложнению и в конечном итоге (что заметно по примерам) автор САМ запутывается в подобных фразах и теряет смысловую нить.

Например, № 9. Налицо нагромождение двух сравнений, отсюда получается путаница. К тому же предикат «проскальзывать» логически стремится к субъекту «змея», а не к «кроту».

Или еще один типичный пример, где автор сам теряет логическую нить: № 30. Отследить логику противоречивых желаний и намерений Фолко в этой фразе очень проблематично. Т. е. налицо разрыв логических связок и смысловая несогласованность частей предложения. Подобные фразы ведут к тому, что добрая часть текста вообще не воспринимается читателем, а отсюда -- неполная понимаемость мотивов и реакций героев, а иногда и смысла событий.

2) Вторая категория ошибок связана с тавтологиями: и это можно посчитать за грубую ошибку, т. к. автор уж точно должен вычитывать свой текст на предмет повторов: № 32. Помимо тавтологий (глагол «успеть») здесь видны невооруженным глазом знакомые нагромождений деепричастных и причастных оборотов.

3) Также у Перумова очень часто встречается так называемый «канцелярский» язык, т.е. вставки искусственной речи (которая часто употребляется в науке или учебных пособиях). Например, слова типа: «из слов выходило…» или «как я уже говорил», а также современные обороты: типа «чисто по человечески» или «не в обиду вам будет сказано» [№№ 6, 17, 20, 24]. При этом, надо заметить, что Перумов очень любит придавать речи некоторых героев архаичность и своеобразие. И подобные искусственные словосочетания напрочь убивают все старания автора по архаизации речи. Сразу чувствуется осовремененный стиль, и такой контраст стилей очень режет глаз:

Например, № 6. Налицо смешение стилей: архаичное «почтенные» и осовремененная фразочка «гномы отпадают» и «не в обиду вам будь сказано» (кстати слово «будь» здесь -- явная попытка архаизации выражения, но оно совершенно выбивается из ритма данной фразы и произносить такое выражение, мягко скажем, не совсем удобно)

А вот еще пример: № 15.

Кстати, эта проблема Перумова -- проблема искусственности оборотов -- напрямую связана с первой категорией ошибок -- неправильным построением предложений: наблюдаемая в КТ «гусеничнообразность» и чрезмерное обилие деепричастных (причастных) оборотов, характерно именно для искусственной речи (наука, учебные пособия и т.д.).
И отсюда, как говорилось выше, -- все перумовские баги со смысловыми противоречиями, несогласованностью частей предложения и т.д.

4) Теперь, что касается мелких огрехов, то это в основном неточное, а также неверное употребление слов,

№ 5. Разве глаза могут блестеть не слишком маслянисто или чуть-чуть маслянисто?

5) Неподходящие или корявые метафоры. Ник, надо заметить, любит переделывать уже существующие обороты, но делает это явно неудачно: № 18 -- явная попытка переделать присказку «идти на все четыре стороны».

6) Логические противоречия в предложениях, типа № 8.

Подобные оплошности на самом деле можно также отнести в грубые баги, т. к. все эти противоречия означают, что автор не просматривал свою книгу с точки зрения логики предложений, отсюда -- не выловленные логические ошибки.

Кроме того смысл некоторых предложений совершенно идет вразрез с логикой, [как упомянутые в работе пана Лукавого истории про Ролштайн и Сито Трора].

[Вывод:] стиль г-на Перумова грешит многочисленными грубыми [и непростительными для серьезного писателя] ошибками.

«Можно поспорить с тем, что… («Я сам придумал это возражение, потому что на него у меня есть хороший ответ»).
Из инструкции для читателя научных статей из сборника «Физики шутят».


Теперь немного поиграем на опережение. Кроме вышеприведенных предуведомлений пана Лукавого еще добавлю:

-- А в новом издании они исправлены!

За отмазку не канает, особенно в таком голословном варианте, без приведения «исправленного» варианта. Предыдущее издание тоже называлось КТ и нигде в Правилах не оговорено, какие издания можно использовать, а какие нельзя. Намек: мы не против использования первого издания ВК, если оппоненты сумеют его найти.

-- Да, в КТ есть огрехи, но, читая КТ, замечали ли Вы их сразу? Сильное место КТ -- сюжет, за который можно простить многие грехи. Ляпы Перумова носят локальный характер и портят впечатление лишь самым дотошным и въедливым читателям.

Очень часто встречающийся аргумент. Однако вышеперечисленные недостатки от этого никуда не исчезают и, более того, остаются без опровержения. Да, замечали, их там слишком много -- почти на каждой странице разобранных глав. Мы считаем такой «бартер» неприемлемым, как исключительно субъективный. О сюжете КТ -- милости просим, излагайте, а мы покритикуем. Насчет локального характера -- нет, ляпы у него, к сожалению, везде и всяческие. Полное их исправление неминуемо повлечет за собой кардинальную переработку книги.

-- Зато интересная!

Опять попытка бартера. Процитирую А. Зеркалова из предисловия к сборнику Стругацких:
«Одно из расхожих мнений: фантастика всего лишь развлекательное чтение. Это совершенно неверно, если говорить о мало-мальски хороших произведениях. Верно другое: фантастические книги, даже слабые, почти всегда интересны».
(Стругацкий Аркадий, Стругацкий Борис. Жук в Муравейнике: Повести /Сост. Р. Секачев; Предисл. А. Зеркалова; Худож. В. Чупин, Л. Никитин. -- Кишинев: Лумина, 1983. -- 588 с., ил. -- (Серия «Мир приключений»)).


О ВК.

О достоинствах ВК.

Итак, что же нам нравится в ВК: хороший язык, детально проработанный и непротиворечивый мир, многогранные образы персонажей, захватывающий сюжет, мощное идейное содержание, влияние лучших культурных традиций. Теперь займемся доказательством того, что все это действительно присутствует в ВК.

Насчет языка, которым написан ВК, предлагаю послушать профессиональную англоязычную писательницу Урсулу Ле Гуин. Мы надеемся, что ни у кого не возникнут подозрения, что она плохо разбирается в литературе и языке. Ей нет нужды выгораживать ВК – напротив, для нее могло бы иметь смысл раскритиковать книгу-конкурента, однако она этого не делает. Далее будут приведены цитаты из ее статьи «Ритмический узор в романе «Властелин Колец». Я мог бы рекомендовать прочесть ее полностью (http://www.kulichki.com/tolkien/arhiv/manuscr/LeGuin.shtml), но, не желая утомить читателя, мы будем вынуждены привести лишь некоторые отрывки из нее:

«Поскольку у меня трое детей, я прочла трилогию Толкина вслух трижды. Это -- замечательная книга, для чтения вслух или (с точки зрения детей) для прослушивания. Даже, длинные предложения звучат вполне ясно и в соответствии с дыханием; знаки препинания -- точно там, где вам нужно остановиться, чтобы перевести дух; ритмы -- изящны и чеканны. Подобно Чарльзу Диккенсу и Вирджинии Вульф, Толкин, должно быть, слышал то, что писал. Проза романиста такого уровня становится подобна поэзии в том, что она вызывает желание услышать живой голос, произносящий это, для того, чтобы обрести полную красоту, мощную и тонкую музыку, энергичность ритма.
…Его стихотворные вставки в ткань собственно прозаического повествования -- часто перемешаны со стихами, и в трилогии, однажды по крайней мере, он незаметно ускользает от прозы к стиху, не выделяя этого в печатном тексте.
…Повествование переходит в сбалансированные ритмы в моменты эпического действия, приобретает величественный размах, напоминающий эпическую поэзию, но всё же остается чистой прозой.

…Я думаю, ошибочно воспринимать рассказ, как просто движение вперёд. Ритмическая структура повествования подобна и путешествию, и архитектуре. Большие романы предлагают нам не только цепочки событий, но и места, пейзажи воображения, которые мы можем населить и куда мы можем вернуться. Это особенно ясно во «вторичной Вселенной» фантазии, где не только действие, но и способ его откровенно придуманы автором. Доверяясь неодолимой, совершенной простоте хореического ритма, удар/разрядка, Толкин создает нескончаемо сложный, устойчивый ритмический рисунок в воображаемом пространстве и времени. Огромный пейзаж Средиземья, психологическая и моральная вселенная «Властелина Колец», построены повтором, полуповтором, намеком, предсказанием, воспоминанием, эхом и изменением. Сквозь все это рассказ идет вперёд своей уверенной, обычной человеческой походкой. Туда и обратно».

Перевод И. Хазанова. Под редакцией Аллы Хананашвили, Светланы Лихачевой, Ольги Шепелевой

Поговорим и о идеях, заложенных в ВК.

Автор: Бодигрим.
«Идейное содержание и проблематика «Властелина колец» Дж. Р. Р. Толкиена»

Далее будут рассмотрены вкратце некоторые идеи и проблемы, которые находят свое выражение в «ВК».

1. Власть развращает и подчиняет, становясь самоцелью.
Кольцо Всевластия по своему названию дает своему владельцу власть. Оно дает ему не только простую невидимость, оно способствует исполнению желаний хозяина, для чего подчиняет других людей и его самого себе. Но Кольцо не является простым предметом -- оно обладает собственной волей. И единственным желанием хозяина становится желание обладать Кольцом -- на самом деле это Кольцо обладает ним. Вспомним Гэндальфа, говорящего, что Кольцо знает путь к его сердцу, что оно будут действовать на него через его жалость к слабым и его желание обрести силу для благих целей. Гэндальф бы постарался сделать всех счастливыми. Не правда ли, мы иногда слышим в словах политиков явственный подтекст: «Эти люди сами не знают, что им нужно. Надо будет дать им настоящую демократию и равноправие». А вскоре благие намерения увлекли бы Гэндальфа в ад. Хотел бы этого маг? Владельцы колец становятся со временем их рабами: Саурон, назгулы, Горлум, сам Фродо, наконец. Обладание им становится самоцелью, хотя тому же Горлуму или Фродо приходилось сталкиваться лишь с его утилитарным применением -- невидимостью. Легко проследить эволюцию от Фродо, говорящего «Кольцо мое», к Горлуму, говорящему «Мы» о себе и Кольце и Саурону, который развоплощается после гибели Кольца, назгулов, послушных воле Кольца. Кольцо -- полезнейший инструмент вначале и в дальнейшем поработитель -- сравните с популярной в научной фантастике темой роботов. Кольцо забирает волю у своих хозяев.

2. Слабость может быть достоинством, необходимым для победы.
Итак, кто же несет могущественный артефакт? Слабый хоббит Фродо. Он не герой, не воин, не маг, не разведчик. В сравнении с людьми, не говоря уже об эльфах, он попросту слабак. Он слаб физически, но крепок духом. Гэндальф, говоря о характере хоббитов, отмечает, что они то мягче масла, то тверже древесных корней. И эти исконные качества хоббитов претерпевают разительные изменения: оптимизм и жизнелюбие становятся сродни стойкости и мужеству, скромность оборачивается самопожертвованием, а здравый смысл -- героической находчивостью. И «маленький человек», столь любимый реалистической традицией последних веков европейской литературы, внезапно оказывается способным изменить ход истории. Почему Кольцо почти не оказывает влияния на Фродо и Сэма -- а Боромира свело с ума? Боромир грезит обретением могущества, неосознанно и вполне искренне прикрывая это интересами Гондора -- Кольцо может дать ему это. У хоббитов такой цели нет. С его помощью не вырастишь сад, не станешь еще полезнее хозяину -- для Сэма оно бесполезно. Фродо не нужна ни сила, не власть: в освобожденной Хоббитании он добровольно отдает пост, который он занял лишь потому, что предыдущий Голова должен был отъесться, не стремится к владычеству, которого мог бы легко достигнуть. Так слабый может победить сильного, если его слабость станет силой.

3. Добро, если оно добро, разборчиво в средствах даже с врагом.
Рассмотрим поведение хранителей Кольца. Они не приемлют тезиса, что цель оправдывает средства, и жалеют своих врагов. Гэндальф признает, что Горлум стократ заслуживает смерти. И в тоже время просит проявить к нему жалость и милосердие, оставить в живых, не сурово обходиться с ним в заключении, что и привело к его побегу. Что, как не жалость, заставляет Фродо снять эльфийскую веревку с Горлума -- вел бы и с ней, никуда бы не делся -- но Фродо его жалеет. Он готов доверять и довериться ему, доверить ему свою жизнь и успех предприятия, от которого зависела судьба всего Средиземья. И опять благие намерения ведут его в логово Шелоб. Вернувшись же в Хоббитанию, Фродо призывает не убивать охранцев без крайней необходимости и отпускает Сарумана. «Но убивать его я не позволю. Не надо мстить за месть -- только зла в мире прибудет». Это ли не воплощение гуманизма? Арагорн, после победы, заключает мирный договор с харадримами, хотя мог бы устроить им форменный геноцид, как пособникам сил тьмы, извечным соперникам Гондора. Гэндальф не требует казнить предателя Гриму, а дает ему шанс исправиться, а после отпускает. Некоторые другие писатели подвергли бы такого персонажа пыткам, а выпытав все -- убили бы. С Саруманом он идет на переговоры, по собственным словам, из жалости. Куда бы проще было бы «добрым» вести войну всеми доступными методами, что делает Саруман, например. Все «плохишки» получают шанс и не один исправиться, хотя, к сожалению, редко им пользуются.

4. Делай, что должно, не заботясь о себе, не жди награды.
Все это наши герои делают не ради какой-то конкретной награды, приза от золотой рыбки, хотя в конце концов все они вознаграждены за свое милосердие. Например, Фарамир поклялся не трогать хоббитов, не зная, что они несут Кольцо. Узнав, что можно легко завладеть ужасающей мощи оружием -- многие ли современные политики не забыли бы мгновенно свои клятвы и обещания, оправдываясь «высшими интересами» и общим благом? Нет, Фарамир действует, как велит ему совесть, не ожидая ни от кого награды, не ожидая ничего, кроме попреков отца. Эомер, повстречав чужестранцев, действует так, как говорит ему сердце: дает коней и отпускает на все четыре стороны, хотя прекрасно понимает, что Грима воспользуется этим против него. До этого он в нарушение приказов отправляется в погоню за орками. Фродо и Сэм, идя к Ородруину, уже не надеются на возвращение: они погибнут, и награды не будет -- но есть долг, который надо выполнить не ради Гэндальфа, не ради эльфов, а ради того, чтобы прямо смотреть в глаза своей совести.

5. Зло едино лишь в борьбе против добра, которое для него непостижимо.

«У зла есть все преимущества, кроме одного: оно беднее воображением. Добро может себе представить, что оно превращается в зло. Именно поэтому и Гэндальф, и Арагорн категорически отказались взять Кольцо. Но сознательное Зло уже не способно вообразить ничего, кроме самого себя».
У. Х. Оден.

Посмотрим на поведение «злых» сил в романе. Внутренне они крайне разнородны и постоянно враждуют друг с другом. Кого тут только нет: орки, полуорки, тролли, назгулы, люди. Все они с удовольствием грызутся друг с другом. Они озабочены личной выгодой, похвалой лично для себя от хозяина. Среди них процветает ябедничество. Ни о каком уважении к товарищам и речи не идет: украсть пленников и выслужиться в одиночку -- нормальное дело. Об этом же свидетельствуют обычаи каннибализма. При первом же удобном случае, даже без нужды, они обратят свое оружие на товарища и без малейшего волнения зарежут его. На чем же основана империя Саурона? Она основана на страхе: зло может служить кому-либо лишь под действием ужаса, которым являются назгулы и Багровое Око. Едины они лишь против сил добра, которое для них непостижимо. Они не в состоянии понять такие вещи как милосердие, как жалость, как верность данному слову -- и поэтому они слабее. Саруман с Сауроном внешне едины в своих действиях: методах и целях, но между ними нет и не может быть доверия: оба они стремятся к власти и не сомневаются, что их оппоненты тоже стремятся к ней. Поэтому Саурону даже не приходит в голову, что целью Светлого Совета является уничтожение Кольца, а не просто свержение его с трона и занятие его трона. И из-за этого зло всегда слабее добра и проигрывает в романе.

Список использованной литературы:

1. Бонналь Н. Толкиен: Мир чудотворца/Пер. с франц. -- М.: София, ИД «Гелиос», 2003. -- 368 с.
2. Том А. Шиппи. Дорога в Средьземелье. -- СПб.: ООО «Издательство «Лимбус Пресс», 2003. -- 824 с.
3. Энциклопедия «Всемирная литература» ч. 2.

Рассмотрим избранные образы героев романа…

Автор: Al.
«Образ Фродо в эпическом романе «Властелин Колец»«.

«И он начал свой путь в полнейшем смирении, сознавая, что совершенно не годен для этой задачи».
Дж. Р. Р. Толкин «Письмо 246. О событиях на Роковой Горе и их последствиях».
http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/ma...mails/246.shtml

Фродо -- племянник Бильбо, его родители умерли, когда он был еще ребенком и мистер Бэггинс позвал его жить к себе и объявил своим наследником. Фродо был его любимцем, он многое перенял от Бильбо, слушая его рассказы, песни. Он был наделен даром, который отличал его и трех его товарищей, от всех остальных хоббитов: «они могут чувствовать прекрасное и уважать то, что выше их, и бороться со своим простецким самодовольством».
Он любит «дядю Бильбо» и мы видим его грусть, когда он узнает, что дядя осуществил свой план и уехал, хотя сам Фродо знал о том, что планировал дядя, он говорит, что Бильбо «всегда шутил, говоря о серьезных вещах» и поэтому он надеялся, что тот останется в Шире.
Фродо знал, как кольцо досталось Бильбо, знал он и о мерзком существе Голлуме, которому оно принадлежало, и о «загадках в темноте», но об истинном его происхождении и о силе, которая была заключена в этот маленький предмет, он не мог догадываться.
Но почувствовал неладное маг и друг Бильбо Гэндальф, посетивший 111-ый день рождения своего старого друга. Он уговорил Бильбо оставить Кольцо Фродо, и покинул Шир вскоре после ухода его дяди.
Гэндальф вернулся и поведал наследнику Бильбо о создателе Кольца, Сауроне, которой вновь собирает силы и будет искать свое сокровище, и он уже разослал на поиски своих слуг Назгулов, которые в обличии черных всадников, ищут «Бэггинса».
Фродо был напуган, его спокойный и любимый им мир нарушился, он узнает, что кольцо нельзя оставлять в Шире, и что Гэндальф не может нести его, он решается взять его и принести туда, где оно будет в безопасности. Решается, потому «что хотел бы спасти Шир», но он рассчитывает только на то, что придется просто идти, он не герой и не претендует быть таковым, он говорит: «пока я чувствую, что за моей спиной Шир лежит в безопасности, мне легче странствовать…»
Фродо оказывается выносливым, он выживает после ранения отравленным клинком Призрачного Короля, и Кольцо приходит в Ривендэйл. Хоббит собирается вскоре покинуть дом Элронда и вернуться домой, в Шир.
Но на совете он вызывается нести Кольцо в Мордор, к горе Ородруин, чтобы уничтожить его в огне, в котором оно было выковано. Он давно предвидел свою судьбу, и со страхом чувствовал ее приближение, на совете он заговорил, с удивлением услышав свои слова «будто кто-то другой говорил за него»: «Я понесу Кольцо, -- сказал он, -- правда я не знаю пути».
И совет назначает его хранителем Кольца, он вместе с остальными членами Братства отправляется на выполнение своей миссии. Фродо не хочет прощаться с Бильбо, и чувствует тяжесть, возложенного на него задания, но еще веря в возможную победу, не зная отчаяния, он надеется просто пройти, сколько хватит сил. Такое решение приходит к нему, как и после рассказа Гэндальфа в Хоббитоне, из-за любви к миру, в котором есть его Шир, чувство безопасности которого бодрит его.
В Мории Братство теряет Гэндальфа. Фродо всегда надеялся, на мага, он успокаивал его, поддерживал, он научил его жалеть падших, рассказывая о Голлуме, маг мог ответить на его вопросы, он чувствовал в Митрандире опору и теперь его не стало.
В Лориэне Фродо предлагает Кольцо эльфийской владычице Галадриэль, как и когда-то Гэндальфу в Хоббитоне, он чувствует сколь тяжела его ноша, к тому же он увидел Око Саурона, почувствовал прикосновение взгляда врага, и Кольцо в том момент, когда он глядел в Зеркало Галадриэли стало тяжелее и потянуло его к Оку, он вновь хочет избавиться от него, но Владычица, пройдя испытание искушением, отказывается. И хоббит снова ощущает тяжесть бремени, которое предназначалось ему одному, от которого его никто не в силах избавить.
После Лориэна хоббит все сильнее начинает чувствовать опасность, исходящую от Боромира.
Фродо продолжает свое путешествие, но чувствует, что за ним следит (еще с Мории) Голлум, который желает забрать себе Кольцо и убить Бэггинса.
После того, как Гондорец пытался отнять Кольцо, Фродо решает идти в Мордор один, он жалеет своих друзей, осознавая, что Кольцо может повлиять на них, также как и на Боромира, что если он останется здесь они попадут под влияние Зла и лучше он покинет их. Он все сильнее чувствует свой рок -- одиночество. Он один должен нести это Кольцо. Он любит своих друзей и боится за них, он не хочет, чтобы они попали под власть Зла. Кольцо досталось ему и никто другой не понесет его, он окончательно убедился в этом в Лориэне. Но Сэм не покидает его и отправляется с ним.
С каждым шагом, приближаясь к земле мрака, Кольцо становиться тяжелее. Постепенно оно все сильнее давит на Фродо, он держится из последних сил, и все его сознание заполняет Оно, он противостоит ему, и не может думать ни о чем другом как только о Кольце. Если он объявил бы его своим, то враг узнал был где искать свое сокровище, и цель его похода была бы не достигнута.
Он жалеет Голлума и снимает с него веревку, предлагая ему дружбу, потому что он один понимает, что чувствует бедняга Смеагорл, и они связаны его ношей. Но Голлум предает его, власть Кольца побеждает в Смеагорле и хоббит попадает к паучихе Шелоб, которая наносит ему новую рану. Когда Сэм приходит спасать Фродо из плена, тот, увидев у друга Кольцо, набрасывается на него, чтобы отнять. Он уже не может контролировать желание все время держать Кольцо при себе. Оно все больше захватывает его, он истощен, все силы его идут на борьбу с чужой волей. Но он продолжает идти.
Он отказывается от орочьих доспехов, принесенных Сэмом, они тяжелы ему, а силы нужны, чтобы бороться с растущей силой Кольца, Фродо уже не боится вражеских стрел и мечей, есть только Кольцо и ничего кроме кольца.
Когда Сэм спрашивает его, помнит ли он тех замечательных кроликов, что он когда-то готовил, Фродо отвечает: «Нет, боюсь, что нет, Сэм. Я знаю, что это было, но я не вижу этого. Ни вкуса еды, ни прикосновения воды, ни шума ветра, я не помню ни дерева, ни травы, ни цветка, у меня не осталось вида луны или звезды. Я нагой во тьме. И нет никакой завесы между мной и кольцом огня. Я вижу его даже с открытыми глазами, а все остальное сгинуло».
И в пещерах Ородруина Кольцо берет верх. Фродо окончательно попадает под его власть.
Но Голлум, которого он пожалел набрасывается на него и откусывает палец со своим сокровищем, после чего пламя Ородруина поглотило и Голлума и Кольцо. Фродо вознагражден за свое милосердие к Голлуму. Кольцо уничтожено.
Он избавился от своего бремени и Сэм видит бледного и истощенного, но уже того старого Фродо, с которым он покинул Шир. Фродо спокоен, его оставили переживания и образ «кольца огня».
Он потерпел поражение, не выдержал, но создал ситуацию в которой могла быть достигнута цель его Похода.
После которого Фродо изменился, хотя Сэм и увидел в нем своего старого друга. О его состоянии автор писал:
«Постепенно Фродо «сходит со сцены», все меньше делает и говорит. И мне кажется, внимательный читатель должен понять по размышлении, что Фродо в свои черные дни, когда он осознает себя раненным «ножом, жалом, зубом и тяжкой ношей», мучается не только воспоминаниями о кошмарах прошлого, но и неразумными самоупреками, когда все сделанное им, да и он сам, кажется ему полным фиаско.»
«Хотя я и могу вернуться домой, это будет не то: я сам уже не тот».
Профессор называет это «искушением из мрака», Фродо вдруг захотелось вернуться героем, к этому проявлению гордости и недовольству роли простого орудия Добра прибавляется другое темное желание. Он начинает жалеть, что потерял Кольцо: «Его больше нет, и все темно и пусто». Говорил он, очнувшись от приступа в 1420.
Но не все раны можно излечить, а Фродо был ранен «ножом, жалом и зубом» и память о муках хранителя Кольца все еще жива в нем. И он отправляется на Запад, чтобы исцелиться «если это возможно, до того, как он умрет. Так как в конце концов он должен умереть: смертный не может вечно пребывать на Земле, или во Времени. Так что Запад для него -- и чистилище, и награда, какой-то период покоя и размышлений, и понимания своего места среди малого и великого, период, проведенный все еще во Времени, среди извечной красоты «Непорочной Арды» -- Земли, незапятнанной злом.»

Автор: Al.
«Образ Сэмвайса Гэмджи в эпическом романе «Властелин Колец»«.

Сэм Гэмджи сын садовника, работающего у мистера Бильбо Бэгиннса, который с почтением относится к своему старому слуге и всегда советуется с ним по поводу «корней и картошки». А Сэм с удовольствием слушает рассказы Бильбо о дальних странах, драконах и эльфах, которых он мечтает увидеть больше всего. Он проводил много времени в доме Бэггинса, Бильбо учил его, и Сэмвайс вырос грамотным в отличии от своего отца. Тот же все время говорит ему, что капуста и картошка лучше для него и Сэма, чем драконы и эльфы.
‘Elves and Dragons’ I says to him. ‘Cabbages and potatoes are better for me and you. Don’t go getting mixed up in the business of your betters, or you’ll land in trouble too big for you…
О характере Сэмвайса, автор писал в одном своем письме:
«Он наиболее типичный хоббит из всех прошедших перед нами на страницах книги, и следовательно, у него в большой степени присутствует качество, которое даже сами хоббиты порой переносят с трудом -- вульгарность. Под этим я имею в виду не просто приземленность, но и умственную близорукость…»
Он мыслит на обывательском уровне и ко всему, даже к делам более высоким, чем та же картошка, подходит с обывательской позиции, это проявляется в главе «The Ring Goes South», когда Бильбо предлагает вариант конца для своей книги:
'Oh, that won't do!' said Bilbo. `Books ought to have good endings. How would this do: and they all settled down and lived together happily ever after?'
`It will do well, if it ever comes to that,' said Frodo.
'Ah!' said Sam. 'And where will they live? That's what I often wonder.'
Услышав слова Бильбо «и они жили долго и счастливо», Сэм задумывается о том, где бы они жили «долго и счастливо».
Он делает для себя многие обыденные вещи и явления более важными и значимыми чем они есть на самом деле, так он прощается с пивной бочкой перед тем, как отправиться в путь: ‘Coming, sir!’ came the answer from far within, followed soon by Sam himself, wiping his mouth. He had been saying farewell to the beer-barrel in the cellar.
Когда он читает Горлуму стихотворение о элифанте, то закладывает руки за спину, хотя такой серьезный вид явно не соответствует тому, что хоббит читает.
К тому же Самвайс самоуверен, он считает себя знатоком во всем. И с готовностью делает выводы, даже о том, чего толком не знает. Так он не может по своей природе понять, что происходит между Фродо и Горлумом, и не замечает, когда Смеагорл побеждает в его раздвоенной личности, поэтому он груб с ним, но не мог вести себя иначе.
Но Сэм обладатель обывательской мудрости, не всегда понимая Фродо, ответственно служит ему. Он карает себя за то, что забыл веревку, перед выходом из Ривендейла в главе «The Ring Goes South», и то, что он вспомнил про эту вещь, в будущем окажется очень полезным. Имевшее место в его характере тщеславие и желание погеройствовать вытесняется преданностью и дружбой.

Все путешествие он думал о том хватит ли им еды и воды, сколько еще продержиться Фродо. Покидая Кирит Унгол он одел себя и своего друга в орочьи доспехи, рассудив, что так их не заметят и они будут сохранены от случайных стрел. Здесь его обывательская мудрость не раз помогала хоббитам.
Преданность Фродо изменило его, он ни очень не думает кроме как он нем. Не без гордости, которая (как писал сам Профессор) присуща людям несущим такую службу и которую трудно отделить от преданности, как и ревность. Но теперь, после долгого пути в стране мрака он изменился, осталась только преданность.
Если раньше он был уверен в своих силах, пытался оттянуть отчаяние, то ближе горе Рока он начинает сомневаться, выполнимо ли их миссия: ‘But what then, Sam Gamgee, what then? When you get there, what are you going to do? He won’t be able to do anything for himself.’
И он говорит самому себе, что сделает все, что помочь Фродо, он не выставляет свои рассуждения на показ, не геройствует, он по-настоящему страдает за друга. Для самого себя, в тайне от Фродо, он решил, не смотря на то, что внутренний голос говорит о бессмысленности их действий, любой ценой помочь Фродо.
‘I’ll get there, if I leave everything but my bones behind,’ said Sam. ‘And I’ll carry Mr. Frodo up myself, if it breaks my back and heart. So stop arguing!’
Он уже не так самоуверен, как был раньше, все отступило перед мыслью о помощи Фродо. И уже на подъеме в гору он говорит: «Пускай я не могу нести его для вас, но я могу нести вас…»

‘Come, Mr. Frodo!’ he cried. ‘I can’t carry it for you, but I can carry you and it as well. So up you get! Come on, Mr. Frodo dear! Sam will give you a ride. Just tell him where to go, and he’ll go.’
Он понимает, что не так мудр, как Фродо, он так и не смог понять многого, что ведомо его другу, но одно он знает точно, никто сейчас не поможет его хозяину, как поможет он.
Когда Кольцо уже уничтожено, и Сэм видит искалеченную руку своего друга, он говорит, что лучше бы Горлум откусил руку ему, даже целиком, и разочаровывается из-за того, что ему нечем ее перебинтовать.
‘Your poor hand!’ he said. ‘And I have nothing to bind it with, or comfort it. I would have spared him a whole hand of mine rather. But he’s gone now beyond recall, gone for ever.’
Он страдает так же, как страдал, когда осознавал, что не может дать Фродо времени поспать подольше, так же, как когда его унесли в Кирит Унгол, по его оплошности. Он по-настоящему преданный друг, без которого Фродо бы никогда не прошел свой путь. Он не покинул своего хозяина, тогда, когда тот собирался нести Кольцо один и когда тот потерепел поражение, он ни за что не хотел покидать Фродо, даже когда оказался на распутье, перед выбором:взять Кольцо и выполнить миссию Фродо или пойти спасать его, с малой вероятностью, что такое возможно, он не оставил своего хозяина, своего друга.

Автор: Arcanis.
«Образ Боромира в эпическом романе «Властелин Колец»«.

В ромaне «Властелин Колец» читателю представлена целая галерея образов-символов. Арагорн, Фродо, Сэм, Гендальф, Галадриэль и, да, Боромир. Все это образы, символизирующие что-то, одни -- истинную дружбу, другие -- рост и возмужание. Боромир же символизирует ни много, ни мало, а Человека. Человека с большой буквы.
Вспомним, кто же такой Боромир, сын Денетора. Сын Денетора -- сын правителя Гондора -- самого сильного и гордого государства в Средиземье. Старший сын -- наследник трона. Потомок целой династии Наместников -- заместителей истинного короля Гондора. Любимый сын, могучий воин, влиятельный и могущественный человек. Красивый, сильный, могучий витязь -- украшение и надежда любого королевства. Вот как описывает его сам Толкиен:
«А немного поодаль от остальных сидел высокий темноволосый человек с жестким взглядом светло-серых глаз на красивом, благородном и мужественном лице»
Из этой фразы мы видим, каков Боромир. Прилагательные, которые использует Толккиен -- жесткий, благородный, мужественный и цвет глаз -- стальной, светло-серый, подчеркивают, дают некую наводку на персонаж, которого мы наблюдаем.
На Совете у Элронда Боромир узнает об истинном происхождении Арагорна -- что он потомок Исилдура и истинный Король Гондора. Это жуткий удар по самолюбию и гордости Боромира -- ведь он мнил себя правителем. Сын Денетора уязвлен и поражен: «- Я пришел просить совета, а не помощи, -- гордо ответил Боромир Арагорну. -- Но на Гондор обрушились тяжелые испытания, и не нам отказываться от меча Элендила... если то, что кануло в прошлое, и правда может возвратиться на землю, -- с явным недоверием добавил гондорец.»
Кольцо завладело вниманием Боромира еще на Совете. Там он предложил использовать эту силу против Врага. Боромир защищает интересы Гондора -- ему в первую очередь грозит опасность. Когда Гэндальф рассказывает ему о силе Кольца, гондорец не верит магу, ибо считает себя сильнее артефакта. Но спорить с Мудрыми ему не нужно -- он это знает. От плана использования Кольца в целях победить Саурона, впрочем, Боромир не отказывается.
Из сцены Совета мы видим, что Боромир -- настоящий правитель, гордый, храбрый, честолюбивый, готовый сделать все ради своей страны. Он настоящий Человек -- именно так Толкиен представлял себе военного лидера. Но Кольцо извратило Боромира, извратило слабее других (например Горлума), но все же оставило свой след в его душе.
Это замечает и Галадриэль -- эльфийская повелительница. Когда она смотрит Боромиру в глаза, она читает его мысли, и он, в общем-то, это понимает. Он знaет, что эльфийка могла прочитать все его тайные домыслы и боится ее. Боится и не доверяет ей. «И все же, зачем она нас искушала? Зачем столь искусно внушила нам веру, что может выполнить свои обещания?» Этот страх и недоверие к союзникам -- последствия влияния Кольца.
Но по-настоящему это проявляется в конце первой части -- когда Боромир преследуем страшными подозрениями и сомнениями. «Я беспокоился за тебя, Фродо» -- говорит гондорец хоббиту. Но на самом деле Боромир заботился о Кольце. И потом, Фродо понимает, что Боромир хочет силой забрать Кольцо себе. Воин убеждает хоббита, что у него, Боромира, Кольцо будет в большей сохранности, тот самый жесткий, стальной воин впал в паранойю, в прострацию, он «... казалось, позабыл о Фродо. Он возбужденно расхаживал взад и вперед по лужайке, толкуя про защиту Минас-Тирита и наступательные бои, про могучие союзы людей и будущие победы». Кольцо помутило разум Боромира, сильный воин сломался перед волей Врага. И, когда Фордо отказывается отдавать Кольцо -- Боромир пытается захватить его силой. «Его красивое мужественное лицо отвратительно искaзилось, глаза полыхнули алчным огнем».
Тут мы видим полное преображение Боромира -- начиная от его поведения, заканчивая его глазами. Боромир сошел с ума, поддался искушению Кольца -- а потом раскаялся.
Как только Фродо убежал от ослепленного яростью воина, тот «медленно встал, вытер глаза и пробормотал: -- Что я тут нагородил? Что я натворил? ... У меня помутился разум, но это уже прошло! Фродо!»
Боромир раскаялся -- и решил искупить свой поступок -- искупить единственным способом, который пристал воину и Человеку -- геройской смертью в бою. Он всю свою жизнь выполнял свой долг -- долг перед отечеством, долг перед своим Городом. Его последние слова были: «Прощай, Арагорн! Иди в Минас-Тирит, спасай наших людей. А я... меня победили.»
Боромир сказал «наших людей». Он признал Арагорна, смирился со своей гордыней, убил в себе терзавшее его тщеславие и недоверие -- ниточку, по которой Кольцо завладело его сердцем -- и умер. Умер очистившись. Умер героем. Умер Человеком.

Автор: Иллидан.
«Образ Гендальфа в эпическом романе «Властелин Колец»«.

Говорить об образе Гендальфа можно бесконечно. Герой заслуживающий самого пристального рассмотрения. Впервые читатель сталкивается с Серым магом в «Хоббите» -- первой книге Толкиена, с которой начинается история о хоббитах и Кольце. «На старике была высокая островерхая синяя шляпа, длинный серый плащ, серебристый шарф, громадные черные сапоги, и ещё у него была длинная, ниже пояса, белая борода» -- в этом виде нам впервые предстаёт Гендальф. Сразу бросается в глаза строгий внешний вид, по другому и не скажешь -- настоящий маг. Кто-то может сразу подумать, что таких магов можно встретить в любой книге о волшебниках, драконах, эльфах и всех остальных. Чтобы не допустить такую ошибку -- самый верный способ -- познакомиться с ним поближе.
У Серого Мага множество имён и прозвищ. Его истинное имя -- Олорин, так его называли на далёком западе, в Валиноре; на севере Средиземья его звали Гендадьф, на юге -- Инканус, эльфы называли его Митрандир (что в переводе означает Серебристый странник), гномы -- Таркун. Нередко о Гендальфе отзывались, как о вестнике горя. Так уж сложилось, что в третью эпоху совсем немногие понимали, какую ношу несет на себе Митрандир. А ноша его была ни много ни мало -- покой и мир всего свободного Средиземья. Чистый в помыслых, «Мудрец, что многое постиг, ему был внятен шум лесов, звериный говор, птичий звон, он ведал тайны языков любых народов и племен» -- это стихотвероние Фродо Беггинса, печальная песнь о серебристом старце, что нёс свой крест средь мглы веков, чрез боль, страдания, огонь. Митрандир был, есть и остаётся ярчайшим примером светлого, мудрого и великодушного мага. Он один остался верен своему долгу, он сумел поверить в невозможное, сумел преодолеть свой страх, отогнал от Средиземья чёрную тучу ужаса, прошёл сквозь мыслимые и немыслимые страдания и страхи и в конце концов триумфально завершил свою борьбу. Другие мудрые полагали, что Гендальф одержал победу, благодаря своему неуёмному терпению и жалости ко всем тварям Эру.
Среди всех майар, приближённых Валар, Олорин был мудрейшим. Его сила заключалась в знании, терпении, трудолюбии, и сочувствии слабым. Свой путь Митрандир начал в третьей эпохе, придя посланцем Валар, дабы помочь в борьбе с Сауроном. Однако помогать Олорин, как и остальные пришедшие, он должен был не силой и принуждением, а мудрыми советами. Гендальф не мог причинить боль кому бы то ни было, он никого не мог заставить предпринимать те или иные поступки, он всегда подсказывал верные выходы из ситуаций и мудрые советы, и принимал главный удар на себя. Гендальф был щитом многих народов, он не мог единолично расправиться с Сауроном и тьмой, однако же он всегда оказывался в самых опасных местах, всегда был на острие копья, не бежал перед трудностями и не боялся небытия. Гендальф Серый, будто Атлант, держал на себе своды мира в третью эпоху. Мудрейший из эльфов, Элронд признавал, что только благодаря Митрандиру Средиземье не было покорено. О настоящих делах Гендальфа знали немногие, легенды о Сером страннике были известны повсюду, но долгое время никто не ведал, кто он такой. Случилось так, что мудрый Кирдан Корабел, что жил в Серебристых гаванях, отдал своё огненное кольцо -- Нарья -- Митрандиру. Корабел знал кто такой Серый старец, и знал какие трудности его ожидают. Гендальф умело распорядился Кольцом, не использовал его во зло, с помощью пламени кольца он возжигал сердца детей Эру, и в нужный момент их скорбь сменялась уверенностью, а сомнение -- бесстрашием.
Митрандир не был неуязвимым, он также как и остальные подвергался опасностям, холоду, он также испытывал жажду и голод, он также нуждался в отдыхе. Так случилось, что тело, в котором горел негасимый дух, пало. Конец Гендальф Серый встретил в Мории или Казад-Думе -- царстве гномов. В далёкие времена морийские гномы пробудили страх глубин, вечный ужас -- Балрога Морийского. Балрог был, также как и Гендальф, майар, демоном огня, служившим Морготу, изначальному Врагу. На узком мосту через Морийский ров произошла битва Балрога и Митрандира. Гендальф упал в Морийский Ров вместе с демоном огня и исчез из истории Средиземья как Серый Странник.
Однако его путь не был закончен, и волей Валар Олорин был отправлен в Средиземье во второй раз, но уже не как Гендальф. Теперь это был Белый маг и, сменив цвет, он стал иным. По его словам, ему пришлось многому научиться заново, многое забыть и многое пройти по-новой. В этой ипостаси Олорин стал грозен, и ни одно оружие не могло причинить ему вред. Однако его сущнось не изменилась, это был всё тот же волшебник, всегда веселый и добрый. Из всех истари, посланных в Средиземье, он один остался верен своему долгу, за всё время ни на шаг не отступив от своей миссии. Благодаря своим невероятным стараниям Гендальф одержал победу. Но победа это была не только на полях Пелленора и Кормаллена. Олорин одолел Саурона, смог найти верный способ победить, несмотря на то, что у Саурона на руках были все тузы. Гендальф сумел «передумать» Ужасного Гортхаура. Поход Фродо к Роковой Горе был отчаянным и рискованным предприятием, но Гендальф проявил себя не только как опытный стратег, но и мастер на различного рода авантюры, которые как ни странно, всегда оканчивались успешно. Битва за Средиземье шла не только на мечах и копьях. Боролись две силы, силы мыслей света и тьмы. Саурон пытался проникнуть в сокровенные мысли мудрых, эта же цель была и у последних. И во всех этих сложных процессах решения и отвенность за их принятие ложились на плечи Митрандира. Он так и не нашёл себе пристанища, наверное потому, что его присутствие требовалось везде и всегда.
Образ Гендальфа ярок и загадочен. Это образ превосходного разума, неуёмной энергии, поразительной проницательности и бесконечной заботливости об окружающих. Загадка Митрандира -- в его деяниях. Никогда не знаешь ради чего Митрандир в очередной раз уходит, его дела -- это всегда продуманные на много ходов вперед комбинации на клеточном поле Средиземья. А его роль в этой игре -- белый Ферзь.
Во «Властелине Колец» взору читателя представлен один из самых лучших образов волшебников-мудрецов. Это не боевой воин-маг, не безжалостный разрушитель, уподобляющийся своим врагам, это -- образ гения, побеждающего не засчёт банальной и грубой силы, но благодаря восхитительным ходам, правильно выбранным стратегиям. Нигде и никогда не удастся найти колдуна, способного с ним сравниться. За всё время силой меча и магии Митрандир воспользовался только несколько раз. Поражает то мастерство, с которым Митрандир выполнял свою роль. Будь он серым кардиналом, восседающим у подножия трона, он мог бы захватить всё Средиземье. Но место его было не в королевском зале, он действовал прямо перед лицом врага, не страшась мук и смерти. Образ Гендальфа -- это образ Гения-мыслителя, творца мира и посланника доброты.
Эта книга скорее о борьбе разума, чем о борьбе прозаической силы. Великолепный подход, когда важнейшая часть войны в произведении связана не только с мечом и магией, но и с умением автора-художника отобразить отношения, выходящие за рамки материального.

Автор: Arcanis.
«Образ Горлума в эпическом романе «Властелин Колец»«.

Голлм, голлм! Странный, необычный глотающий звук. Звук, который скорее издаст зверь, нежели человек. В этом звуке -- весь Горлум, или Голлум, в более правильной транскрипции.
Что есть Гоpлум? Чудовище? Человек? Убийца? Жертва? Все вместе.
Когда мы видим это существо впервые? Вспомним «Хоббита», глава «Загадки в темноте». «Здесь, в глубине и в темноте, у самой воды жил старый Голлум -- большая скользкая тверь. Не знаю, откуда он взялся и кто или что он был такое.»
Отвращение к Гоpлуму мы испытываем сразу -- после слов «большая скользкая тварь». Интересы Гоpлума в начале главы проявляются только в том, насколько хоббит Бильбо «вкус-с-сный», «с-с-сочный» и «можно ли его с-с-шрупать». Но потом, мы понимаем, что у Гоpлума есть единственная ценная для него вещь, «его прелес-с-сть», Кольцо. И только потом, уже читая «Властелин Колец», мы понимаем, что не Голлум был хозяином Кольца, а Кольцо владело Гоpлумом.
С чего это началось? С того, что жили-были два друга, Смеагорл и Деагорл. Деагорл нашел на дне реки золотое колечко, Смеагорл его увидел и потребовал его себе, «на день Рождения». Деагорл отказался, завязалась драка и... Смеагорл задушил своего дружка. Это было первое действие, совершенное Горлумом под влиянием Кольца.
Смеагорл изменился, он стал «подслушивать, подглядывать и пакостничать. Кольцо наделило его мелким всевластьем: тем самым, какое было ему по мерке. Родня чуралась его (когда он был видим), близкие отшатнулись. Его пинали, он кусался». Его прогнали из родного дома, он стал жить в горах, ловить рыбу и случайных орков. В общем, мы видим, что Кольцо сделало его из существа, очень похожего на хоббита, мерзкое, противное и злое чудовище.
И вдруг, он встречает Фродо -- Хозяина. Хозяина Кольца, а значит и Горлума. И Фродо не гонит его, не пинает и не бьет, Фродо отноится к нему, как к равному, Фродо жалеет Горлума и зовет его настоящим именем -- Смеагорлом. И тут, психика Горлума не выдерживает, в нем живут две личности: все то же злое, жестокое чудовище -- порождение Кольца и человек (или стремящееся к человечности существо), рожденный жалостью Фродо. Две личности соревнуются -- и добрая побеждает. Ненадолго.
Фродо стоило сделать один нечестный по отношению к Горлуму шаг -- обманом заманить его к Фарамиру -- как все неустойчивое равновесие в душе Горлума летит в тартарары. Зверь просыпается в нем с еще большей, удвоенный силой -- порожденный Кольцом и разочарованный в Хозяине. Горлум решает убить «хоббитцев» и заманить их к Шелоб -- в лапы к верной смерти.
Горлум так и не превратился обратно в человека. Он откусил у Фродо палец (вспомним в начале: «его пинали, он кусался»), и, упал в жерло Роковой Горы с криком «Пре-е-лесть».
Можно сказать, что единственным слыслом жизни Горлума было Кольцо -- он его и уничтожил. Не будь он порабощен Кольцом, оно бы восторжествовало, ведь Фродо тоже поддался его влиянию. А Горлум помешал этому, помешал нехотя, движимый исключительно ненавистью и жаждой Кольца. Оно поработило Горлума абсолютно и именно он и уничтожил его. Абсолютная власть ведет к самоуничтожению.
И, насколько же правдивы были слова старого мага: «Погодите, может, Горлум еще зачем-то понадобится». Понадобился.

Сообщение отредактировал VaDeem - 18 January 2005, 17:44


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 17:47
Сообщение #24


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


ЧАСТЬ 4


Автор: Disappear.
«Слово в защиту ВК».

«Властелин Колец» могут обвинять в уходе от реальности, в отображении неестественных персонажей, в излишней сказочности, наконец -- в «оглуплении» зла и т.д. Представим взгляд на эти обвинения, рассчитывая на человека, имеющего желание разобраться как это на самом деле (т.е. не имея ввиду тех, кто выразил недовольство и забыл -- «ВК» как и любая книга не может быть актуальной для всех поголовно).

Уход от реальности: Книга описывает сказочный мир; естественно каждый получает от книги свои впечатления и делает выводы по-своему, но изначальное направление смысла книги всё-таки бывает более или менее единым у большинства читателей. Степень этого самого отдаления от реальности зависит целиком и полностью от конкретного читателя -- и только! То есть из здравомыслящего, живущего полноценной жизнью, человека «ВК» не может сделать дегенерата или сумасшедшего, худшее, что может сделать с ним книга -- обойти его стороной (притом это не обязательно будет плохо). Итак, о чём эта книга:
Это в первую очередь «сказка» (эпос, героический роман -- кому как удобнее), но Профессор Толкин небезосновательно считал, что сквозь сказочное полотно повествования (через фольклор) проглядывается обширная область для исследований (истории, культуры, языков и т. п.) древних цивилизаций; и что зачастую зря и незаслуженно серьёзные (пусть лишь мифологические, а не исторически достоверные) предания и легенды древности, в наше время преобразовываются в сказки для детей. Уже поэтому «ВК» можно и нужно считать не просто сказкой; т. к. полотно повествования этого произведения соткано именно из таких легенд и героических преданий древности. Так что же выделяет эту книгу из других повествований подобного жанра: (Кстати если иметь ввиду «жанр» последних творений фэнтези, которые иногда пишут такие авторы как Перумов и некоторые другие современные писатели -- то жанр этот несколько видоизменился, возможно и скорее всего под влиянием компьютеризации оного; так, если скажем игры жанра RPG брали начало в литературе, то некоторая нынешняя литература изобилует многими заимствованиями уже из этих самых игр и прочего; так сказать, смена поколений что ли…)
Книга кроме отделения сказки от героического эпоса древней истории, ещё и преследует цель «исправить» или очистить мифологическое наследие Англии от влияния других европейских культур, а также произвести на свет некий новый «жанр мифа», свободный от греховного начала мифов языческого происхождения… -- впрочем это уже относится больше к «Сильмарилиону» и прочей истории Средиземья.
В книге присутствует незамутнённое Добро, которое не смешано со злом, как это часто бывает в нашем бренном мире. Книга выставляет на передний план обычные, казалось бы, явления: чувства и переживания, надежду, любовь, милосердие, совесть и противоборство их с отчаянием, подлостью, завистью и эгоизмом… Но вещи эти, всё же являются фундаментальными в любом мире и «ВК» напоминает нам их место в повседневной жизни, где мы всё чаще об этих первичных чувствах и явлениях склонны забыть; находясь в вечной гонке за тем, чтобы выжать максимум пользы из данного момента жизни.
Отсюда и персонажи наделённые, казалось бы, нереальным в нашем представлении благородством или иными качествами. Но они реальны, сказка нам лишь напоминает об этом; «ВК» сказка необычная и умная. И многие люди по всему миру это отмечают:
«Толкиен сконструировал реальность целиком. И такая реальность подошла не только мне, а еще миллионам людей по всему свету -- эта реальность оказалась настолько близка, нужна и необходима для повседневной жизни, причем не как бегство а как дополнение, необходимое расширение понятия о том, что такое жизнь вообще! И то, что описано Толкиеном, для меня сегодня -- наиболее реальное из того, что я вижу вокруг».
Б. Гребенщиков.

«Для современного человека, живущего в мире, где доминируют понятия относительности, непредсказуемости и даже непознаваемости всего сущего, оказались необычайно привлекательными старые как мир истины. Своеобразие творчества Джона Рональда Руэла Толкина в том, что он не только повторил эти истины, но на страницах своих произведений сотворил действительность, где эти истины непреложны и реальны».
Е. Апенко «Мир Толкина».

Что и говорить, мир, который можно изучать в буквальном смысле слова; на протяжении 50 лет пишутся различные трактаты поклонников, наподобие: «Возникновение и распространение трубочного зелья в Средиземье» или «Военное дело народа Кхазад»… Если быть уж совсем корректным, то Профессор не создал нового мира, но создал новую (затерянную в истории) Эпоху прототипа нашего мира.

Теперь перейдём к «Кольцу Тьмы», как противопоставлению (в какой-то мере). Это во-первых плод нынешней -- видоизмененной продукции фэнтези литературы, упомянутой выше. И читатель, «взращённый» таким -- уже новым жанром, может не принять «ВК» по иным причинам, нежели человек, вообще не любящий сказки и мифическое изложение событий. Но кто в таком случае увлекается более «подростковым» жанром? Да, в «КТ» Олмер являет собой «не банального Тёмного Властелина» (кстати: данная банальность есть пережиток пятидесятилетия «последственной», основанной на впечатлениях, и отталкивающейся от -- Толкина, литературы, но не самого «ВК»). Олмер конечно не зло, он больше похож на представителя этой самой «нашей бренной современности», где идут войны и забывают первичные человеческие качества и чувства (в таком смысле это действительно получается противопоставление). Но и противостоит ему уже не Добро, а в лучшем случае (хотя лучшим это уже назвать не получается) добро, смешанное со злом или наоборот. Тогда и в самом деле получается следующая картина: в войне нет правых и виноватых; и всем приходится добиваться своего, любыми способами; нет больше добрых или злых (т.е. они не так ярко выражены и разделены). Во «Властелине Колец» они были, но разве это такой уж минус?
«ВК» хорош своей многоплановостью, именно за это он удосуживается не только внимания, но и положительнейших оценок со стороны очень разных слоёв общества. В то время как «КТ» есть именно произведение, которое относится к новому течению фэнтези (вдобавок ещё и описанная в альтернативных декорациях толкиновского Средиземья -- эдакий Fan Fiction Story) и, всё же, преследует более узко-плановые цели повествования. Это именно Fan Fiction т. к. нельзя утверждать что Перумов создал «новую (затерянную в истории) Эпоху прототипа нашего мира» -- или уже мира Толкина. Это скорее альтернативное развитие истории, причём альтернативное не столько в самом Развитии, сколько в истоках, а это ещё более сужает поле влияния «КТ» на общественность.

Автор: Иллидан и Al.
«Христианское мировозрение в мире Дж.Р.Р.Толкиена»

Сравнение.

В первую очередь, чтобы получить представление о сходстве Толкиеновского мира «Арда» и мира нашего христианского стоит провести чёткие параллели с мироустройством, структурой и верой в ойкумене. Говоря о Толкиене и христианстве, мы будем иметь в виду сходство именно философии и теологии.

Тема «Толкиен и христианство» очень непроста и далеко не свежа, ибо самые разные мнения высказывались на этот счет, зачастую прямо противоположные: от самых «про-христианских» до заявлений, что «система Толкиена не является христианской по существу» (А. Гридин, «Драконоборческие мифы в творчестве Толкиена» -- «Эстель» № 4, г. Новосибирск).

Сравнивать мир Толкиена и наш с вами мир будет легче, основываясь на христианстве как первоисточнике. Вначале мы будем рассматривать вселенную Толкиена как производную от мира христианского.

«Миф и волшебная сказка не могут не отражать и не содержать в себе элементов нравственно-религиозных истин (или заблуждений), но только не открыто, не в известных формах первичного, «реального» мира...». Это -- мнение самого Толкиена, которое сразу и бесповоротно отсекает намерения искать у него прямое изложение христианской веры. И миф Толкиена, естественно, должен отличаться от христианского, ибо это другой миф, а слишком близкое сходство действительно превратило бы все в «пародию на христианство».

Структура Арды. Ангелы и Бог.

Бог -- это главное в христианстве, и именно само представление о Едином у Толкиена является христианским, хотя, конечно, гораздо более смутным, чем во времена позднего христианства. Эру называется «Отцом всего», бывшим в начале и сотворившим Айнур, которым предстояло «обустраивать» Арду. Пребывая за гранью мира Эру контролирует происходящее в Арде. Здесь нет единения с Айнур, Илуватар находится дальше чем Валинор, он вне его. Прямо речь о троичности Бога не ведется, что совершенно естественно, ибо это довольно позднее теологическое положение, но понятие о том, что «природа Эру сложна и неоднородна» (К. Толкиен, комментарий к «Athrabeth Finrod ah Andreth» ) -- это понятие уже было. Негасимое Пламя -- то есть творческая энергия, Дух Животворящий -- был только у Единого, был Его частью. Творческой силой Божества, как учит христианство, является Третья ипостась Святой Троицы -- Святой Дух, и Его символом часто было пламя. То есть, Негасимое пламя, которое было у Эру -- это, фактически, Святой Дух, одна из ипостасей Единого. Да и в разговоре с Андрет Финрод догадывается, что если Эру войдет в Арду для того, чтобы исправить Искажение, то Он должен оставаться и вне ее и Действа в ней «как автор всегда пребывает вне картины». Точно таково же понятие о Боге и в христианстве. Очень важным в христианстве является неоднозначное отношение к миру: и утверждение, что мир «хорош весьма», и что он «во зле лежит». То есть замысел мира прекрасен, но от самого своего начала мир искажен, испорчен чем-то или кем-то. Христианство считает виновником зла в мире Сатану, самого могущественного из ангелов, восставшего против Бога и захотевшего абсолютного господства над всем творением. То же самое видим у Толкиена. Еще до сотворения мира в музыку Айнур врывается диссонанс Мелькора, который, будучи воплощен в материи, и породил искажение Арды. И весь процесс творения ее -- это процесс борьбы, как и описывается в «Сильмариллионе». Так как и Бог хотел сотворить нечто совершенное, так и Эру желал, чтобы в его музыке было воспето лучшее.
Можно следовать тезису, что изначально Бог наш боролся с тьмой противопоставляя ей свет. В Книге Бытия говорится об этом неявно, но прослеживается, что Тьма была изначально вместе с созданием или появлением Бога. «В начале сотворил Бог небо и землю, земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою». «Тьма», «бездна» -- вот слова, которые и потом употребляли, говоря о твари, взбунтовавшейся против Творца. То есть Творец «сражался» с тьмой своей сущностью -- светом. В Книге Бытия не упоминалось, что Творец творит мир не непосредственно, а руками Демиургов; иудаизм и потом христианство вообще об этом ничего не говорят из страха быть неверно понятыми и впасть в язычество, но вовсе не потому, что это противоречит иудаизму или христианству. Толкиен рассуждает в общем похоже. Илуватар всеединый Творец, породивший Архангелов, которые начали процесс создания мира материального. Айнур происходят из дум самого Эру, их деяния плод его мыслей, поэтому вполне уместно сказать, что Илуватар не является светом или тьмой.
Здесь появляется возможность сказать, что за создание Света и Тьмы ответственен Эру. Так как ничто не может явиться из ничего, необходимо противрочие, как из спора рождается истина, так c диссонансом Мелькора явилось понимание прописных истин, что есть Свет и что есть Тьма.. В Сильмариллионе Профессор словами Эру даёт некоторое подтверждение этих слов. «То, о чём вы пели, я покажу вам, чтобы знали вы, что сделали. А ты, Мелькор, увидишь, что нет музыки, исходящей не от меня, равно как никто не может изменить напев вопреки мне. Ибо тот, кто попытается сделать это, окажется лишь моим орудием в создании дивных чудес, что он сам не способен постичь.» «План» Мелькора, вероятно, не является уходом от изначальных доминант. Не точно, но Эру Илуватар в понимании Толкиена может являтся величиной над-мировой -- абсолютом, разумом всего сущего и несущего. Тогда Тьма и Свет это -- Айнур.
Впрочем далее из Сильмариллиона Эру отдаёт предпочтение Валар(все, кроме Моргота), защищает их и помогает им. Возможно, потому что сроки для второй музыки должны настать в строго определённый момент времени. Поэтому все попытки Мелькора обратить мир в хаос гаснут, до того пока Эру сам не распорядится об этом, пока не придёт время.
Отсюда выходит чёткое сходство с последней битвой, где мир изменится и рати тьмы столкнутся с воинством света. И так как в христианстве в последней битве именуемой «Армагедон» верх должны взять силы Тьмы, так и в Эа -- во второй музыке хозяином Арды может стать Мелькор, нежели Валар благословенного Амана. Сам же Бог, в нашем случае Эру, наблюдает «сверху», дабы постичь что для мира Свет, а что Тьма -- исключать такую возможность нельзя.
Итак Мир Толкиена напоминает христианскую модель. Айнур выступают Архангелами, более многочисленные Майар -- ангелами, Мелькор аналог Сатаны.
Эру Илуватар -- единый Творец, создатель Архангелов(Айнур) и Ангелов(Майар). Пророком, аля Христос в Арде вполне можно называть Эарендила. Также как и Иисус взял на себя все грехи мира и спас мир от уничтожения, так и Эарендил отправился в последнее плавание, чтобы просить помощи и сострадания.

Темы «Детей Илуватара» появляются в Музыке уже после диссонанса Мелькора, в творении же это отражается так, что с первых дней их появления Зло уже грозит им и накладывает на них свой отпечаток. И главное, на них ложится великая ответственность -- править миром и исправлять то зло, что отравило его. Миссии Эльфов и Людей различны. Эльфы привязаны навсегда к Арде, являются частью ее и любят ее превыше всего, скорбя о «ранах, которые нанес ей Мелькор», их миссия -- создание красоты в мире. Люди же недолговечны, однако их веку предстоит сменить век Эльфов на Арде, цель их сложна -- возлюбить Эру превыше всех Его созданий (то есть Абсолют превыше всего относительного) и своим неустанным стремлением к Нему, соединенным с мудрым управлением Ардой привести ее к совершенству и исправить искажение. Причём можно понимать это двояко. Исправить искажение в первой музыке никак не получается, более того прославление Илуватара не является вложенной в людей задачей. Поэтому неясно какое искажение должно исправить людям.
Итак, Дети Божии пришли в мир, но сразу же, на первых же шагах им встретилось Зло, встречу с которым не все из них достойно выдержали. Тут мы подошли к одному из важнейших моментов в христианском богословии -- падению человечества. Эльфы в массе своей не поддаются искажению, для них всем является свет и Арда такой, какая она является в понимании Валар Амана. Все страхи и боли Эльдар происходят от Мелькора, его они не понимают и бояться. И главное, Эльфы не изменили своей миссии. То есть падение, хоть и совершилось, но в меньших масштабах и с несравнимо меньшей глубиной.
Затем приходят люди. даже светлейшие из них -- отмечены некой «печатью Тьмы», хотя эльфам (от лица которых, в общем-то, и ведется речь в «Квэнта Сильмариллион») доподлинно неизвестно, что случилось с людьми. Да ведь и в окончательном варианте «Речей Финрода и Андрет» Андрет все же не рассказывает Финроду, что же, по преданиям, случилось с Людьми на заре их истории. Люди, возжелав быстро и даром получить власть над миром и все жизненные, материальные блага, послушали Мелькора отвернулись от «заповедей» Валар. Но не от Эру, так как и Мелькор ведёт борьбу за Арду не с Илуватаром(который в общем то сторонний наблюдатель -- созерцатель жизни), а с Валар Амана. Люди точь в точь как и в христианстве теряют понимание и бредят между Светом и Тьмой. Смерть людей- особый дар Илуватара может пониматься по разному. В одном случае смерть людей есть продукт искажения, тоесть в начальной стадии мира люди могли бы быть бессмертны, могли преодолеть смерть. В некотором роде начальный план как и в христианстве -- создание рая для существ живых. С появлением диссонанса происходит перемена. Люди теряют смысл своего существования, на протяжении веков они пытаются найти своё место, всё больше и больше отдаляясь от исходных доминант. Таким образом смерть некий особый дар Эру. Дар дающий право на жизнь во второй музыке. Так как Эру изначально знал, что потребуется вторая музыка -- он создал два источника -- людей и эльфов. Одни из них должны занять место в его «финальной версии». Здесь предпочтение отдаётся людям, если конечно не предполагается третья музыка.
Как произошло падение? Все помнят это предание об Адаме и Еве в раю и о Змее с яблоком. А если отвлечься от формы и не все понимать буквально? Получается картина та же, что и у Толкина. Человек перестал верить Богу, захотел всемогущества и авторитарной власти над всем мирозданием.
«Познание добра и зла» -- это же не отвлеченное, теоретическое знание о нравственных ценностях, оно-то как раз приветствуется: «Будьте младенцами по сердцу, а не по уму», -- писал апостол Павел. И опять у Толкиена для каждого существа свой «младенец» в теле. Что для Толкиена Эльфы? Попытка создать идеальное существо, существо экселенц? И тем не менее в Сильмариллионе подтверждается, что из ничего нельзя создать идеал. Необходима, если хотите, долгая селекция.
Будущая Исцеленная, вернее пересозданная Арда предстает перед мысленным взором Финрода общим Домом для Эльфов, Людей, Гномов и прочих воплощенных, еще более прекрасным, чем Неискаженная Арда в том Видении, которое Эру показал Валар. Что может подтверждать, что среди многих выбираются лучшие, чтобы потом явиться в новом совершенном мире.И будут два мира, Арда неискаженная и захваченная Мелькором земля.
Возможно в «Сильмариллионе» и «Властелине Колец» профессор пытается сделать выбор. Выбор который мог бы быть описан после христианского Армагеддона...

Следствие:

Основные герои Братства Кольца персонажи назатемнённые, полностью не искажённые Тьмой. Первые напоминания о христианском вероучении дают о себе знать ещё в «Хоббите». Если помните Мглистые горы и первое знакомство Бильбо Бэггинса со Смеагорлом или Голлумом. Что из себя представляет Голлум?
Жалкое существо по виду, но с «почерневшим» сердцем внутри. Он описывается как скользкое и противное существо. Бильбо с самого начала не питал илюзий, что Голлум может быть честным. С первых минут своей встречи с Голлумом, Беггинс чувствует к нему неприязнь, манера разговора, внешний вид -- всё это составляет пренеприятную картину. Голлум -- родственник хоббитов, насквозь пропитанный злобой и неприязнью к солнцу и всем кто его любит, потерявший свои достоинства -- достоинства почтенного хоббита. Впрочем судя по его прошлому, он изначально не был добрым человеком. После потери кольца сознание Голлума окончательно приходит в круговорот. Стоя у выхода из пещеры Бильбо не решается умертвить скользкое существо. И это не просто проявление «нравственного императива» -- это пробуждение чувств, которые в христианской теологии всегда считались правильными. «Не убий», Бильбо неосознанно следует этой заповеди. Во первых шансов миновать Голлума чрезвычайно мало, во вторых убить его не составляет труда, но Беггинс не может это сделать. Его существо противится этому. Он не является «светлым» героем, которые зачастую уничтожают ещё больше чем тёмные, на пути к достижению цели. У Толкиена прослеживается чёткое разделение на злых тёмных, которые греховны и «восстановлению» не подлежат и тёмных, которых ещё можно исправить. Голлум персонаж не до конца испорченный и исправлению подлежит. Убийства такого существа будет считаться греховным в отличии от орка. И во многом поэтому Профессор не уделяет описанию жизни орков большое внимание. Пускай в «Хоббите» нет чёткой линии христианской веры, всё равно герои действуют в соответствии с мировозрением христианина Толкиена. И жалость Бильбо тому пример. Только жалость помогла Бильбо преодолеть искушение кольца, благодаря жалости Беггинс обретает понимание(приближается к Богу), приобретает мудрость. Впоследствии линия жалости прослеживается очень чётко. Гендальф, как настоящий проповедник назидает Фродо, учит его правильным истинам в его понимании, в понимании Валар. Вначале Бильбо, а затем и Фродо -- становятся мудрыми и во многом это происходит из-за проявления жалости. Фродо останавливает хоббитов Шира, не даёт им убить Сарумана. И здесь уже Майар смотрит на Фродо с уважением и изумлением. Дальнейшие его слова всем известны: «Ты вырос, полурослик, -- тихо сказал он. -- Ты стал мудрым...». Через жалость и Бильбо, и Фродо поднимаются над собой. А начинается всё это ещё с Олорина. В чертогах Ниенны Гендальф постиг, что такое жалость. Возможно поэтому он единственный из истари кто выполнил свою миссию до конца, кто не сошёл с предназначенного пути.
То есть здесь проявляется другая заповедь христианства -- «возлюби ближнего своего». С любовью и состараданием к ближнему приходит понимание и мудрость. С проялением добра человеку ли эльфу или гному даруется прощение и радость.

Во «Властелине Колец» Митрандир говорит, что жизнь не дано отнимать никому. Жизнь это величайший дар и многие достойны её, а многие достойны смерти. Но если смерть подарить легко, то вернуть отобранную жизнь нет. Убить легко, а воскресить нет. Поэтому любое убийство всегда греховно. Какие бы цели не преследовались, меньшее зло -- это такой же грех как и любое другое зло.

И чем же, спрашивается, мир Толкиена, похожий на христианский не угождает многим критикам? В конце концов, писатели-фантасты, как и все остальные прозаики не придумали ничего, что могло бы на примерах показать, что их новые модели во многом лучше, чем христианские.

Теперь плавно перейдем к защите. Отметим, что по версии Science Fiction Book Club ВК считается лучшей книгой фантастики и фэнтези за последние 50 лет (http://olmer.ru/book/top50.shtml). Думаю, это яснее всего говорит о vox populi. Если же принять все недостатки, которые ей некоторые приписывают, то что же тогда вся остальная фэнтези и фантастика?

В защите ВК мы намеренны исходить из «презумпции невиновности» этого литературного произведения. Таким образом, мы имеем право считать, что у него нет недостатков, покуда это не будет доказано оппонентами. В то же время, на основании некоторых «разведданных» и различных дискуссий были выделены некоторые наиболее частые обвинения в его адрес и подобраны опровержения, которые также были включены в эту работу.

Автор: Petrovich.
«О военно-стратегическом аспекте ВК».
Толкин, как человек служивший в армии и участвовавший в боевых действиях не мог не уделить внимания этому вопросу.
Обвинение Перумова высказано в ЧК гл. 7 «Начало», с. 350 «Олмеру прекрасно известна история войны за кольцо, и он не повторит ошибки Бледного короля, не станет биться лбом о стены твердыни Минас-Тирита.» Претензия понятна. Ну что ж, посмотрим, было ли это ошибкой. И для начала рассмотрим альтернативные варианты.

1. Направление удара -- север
Железные холмы и Эсгарот. 17 марта их войско было разбито, люди и гномы укрепились в Эреборе. Что дальше? Дальше Чернолесье, засады эльфов и беорнингов, медленное продвижение. Степняки в лесу как боевая сила не котируется. Имеем растянутые до предела коммуникации, находящиеся под постоянной угрозой, трудности со снабжением и, главное, полную бесполезность мероприятия -- даже выйдя к Андуину никаких выгод не получаем. Дальше -- горы. Единственный перевал контролируется эльфами и людьми. На юге угроза со стороны Лориена.
Вывод: этот вариант смело отметаем как бесполезный.

2. Направление удара -- центр.
Лориен. Орки Дол-Гулдура трижды его штурмовали, но безуспешно. Сделав ставку на это направление Саурон вынужден будет усилить её всеми назгулами. И то без гарантий успеха. «…но хранившая его сила, подкреплённая мужеством эльфов, оказалась оркам не по зубам. Разве сам Саурон мог взять Лориен приступом» (ВК, Приложение Б). Но возникает тот же вопрос: что дальше? Через Морию в Эриадор? Потеряв большую часть армии? Эльфы ведь будут драться до конца. Энты, подойдёт на помощь (кто ж будет терпеть шастающих по лесам орков?). Роханцы совершают рейды по тылам, благо только реку пересечь. А Гондор? А Гондор идёт на Мораннон. Войска то Мордорские на севере. Итог -- бешеный риск, с неясным результатом. Учитывая отношение людей к эльфам Лориена (спор Эомера с Гимли) не думаю что падение Лориена сильно на них повлияет. А вот орков войск у Саурона -- уже в разы меньше.
И главное, кольцо. Где оно? У эльфов? Нет, полуросликов схватили уже после выхода из Лориена. Значит Саурон ЗНАЛ что кольца там нет. А пока он штурмует практически неприступные леса кто-то одевает его на палец и...
И законный владелец бросив армию на верную погибель несётся разбираться с соперником.
Вывод: риск себя никак не оправдывает.

3. Направление удара -- юг.
Здесь можно выделить 2 варианта:

А) «Условно-перумовский»
«...думаю, он обрушится на Рохан- идеальный проход дальше на запад, а против Гондора он может двинуть истерлингов с юга и оставить сильные заградительные отряды...» (ЧК, с. 350)
Хорошо, что Саурону это даст? НИЧЕГО. Прорвался он а Эриадор и дальше? Хоббитанию воевать? Ривенделл и Серые Гавани -- конечно тоже цель но не первоочередная. Армий у них практически нет. А вот Гондор, Рохан, Лориен- в тылу. Получается замечательный котёл. Вообще в ТЭ основные противники Мордора лежали к востоку от Туманных гор, если взглянуть на карту станет ясно, что в этом случае ничего кроме пустошей Саурон не выигрывал. А мощную группировку противника в тылу оставлял.
Вывод: бесполезно.

Б) «Книжный» вариант -- атака Гондора и Рохана, сдерживание Лориена и Чернолесья.
Преимущества очевидны: королевства людей, потенциально главный противник, выведены из войны. Открывается доступ в Эриадор, но без армии неприятеля в тылу. Обеспечивается свобода манёвра. Оптимальная линия коммуникаций. Лориен фактически блокирован, пути к гаваням перекрыты, помощи ждать неоткуда. Также отрезаны Чернолесье и беорнинги.
Противник громится по частям.
Обязательно ли в этом случае штурмовать Минас-Тирит? Да, обязательно. Если взглянуть на карту, становится ясно что единственная дорога связывающая линию Мордор-Изенгард проходит через столицу Гондора. Обходной путь, через бурые земли в разы длиннее и уязвимее (большая его часть находится под ударом роханцев). В то время как Минас-Тиритская дорога на большей части как раз защищена с одной стороны горами, с другой -- болотами Анориена.
План был хорош. Но сорвался из за мелочи... Кто ж знал, что сарумановы орки вырубками лесов вызовут такое отношение энтов? Пустяк вроде, а они вон как обозлились... Ордена надо таким союзникам врага давать, за вклад в победу.
И как всё перевернулось: вместо похода на Гондор -- разорённый Изенгард, надёжно прикрытая граница Рохана, высвобождение 6000 кавалеристов и в завершение всего- удар на Пеленнорских полях.
Вывод: Саурон выбрал оптимальный вариант. И вина за его срыв лежит по большей части не на нём. Даже подозрение закрадывается, а может Саруман втихую продолжал на светлый совет работать?

Автор: Венди.
«Черно-белый» мир Толкина».

Перумисты часто обвиняют Толкина в том, что все его герои поделены на, условно говоря, черных и белых -- а это нехудожественно и инфантильно.
Прежде всего -- а что такое эти пресловутые недостатки, которые реализма ради отчего-то обязан иметь каждый уважающий себя персонаж? Энный уровень внутреннего паскудства, который почему-то полагается для любого персонажа обязательным, или те чисто бытовые несовершенства, которые и в самом деле есть у всякого живого существа? О первом опять-таки позже -- а вот несовершенств у означенных персонажей довольно. Из того, что имеется в тексте ВК, вполне можно предположить, что Гимли в частной жизни -- зануда, каких поискать, Гэндальф своим, мягко говоря, своеобразным чувством юмора хоть кого доведет, Леголас своими бытовыми привычками и вечным шлянием по лесам способен привести в отчаяние любую сколько-нибудь методичную и оседлую натуру... и -- ну вот не бейте, пожалуйста, тапочками!!! -- можно с огромной долей уверенности рискнуть предположить, что супружеское ложе Арагрона и Арвен раздельное. Рискнуть -- потому что Strider, Бродяжник, Колоброд -- это на наши деньги вполне себе спецназовец, а ведь именно на наше поколение выпал Афган, и не только он, и мы их, вернувшихся, знаем достаточно. Основная проблема -- вошедшая в кровь и плоть привычка отвечать ударом на прикосновение, еще не проснувшись... а потом вести жену в травматичку со сломанной рукой. Привычка атаковать, не просыпаясь -- потому как иначе не доживешь. И -- да, вот мы такие гадкие, что вполне способны заподозрить, что первые этак лет десять семейной жизни Арагорна окрашены этой неприятной проблемой. То есть при желании тех самых несовершенств у героев ВК можно нарыть, с места не сходя, столько, что это может удовлетворить самого придирчивого «реалиста». Вопрос один -- а зачем? Кому это надо? Какое отношение все эти милые мелочи имеют к описываемым событиям?! Персонаж текста выражает себя в действии, причем выражает себя вполне -- и в действии, которое имеет отношение к происходящим событиям. Если мы читаем, например, про то, как математик является математиком и совершает открытие, какое нам дело до того, умеет ли он жарить яичницу? Тем более в момент совершения открытия. Это будет не раскрывающей более полно характер героя деталью, а абсолютно антихудожественным безобразием. Вот когда открытие уже совершено, можно послушать и про яичницу -- только это будет уже совсем другая книга. Так и с ВК. Окружающая героев текста действительность такова, что выражают они себя и свою натуру через вполне конкретное действие -- оно Толкином и описано. Любые сообщения о том, часто ли Гимли стирал носки и не любил ли Леголас на привале мазать носы соратников зубной пастой, ничего бы не прибавили к их характеристике. Ни в одно художественное произведение не входит и не может войти абсолютно ВСЕ, что делает герой -- этакая стенографическая запись, от которое веет не то протоколом слежки, не то просто шизофренией. Любой автор всегда ведет отбор деталей -- о чем сказать подробно, о чем впроброс. а что вообще не стоит упоминания. Толкин, как и всякий художник, совершил отбор требуемых художественных средств -- тех, которые соответствуют задаче, стоящей перед текстом и перед героями. Их характеры вполне довольно выражают себя через ДЕЙСТВИЕ. Прочие добавки погубили бы текст, уничтожили бы ту самую художественность.
А вот паскудства в героях Толкина и вправду нет.

У каждого художественного произведения есть тема, идея и сверхзадача -- что рассказывают, о чем и зачем? И выбор средств художественной выразительности зависит не от материала, а от них, от темы, идеи и сверхзадачи. А насчет своей сверхзадачи -- во всяком случае, одной из основных -- Толкин выразился с полной определенностью. Речь идет об образе Сэма, о том неброском героизме простого человека, с которым Толкин столкнулся на полях Первой Мировой Войны. Именно его Толкин и прославляет -- и не только в образе Сэма, но и всех остальных хоббитов. Именно им отведена привилегия воспринимать мир Средиземья и доносить до нас это восприятие, а не просто факты (пошел, увидел, застрелил). Обратите внимание -- мы видим мир Средиземья глазами Фродо и знаем, о чем он думал и что чувствовал, нам случается видеть этот мир глазами Сэма, Мерри и Пина, и мы знаем, что чувствовали и о чем думали они -- но нам НИ РАЗУ не показывают Средиземье глазами Арагорна, Леголаса, Боромира, Гимли или тем более Гэндальфа, и это НЕ СЛУЧАЙНО! Это вполне целенаправленный и относительно цели более чем оправданный отбор художественных средств. Не хочется сказать, что эти участники Братства Кольца -- фигуры фоновые или проходные, это было бы слишком несправедливо, да и выписаны они сильнее, чем это требуется от фона. И все же знать о них мы можем только то, что видят в них хоббиты -- а там, где хоббиты не присутствуют, автор НЕ берет на себя их функции и НЕ сообщает нам, о чем эти великолепные воители думали и что чувствовали -- просто чтобы мы невзначай не перепутали, кто тут главные герои. Не сообщает -- потому что не может, потому что это шло бы полностью вразрез с его художественной задачей (между прочим, более чем почтенной -- показать героизм рядовых, а не только главкомов). Любая попытка что-либо впинать из дополнительных подробностей по части психологии помянутых персонажей была бы, как здесь уже сказано, полностью антихудожественным безобразием, разрушающим текстуру повествования и смещающим этические и логические акценты. Так что если у них и есть какие-то бытовые несовершенства. которые столь милы нынешним «реалистам», в тексте ВК им не место.
Вот поэтому их там и нет.

Итак, точка зрения перумистов -- мир Толкина черно-белый, а это инфантильная точка зрения, детская. То ли дело КТ -- там тебе ни черных, ни белых, все так сложно... одним словом, все кругом серо-буро-малиновые в шашечку.
Думаю, не стоит даже говорить о том, что такая точка зрения оскорбительна для всех действительно хороших людей, которых нам доводилось -- кому чаще, кому реже -- встречать и в нашей жизни. Скажем другое. Действие КТ разыгрывается в мире, где идет война. Во время войны избежать самоопределения невозможно -- так или иначе, а приходится выбирать, на какой стороне сражаться. И... на какой? Если нет ни плохих, ни хороших, если все серо-буро-малиновые в шашечку и абсолютно неважно, да и неопределимо, кто прав -- на какой? Как выбрать своих? Любой, оказавшись в таком мире, неизбежно попадает в положение не то буриданова осла, не то старого ребе из анекдота («И ты тоже права, жена»). Но это только в задаче осел сдохнет с голоду -- а реальный осел, даже и двуногий, все же будет выбирать -- так на каком же основании выбрать своих? Правды нет ни за кем, нет черных-белых, хороших-плохих, это граничное условие мира КТ. Сражаться не за тех, кто прав, а... за кого все же?
Ну, получается -- за кого автор назначит. Но это с литературной точки зрения просто непрофессионально -- назначать персонажей на должность врагов или и вообще кого бы то ни было. Надо дать им выбрать самим. А как? Да очень просто. Как в школе, как в детском саду: Петька из 3-А треснул нашего Кольку из нашего 3-Б -- он враг, пошли Петьку отлупим. При этом весь 3-Б отлично знает, что Колька гад ползучий, а треснул его Петька, когда он издевался над девочкой из первого класса, то есть вполне себе за дело треснул. Но Колька -- свой, а значит -- бей Петьку! Вот, извините, ЕДИНСТВЕННЫЙ способ определения чужих-своих в мире, где нет хороших и плохих, правых и виноватых, где все серо-буро-малиновые в равномерную шашечку и неважно, кто прав. Другого способа просто нет. Но -- положа руку на сердце -- можно ли подобный способ самоопределения назвать ВЗРОСЛЫМ? ИМХО, вот он-то как раз инфантильный и есть. Этим способом пользовалось детство человечества, он до сих пор работает в детстве каждого отдельного человека: это наша стая, и неважно, что она не права... может, все-таки мы наконец произойдем от обезьяны и повзрослеем, а? А то просто неприлично как-то.
И еще одно соображение. В мире, где неважно, кто прав, НИКТО не воскликнет: «Платон, ты мне друг, но истина дороже!» Никто и никогда. А ведь это та основа, на которой стоит вся наука, сколько ее есть в нашем мире -- кто прав, как правильно, где истина? Дважды два -- пять или все-таки четыре? Здесь момент истины этической и истины научной смыкаются: если неважно, кто прав и как правильно, кому нужна истина как таковая? Ее ведь как бы и нет. Мало того, что вышеназванный способ самоопределения тянет назад, в пещерный век, этически, он еще и тянет назад в научном смысле -- потому что науки в мире, где все равномерно в шашечку, а истина только и исключительно релятивна, НЕТ. Она остановила свое течение. А ведь Ник -- ученый, биолог... странно даже как-то. Неестественно. Но -- что поделать, зато модно.

Postoronnim V.
«Орлы летят!..»

[Цитата, вынесенная в заглавие, лишь подтверждает, что пролет орлов не может пройти незамеченным/ Честно говоря, не хотелось заниматься этой темой -- настолько надуманной она выглядит. Также хотелось бы предостеречь оппонентов от простых высказываний, типа «на орлов сели, полетели, сбросили» -- предполагаемо возможный перелет надо описать со всеми оперативными подробностями].

Как человек хоть в армии и не служивший, но вменяемый, хочу снова сказать пару слов насчет орлов, а также насчет шансов.
Сперва об орлах. Что, они каждый день летают над Мордором? Отнюдь. Им там ловить нечего -- и в прямом, и в переносном смысле. Итак, авиадесант Фродо+орел... и каковы шансы, что он останется незамеченным? НУЛЕВЫЕ. Потому как если орлов над Мордором не видать было, а вдруг птичка взяла да и появилась, то этой птичке что-то надо. Ну не пролетит этот орел незамеченным! Радарная установка... тьфу -- Око Саурона отследит мигом, а дальше -- вынужденная посадка и...
В общем, понятно.
А каковы были шансы пешего квеста? Вспомним, в каком составе Братство Кольца изначально отправилось в дорогу. Тут вам и мастер снайперской стрельбы из лука (Леголас), и мастер боевого топора (Гимли), и мастер клинка (Боромир), и маг (Гэндальф), и спецназовец широкого профиля (Арагорн) ... ИМХО, первоклассная команда поддержки, с такой и вправду хоть в Мордор. Но Боромир дал слабину, отряд распался, и каждый вылезает из ситуации самостоятельно. И что же делают все наши военспецы, едва успев перевести дух после Пелленорского поля? Устраивают ГРАНДИОЗНУЮ операцию по отвлечению внимания Саурона. Вдумайтесь -- целая армия у Врат Мордора, и все это лишь для того, чтобы отвлечь внимание от одного ма-а-а-ааленького такого хоббита. И ведь отвлекли, что вполне естественно.

Автор: Иллидан.
«Операция Дабл Оу»

Пункт 1: подготовка и исполнение.

Всем известный вопрос -- А почему это светлый конгломерат не воспользовался прекрасной возможностью, позволяющей без видимых потерь уничтожить колечко, то что всевластие даёт, иначе говоря, почему не была использована воздушная разведка, которая ещё и штурмовой была.
При том, что господство в воздухе было целиком и полностью за светлыми. Помнится, ещё Торондор и ударная групировка воздух-воздух, прекрасно противостояли, да ни кому-нибудь, а самим драконам Моргота -- зверям злобным и весьма не простым.
В ТЭ порох не остыл, Гваихир и Ландроваль -- это, пускай не Торондор, который, вообще, левая рука Манве, но тем не менее воздушные командиры что надо.
Так чего стоило сформировать группу особого назначения во главе с пресветлым майа -- представителем Валинора -- Олорином? План прост, как и всё гениальное. Оперативная команда совершает сверхдальний полёт в воздушное пространство царства Мордорского. Пункт отправления -- Минас Тирит. По прямой от Гондора до Роковой Горы чуть больше чем 150 миль -- путь, хоть и не близкий, но возможный. С учётом того, что высадка десанта могла происходить на Горгоротской равнине -- получается и того меньше.
План, если не легко осуществимый, то, по крайней мере, доступный, благо средства переброски есть, да и команда найдётся. Ну вот собственно и всё, зачем поход к Ородруину, всё будет, как того хотел Боромир -- отряд идёт в Гондор, где его уже ожидает воздушный транспорт. Впрочем в Гондоре Денетор, а он ещё тот фрукт. Полёт можно совершить и из другой точки, базироваться орлы могли и на Эмин Майле, расстояние увеличивается, но не на много. Ах да, отряд хранителей перехватили уже до него, но это не проблема при подобной операции та территория могла находиться в оцеплении -- орлы с воздуха, подкреплённые эльфами с земли и людей бы не пожалели, всё таки, операция -- свобода Средиземья.
Вообщем, как видно из теории вариант вполне возможный, хоть и требующий серьёзной подготовки: от уговоров Гваихира и ко, до подготовки позиций и тщательной разведки со всеми возможными способами маскировки.

Пункт 2 -- Mission impossible.

Итак, чтобы удачно осуществить такую операцию требуется владеть информацией, информация -- сила. Саурон, хоть и Чёрный властелин, но мозги у него тоже есть, к тому же, к ним(к мозгам то есть ) прилагается его багровое око -- средство не самое эффективное, но принебрегать им он не собирается. Что важно? А важно очень многое. Во первых исполнение операции зависит от скрытности фигурантов. Отряд орлов, несущих с десяток саботёров, определённо должен вызвать вопросы у господ командиров армии тёмных.
Давайте прикинем, из скольки мест можно было начать полёт. Орлы -- птицы своенравные, подчинения не любят и помогают по своей собственной воле. Так просто их не доставишь, в клетки не посадишь и в землю не спрячешь, птица она свободу любит. При всём уважении к этим могучим существам, предел сил у них также имеется. Предположим выставлялись камикадзе, на обратный путь не расчитывающие. На земле птица спать не может, орёл тем более. Значит птичкам нужно предоставить удобные и комфортабельные места проживания. Возможных вариантов не так уж и много. Первое -- нагорье Эмин Майл, место вполне приличное, благо чем выше тем безопасней -- Орлиная мудрость. А дальше... а что дальше? Есть гора Миндолуин, но это территория гондорская, думаю рассказывать не стоит, что «царь-батюшка» Денетор церемонится не будет. Придут с колечком хранители в Гондор и всё кирдык -- под засов, а кольцо себе. Это вам не Теоден и даже Олорин не спас бы, спесив наместник Гондорский. А незамеченным прийти -- вы меня извините, но Денетор настолько прозорлив, что в состоянии догадаться кто к нему пришёл и что принёс. Этот вариант гиблый и понятно это, надеюсь, всем. Ну вот и что же мы имеем? Получается, что практически единственная точка базирования -- это нагорье Эмин Майл. Кроме того ещё и относительно безопасное место -- глушь, да благодать. Значит пернатые диверсанты должны приземлиться именно там. Операция должна быть молниеносной, так как чем дольше затягивать -- тем больше подозрений и проблем. Теперь прикидываем. Орлы живут в горах и жилище их самое меньшее в 2,5-3 раза дальше чем от нагорья до Ородруина. Значит после перелёта нужен отдых, так просто, спикировать с воздуха и захватить с собой опер группу, не выйдет. Как минимум день на восстановление. Что случится за этот день неизвестно, повсюду орки, да ещё и Сарумановские Урук-Хаи. Шанс остаться незамеченным весьма мал, тем паче мы знаем из ВК, что хранителей преследовали ещё от Пустынных земель, а у Порт Галена, так и вовсе настигли. Если помните, там и назгулы пролётом случались, а иначе в кого попал доблестный Леголас?
То есть, как видите, вариант архисложный. А то, что все передвижения, включая орлов будут замечены и сомненья нет.
В принципе, достаточно понимать одно это, чтобы не пытаться совершить такую операцию. Если не поймают на подходах к Эмин Майлу, то в воздухе девятка назгулов с орлами, отяжелёнными ношей, расправится без видимых усилий. Да и это им не надо, им достаточно Фродо из «седла» выхватить и полетели обратно -- на повышение.

Ну а если Назгулов к тому времени там не случилось, что совершенно удивительно, можно сказать, даже невозможно то страшного ничего не произошло. Но предположим, что вся разведка Саурона дала сбой и в это время Назгулы находились, где то на границах Мордора. Далее следует красивая картина. Десять орлов -- это не спичка и не иголка в стоге сене. А уж воздушное пространство Саурон контролирует, иначе как бы он за назгулами следил? Одним оком сыт не будешь.

Часть 2. «Мы летим, летим...»

Авиация, уже порядком уставшая(шутка ли за 2-3 дня 1000 миль отмахать), совершает свой последний полет -- направляется к границам Мордора. Здесь не надо быть искушённым в географии Арды, чтобы увидеть, что прилететь к горе, можно только пересекая Пепельные горы и Удун -- это прямой путь от Эмин Майла, как следствие приоритетный(а вообще -- единственно-возможный). Или, сделав крюк, пересечь Хмурые горы, но как вы понимаете, то что авиация будет замечена уже и обсуждения не требует, это -- территория между Минас Моргулом и Мораноном, наверное она не охраняется? Да чёрта с два, иначе к Саурону можно прийти и постучаться в двери Барад Дура незамеченным. Фродо кстати, схватили, даже Кирит Унгол пересечь не удалось. Дальнейшее это -- просто безалаберность орков.

Для лучшего понимания дела, неплохо бы взять карту и взглянуть, что такое прямая линия от Эмин Майл до Роковой горы. А прямая линия проходит именно над Мораноном и Удуном. Какие средства оброны располагаются у Моранона напоминать, надеюсь, не надо.
Итак всё просто воздушный десант замечают, ещё за несколько миль от чёрных ворот, даже без Саурона и назгулов. А дальше красная тревога и срочное развёртывание средств ПВО. Где шатаются назгулы? А быть им вообщем то и негде. Если вы посмотрите по времени, то затягивать с этой операцией нельзя. Но даже без назгулов такой полёт невыполним, потому как от Моранона до Ородруина ещё 100 миль. Сколько интересно времени потребуется орлам, чтобы пролететь такой путь, да ещё и с ношей? Уж точно дремать Саурон не будет и предпримет все возможные операции по защите своих границ. Кстати, после Пеленнора назгулы базировались в Мордоре, а ко времени, когда хранители достигли Эмин Майл -- как ни странно, тоже рядом с Мордором. Следовательно, господа хорошие, при любом раскладе в противовес орлам выпускается 9 или 8, в зависимости от времени, Назгулов. И смею заметить от себя, что воздушное пространство над Мордором Ужасный контролировать знал как.

Не слишком ли много если? На такое решаться было нельзя и Гендальф это -- знал.
Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы проследить дальнейшую судьбу хранителей.
Итак, всё очевидно. Операция Орлы-Ородруин (ОО) -- невозможна.

Вы спросите, как же тогда в самый последний момент орлы вытащили Фродо и Сэма, буквально, из лавы Ородруина?
А здесь -- ещё проще. Как вы помните, полковник, он же командир авиа-флота, он же Повелитель Ветров, он же Гваихир, в решающий час поднял всё своё воинство и двинулся в свой последний полёт. Хотя Улайри, они же назгулы и отказались от боя, всё же очевидно, что для орлов -- это была бы последняя битва, как, впрочем, и для всего свободного Средиземья. Но вернёмся к Фродо с Сэмом. Наши герои проведя блестящую операцию -- «Ородруин», разумеется, не без помощи сержанта Голлума, заставили изрядно поредеть войска тёмного воинства, кроме того всеобщая деморализация и хаос, и того мы получаем скверную, для тёмных картину. Все противовоздушные средства обороны выведены из строя, оцепенение охватило всех, кроме людей, а этого не хватает, чтобы преградить дорогу потомкам старого генерал-майора Торондора, они же -- Гваихир и прочие полковники. Итак орлы, относительно беспрепятственно добираются и лицезреют хаос, царящий на подступах к Роковой горе, на то она и роковая, как говорится, вернее поётся -- «горит и кружится планета -- над нашей Родиною дым. И значит нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим». Как видите нет ничего невозможного, важно, чтобы шпионаж работал -- «Война -- фигня, главное манёвры».

Теперь я позволю себе процитировать г-на John’a. По этому вопросу он отвечал мне следующее:

«1. Такая атака ясно показала бы Саурону намерения Светлых -- уничтожить Кольцо, и он мог бы соответственно укрепить Роковую Гору, и, если первый прорыв бы не удался, то второго бы точно не было, даже при успешном отступлении с Кольцом.
А ведь отвлекающий маневр в том и сотоял, чтобы не разрушать уверенность Саурона в попытку использования Кольца Светлыми.

2. Кроме того, как мне кажется, орлы, как разумные существа, могли быть тоже подвержены влиянию Кольца, причём непредсказуемо.

3. Далее, кого на них сажать? Если одних только хоббитов -- не обязательно всех четверых -- то теряется преимущество скрытности, при остающемся недостатке слабости. Если же Гэндальф будет с ними, то его искушение надеть Кольцо, отражая атаку назгулов, может стать слишком велико, и он может его не перебороть. А Гэндальф -- не Боромир, да и сидя на орле -- далеко не убежишь.

4. И последнее. Орлов могли заметить и атаковать далеко за пределами Мордора, при условии, что силы и внимание Врага не были бы прикованы к армии и, главное, к Арагорну, Наследнику Исильдура, которого Враг, скорее всего и считал основным противником».

Надеюсь, этот вопрос можно считать закрытым. Теперь займемся разбором статьи Эдмунд Вильсон «О, эти ужасные орки» (http://www.kulichki.com/tolkien/arhiv/manuscr/wilson.shtml). Причиной этого является то, что существует возможность использования этой, с позволения сказать, «критической» статьи для нападения на ВК. А судьи могут лишь во втором раунде узнать содержание этой писанины. Во избежание этого, я покритикую ее здесь и сейчас.

У нас в команде вышла небольшая накладка, поэтому с разбором этой статьи есть два, в большинстве комментариев не перекликающиеся статьи. С вашего позволения, приведу обе.

И это называется критикой! Что же тогда называть беспардонным хамством?
Т. А. Шиппи «Дорога в Средьземелье».

Автор: Бодигрим.
«Разбор полетов Вильсона»

Увы, в вышеупомянутой статье больше всего личного мнения, неподкрепленного цитатами. Местами автор перебарщивает с эпитетами и допускает грубые фактологические ошибки. Рассмотрим наиболее интересные пассажи:

Хоббиты -- это не вполне человекообразный народ, живущий в вымышленной стране Шир и сочетающий признаки определённых английских животных (они, словно кролики или барсуки, живут в норах) с…

Это вполне «человекообразный» народ, который нам куда ближе некоторых видов обезьян. И что-то никаких признаков (мн. ч.) барсуков, кроме нор, я не заметил.

Само название кажется результатом скрещивания кролика (rabbit) с Гоббсом. В соседях у них -- эльфы, тролли и гномы; с ними связаны также волшебник Гэндальф (Gandalph) и склизкое водоплавающее по имени Голлум.

Когда кажется -- креститься надо. Тем более зоофилия. Толкиен выражался по этому поводу, мягко говоря, иначе. А насчет соседей -- очень интересно, куда делись люди. Как надо понимать «связаны»? И с каких пор Голлум переквалифицировался в «водоплавающее»? Автор понимает, что это слово подразумевает?

Налицо грубое искажение фактов, с целью «опускания» произведения.

Любопытно, что заставило автора предположить, будто он пишет для взpослой аудитории? Конечно, некоторые детали не слишком подходят для детской книги, но за исключением моментов, когда педантизм автора заставляет скучать и взрослого читателя, во «Властелине колец» нет ничего недоступного семилетнему ребёнку.

Автор статьи не удосужился показать, какие именно детали не подходят для детской книги, какие именно моменты заставляют скучать взрослого читателя. И хорошо, что нет ничего недоступного семилетнему ребенку. Знаете, в «Войне и мире» непонятных слов для ребенка не больше -- так что, это тоже детская книжка? Автор пытается смешивать понятия «понятна ребенку», «предназначена для детей», «детская (в пренебрежительном смысле) книжка».

В своём письме издателям он (Толкиен) объясняет, что начинал его для собственного развлечения, как филологичскую игру: «…Конечно, в ней нет аллегорического умысла -- абстрактного, конкретного или актуального, морального, религиозного или политического». Таким образом, «Властелин колец» на самом деле -- сказка-переросток, филологическая диковинка.

Очередное передергивание. Толкиен считал, что именно аллегорического смысла в ВК нет: аллегории на Вторую Мировую войну, аллегории на борьбу христианства с мусульманством или еще чего-либо. Но он не говорил, что в ВК вообще нет никакого смысла. Поэтому вывод критика представляется несостоятельным.

Это действительно история Поиска, однако, с точки зрения критика, исключительно пустая. Герой не испытывает серьёзных искушений, его не соблазняет коварное волшебство, сбивающих с толку проблем он почти не встречает. Перед нами, вполне в правилах традиционной британской мелодрамы, ни больше ни меньше -- простое противостояние Сил Зла и Сил Добра, далёкий и чуждый злодей против маленького отважного доморощенного героя.

Как всегда, никаких обоснований, особенно в отношении второй части. Про серьезные искушения, коварное волшебство и проблемы даже спорить не хочется с таким невнимательным читателем.

Встречаются прожилки воображенния: древние древесные духи -- энты, с их глубокими глазами, ветвистыми бородами, раскатистым голосом; эльфы, чьи благородство и красота неуловимы и не вполне присущи людям. Но даже с ними обошлись довольно-таки топорно. Особого развития в эпизодах нет -- читатель видит одно и то же вновь и вновь.

Ладно, у автора плохо с фактами. Однако этих прожилок побольше будет чем мяса. Про «топорно» и «развитие» тоже нужны обоснования, а не личное мнение. Действительно, вновь и вновь читатель видит одно и то же: то Хоббитанию, то Тома Бомбадила, то Пригорье, то Могильники, то горные хребты, то подземелья, то леса, то степь, то великие крепости, то выжженные пустоши. И правда, никакой фантазии у автора…

По большей части герои, которых смог придумать профессор Толкиен -- воплощённые стереотипы: Фродо -- добрый английский малый, Сэмвайз -- его по-собачьи верный слуга, просторечный, почтительный и никогда не оставляющий своего хозяина. Эти персонажи, персонажами не являющиеся, втянуты в бесконечные приключения, демонстрирующих просто жалкую, на мой взгляд, скудность изобретательности.

Об этих «штампованных» характерах мы написали в сочинениях выше. Если это «скудность изобретальности»…

Но пугала, слабые и довольно блёклые, лишены притягательности и настоящей силы в них не чувствуешь.

Автор может говорить только за себя -- слишком субъективны его рассуждения. Пусть покажет на примерах описаний этих «пугал», что именно в этих описаниях плохо.

Там есть Чёрные Всадники, которых все боятся, хотя они вcего-навсего призраки. Есть устрашающие парящие птицы -- подумайте только, ужасные хищные птицы! Есть отвратительные огроподобные Орки, которые, впрочем, редко доходят до открытых действий. Есть огромная паучиха -- ужасная ползучая тварь! -- которая живёт в тёмной пещере и охотится на людей. Во всех этих ужасах от реальности нет и следа.

Ни фига себе, всего-навсего призраки.
«Идет женщина по кладбищу ночью, трясется от страха. Смотрит: неподалеку идет мужчина. Она к нему подходит, просит взять ее за руку, а то она приведений боится. «-- А чего нас бояться?»
Огроподобные орки -- это просто шедевр. Что-то у автора не то: то ли с орками, то ли с ограми. Да еще и «редко доходящие до открытых действий». Паучиха охотится на всех, кто попадется. Насчет следа от реальности: Шелоб -- воплощение страха перед пауками и насекомыми, например.

Могло бы и сработать, конечно, но этого не происходит: мы совершенно не чувствуем силы Саурона.

Здесь и далее критик усиленно «мыкает», ссылается на некого «читателя». Назгулы, орки -- это все не проявления силы Саурона?

И кульминация, до которой мы добирались ровно 999 обширных страниц убористого текста, оказывается чрезвычайно плоской.

Я сразу понял, что критик то ли не ту книгу читал, то ли не до конца.

Фродо прошёл свой Поиск до конца, но читатель остался незатронутым ранами и тяготами его путешествия. Бессилие воображения, мне кажется, подорвало всю историю. Войны совершенно нединамичны, испытания не вынуждают напрягаться, красавицы ни на миг не заставляют сердце биться чаще, страшилища не обидят и мухи.

Лично я и многие другие были глубоко затронуты его образом. Про «недостаток воображения» я уже говорил выше. Нединамичная погоня Арагорна, Гимли и Леголаса за орками, испытания верности Горлума (предаст или не предаст), Арвен и Эовин совершенно не волнуют читателя. Мух Шелоб действительно не обижала -- у нее паутина была на более крупные объекты рассчитана. Про назгулов я уже молчу…

Сообщение отредактировал VaDeem - 18 January 2005, 17:52


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 17:54
Сообщение #25


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


ЧАСТЬ 5

Автор: Al.
«Разбор статьи Эдмунда Вильсона».

«Скорее, именно «истории» были написаны для того, чтобы создать мир для этих языков, нежели наоборот».

Эти строки автора статьи не стоит воспринимать всерьез.
Да, Профессор действительно начинал с языков, но ведь именно так и называются дети Эру, пришедшие в мир первыми – квенди. Благодаря придуманным языкам мы создали «словесный мир», назвали каждую вещь своим именем, смогли (что очень важно!) научиться общаться меж собой, язык играет огромнейшую роль в истории человека. А у каждого мира, должен быть свой язык, мир Профессора – вторичен, в нем должен быть вторичный язык, соответствующий этому миру. Каждое имя переводиться, имеет значение, как и в нашем мире. Это автор статьи признает, но не понятно, что дает ему право говорить, что такая работа по созданию детально проработанного мира, только для самих языков? Профессор создавал мифологию, создавал мир. Мир в котором будет свое солнце и своя луна, свои языки, своя история. Эти и другие детали автор ВК прорабатывал до мелочей, просчитал поведение героев, историю семей, и королевств, даже психологию персонажей он проигрывал по-разному, в зависимости от событий. Примером может служить письмо Толкиена «События на Роковой Горе», где он описывает варианты развития событий, если бы тот или иной герой поступил иначе. Герои не действуют так, потому что именно так захотелось автору, они приходят и уходят сами, как живые персонажи своего мира. Разве все это было создано только для языков? Нет.

«Герой не испытывает серьёзных искушений, его не соблазняет коварное волшебство, сбивающих с толку проблем он почти не встречает. Перед нами, вполне в правилах традиционной британской мелодрамы, ни больше ни меньше -- простое противостояние Сил Зла и Сил Добра, далёкий и чуждый злодей против маленького отважного доморощенного героя».

Главное искушение (а кроме него много и других) – желание владеть Кольцом Всевластья, дающим власть абсолютную. Через него проходят персонажи ВК и каждый отвечает на него по-своему. Кольцо обладает своей волей, оно способно подчинять себе людей, чем могущественней человек, эльф, майр, тем сильнее оно тянет его. Боромир, который любит свою страну, готов на все ради нее, легко соблазняется Кольцом. Он подпадает под его волю, оно тянет его к себе, обещая силу, силу способную защитить его народ. Он оправдывает свое желание целью, помочь Гондору, но на самом деле, просто хочет заполучить его. И в конце первого тома ВК, он окончательно становиться рабом Кольца, он пытается отнять его у Фродо, желание завладеть им создает иллюзии, оправдывающие попытки его забрать. Он кричит Фродо, что знает о его планах (которых не существует), что хранитель заберет Кольцо в Мордор и отдаст врагу, что оно должно достаться Нуменорцам, что оно единственная надежда на спасение его народа. Вот яркий пример искушения «волшебством». Но Кольцо нельзя назвать просто волшебством, оно олицетворяет реальное искушение нашего мира, искушение властью, когда это чувство оправдывается лживыми целями. «Благими намерениями вымощена дорога в Ад» (с)
Также и Гитлер повел за собой народ реформами, улучшениями жизни, за его истинными целями стояло Зло.
Скажу только, что в любом произведении поступки героев (если они реалистичны и логичны) относятся либо к Злу либо к Добру.
За «далеким Злодеем» стоит долгая история, а «доморощенный герой», не борется с ним, а с полным смирением, не надеясь на славу, из любви к этому миру (Фродо говорил, что чувство того, что за его спиной Шир лежит в безопасности, предаст ему сил) берется за эту миссию, надеясь лишь пройти, сколько хватит сил, а не махать мечем и говорить пафосные фразы.

«Встречаются прожилки воображения: древние древесные духи -- энты, с их глубокими глазами, ветвистыми бородами, раскатистым голосом; эльфы, чьи благородство и красота неуловимы и не вполне присущи людям».

Прожилки воображения?! Мир Профессора уникален. Энт, который, услышав как хоббиты назвали их место встречи (холм), сказал, что это слишком быстрое слово, чтобы описать всю историю, стоящею за этим холмом. Поэтому у энтов такой странный язык, с длинными словами, поэтому они так неторопливы. Что-то я не припоминаю, где еще встречалась подобная идея. Таких деталей невероятно много, и все их не перечислить. Во многих фантастических мирах имена персонажей, придуманные автором, ничего не значат, просто красиво звучат, у Толкиена же каждое имя, каждый город или страна имеет объяснимое название. Также стоит упомянуть и географию Средиземья, которая тоже продумывалась Профессором с начала создания им своего мира. И кончено история этого мира, начиная с Единого.

«Но даже с ними обошлись довольно-таки топорно. Особого развития в эпизодах нет -- читатель видит одно и то же вновь и вновь».

Это голословное утверждение автор статьи ничем не подтверждает, нашим оппонентам, если они пожелают его использовать, придется это доказать.

«Профессору Толкиену недостаёт повествовательных способностей, чувство литературной формы у него отсутствует».

Следующее голословное утверждение. Толкиен проигрывал свой сюжет по-разному, с разных позиций разных героев. Он написал историю своего мира, где все сюжетные линии играют свою роль, где ничего не проходит бесследно (из великих событий кончено, не думаю, что если у Гимли украли бы трубку орки, он бы полез в Мордор, хотя…), все взаимосвязано, пример: Бильбо нашел Кольцо в пещере Голлума. Бильбо любил Фродо, он усыновил его, и сделал своим наследником, т.е. Кольцо должно было перейти к Фродо. В это время Голлум не бездействует, он хочет вернуть свою прелесть (так как он раб Кольца), и ищет ее. Бильбо не просто было оставить Кольцо, если бы не Гэндальф, кто знает, как бы все обернулось. Фродо получает Кольцо, и так как о нем никто не должен знать, иначе враг доберется до него, отправляется в Брыль. Гэндальф не может взять Кольцо, так как он слишком могущественен, оно может завладеть им. Серый маг отправляется за советом к другу и главе ордена магов Саруману белому, но тот уже знал о пробудившемся враге, почему? Он использовал палантир, а один из этих Нуменорских камней находился у Саурона, который переманил его на свою сторону. Гэндальф пленен в Изенгарде. И Фродо, не встретив его в Брыле, получает письмо волшебника и отправляется в дальнейший путь с Арагорном, о котором ничего не знает, кроме того, что он друг Гэндальфа, это он узнает из письма. И так дальше, герои не приходят просто потому, что того захотел автор, они п[риходят потому, что должны в следствии каких-либо событий.

«По большей части герои, которых смог придумать профессор Толкиен -- воплощённые стереотипы: Фродо -- добрый английский малый, Сэмвайз -- его по-собачьи верный слуга, просторечный, почтительный и никогда не оставляющий своего хозяина. Эти персонажи, персонажами не являющиеся, втянуты в бесконечные приключения, демонстрирующих просто жалкую, на мой взгляд, скудность изобретательности. Хоббитам, эльфам, энтам и прочему Доброму Народу приходится объединяться, чтобы спасти свою страну, на которую надвигаются Силы Зла».

Энты ни с кем не объединялись. Да и эльфы с хоббитами тоже. Про образы героев можно писать большие сочинения, что было бы невозможно в случае их плоскости.

«Вопреки утверждениям автора, борьба за кольцо, похоже, всё-таки имеет некое особенное значение».

Да неужели? Все, как говорил Dgared – «детское понимание».

«Там есть Чёрные Всадники, которых все боятся, хотя они вcего-навсего призраки. Есть устрашающие парящие птицы -- подумайте только, ужасные хищные птицы! Есть отвратительные огроподобные Орки, которые, впрочем, редко доходят до открытых действий. Есть огромная паучиха -- ужасная ползучая тварь! -- которая живёт в тёмной пещере и охотится на людей. Во всех этих ужасах от реальности нет и следа».

Назгулы. Удар Моргульского клинка Фродо запомнил навсегда, рана напоминала о себе и после Войны Кольца, когда хоббит вернулся домой. Автор не описывал подробно нападения этих созданий на войска Гондора. Орки. Вспомните эпизод, где перед штурмом орки закидали стены Минас-Тирита головами пленных гондорцев. Пытки Голлума автор тоже не описывал, так как его взгляд на события, такой же, какой был у хоббитов.
Шелоб ранила Фродо, эта рана тоже неизлечима.
Похоже, что автор статьи не считает физический урон – сколько-нибудь страшной вещью.

Что касается реалистичности событий войны, то тут подойдет цитата К. С. Льюиса:

«Я упомяну лишь два существенных, и совершенно различных, достоинства. Одно, как ни странно -- реализм. Эта война -- та самая война, которую знает мое поколение. Все здесь есть: бесконечные, непостижимые передвижения; зловещее затишье фронта, когда «все готово»; беженцы; живая, яркая дружба; в глубине -- что-то вроде отчаяния, а снаружи -- показное веселье и такой неожиданный дар небес, как запасец отборного табаку, «спасенного» из развалин.»

Теперь еще небольшая работа Венди в нагрузку. Надеюсь, не окажется, что мы слово в слово цитируем сообщение первого раунда наших уважаемых оппонентов. В любом случае, я утверждаю, что мы пользовались исключительно открытыми источниками.

Автор: Венди.
«Кратко по некоторым багам».

1) Цепочка Фродо.

«Кольцо висит на цепочке на шее. Оно продето в нее. Как же можно исхитриться снимать его и надевать обратно с такой поразительной скоростью? Только представьте: нащупать мелкий замочек, расстегнуть его, снять Кольцо, застегнуть цепочку обратно (чтоб не потерять) или, на худой конец, пихнуть ее в карман, надеть Кольцо. И все это, заметьте, в условиях экстремальных опасностей! Затем то же в обратном порядке... Невероятно!»

Вот поэтому Толкин такие глупости Фродо и не предписывает. Вменяемый хоббит (человек, эльф и др.) просто-напросто снимет с себя цепочку и так и наденет кольцо на палец со свисающей с него цепочкой -- и это настолько ясно, что не нуждается, ИМХО, в дополнительном описании процесса. Вот он и не описан. Кстати, в фильме этот момент не обдумали, и получается полная ерунда -- кольцо то висит на явно сплошной цепочке, то существует автономно. Но вот за эту дурость Толкин не ответчик.

«Саурон выглядит как чёрный властелин, то есть облачён в чёрные доспехи, сидит на чёрном троне и сам жутко страшный. Олмер совершенно иной. …Цель Олмера – противостояние догматичности ВК не дающего выбора. Не порабощение мира, чтобы им править, а разрушение порочного порядка, где не каждый сам решает в конкретном случае, а раз и навсегда кем-то определено, что добро, а что зло».

[Это скорее критика КТ, чем защита ВК, но пусть уж будет здесь].

Снова: здравствуй, друг Абсурд!!! Как же, как же, протест против морального детерминизма -- мотив знакомы. Это просто идеальный подросткоуловитель. И пользуются им все кому не лень, от подростковых банд до тоталитарных сект с качественной промывкой мозгов. Мотив стар как мир: эти гадкие ОНИ просто ничего не понимают со своим моральным догматизмом -- а вот мы все это порушим, кандалы скинем, и всем будет просто зашибись... и что же мы видим в перумовском мире морального индетерминизма?
А видим мы там, простите... ну, хотя бы Санделло. К примеру. И в каком при этом виде... так даже и говорить неохота. Противно.
Вспомним -- к Фолко цепляется и задирает его человек -- то есть существо по определению гораздо более высокое, тяжелое, физически сильное -- да и более, пожалуй, физически подготовленное. И ведет себя с ним гадко и подло -- другого слова не найдешь. Фолко, тем не менее, ухитряется с ним управиться -- и тут-то появляется Санделло. Который может десять таких Фолко размазать по стене голыми руками. Соотношение сил -- ну, как кота взять и об стену хлобыстнуть. Примерно такое. Что должен сделать в мире "морального детерминизма" командир такого отряда для поддержания дисциплины? Вовсе не то, что Санделло. А именно -- принести извинения за своего человека и Фолко, и хозяину заведения. если это мужик жесткий -- врезать своему идиоту симметрично, чтоб впредь не вздумал так себя вести -- заодно и остальным урок. Но Санделло принимается избивать Фолко -- старательно и со вкусом. И не вмешайся Олмер, изувечил бы, а то и убил. Помнится, олмер еще и пеняет Фолко за то, что схватился за клинок -- дескать, против палки нельзя. Что за омерзительное лицемерие! Ведь не против палки, а против Санделло, вооруженного палкой, а это не то же самое! Честный бой -- это когда паритет сил. Санделло может размазать Фолко в кашу, будь он хоть с мечом, хоть без меча -- что и делает.Вот если бы Фолко выхватил не меч, а АКСУ с полным боекомплектом, тогда оно было бы честно!
Итак, в мире победившего морального индетерминизма, где каждый сам определяет, что хорошо, а что плохо, Санделло для себя определил. Хотелось бы знать, по каким критериям. И как вам нравится жить в таком мире? Как вам понравится оказаться на месте Фолко, когда любой подонок ВПРАВЕ (не просто может, а вправе) избить тебя до потери сознания, когда ты не просто не виноват -- ты еще и прав! -- повинуясь исключительно собственной прихоти (потому как НАДОБНОСТИ никакой нет)? Или вы представляете себя на месте Санделло? Правда? Представили? и как вам нравится ощущать свою крутизну, избивая ЗАВЕДОМО СЛАБЕЙШЕГО, причем будучи неправым? Совесть не болит? Ах да, в мире морального детерминизма такого и понятия-то нет... ну, тогда так: вы действительно почувствуете себя КРУТЫМ, глумясь своей силой и мастерством над беззащитным? Можно понять, как человек, взявший на рогатину медведя, ощущает свою крутизну -- но как человек, взявший за хвост и убивший об стену котенка, чувствует себя крутым и какие у него на то основания, понять невозможно. Еще бы таракана придавил и тем гордился... нет, непостижимо.
Если это и есть те блага, что может предложить нам мир пресловутого "выбора"... стоило ли огород городить, простите? Мир, где подобные действия называют подлостью и относятся к ним соответственно, предпочтительнее.


Все, конец этому казавшемуся бесконечным сообщению, господа судьи и господа оппоненты. Мы высказались по поводу предмета диспута и ждем Вашей реакции.


-- Хорошо говорил... Долго... -- прогудел Фангорн.

Хоббит поклонился зрителям и вернулся на свое место.


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 17:58
Сообщение #26


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


технический пост.

Практика показала, что форум позволяет в одно сообщение поместить не более 20-22 страниц вордовского текста 12 шрифтом Times New Roman.


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 18 January 2005, 18:19
Сообщение #27


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


СУДЬИ УДАЛИЛИСЬ В СОВЕЩАТЕЛЬНУЮ КОМНАТУ ДЛЯ ВЫСТАВЛЕНИЯ ПЕРВЫХ ОЦЕНОК.

Оценки судей по первому раунду будут выставлены в ближайшее время, но не позднее чем через 72 часа - 21.01.2005г. 18.00 МСК.

После вынесения оценок всех трех судей будет объявлено об окончании первого раунда.

После этого будет объявлено о начале второго раунда и первой будет выступать (согласно жеребьевке) команда перумистов - не позднее 72 часов с момента объявления о начале второго раунда.

Командам рекомендуется употребить имеющееся время для подготовки ко второму раунду - прениям.


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
VaDeem
сообщение 21 January 2005, 14:43
Сообщение #28


Законник
*****

Группа: Модератор
Сообщений: 1 934
Регистрация: 18.9.2003
Из: Поволжье (Самара, Ульяновск)
Пользователь №: 695



Репутация:   15  


мои оценки первого раунда (максимум 14 баллов):

1. Перумисты - 11 баллов

2. Толкиенисты - 10 баллов



Мотивация будет развернутая, я сейчас дико спешу, буду в понедельник.

Кратко:

Перумистам:
Плюс за 1) стройную 2) единую концепцию изложения доводов.
Минусы 1) Молчаливо обойдены стороной некоторые аспекты критики КТ, назовем их "классическими" 2) Представленный текст не позволяет оценить всю совокупность подготовленных доказательств (или это все?) 3) Критика ВК могла быть более м-м-м отвечающей смыслу дуэли.

Толкиенистам:
Плюс за работу с источником. Ссылки на самые разные материалы. Уважаю открытое забрало всех участников, указавших свое авторство блоков.
Минус. 1) Текст неровен, асиметричен. Есть сильные части, есть части, которые вставлены непонятно зачем. Рекомендую подумать об игре "Слабое звено". 2) П.2.2.6. правил(косвенные доказательства, софистика) нарушен не единожды. Особенно в части подстрочного интервью Перумова. 3) Некоторые материалы просто являются "водой". 4) Тон общего сообщения имеет превосходную и иногда неуважительную степень к оппоненту (особенно акцентировано в блоках отдельных членов команды - в развернутом анализе после процесса выложу примеры конкретных фолов).


--------------------
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_ЧИТАТЕЛЬ_*
сообщение 21 January 2005, 16:27
Сообщение #29





Guests






    


Мои оценки:
1. Перумисты 12 баллов
2. Толкиенисты 11 баллов.


В основном, мы, видимо, двигались по одному пути с Вадимом. К его пунктам мотивировки прибавлю одно соображение: у команды Толкиенистов очень неплохие лингвисты, а у их соперников - очень неплохие психологи.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Бодигрим Пивосос
сообщение 21 January 2005, 20:31
Сообщение #30


Почти Писатель
***

Группа: Посетитель
Сообщений: 151
Регистрация: 23.9.2004
Пользователь №: 6 546



Репутация:   0  


Призываю в свидетели всех посетителей этого форума!

Судьи VaDeem и ЧИТАТЕЛЬ нарушили правила данного диспута, а именно п. 4.1.1:
Цитата
4.1.1 Каждый судья, после вынесения судьями решения об окончании раунда, каждый из судей пишет выставляет баллы за убедительность каждой из сторон в каждом раунде. Он разделяет между командами в любом целом отношении 14 баллов в первом раунде, 20 баллов - во втором, 10 – в третьем. По желанию он может мотивировать такое распределение. Только после этого можно приступать к следующему раунду.

В правилах четко и недвусмысленно сказано "разделяет", именно разделение обговаривалось в теме "А судьи кто?". Разделением 14 между двумя сторонами (ср. разделение 14 яблок между двумя детьми) может быть 7 и 7, 2 и 12, 5 и 9 и т. п., т. е. сумма выставленных баллов должна быть равна 14.

Цитирую сообщения вышеупомянутых судей:
Цитата
VaDeem от 21.01.05 11:43 по Гринвичу
1. Перумисты - 11 баллов

2. Толкиенисты - 10 баллов

Цитата
ЧИТАТЕЛЬ от 21.01.05 13:27 по Гринвичу
1. Перумисты 12 баллов
2. Толкиенисты 11 баллов.

Однако 11+10 не равно 14, равно как и 12+11. Эти судьи нарушили правила.

Судья Префект также нарушил правила, просрочив оценивание первого раунда. Напомню, что судья VaDeem заявлял, что
Цитата
Оценки судей по первому раунду будут выставлены в ближайшее время, но не позднее чем через 72 часа - 21.01.2005г. 18.00 МСК.

Этот срок уже прошел.

Следовательно, все члены суда нарушили п. 2.1.3:
Цитата
2.1.3 В вышеуказанной теме (далее просто теме) оставляют по сообщению судьи, в котором они выражают согласие с Правилами, обязуются следовать им и особенно п. 1.3.2.

ЧИТАТЕЛЬ и VaDeem нарушили данные ими клятвы:
Цитата
-- Сим торжественно клянусь и призываю в свидетелей клятвы священные воды Стикса и Ганга, небо и землю, Бога соблюдать и следить за соблюдением правил диспута, судить честно и объективно по убедительности сторон, а не исходя из личных пристрастий. Да воздастся мне за это по закону: честью за верность слову, смертью за клятвопреступление. Да будет так!


Поскольку судьи нарушили правила, то произведенную ими оценку, очевидно, следует считать недействительной. Так как 72 часа прошли, то проводить повторную оценку уже поздно.

Команда толкиенистов предлагает судьям на их выбор два варианта решения возникшей проблемы:

а) Не оценивать первый раунд вообще. На таком же положении настаивал и координатор оппонентов - Макас.

б) Попытаться провести оценивание по Правилам текущего диспута, т. е. разделить 14 так, чтобы полученные числа относились одно к другому наиболее близко к отношению 11 к 10 и 12 к 11. Оценивание Префекта, если оно появится, как просроченное не может быть принято - давайте хотя бы сейчас начнем соблюдать правила. В обоих случаях искомым разделением будет являться 7 к 7, т. е. ничейный результат.

И в дальнейшем строго соблюдать правила, хорошо? Иначе придется "принимать меры".

Мы не видим принципиальной разницы между предложенными вариантами - оба они дают ничью. Мы не видим других объективных вариантов разрешения сложившейся по вине судей проблемы. Если ни один из предложенных вариантов урегулирования не будет принят, мы не видим возможности продолжать диспут. Мы уверены, что эти нарушения не были намеренными и готовы простить их.

Не стоит обвинять нашу команду в предвзятом отношении. Лично я остаюсь уверен, что эти судьи способны судить (и судили) достаточно объективно. Мое личное отношение к ним не изменилось, я по прежнему уважаю их. Однако я не могу терпеть такие нарушения многократно обговоренных Правил. Если бы разбалловка была в нашу пользу, я бы тоже написал сообщение такого же характера. Еще раз повторю - дело не в оценках: разница в балл в сравнении с масштабом оценивания малосущественна, а ведь еще неизвестен результат оценивания судьи Префекта. Дело именно в незнании Правил. Для меня это всегда был, есть и будет вопрос принципа.

Всегда Ваш ужасно педантичный Бодигрим.


--------------------
Координатор команды ржавых ортодоксальных толкиенистов.
Диспут: толкиенисты vs. перумисты
На обратной стороне Волчьего Камня было приклеено обьявление: "Из Морготского террариума сбежала говорящая ящерица, кличка - Орлангур. Нашедших умоляем вернуть - животное тяжело больно (манией величия)."
(с) Золтан Бардинг
Я проиграл перумистам
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post

14 страниц V  < 1 2 3 4 5 > » 
Closed TopicStart new topic

 



Текстовая версия Сейчас: 23 April 2017, 20:42Дизайн IPB
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru