IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Rambler's Top100
Подписка на новости портала Цитадель Олмера
Правила Литфорума
Незнание не освобождает от ответственности.
Внесены изменения в Правила Литфорума.
«Честь должна стоить дорого, иначе ее никто не купит»
Рокэ Алва
2 страниц V   1 2 >  
Closed TopicStart new topic
Конкурсные работы "ФантКон - 2004 - лето", Приложение к газете "Голос Форума" №11
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:05
Сообщение #1





Guests






    


Итак, мы начинаем публикацию конкурсных работ: отчеты по прошедшему фестивалю - оффлайну Цитадели Олмера "ФантКон - 2004 - лето".

Как все Вы, наверное, знаете, прием работ будет осуществляться до 6 сентября 2004 года.

Конкурс проходит по трем номинациям:

1. Лучший аналитический отчет.
2. Лучший художественный отчет.
3. Приз читательских симпатий.

Как только закончиться прием работ, т.е. 6 сентября, будет создана комиссия, которая определит призеров по первым двум номинациям, а также будет открыта тема, в которой будет проводиться открытое голосование читателей. Призовой фонд редакции составит 150$. Возможно, Олмер, также решит наградить лучшую, по его мнению, работу от лица Цитадели.

Результаты конкурса будут опубликованны в 11 номере газеты "Голос Форума". Награждение будет производиться на следующем ФантКоне (который, по слухам, пройдет этой зимой).

Хочу также заметить, что по результатом года работы Газеты, на ФантКоне, который пройдет следующим летом, будут награждены те, кто внесет наиболее существенный вклад в дело редакции, за это время.

Возвращаясь к теме текущего конкурса:
1. Каждая работа будет учавствовать во всех трех номинациях, соответственно, комиссия будет оценивать каждую работу с двух позиций.
2. Все работы публикуются с сохранением авторской стилистики, то есть, при корректировке вносятся минимальные изменения.
3. По решению редакции, вносятся цензорские правки, в случаях, когда текст нарушает права на личные тайны отдельных участников оффлайна.
4. Работы будут публиковаться по мере их поступления и корректировки.
5. Обсуждение работ будет производиться в теме: Обсуждение конкурсных работ.

С уважением,
редакция газеты "Голос Форума".
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:08
Сообщение #2





Guests






    


Отчет №1.

Автор: Erenril D'ar Tor.

Меггаофф


Содержание:

Предисловие.
День несбывшихся планов.
Ночной Дозор.
День "Тупого Топора".
Дорога Тсна.
Личный негатив.


Предисловие.

Всем вам наверняка понятно, что это отчет о ФантКоне 2004. Я, конечно, понимаю, что отчетов будет много, но я, как человек, побывавший на всех частях сего мероприятия, постараюсь сделать его наиболее информативным по его содержанию.
Чтобы далее не описывать личный восторг, скажу сразу, что я очень рад, что данное мероприятие состоялось. Я рад был встретиться и пообщаться с интересными людьми, ну и рад, что просто отдохнул.

День несбывшихся планов.

Рассказывать, как я добирался до «Маяка» не буду. Скажу, что если бы собирался это делать в одиночку, то, наверное, несколько бы заплутал. Но поскольку добрались мы все без особых приключений то.......

И вот я внутри. Небывалое количество народу, смех, веселье и... впечатление, что время застыло. Получив бейджик и приняв участие в фотосессии, попытался познакомиться с незнакомыми мне людьми и поздороваться со знакомыми. Далее настал момент ожидания, в процессе которого вспоминали Чехова, и тот, наверное обикавшись, на ФантКон не пришел. Когда все были приглашены в зал, лично я был вполне обрадован тем, что несмотря на то, что было сказано, что сидеть в зале ДК «Маяк» не на чем, ряды кресел все таки имели место быть. Выбрав удобное для себя место, я уселся. Но и тут ступор времени не исчез (надо сказать, что в этот день он исчез только к футболу). Народ уже в сидячем положении продолжал разговоры, и тут послышался голос. Чей бы вы думали? Конечно Олмера (ха, все-таки он не Незнайка). Великий и всемогущий объявил о том, что до начала процесса еще довольно-таки долго и что стриптиз он танцевать ПОКА не собирается (ха, так и не станцевал же). Далее было очень увлекательно наблюдать за тем, как на сцене происходят приготовления…ну, и было, наверное, скучно.
Описывать весь тот промежуток времени до начала «официальной» части не буду, перейду сразу к содержанию.
Итак, все началось. А началось с переименования этого Фанткона в «просто оффлайн», поскольку большинство из запланированных пунктов мероприятия практически невыполнимы по тем или иным причинам. Сейчас постараюсь вспомнить эти самые причины.
1. «Телемост» с участием Ника Перумова не состоялся по двум причинам:
а) нерабочее состояние проектора (ну или по причине неумения им пользоваться).
б) GPRS в этом зале не работал.
2. Эксмо. Причин я не запомнил...
3. Представители съемочной группы «Волкодава». Оказалось что они должны были быть в Москве, но их не было. Вот и все, что я понял из объяснений Олмера.
4. Мир Фантастики «отмазался» подборкой журналов за этот год.
Вот вроде бы и все проколы. Теперь о состоявшихся частях мероприятия.
Поскольку впоследствии я был несколько уставшим, то не буду следить за соблюдением порядка следования этих самых частей.

1. Некий журнал посвященный ролевкам. Ну, собственно, лично я ничего особенного не запомнил.

2. Награждение победителей Царкона, которое плавно потом перешло в общение с представителем издательства Гелеос. Надо отметить, что из победителей была лишь девушка под ником Флэш, занявшая место в номинации «Лирика».

3. Беседа с представителем издательства Гелеос. Поскольку зал не знал какие вопросы задавать, выкручиваться пришлось Олмеру. Мы прослушали «мастер класс» для начинающих писателей, за что, собственно, благодарны. Нам было рассказано о тех трудностях, которые преследуют писателей (ха, меня это нисколько не испугало).

4. Вадим Панов. (Отметим, что он пришел буквально в последний момент и Олмер нас уже убедил, что сей пункт сорвался). Честно сказать, поскольку я совершенно не знаком с творчеством сего писателя, то не особенно следил за тем общением, которое он вел с залом.

Далее был небольшой антракт, после которого были прояснены моменты под названием «футбол», «ночевка на природе» и «второй день».

Впоследствии мы узнали, что до футбола осталось два часа, и все разъехались - кто куда. Некая часть оффлайновцев, в состав которой входил и я, доехали до станции метро «Тушинская» и стали искать то место, где можно покушать. Как по заказу, прямо около выхода из метро стояла девушка и раздавала чипсы. Но все же, поскольку этого было маловато, мы двинули к ближайшему Макдоналдсу. Тут оказалось, что некая часть народа предпочитает не посещать сие заведение (ну как понимаете, я был среди них). Естественно, мы разделились. Оставшиеся на улице стали заправляться пивом и пиццей, и дожидались «буржуев», направившихся в «дешевую американскую забегаловку»! Надо отметить, что «буржуи» провозились очень долго, можно сказать ОЧЕНЬ долго.
После того, как с процессом поглощения пищи было покончено, наш путь пролег в сторону стадиона «Красный Октябрь». До стадиона мы добрались вполне нормально, но можно сказать лишь то, что у нас не было мяча и нам пришлось сидеть и ждать.
Опять же, после того, как мяч был принесен, состоялись два матча. Первый закончился со счетом 5:2 (я играл за команду, забившую 5 голов и один из них, а, вернее, первый, был на моем счету). Второй матч закончился с более скромным счетом 2:1.
Отмечу, что большинство в футбол не играли, а общались и потребляли спиртное (а Олмер и сюда пришел с ноутбуком, и в футбол он не играл, отмазавшись тем, что формы у него нет). Некоторая часть попыталась фехтовать, после чего Кот, до конца мероприятия ходил, прижимая замороженную бутылку лимонада к глазу.
Не обошлось, конечно, и без выступления менестрелей, а собственно Хеймдалля (был, правда, кто-то еще... вроде бы...).
Далее можно начать повествование следующий части под названием…

Ночной Дозор.

Под предводительством Графа Горлума иногородние и не только отправились на станцию для того, чтобы отправится на природу. Оказалось, что до электрички оставалось совсем немного, но мы на нее успели. С облегчением поняв, что уже едем, мы через пять минут обнаружили, что потеряли некую часть народу, который собирался с нами ехать. Тут же мы узнали, что следующая электричка будет только через полтора часа. Нас, конечно, не смутила такая мелочь и после того как доехали до Дедовска и расстались с Горлумом (он пошел домой за своей палаткой и рюкзаком) мы решили закупиться жратвой и… ну и всем тем, что позволило бы весело провести целую ночь.
Дождавшись отставших, и Графа Горлума мы отправились в путь дорогу. Все, без исключения, нагруженные сумками, палатками и рюкзаками экстремалы иногородцы (и не только) следовали в таком составе:
Граф Горлум
Эренрил Дар Тор (я собственно)
Конан
Бэд Дрэгон
Бродяжник
Клякса
Фагот
Тилион
Доминиан Льюит
Эрэнэ
Мэлониэль (Мыло ни ела)
Человек, принесший тупой топор (ник я так и не запомнил)
Инкуб он же Релкин Янусович (можно просто Тарелкин)
УУУУУ я кого-то забыл, но не суть.
Ага, вспомнил!!!! Сноходец, воть кто.

Надо сказать, что пока мы шли по населенным местам, все было хорошо. За тем исключением, что Горлум сказал «тут где-то по ночам тусуются гопники» после чего гопников почему то переименовали в «нариков». Но вот мы добрались до леса….

….Измученные долгой и утомительной дорогой, путники, едва таща ноги, подошли к опушке леса. Зловещий туман расстилался над землей, небо же наоборот радостно дарило свет ярких звезд. Внезапно вдалеке послышался протяжный вой, заставлявший волосы на голове вставать дыбом. Путь преграждали два пограничных столба говоривших о том, что путнику, решившемуся двигаться далее, надо надеяться лишь на собственные силы. Путешественники, переводя дух, остановились около невидимой черты все взгляды обратились на Горлума, тот, ехидно улыбнувшись, сказал:
—Осталось совсем немного.
После этих слов Хранитель, наклонив голову подумал:
«Да уж, угораздило нас выбрать в проводники Горлума», рассказы о пещере Шелоб были все еще свежи в памяти эльфа….


Да все было примерно так. Было до ужаса темно и не уютно, руки и плечи начинали побаливать, а ноги подкашиваться. Горлум шел сзади и только кричал о том, где и какие именно препятствия нас ожидают. Фонариков же у нас естественно не было, а свет мобильников и спички помогали не очень. Но это было всего лишь началом. Путь, который днем занял бы полчаса, для нас оказался несколько более длинным и, в конце концов, он закончился. Но именно тогда, когда мы добрались (час ночи) до места назначения - начались настоящие трудности.
Представьте себе полную темень и четырнадцать человек, пытающихся расставить палатки, одна из которых буржуйская и имеет сложную конструкцию. Далее эти же четырнадцать человек пытаются в той же кромешной тьме отыскать в лесу дрова. После того как было найдено большое бревно, они достают единственный топор и рубят это самое бревно…

…Замах и лезвие с глухим стуком опускается на бревно, еще раз и еще раз. После десятка ударов хозяин топора разогнулся и громко спросил:
—Кто тут умеет рубить?
Фагот, подумав, выходит вперед и берет топор в руки и начинает ритмично рубить, через минуту он удивленно смотрит на орудие труда в своих руках и задумчиво говорит:
—Похоже, либо я разучился орудовать этой штукой, либо,- он проводит рукой по лезвию топора.- Либо этот топор идентичен противопожарным спичкам…


Ну, после этого все потрогали лезвие топора и поматерились. Слава всем богам у Горлума оказался нож марки «сдохни от зависти Рэмбо», который был весь острым и приспособленным для рубки. Путем долгих брожений по лесу костер удалось разжечь. Следующим же моментом было вырезание рогатин и вбивание их в землю), земля была до ужаса глинистой и всеми силами сопротивлялась проникновению в себя чужеродных предметов.. вот это я загнул). В конце концов, над пляшущими языками пламени висел котелок.
Не знаю, что было причиной незакипания воды, но все же когда она нагрелась, мы залили ею купленные ролтоны и начали трапезу. Периодически продолжались вылазки в лес за дровами (бедные темные эльфы).
После сборки буржуйской палатки принадлежавшей Тилиону часть «сотрудников Ночного Дозора» отправилась бухать внутрь нее, остальные же предпочли заниматься этим около костра.
Поскольку я целую ночь не спал то вспомнить все подробности не смогу. А так, примерно, по пунктикам:
1. Повествование Горлума и Фагота о ролевках.
2. Попытка завалить Фагота (чуть не завалили одну из палаток).
3. Игра на гитаре, у которой не было одной струны (по вине Фагота).
4. Собственно, частушки в исполнении Кляксы.
5. Отбытие некоторой части народа ко сну
6. «Групповая оргия» с участием Тилиона, Мэл, Инкуба, которая сначала происходила около костра а потом в палатке (отметим что потом Тил и Инкуб в палатке остались вдвоем и чем они там занимались ни кто не знает).
7. Распевание всякого рода песенок Кляксой (кажись, и я пел, а значит, это было ужасно). Репертуар прыгал от «Земля в иллюминаторе» до всяческих переделок. Причем пели исключительно лишь первый куплет, поскольку больше не помнили.
8. Туго и тихо настало утро.
9. Вылазка Конана. После того как Горлум не пустил его в свою палатку он завалился спать с Тилом и Инкубом (похоже, Тил все так же думал во сне, что рядом лежит Мэлониэль).
10. Я обнаружил, что при дневном свете искать дрова легче, чем в полной темноте.
11. Повторное разжигание костра и завтрак.
12. Попытка играть в футбол. Неудачная поскольку координация движений нарушена, а на поле, оказывается, периодически пасут коров.
13. Уборка лагеря.
14. Рассмотрение при дневном свете лезвия злосчастного топора, кое оказалось не просто тупым, а архитупым!
15. Явление народу Бэд Дрэгона (это надо было видеть).
16. Отбытие Бэда и Доминиана Льюита. Первый поехал за Крэш и Элафэ, второй направился на вокзал.
17. Ожжжжжжжжжжжидание……
18. Купание.
19. Ура они пришли…

День "Тупого Топора".

Конечно, я не буду перечислять тех, кто пришел первыми, ибо их было не мало. Скажу лишь то, что все отправились купаться. Пока плескались в воде, подошла вторая группа и нас стало много. Маленький ночной лагерь преобразился. Всем для обозрения был представлен топор, который оказался единственным. Москвичи! Могли бы подумать немного и захватить и топоры и пилы, но вы этого не сделали...
Описывать этот день я не в состоянии, поскольку все разделились на группки и хотя я побывал в каждой всего рассказать не могу.
Пили, пили, дрались на…хм, наверное, это можно было назвать всего лишь дрынами. Кстати, Ирбис, твоя палка все-таки была у меня, просто я ее немного обрубил, дабы она хотя бы по длинне соответствовала… короче мне так было удобнее. Правда, у некоторых был и тексталь и вполне похожие на настоящее оружие - деревянные мечи. Некоторые из которых, иногда, оказывались у меня в руках. Могу отметить, что на сей раз отделался лишь одним синяком, но зато болючим (на сгибе руки) я даже запомнил кто мне сей синяк поставил (ха, а вот и не скажу).
Потом началось приготовление дров. Ну что вам можно рассказать. Представьте себе несколько десятков человек пытающихся срубить дерево тупым топором и ножом, а потом еще и разрубить на поленья.
Хеймдалль и вроде бы Кайзер все-таки решили отправиться на поиски нормального топора. Они его нашли…
Далее, все пытались добраться до готовящихся шашлыков (готовил их Хеймдалль). Не знаю как кому, а мне досталось лишь три маленьких кусочка (некоторые при этом умудрялись есть во всю глотку).
Потом народ пытался играть в волейбол, картошку, вышибалу.
Теперь добавьте сюда игру нескольких гитар и Айшу с Ирбис, которые раскидывали петарды, и вы получите практически полную картину дня.
Скажу сразу, что кое-что я тут не упомянул, дабы не омрачать веселье, надеюсь, люди которые вели себя неподобающе сами об том знают и если что, я им об этом скажу в приват (чую скоро мой приват завалят возмущенные форумцы считающие себя виновными, а может и нет).
Ага как же не рассказать о…
Скай и Эрэнэ.... Censored!
Ближе часам эдак к восьми, основная часть веселящихся тронулась домой. Некоторые же решили остаться там для того, чтобы продолжить оффлайн еще на несколько дней.


Дорога Тсна. (про название спросите не меня а Хеймдалля)

И двинули мы домой. Рассказывать, как добирались до вокзала и что там было не буду, ибо я устал уже вспоминать.
А вот про поезд вспомню. Мы, то бишь питерцы, ехали, в основном, в одном вагоне.
Линда и ее подруга.
Эренрил Дар Тор(я).
Эрэнэ.
Флэк с подругой (как всегда на ники чьих-либо подруг у меня беспамятство).
Хеймдалль.
Инкуб.
Позже из другого вагона к нам присоединился Идальго. И хотя в этим же поездом с нами ехали Липка с Бромозелем, они не присоединились.

Ваш покорный слуга, еле дождавшись, пока проводница проверит билеты, вырубился (ну правильно, двое суток не спать). Проснулся я оттого, что стало зябко. Тут меня поприветствовали и предложили колбасы и хлеба. За неимением ножа колбасу надо было грызть прямо так, и я, вяло ее пожевав, отдал обратно, попросив воды. Далее поступило предложение выйти в тамбур и попеть. Схватив гитару и добравшись до тамбура, мы стали слушать гнилые попытки Хеймдалля настроиться на нужный лад. Не буду рассказывать как это происходило, но заострю внимание на одном моменте, который отражает общую картину той ночи.
В какой то момент было решено сыграть небезызвестную песню Машины Времени под названием «Костер». Первый вариант обнаружил тот факт, что мы забыли порядок следования сюжета песни. Когда начали все вспоминать, я отлучился в туалет. Вернувшись, обнаружил, что песня находится в стадии вспоминания. Стало понятно, что творится что-то неладное и решили послать гонца за текстами песен (гонцом оказался я - как самый нетормозящий, выспался, наверное). Просмотрев текст песни «Костер», выяснили, что ни один из вариантов не соотвествовал действительности. После недолгих потуг было решено отдохнуть. Но после недолгого отдыха концерт продолжился, но все как-то скомкивалось, и было невпопад и не в лад, так что мы отправились спать…

Все... Могу сказать что я, приехав домой в 11 часов, завалился спать и проснулся около 22.00 после чего, посмотрев первую серию «Солдат», снова последовал Дорогой Т...Сна.
Потом, уже на следующий день, вспомнил все, что мог, и вот - оформил это в смешные закорючки называемые буковками. Извиняюсь за некую нескладность, но, поскольку воспоминания были отрывочными, то стиль написания соответствовал им. Могу еще добавить, что в ворде сей текст до его редактирования напоминает красно-зеленое море.
Собственно и после редактирования море все такое же.
Вот, а негатива не будет, или вы тут думали, что я буду всех ругать? Не дождетесь!

P.S. Все идиотски написанные литературные вставки (коих было две) написаны бездарностью под ником Эренрил, прошу его не ругать smile.gif

Сообщение отредактировал D'HAR - 09 September 2004, 15:57
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:09
Сообщение #3





Guests






    


Отчет №2.

Автор: Даос.

ФантКон-1001

...

Здравствуй, дружок! Сегодня я расскажу тебе очень добрую и смешную сказку о тридевятом царстве, шестнадцатеричном государстве, в котором работают не только экраны проектора, но даже GPRS... ой нет, извини, подписка. Расскажу я тебе о том, как Иван-дурак за счастьем в интернет-кафе ходил... ну ладно, не надо плакать. Я тебе расскажу о славном джинне Олмере ибн Питере, обо всех его славных гулямах, о Даос-беке и о Третьем Риме. Дружоооок? Ты что, уже заснул?

...

Жил в славном городе Питере мудрый Даос-бек и было ему скучно, ибо хотелось нового. Вечером четверга 19 августа восемнадцать раз за два часа вознес он хвалу Дао за то, что не так ему плохо, как могло бы быть, но не рассеялась печаль в сердце его. Но на следующее утро позвонили ему кунаки его Пацифист и Хедин и сказали они: "О сын тормоза и внук стоп-крана, почему же сидишь ты тут, когда все уже купили билеты на ФантКон!?. Торопись, несчастный, ибо круто там будет, и будут там сказители наимудрейшие, и будет там сам Олмер ибн Питер!" Подобно вихрю помчались они втроем на вокзал и купили билеты и вечером уже ожидали поезда своего до Москвы. И встретились им на вокзале многие цитадельцы прославленные питерские, что печатают со скоростью мысли, а мыслят еще быстрее. Почти вся Цитадель питерская, хвала Дао, поехала на ФантКон, ибо желали все узреть мудрых цитадельцев других аулов и выкурить кальян с ними во славу Олмера ибн Питера.
До Москвы Даос-бек и кунаки его Пацифист и Хедин добрались без приключений, ибо были они доблестны, подобно тигру, и осмотрительны, подобно суслику. На Ленинградском вокзале встретили их цитадельцы московские и дали им пергамент, на коем написано было "ФантКон-2004", ибо близился момент истины. Размахивая пергаментом тем будто зеленым знаменем Пророка, пошли они все по вокзалу собирать цитадельцев из далеких аулов, и хотя из-за козней демонов едва не потеряли друг друга, закончилось все успешно. И собралось их несколько десятков и отправились они ко дворцу, где волей Небес проходил ФантКон.
Не хватит терпения даже истинного даоса чтобы перечислить всех цитадельцев славных, что собрались там. До церемонии торжественной оставалось немало времени (а назначена была она, как сказали Даос-беку, на полдень), но не заметил никто, что не началось ничего и в полдень, ибо были все увлечены общением. Фотографировались цитадельцы много, и беседовали о великом и малом не меньше, и получил каждый по бэйджику , где написано было имя его. Сетовали только цитадельцы, что запаздывал славный Клякса, любимец Пророка, (хвала Небесам он все же пришел ) и не явился Чехов, что, по общему мнению, в пустословии поспорит с любым муэдзином, за что и любим всеми. Наконец по истечении получаса после полудня пустили цитадельцев в зал, где узрели они самого Олмера ибн Питера за ноутбуком сидящего и, разместившись на креслах, стали ожидать, что изречет он. И изрек он: "Подождите, о интернет-зависимые, ибо время еще не пришло. Поговорите же друг с другом пока". Возрадовались цитадельцы голосу Олмера и стали говорить между собой снова, ибо чудно им было: вот, видят они друг друга, но без аватар, и нет лага, отродья дьявола, и разговор идет плавно.
Увы, козни демонов коснулись и самого действа фантконова. Сорвался Телемост с мудрейшим из мудрых Ником Перумовым, и запаздывал славный сказитель Панов, и не пришли вестники от съемочной группы фильма "Волкодав", что по книге Семеновой, и не явились каракурты из журнала "Мир фантастики" и из ЭКСМО, и мало было в зале меж цитадельцами победителей конкурса "Царкон". Но и без того церемония состоялась, ибо кто хочет - тот добьется. Наградили сперва победительницу Царкона Флэш, чьи стихи более других усладили сердца судей. Говорил с цитадельцами посланец издательства "Гелиос", рассказал он им, как тяжек путь сказителя и как велики те, кто прошел его. Пообещал он также, что помогут он, и коллеги его всем ступившим на сей путь, если достойны они того будут. Говорил также и опоздавший Панов, поведал он своим верным последователям о будущности Города Тайного и о жизни своей. Оживлял церемонию Олмер ибн Питер, чьи остроты неизменно радовали сердца зала . Когда же договорил Панов, устроил Олмер перерыв, ибо недостойно сынов Цитадели сидеть где либо помимо кресел перед мониторами своими дольше двух часов. В перерыве сфотографировались многие с Олмером и был среди них и Даос-бек, после же Рэн поведала всем программу дня второго, на коем, увы, не было Даоса-бека и не о нем этот рассказ. А еще сказал Олмер ибн Питер, что после дня первого, проведенного в веселии, будет избран модератором грозным тот, кто самым пьяным окажется. И возвеселился народ, и указали все на Кляксу. Поправился Олмер, и посулил то же самое самому заметному и обаятельному. И снова возвеселился народ и снова указал на Кляксу.
Тем временем закончилась церемония, и разбредаться стали цитадельцы, ибо через полтора часа был намечен футбол. До того же одни решили подкрепиться немного, для чего избрали логовища варваров заморских "Макдональдс", ибо не пристало сынам Цитадели бояться заморской пищи, другие также отошли к трапезе, но на воздухе свежем, третьи же занялись делами, одним им известными. Лишь поле стадиона "Красный Октябрь", на коем не росли ни конопля, ни сим-сим, ни гашиш, а лишь самая обычная трава(коей тоже немного было) объединило всех. И начался второй час блаженства правоверных: играли они в футбол, фехтовали и с трибун кричали громко, поднимая футболистам настроение. Даос-бек сперва решил было мяч погонять, но вскоре убедившись в ничтожестве своем (ибо мячом он владел как пьяный Флэк-ага своим языком) взял в руки саблю и отошел к фехтующим(ибо саблей он владел несравненно лучше) . И многих славных джигитов удалось ему осилить, и возвеселился он. Что же до ранений боевых, то почти миновали они правоверных, исключая Кота-бека, которому Пророк за грехи направил клинки соперников под оба глаза, но бутыль воды живой минеральной исцелила его. На поле же выделялись славные джигиты Элафе, Деморгиль, Доминиан Льют, Алдарион, Эрэнрил. И много было выпито лимонада, и обогатился магазин, через дорогу от стадиона, и полюбили его приказчики цитадельцев. Сам же Олмер стоял в стороне, окруженный гулямами и не принимал участия в веселии, ибо высоки его помыслы. И спели Пацифист и Хедин песенку о нем на мотив песни о Буратино, и каменным осталось лицо Олмера ибн Питера, ибо помыслы его высоки.
А после начал народ расходиться. Несчастны те, кто ушел первыми, ибо не дождались они прихода Арканиса, которого добрая пери Эниан послала за пивом. А он меж тем принес шесть бутылок Старого Мельника, и вновь возрадовались Цитадельцы. Ну а после ушли многие приезжие за Горлумом, который подобно Сусанину повел их в лес ночевать, а прочие пошли по домам, а Даосу-беку пришлось идти на вокзал, ибо бывает отстой в жизни даже самого правоверного цитадельца.
А на второй день случилось многое, но о том вам расскажут другие сказители, я же прекращаю дозволенные мне речи, ибо пальцы устали. Олмер велик, братья!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:11
Сообщение #4





Guests






    


Отчет №3.

Автор: BadDragon.

Fantcon-2004

Предисловие

Сначала хотел написать отчет, состоящий всего из одного слова-имени, потом решил, что все же это будет не интересно тем, кто не поймет. wink.gif А кто поймет - тому, надеюсь, будет достаточно того, что напишу, и на меня не обидятся.

Не буду рассказывать мучения, постигшие меня в то время, когда я добирался до Москвы, и то, как мы встречали приезжих, перейдем сразу к описанию прошедших событий...


Мысль первая

Конечно же, вышла задержка, и начали мы почти на час позже, плохо это или хорошо судить не нам: все участники получили свои именные бейджики и вдоволь успели пообщаться перед началом. Как сказал Олмер: "ФантКон не удался практически по всем пунктам... я считаю, что это - достижение". Все примерно так и было. Практически все, что планировалось, либо не удалось, либо было изменено. Так как и должно прошла лишь встреча с Пановым и с представителем издательства "Гелеос".

Замечательно были вручены призы победителям ЦарКона, особенно учитывая тот факт, что из довольно таки большого их кол-ва в зале была всего одна девушка. Но, тем не менее, призы были показаны на всеобщее обозрение и, безусловно, будут доставлены по назначению.

Так же могу сказать, что был еще один казус с тем же Пановым: из всего зала его книги читало, наверное, человек 20 - 25. ;( Так что Олмер почти 1,5 часа работал на зал, вопросов из коего практически не раздавалось.

Что же касаемо остального: телемост не удался таки по тех. причинам, озвучивать которые нет смысла; люди, снимающие на данный момент Волкодава, оказались на съемках, а не в Москве, где должны бы были быть; издательство "Эксмо" тоже не исполнило всего, что планировалось...

Вывод: удалась лишь половина задуманного, в следующий раз, должно быть, и будет лучше.


Мысль вторая

Как обычно это и бывает: поле для футбола было найдено в последний момент, но!.. он было найдено и было очень неплохим, а это говорит о многом.

Играть в футбол было достаточно забавно, правда, нужно учитывать факт, что поиграло за весь вечер человек 20 - 25, не больше... остальные отрывались на трибунах.

В бою команда модераторов, в составе которой присутствовали также несколько пользователей, победила. wink.gif

Вывод: не играйте с Василием в футбол, для вас это может плохо кончится.


Мысль третья

Самым жутким мероприятием за этот день был, вне сомнений, выезд на природу. Сразу после футбола, собралась отчаянная группа в кол-ве 14-ти человек и отправилась с Тушинской платформы к славной станции "Дедовск".

Отъехав от платформы, стало заметно, что количественная часть группы уменьшилась минимум вдвое... оставшимся на станции пришлось ждать следующее электрическое чудовище, а по приезду на них была взвалена половина провианта, да и тогда тащить все это маленькой группе искателей приключений все это было не под силу.

Итак, отчаянных повел Горлум... а все знают, куда тот завел Фродо и Сэма, в одном многострадальном эпосе. Группа упорно тащилась несколько километров через поселок рядом со станцией в полной темноте, подгоняемая криками путающегося провожатого, но все- таки добралась до второй опорной точки.

Подойдя к темной дороге в лесу, путешественники, потерявшие половину интереса к этому походу, обернулись... а потом взглянули на свой дальнейший путь. И простирался туман от леса к дому... И венчали вход во тьму роковые столбы...

Дорога из поперечных бетонных плит была невидима в темноте, а света факелов, приобретших воплощения мобильных телефонов и спичек, явно не хватало. Многие пострадали в это неблагоприятное для отчаянной группы время.

А потом сошли они с тропы и вошли в лес, укутанный тьмой и убаюканный тенями. И стелился под ногами липкий туман...

Дальнейшую дорогу участники помнят смутно, одни говорят, что это было ужасно, другие чувствовали смутное ощущение угрозы в ночной тишине, но так или иначе притих даже проводник и лишь старался предупредить о ждущих впереди мостах и опасных канавах, заполненных чем-то явно не дистиллированным.

И вышли они из леса в поля, окутанные туманом ночи, и засветились во тьме огни факелов, и не видели они друг друга

С ужасными усилиями они дошли до возвышения, за которым начиналось озеро. Подъем на него отнял у них последние силы и много времени - ведь группа тащила на себе все нужное для проживания.

Наконец, Горлум сумел определить направление от озера к месту дислокации, и вскоре группа поняла, что самое сложное только началось. У нее было слишком мало подготовки и незначительные возможности почти прогоревших факелов.

Палатки собирались долго и с крепкими выражениями. Одна из них видимо оказалась эльфийской, да еще и из глубокой древности... но не пошли с ними эльфы, помнившие рождение этого мира…

И призвали они богов, и достали возлюбленный Эль... И было дело сделано, ибо с благословения Богов добро всегда побеждает

И, наконец, настало мгновение блаженства и сытой жизни во временном лагере отряда...

Вывод 1: покупайте фонари друзья, или делайте настоящие факелы и главное - заранее .
Вывод 2: выбирая место, а особенно время, для подобного мероприятия все-таки нужно думать .


Мысль четвертая


Утро. 7:00. Пробуждение. Не для всех... Дракон и Льют не добудились тех, кто больше всех собирался с ними в 5:30...

Утро. 8:00. Отправление. И отправились двое обратно по тропе ... Добравшись до станции, они таки успели вскочить в электричку и отправились в Москву. Льют уехал на вокзал, Дракон же встретив грифончика и эльфа, стал дожидаться основную массу не столь отчаянных людей, отправившихся в лагерь уже днем, когда было светло.

Нет в мире невозможного - эти сущности, тоже поделились надвое в сути из-за тех же железных чудовищ… Но на этот раз провиант везли лишь опоздавшие, что, несомненно, было благо.

Дневной путь не отнял у них много времени. И многое, что существует в ночи, пугается света дня. Они добрались без неприятностей, если не считать таковой беспощадное солнце.

По прибытию в лагерь они там почти никого не застали, многие охлаждали свои телесные оболочки в прохладной воде бренного озера, которое без удивления и возмущения приняло в себя новоприбывший отряд.

Вторая часть дневной группы подошла к кульминации водного обряда и, не успев принять в нем участия, отправилась сразу в лагерь. Где с громкими криками радости приветствовали долгожданную пищу, коей после бурной ночи, проведенной на этом, в ту пору, темном островке нереальности отчаянной группой приключенцев, практически не осталось. И лился эль рекой... и "если мясо мужики", а также девушки .

После этого началось естественное в данной ситуации деление на небольшие сообщества, в кругу которых все оставшееся время общались, играли и пили/ели любители активного отдыха.

Вывод 1: когда вокруг бродят психологи - это опасно.
Вывод 2: никогда не тащите с собой больше, чем можете унести.
Вывод 3: правда, всегда на вашей стороне, если вы в ней уверены.


Мысль пятая

Вечер. 19:30. Отправление с места временной дислокации части населения. Не спеша, добравшись на станцию, они сели в электричку и отправились на ней к Тушинской станции.

И бежала их дорога по тайным путям Черных Гномов, и разошлись, в конце концов, их пути. А Дракон и Грифон приступили к трапезе.

После этого эти двое отправились туда, откуда леди суждено было уехать домой, пробыв в нашей славной деревеньке так мало.

И прошли они вновь двое по тропам к месту назначения, и прощались они, и отправилась Крэш домой...

Вывод: велика ценность времени проведенного в окружении друзей и велика боль расставания, но огромна же будет счастье увидеть их снова!


Мысль шестая

И добрался Дракон к жилищу Темного эльфа, когда о том там и не слышали, и ждал он его и сущность Фагота. И встретил он их... Впервые за последнее время трое: Фагот, Тилион и Дракон; ели нормальную еду с нормальных столовых приборов и спали в нормальных кроватях.

И на следующий день все отправились туда, где живут и поныне.

Вывод: да будет так!

Эпилог

Многое произошло за эти два дня важного для меня, и многое я понял. Не скажу, что не было в них плохих или же хороших моментов, но все это тает под чувством огромной радости. А от чего... это друзья - тайна !!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:12
Сообщение #5





Guests






    


Отчет №4.

Автор: Сноходец.

Вечная слава Литрфоруму!

Данный документ является наиболее полным возможным изложением событий, в которых я принимал участие и которым я был свидетелем. События, которым я не был прямым свидетелем, не излагаются. Написано сухим и сдержанным языком, так как писатель из меня хреновый.

Пожалуй, повествование я начну с того момента, как мне захотелось узнать, где же именно будет происходить официальная часть ФантКона (а было это примерно за день до него). Привычно выйдя в интернет, я полез в одну из тем, где сия информация должна была быть. Информации я не нашел, зато наткнулся на сообщение Тилиона о том, что он будет встречать иногородних гостей, с удивлением я обнаружил, что еду встречать Крэш вместе с ним, сам-то я о таком и не думал. Ну что поделать? Партия сказала: «Надо!», комсомол ответил: «Есть!».
В тот день я вообще не намеревался спать, бо мое пробуждение – вещь крайне нестабильная, проснуться часика в три дня – удовольствие невеликое. Однако же заснул… Естественно, на встречание Крэш я опоздал, хоть и совсем на немного. Пришлось ехать на Ленинградский, где меня встретила небольшая компания. «Хоть тут не опоздал», - подумал я и узнал, что основная часть народу уже встретила, кого только можно и сейчас заседает в Макдональдсе.
С течением времени народу все прибывало и прибывало, вот показались и питерцы. В общем, жить стало лучше, жить стало веселее.
Ведя неспешные разговоры, мы ждали остальных и распивали всяческие соки и газировки (О ужас!), с пивом же был лишь Кот, он принес какого-то Козла и нагло его распивал ( хотя позже выяснилось, что пиво он не любит, зато уважает водку). Далее последовали испытания на самых терпеливых: как только народ пытался сняться с места и идти к месту проведения мероприятия, кто-нибудь вскакивал и кричал, что ждем еще кого-то. Ситуация осложнялась тем, что от компании постоянно кто-то откалывался, и ждать приходилось также и его. Самые слабые духом постепенно стали линять, ну а мы же, самые стойкие, гордо сидели на жертвеннике Великого ИЛича (по другим данным – Кицума Блаженного). Наконец ушли и мы. Второй раунд, в испытаниях на терпеливость, наступил на Серпуховской. Там нас ждали отколовшиеся от нас, и, все вместе – остальных. Питерское отделение Цитадели не преминуло затянуть Ландыши, им вторили отравленные Питером москвичи, ну а я же улегся на пол и немного отдохнул.
Но вот и второй раунд нами с честью пройден, все встречены, все познакомились, и все обнялись – пора в путь. На ул. Академика Ягеля (зато такое слово есть - прим. Авт.) нас встретила еще одна компания, и нас стало действительно много! Распугивая мирных прохожих, колонна понеслась к ДК…
Маяк встретил нас удивительной прохладой и раздачей бирок. Тут среди нас появились Чеховы, временные Чеховы, Кицумы, знающие КтК и Маркс, Карл Маркс. Большинство народу приняло участие в игре «сфотографируй себя хоть с кем-нибудь», ну а я же вновь упал на пол и отдыхал. Отдыхать мне пришлось долго: в зал запускать нас не торопились. Но свершилось и это, мы расселись по креслам (а я-то думал, что сидячих мест не будет), а Олмер жизнерадостным голосом поведал, что времени еще много и что можно пообщаться, хотя все и так этим занимались. Далее ничего примечательного не случалось, и из прострации меня выводили только крики беснующейся толпы, когда входили Клякса, Румата и Алли.
Окончательно стряхнув остатки сна, я понял, что ФантКон переименовывается просто в оффлайн (по техническим причинам), после чего Олмер так это объяснил, что никто и не огорчился – вот она, сила обаяния. Потом на сцену приглашались разновсяческие люди, которые толкали речь, Олмер задавал им вопросы, они отвечали и уходили обратно. Из этой мешанины выделился лишь Вадим Панов, на выступлении которого (так как книжек его я не читал) я откровенно перестал глядеть на сцену, иногда спрашивая, о чем это он бормочет ( голос у него действительно усыпляющий), на что мне отвечали, что, и сами не знают. Зато задний ряд как мог, изгалялся над бедным плюшевым мишкой.
Далее последовала важная информация, и я заставил себя обратить внимание на выступающую Рэн. За свои несколько минут славы он едва сказала пару слов. Ее доклад свелся к тому, что Олмер задавал необходимые вопросы, на что Рэн говорила: « Горлум…», - который и объяснял ситуацию.

После официальной части последовала часть мне совсем не интересная, а именно – футбол. Можно сказать, что в футбол играли, на палках бились, пиво распивали, песни пели… Однако один эпизод мне все же запомнился. Я наскреб последние деньги и купил себе бутылочку «Жигулевского». Не успел я выпить и трети, как ко мне подскакивает мама, вырывает из рук бутылку и все выливает! Я в ужасе стою и смотрю на это, но, в общем, мне купили нормального пива, а я поклялся, что буду пить пиво, а не «Жигулевское».
Самые смелые теперь должны были ехать на ночевку, и ваш покорный слуга был в их числе. Но некоторые не столь стойкие покинули наши ряды, хоть и обещали быть! Позор им! Таким образом, уехало совсем немного…

И зря… Потому что с этого момента начались сплошные приключения. Сначала нас забыли взять на поезд, а следующий-то был лишь через час. Чтобы не скучать, мы купили разных напитков и еды и побрели на станцию. После долгих споров брать ли билет, все пришли к мысли, что лучше не рисковать. Потому билетов мы не покупали, а обошли станцию и залезли на платформу. В ожидании «скорого» поезда мы уселись на пожитки, а Тилион достал гитару. Фагот попросился ее настроить, что по его словам он умел хорошо, и мы стали счастливыми обладателями пятиструнной гитары. Не смотря на это, мы спели угадайте что… Правильно «Звезду по имени Солнце», бо ничего иного Тил играть не умеет. Но вот подошел поезд, доехали без приключений. Позвонив товарищам насчет того, чтобы они нас встретили, мы повернулись к скамейке, и нас встретили! Поразительная скорость! Следующим пунктом назначения был магазин, в котором мы смели все, нас хотели обуть, обслуживание крайне медленно. Я же раздражал всех пинанием мяча в стену и маханием палкой (всех достал, кстати, хе). Дальше мы двинулись по почти неосвещаемым улочкам к искомому месту. По пути я натырил пару яблок, за что и поплатился – болото ночью было не видно. Нас хотели напугать нариками-гопниками, живущими в устрашающего вида участке, но тщетно, разве что песни петь мы прекратили.
Дорога уходила в черную туманную даль, отделенную от пригодных к жизни земель столбиками. На мое изречение, что, мол, зайдя за них, назад уже не возвращаются, народ ответил нервными смешками. Впереди лежало километра четыре грязной, ухабистой, а главное – невидимой в темноте дороги. Но мы справились, мы – молодцы! Подспорьем нам служили мобильники и матюки идущих спереди.
Уже у самой поляны мы почему-то раскололись. Было очень весело орать что-то и размахивать спичкой, а в ответ видеть призрачный свет мобильника и слышать ответные крики.
Вот теперь-то началось полнейшее непотребство. Одни начали ставить палатку, что ночью дело совсем непростое, ту палатку, что ставили мы и при свете солнца быстро не соберешь… А другие пошли по дрова. Граф повел нас к трупу машины, из-под которого мы вытащили бревно. Тут же бревно и решили зарубить. Однако бревно не поддавалось, дровосек спросил кого, кто рубить умеет. Тот тоже порубил и тоже безрезультатно, однако догадался проверить остроту топора. В лагере послышались дикие смешки – это все новые и новые люди проверяли «остроту» топора. Я не представляю, сколько времени понадобилось Федерату, чтобы затупить топор до такого состояния, видимо, все лето старался. Все сразу поняли, что его подкупил Гринпис. После вся рубка шла мачете Горлума. Я мужественно пошел в лес за дровами и понял, что не только дров, я самого леса не вижу! Не помогали даже очки. На ощупь нам удалось наломать каких-то веток и ободрать бересты. Однако для костра этого было явно недостаточно. И тут мне несказанно повезло, боги смилостивились над нами, и я смог учуять дерево(!) с множеством сухих веток. Как я это сделал, я не понял и теперь… Оказывается, в темноте также очень неудобно по деревьям лазать, едва не упав, я начал снабжать народ ветками. Между прочим, ножика, который я просил, мне эти жмоты и не подумали принести, даже убийственного топора не дали. Набранного хватило на разжигание костра, и народ задумался о поесть, для чего нужны были рогатины под котелок. Вот уж диво-дивное, несравнимое ни с чем чудо, но Эренрил смог найти рогатины. Не думайте, найти их в ночном лесу очень и очень сложно.
Подмазавшись к компании с суперпалаткой и подмогнув с установкой, работать в эту ночь я благополучно закончил. Мы удалились в палатку отмечать ее установку, а несчастный народ снаружи занялся ролтонами. Вмазав и закусив, я задумался о настоящей еде и выполз за ролтонами. Как ни странно, его мне дали и даже кипятка налили. В палатке меня встретил голодный Клякса и спросил, засыпал ли я специи, на что я ответил: «Ага!», и вылез доставать из кипятка нераспечатанные специи. Следующее время мы праздновали первую ночь ФантКона и пили отличные коктейли конановского изготовления. Конан отрубился, и мы с БД тоже решили вздремнуть. К сожалению, под пьяный хор и вой солирующего Кляксы отдохнуть было никак невозможно. Однако снаружи было еще мерзостнее, да и комары с сыростью вкупе мешали. Так закончился для меня первый день. За ночь я ухитрился из ближайшего ко входу места, где валялись рассыпанные сушки, переместиться к дальнему, где валялись стаканчики, носки Конана и те же сушки. Под приветственный рев я выбрался и уселся греть свои косточки под солнцем. В ожидании приезжающих без ночевки мы травили анекдоты и угорали над богатырским храпом, доносящимся из палатки, где ночевали Тил и Конан. Первым вылез Тилион, под наш гогот он на четвереньках высунулся из палатки и тут же упал наземь. Еще он подивился, что он делает в ТОЙ палатке, но мы ему объяснили, ЧТО он делал. Он, Конан и Инкуб. Следующим вылез Конан, видок у него был тот еще, и он помимо этого оглашал окрестности криками: Где Я? Где мои носки? Почему я в этой палатке?!
Ну а после прибыла основная масса толпы. Быстренько загадив полянку и улегшись где только можно, она начала активно отдыхать. Ничего интересного днем не происходило, все как всегда, за исключением шашлыков. Некоторые устраивали поединки и стенки-на-стенки (где главной сложностью было не победить, а избежать коровьей лепешке), некоторые пили ( но напился только Скай), некоторые пели, а некоторые рубили дрова ( в чем ощутимо помог выторгованный в деревне топор). Надо сказать, что все эти пункты я опробовал на себе. Главной подставой оказалось то, что шашлыка, купленного и так совсем немного, оказалось в два раза меньше. И по чьей вине не известно, однако, пакет с маринадом был утерян.
Народ рассасывался потихоньку, небольшими группками, а посему еще одного шока при виде нетрезвой толпы поселянам испытать не довелось. В итоге остались самые крепкие, самые мужественные, самые бесстрашные… Не могу не привести их имен: Конан, Тоги, Кот, Эниан, Клякса, МегаБайт, Кир фон Дарк. Аплодисменты героям!

Ночь вышла замечательная, мы сидели у костра, жарили сосиски, пели песни ( наконец-то я еще одного нашел, кто Любо, братцы, любо знает), купались и, конечно же, пили.
Проснулся я у тлеющих угольков, было холодно, неудобно, сыро и хотелось в туалет. Нет бы буднуть меня и затащить в палатку… только я забрался в палатку и решил улечься в ногах из-за отсутствия места, как все решили в меня ноги упереть. Однако Конан сжалился надо мной и выделил немного места.
Утро наградило меня сушняком и ломотой в теле. Несколько раз я просыпался выпивал газировки (что удивительно, каждый раз разной), понимал, что от этого мне очень плохо и засыпал вновь. Но выйти под солнце все же надо было. С трудом я дополз до выхода и упал на не ходячие ноги. Немного отойдя, я все-таки выполз окончательно и улегся на травке. Солнышко пригревало мои филейные части, но мне было все равно, мне было очень плохо. В утро я фактически ничего не делал, кроме попыток встать. Через часик мне это удалось, и я побрел искать свои носки, которые, к слову, были сняты мной на ночном купании. Один нашелся в костре, а другой на берегу. Взамен я обнаружил, что потерялся ножик (который также нашелся на берегу). Мы собирались и похмелялись. Хотя «мы» - это слишком. Мне, только я представлял, как пью водку, становилось та-ак плохо… Но мы все же выдвинулись, по дороге нам встретился Кир, ушедший ранее (но электричек-то не было). Путь до колонки показался мне самым худшим, что только со мной случалось. Характерно хотя бы то, что для передвижения мне нужно было отдавать отдельные мысленные приказы на каждое передвижение ноги. Зато, поплескавшись и напившись у колонки, мы повеселели. До самой Москвы ничего примечательного не случалось, но на станции в добровольно-принудительном порядке мы с Тоги вызвались отнести палатку Тилу. Тил не прозванивался (так как был в кино, нехороший человек), а посему палатку решили оставить у меня.

Как мы дотащили палатку – это тоже песня. Уже у самого дома, на выходе из метро Тоги так поплохело, что идти он не мог, плюс ко всему пошел дождь. Собрав волю в кулак, Тоги встал, и мы все же дошли до дома. Вот на нервных лицах моих родителей (от вида Тоги, и от того, что вернулся я на день позже, чем намеревался) ФантКон-2004 для меня окончился.

Всем участвующим – большое спасибо.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:13
Сообщение #6





Guests






    


Отчет №5.

Автор: Элафэ .

Имя событию этому - FANTCON 2004

Предисловие.

Всё лето я ждал этого события, столько раз меня хотели обломать с ним родаки, то съезди туда с ними, то в лагерь хотели отправить, но я отмазывался всеми своими силами и благодаря Всевышнему и языку своему, смог вырваться, этого события я ждал как конца света, ожидания оправдались. Ладно, не буду вас грузить своим счастьем и перейду к событиям, произошедшим в те дни. Имя событию этому - FANTCON 2004.

Первый день.

Проснулся я в 5.15 утра. Ни свет, ни заря. 3 будильника будили полчаса. Первый на ухо звенел, второй это моя мама, но у неё не получилось, но все равно спасибо ей, а вот третий разбудил, да как, около 5.15 он врубил звук очень напоминающий «Воздушную Тревогу», ну и я вскочил.
Поел и пос…идел за компом. Около 6.30 утра по Московскому времени поехал встречать… народ вот. Встретили. Поздоровались и поехали кушать в Макдоналдс, на это надо было смотреть, человек 15 уселось за два стола, а ело только человек 5.Остальные сидели и жадно смотрели на их порции. Шучу. Все занимались, своими делами, Тил с Даосом (вроде), стали мучить какое-то плюшевое животное, которое Даосу досталось в Маке. Потом поехали чатовцев встречать. Встретили. Личностей не помню, но хорошо запомнил, как Питерцы и несколько других кричей уселись в метро кружком и стали петь что-то. Я долго смеялся. Всей толпой мы поехали на улицу Академика Янгеля - вроде, с памятью что-то не так у меня, короче туда, где ДК МАЯК, на станции только высадились, подвалили менты и сказали, чтоб мы такой толпой здесь не тусовали и валили наверх, я бы тоже на месте мусоров испугался-60 человек на троих ментов. Мы как «цивильные» люди и нелюди - вышли. Дальше был поход в Маяк. Хоть он и не освещал путь, но в итоге мы дошли, прежде встретившись еще с несколькими десятками цитадельцев, пошли дальше растянувшись на несколько десятков-сотен метров, от чего прохожие странно смотрели. Добравшись до места, я увидел небольшое помещение, (как мне хотелось увидеть большой плакат с надписью WELLCOME,) в которое мы и вошли. Подождав около получаса, за это время я успел посмотреть на всех цитадельцев, потом всем выдали по пейдж…, тьфу, т.е. по бейджику, я увидел наконец-то у всех ники, нас впустили. Идти пришлось по коридору метров 10, потом стал, виден свет в конце туннеля, говоривший о том, что мы в зале.
Зал. Все, что происходило - повторять я не буду, ибо уже говорили, но это было BAD. ОФФицальная часть прошла скучно, кроме шуточек отпущенных Олмером. Все из-за того, что не было видеоконференции с мастером отечественного FANTASY – Н.Д. Перумовым. Ладно, потусовали мы там, чуть не забыл - Нет Respect-проектору и GPRS.Вот. Дальше был футбол. Мое любимое занятие.
Футбол. Приехали, значит, мы в Тушино, стадион Красный Октябрь - поиграли неплохо, правда, долго я играть не смог, травма проклятая, да и что-то не клеилось у меня с игрой, эх…флудеры играли с модерами правда не все, а я блин этот матч до конца доиграть не смог. Да и играло не больше 20 человек. Остальные молодцы - знали, что будет футбол и не взяли спортивную форму. А дальше было, - меня за компанию с модерами… промолчу - пусть этот останется на совести Олмера, но дома мне выговор конкретный сделали, сказав, что я обещал в 10 вечера быть, а приехал в 12.Ну ничего - отговорился.

Второй день.

Начался с того, что проснулся я от звонка модератора-цензора БэдДрагона, который говорил, что встретит нас около Тушинской. Минут двадцать после ужасного рассказа Бэда, о том, как они там ночевали, решали ехать или нет, все-таки решили ехать, дождавшись Рэн, начали затаривать, и пока я отваливал ей взятку за еду, подошел модер Вадим, и поздоровался со мной. Это было круто, модер здоровается с флудером да как, слов нет – Респект ему. Дальше часть свалила, а часть где и я оказался, затормозила, и поехали мы позже. 45 минут ходьбы по пересеченной местности и мы на месте. По пути народ затарился пивом, и уже приготовил для себя канавы. Дошли, значит, мы, мою персональную колу сразу же выхлебали, как только я её достал. На ночевавших на природе людей и нелюдей весело было смотреть, больше всего мне понравилось лицо Эренрила с Мэл. Это надо было сфоткать, на что я очень надеюсь, в том плане, что кто-то это сделал. Дальше было махание на мечах, очень хорошо помахался я с Фаготом, Эренрилом и Алдарионом – эти трое меня хорошо отделали, да и Бродяжник тоже. Хотя я тоже в долгу не остался. Купались, значит, мы там еще. А я чуть не утонул, водичка прохладная, а я блин не морж и когда отплыл метров эдак на 30 от берега, у меня судорогой свило лодыжку, думал на пищу рыбам пойду, которых там не было, наверное, но наЗЛО судьбе я выплыл. Но экстрима было много, а экстрим я люблю. Еще значит, было поедание шашлыка, и как за ним стояли очередью, прям как при коммунизме. Еще весело было смотреть на Ская, который упился очень сильно и пол оффа отходил. Больше описать не смогу, ибо на этом надо было присутствовать. В общем, было прикольно и миру мир, цитадель форева, всем PEACE-YES!!!


Вот. Мир!

Дата:28 августа 2004 года
Место: Земля \Россия \Москва \....
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 29 August 2004, 17:15
Сообщение #7





Guests






    


Отчет №6.

Автор: Crash.

Оффлайн начался для меня с Саратовского вокзала, на котором был встречен Кот. В общем-то, встречен он был уже в поезде, но смысл тот же :) Шумно обсудили с ним предстоящее мероприятие, употребляя при этом страшные слова, непросвещенным незнакомые (остаётся только позавидовать хладнокровию окружающих). Всё оставшееся время прошло без ин цедентов, за исключением громыхавших всю ночь встречных поездов.

Утро началось с sms`ки Бэда, который сообщил, что как и Конан опоздает минут на 10-15. Почему-то в конце сообщения стол смайл – «:))», видимо, это его очень радовало :). Надеясь, что остальные не опоздают, мы вывалились из поезда, по счастью не в прямом смысле этого слова.

Тут он (инцедент) всё-таки случился: Кот решил открыть бутылку Пепси. Зря :). Напиток злобно зашипел, и обрызгал светлую футболку Кота. Небольшой стриптиз Кота на вокзале явно был знаком отличного дня :).

Пройдя ещё немного, я услышала из своего кармана мелодию, когда-то сочинённую Мартином Ли Гором, а затем и голос Бэда, интересующегося, где я нахожусь. Мы с Котом, как смогли, описали своё местонахождение. Смогли, видимо, не важно, потому что Бэд предложил нам встретиться на выходе. Или входе, как кому больше нравится :).

Правда, не дойдя до выхода, мы заметили молодого человека, окружённого несколькими девушками. Как правильно выразился Кот, «по степени волосатости» он нам подходил. Но поскольку имя его было нам неизвестно, мы решили всё-таки встретить остальных. Мимо нас прошёл Конан, но мы его не опознали :). Мы вышли из вокзала и, в конце концов, были встречены теми, кем нужно. Почти сразу подтянулся Фагот. Правда, как он с такой лёгкостью тащил весь свой багаж, так и осталось для меня загадкой.

К «Макдональдсу» мы пришли почти вовремя. Следующим пунктом шли Ленинградский и Казанский вокзалы. Со второго мы втроем (Конан, Бэд и я) сбежали, оставив народ на произвол судьбы :).

Немного поплутав, мы почти добрались до искомого «Маяка», но Бэд, звонком Рэн установив, что она встречает Олмера, решил изменить наш курс. Встретившись с Вождём и Рэн, мы отправились обратно к «Маяку». Здание, выкрашенное в розовый цвет, - это сильно! :)

Около и внутри ДК уже собирались люди, причём собирались довольно активно. За бэйджиками сразу же выстроились очередь и я, потеряв надежду получить идентификатор, пошла в зал. Олмер корпел над ноутбуком, Д`хар не отрывался от телефона, ещё несколько людей возились с проектором, а все остальные мешали им работать :).

Потом в зал был пущен народ и повешен флаг. Повешен он был сами видели как, то есть не очень хорошо :). Народ оживлённо знакомился и задержка мероприятия его не особо волновала. Не все оказались такими, какими должны были быть, но большинство порадовало. Клякса вот долго смеялся, когда меня увидел :).

Наконец «это» началось. Описывать не буду – все видели сами. Скажу только, что у господина Панова действительно усыпляющий голос :). Уже через десять минут допроса его Олмером, я готова было спасаться бегством. По этой причине я издевалась над несчастным бэйджиком (получить его мне всё-таки удалось), крутилась и в целом вела себя не совсем адекватно :).

После того, как всё закончилось, мы, растянувшейся толпой, куда-то пошли :). Куда – не известно, но цель была поесть. Разделившись ещё на две группы, мы зашли туда, где нам, наверное, были очень рады. Меню навевало уныние – я мечтала о холодном соке, а никак ни о куриных крылышках и противном чае :). Моё мнение разделили ещё четыре человека, а именно: Бэд, Энди, Эдвард и Элентари. Мы сделали всем ручкой и отправились… да-да! В Макдональдс :).

Поев и пообщавшись, мы посмотрели на часы. Опаздываем-с на футбол. Так как никто, кроме меня и Бэда, туда не отправлялся, мы, распрощавшись, поспешили в метро. Почти дойдя, Бэд вспомнил, что забыл свой пакет. Надо отдать ему должное, сбегал за ним он быстро :).

Футбольное поле было объектом легкоопознаваемым. Особенно по представителям цитадели, разместившимся на трибунах и уже играющим в футбол. С первой попытки вход мы не нашли :). Бэд предпринял неудачную попытку докричаться до сидящих на трибуне, но они нас упорно игнорировали :). Вход всё-таки был найден после того, как мы с подключившимися опоздавшими, двинулись по периметру стадиона. Старушка поинтересовалась Владимиром Смирновым и проводила нас бдительным взглядом.

Дождавшись всех остальных, мы с Бэдом пошли переодеваться (там было две раздевалки :)). Вернувшись на поле и бросив вещи на трибуну, я чуть с неё не полетела вниз. Что же, равновесие – ведь сложная :).

По прошествии некоторого времени мы отправились-таки играть. Самое замечательное, что мы с Кляксой и Бэдом ещё и разговаривать успевали, и при этом наша команда выиграла :).

Следующим местом назначения был офф «не для всех», куда мы и отправились. Добрались и были встречены Игорем Ли.

Можно долго писать на тему «Как Д`хар учил меня играть в бильярд» :). Несмотря на все его старания, я метко била мимо шаров :). Зато обошлось без жертв. Эдвард всё-таки не беспочвенно опасался за вылет шара за пределы стола, было и такое ;)

Распрощавшись со всеми и простояв на остановке минут двадцать, мы добрались-таки до Элафэ. Не успели мы зайти в подъезд, как раздался звонок, сообщающий нам, что завтра Тилион, Конан и Бэд ждут нас на Тушинской пол десятого.

Там в это время мы и оказались на следующий день. Встретили, правда, мы одного Бэда. С ним, как потом выяснилось) был ещё Доминиан, но я его не заметила (прости Льют :)). Оказалось, что Бэд не смог добудиться Тилиона и Конана, поэтому приехал один. Запугав нас непроходимой дорогой и своим очень «чистым» видом, он предложил в лес не возвращаться. Стали искать альтернативу. Я вспомнила о вчерашнем предложении Д`хара и мы сделали ему два звонка, на которые он не ответил (как потом выяснилось, крепко спал :)).

Путём звонка Олмеру, выяснив телефон Рэн, узнали, что она где-то на рынке. Пошли туда. Рэн не нашли, зато нашли воду :). Дождались общего сбора и решили всё-таки рискнуть, тем более что утренние тучки стремительно улетучились.

Так получилось, что на электричку попала только часть людей, другая часть ещё что-то закупала. Ждать её, естественно, не стали :).

Когда мы дошли до места, где были разбиты палатки, я прониклась невольным уважением к тем, кто проделал этот путь ночью. А они в это время плескались в водоёме. Уложив вещи в Тилову палатку, мы туда и отправились. По дороге встретилась совершенно мокрая Мэл. Добрые люди искупали её прямо в одежде. Меня напугали такой же перспективой. И если я сначала была не против, то, увидев вблизи это «озеро», в котором наверняка моют коров, изменила своё мнение на противоположное.

А экстремалы в это время ныряли в воду прямо в одежде, а некоторые даже и в обуви :). Клякса с какой-то нехорошей улыбкой заявил: «Крэш, ты девушка приличная, модератор… Лезь в воду сама!». Фиг вам :).

Вскоре подтянулась вторая группа, которая была встречена радостными (а скорее – голодными) возгласами. Вернувшись к палаткам, я была поймана Хедином, который практиковался в фотографировании :). После этого он утащил меня от «масс» и мы уселись на травке в позах лотоса :). В астрал, правда, выйти не удалось :). Зато поговорить – очень даже, за что ему безусловное спасибо ;).

После, с Бэдом и Кляксой, мы перебазировались к Рэн, где и провели некоторое время. Когда сидеть надоело, отправились играть в волейбол. Мячик был совершенно непригоден, а на поле, очевидно, часто пасли коров.

Позже были организованы «вышибалы». Пока я прикидывала, сколько я пролечу вместе с мячом, если он в меня попадёт, Тюх сгребла меня и потащила играть :). Обошлось без травм :).

Времени оставалось всё меньше и меньше, люди понемногу начали расходиться, прощание затянулось. Оборвал его Бэд, схватив меня за руку и заявив, что если я буду обнимать каждого, то мы никогда не уйдём :). А нас уже ждали. Пришлось сдаться :).

Немного поблуждав, мы вышли к электричкам, доехали до города. В метро мы с Бэдом расстались со всеми и, прикинув сколько у нас есть времени, отправились в Макдональдс. Посидев там немного и поболтав, поехали на вокзал.

Тут мы распрощались с Бэдом (ещё как :)), он усадил меня в поезд, который через несколько минут увозил меня от Москвы, размеренно постукивая колёсами…
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 31 August 2004, 10:42
Сообщение #8





Guests






    


Отчет №7.

Автор: VaDeem

Мнение автора, изложенное в настоящем отчете, не совпадает с его собственным мнением.

Скорый поезд Тольятти-Москва, прибыв по расписанию на Казанский вокзал, оставил меня стоять на платформе, отягощенного почти бессонной ночью. Поняв, что я остался совсем один в огромном мегаполисе, и даже почти протрезвевшие попутчики, помахав рукой, удалились кто куда, я был предоставлен сам себе, своему одиночеству, своим бессонным утренним мыслям. Мне срочно требовалась помощь, и я подумал о человеке, который смог ее оказать. Don Rumata, забывшийся под утро тревожным сном в Подмосковье был беспощадно разбужен моим телефонным звонком. К сожалению, на вокзале велись ремонтные работы, и звук отбойного молотка заглушал голос не проснувшегося Руматы. Грозно пообещав перезвонить, я забежал в кафешку и под пристальными взглядами вокзальных официанток повторил попытку еще раз. Зная мою волю, непреклонный характер и настойчивость в достижении поставленной цели, моя жертва сразу ответила на звонок. С того конца трубки мне поведали, что в пятницу встретиться никак не получится – выезд в Москву откладывается по техническим причинам. Я истолковал эти технические причины как жуткое похмелье – по Закону Равновесия этот откат действует в пределах Земли, что косвенно подтверждает принадлежность нашего мира к спирали Упорядоченного. Впоследствии, Румата, конечно же, отнекивался, но моему читателю, думаю, виднее.

Оставив Румату восстанавливать силы, я стал перебирать кандидатуры на должность моего персонального Шойгу. В конце концов, я остановил свой выбор на Алли. Когда-то коренная москвичка, сестра по духу и брат по оружию, она казалась единственным человеком, способным развеять мое одиночество. К моему удивлению, полдесятого утра она уже не только проснулась, но успела позавтракать, выпить кофе, то есть решительно была готова к встрече со мной. Я поразился ее израильской выучке и самодисциплине – она выпорхнула из толпы на площадке метро точно вовремя – вот бы все российские барышни брали с нее пример. Алли оказалась не привычной мне Алли’, а А’лли с ударением на первом слоге, и сразу же безапелляционным тоном заявила, что намерена слиться со мной в экстазе всепоглощающей любви. Предметом этой самой любви, к моему облегчению, оказалось изобразительное искусство, и мы направили свои стопы в Пушкинский музей, в котором я не был никогда, а Алли в далеком детстве, то есть, имела смутные давние воспоминания из своего темного московского прошлого.

Наш путь к храму искусств был прерван бурчанием моего желудка, который напомнил мне о том, что стакан чая в поезде утром это не его выбор. Отчаянно захотелось домашненького. Твердо глядя Алли в глаза, я потребовал сделать остановку на завтрак, чем, кажется, окончательно завоевал ее расположение. Нет ничего мужественнее и суровее мужчины в полном расцвете сил, уплетающего блин с ветчиной и салатом на фоне Храма Христа Спасителя. Попутно с созерцанием меня, Алли расставалась с последними остатками мелочи в карманах. Настойчивые бабульки в платочках упрямо гнули свою линию о своей тяжелой доле, облегчая сумку и карманы Алли. Путаясь в шекелях и рублях, она выкапывала российскую денежку и опускала ее в протянутые ладони. Я силился ей помочь, но не хотелось жирными от блина руками лезть в карманы. Оставив после себя с десяток аборигенов Храма Христа Спасителя, мы все-таки добрались до музея.

В самом музее меня ожидал неприятный сюрприз. Бдительная охрана обнаружила в моем рюкзаке металл. Предательским металлом, несомненно, был тяжелый нож, который я, как старый турист, всегда беру с собой. Как ни странно, ситуацию спасло простое решение. Виски в металлической фляжке было первым, что попалось мне под руку в раскрытом рюкзаке. Фляжка была представлена на обозрение Музейному Дозору в качестве искомого металлического предмета, и я был отпущен на свободу под одобрительные взгляды охранников. К сожалению, зоркая Алли углядела алкоголь, и судьба фляжки была предрешена. Заныкать и выпить виски в одиночестве не получилось но, впрочем, о тяжелой доле алкоголя в нашей разбитной компании позже. И вот, наконец, мы вторглись в это сонное царство молчаливых статуй, вялых экскурсоводов и пришибленных красотой буржуйских туристов.

Обещанное слияние в экстазе проходило аритмично, порывисто, бурные погружения в античность сменялись благостным покоем византийских икон. Да! Алли знала в этом толк! Греческий зал сменялся ассирийским, римский – наконец-то найденным египетским, и все наше путешествие сопровождалось то ее негромким «трансцендентно», то шумным «обожаю вазы», сопровождавшим перебегание от одной амфоры к другой, то деловито уверенным «это алебастр. Это, несомненно, алебастр». Я выныривал из этого омута, но искусство затягивало меня все сильнее, его настоящесть и правдивость мучили и пьянили мое воображение. Неожиданно для себя, я засыпал спутницу тем немногим багажом познаний в античной истории, который сохранился у меня с 5-го класса школы. Видимо, Алли училась в школе несколько раньше, поскольку воспринимала все мои инсинуации за чистую монету. Но мы искали импрессионистов, мы искали подлинного Ренуара и вскоре мы были вознаграждены - залы, посвященные импрессионизму, обнаружились на втором этаже.

Ренуар! Подлинный, настоящий Ренуар! Осторожные, смелые, вызывающие мазки сплетены в дивном хороводе. Свет играет с тенью в полном соответствии со светоцветовой теорией, столь модной в конце XIX века. Хаотически разбросанные краски, немыслимые полутона чередовались в полубезумной гамме. Мы доставили музейным бабушкам несколько неприятных минут, потому что вплотную приближались к картинам, рисуя пальцем в воздухе воображаемый полет кисти художника. Ренуар сменился моим любимым Клодом Моне, а затем и Анри Матиссом. Дичайшая смесь синих, зеленых, красных тонов, которые с расстояния соединялись в единый зрительный образ, а вблизи вновь превращались в мешанину оттенков.

Любовь к импрессионистам приходит либо с первого взгляда, либо же проходит мимо. В нашем случае от Гогена нас оторвал только звонок D’HARа, который сообщил хорошую и плохую новости. Хорошая заключалась в том, что он освободился и собирается присоединиться к нам, плохая же новость была грустным голосом поведана им изменившейся в лице Алли. Оказалось, что хитрый и расчетливый редактор газеты "Голос Форума" не имел ни малейшего понятия о том, где находится Пушкинский музей. Возмущенные до крайней точки, мы милостиво открыли D’HARу путь к храму. Роль храма духовного сыграл храм материальный – как раз тот, у которого торгуют русскими блинами, Храм Христа Спасителя и послужил ключевой приметой. Вскоре мы уже наслаждались легким ветерком и прохладной минералкой в уютной околомузейной кафешке. D’HAR привез еще одну новость – к нам собирался присоединиться Andy, прибывший в Шереметьево из Томска.

Томич, а именно так зовут обитателей Томска мужского пола, оказался в жизни Андреем и, в целом, похожим на себя, судя по фотографии из Галереи Посетителей Форума. Несколько отвлеченных вопросов доказали, что перед нами не самозванец, и апофеозом первой стадии нашего знакомства стало единогласное решение скрепить возникшую личную приязнь совместным обедом. В соответствии с утвержденным планом обед должен был состояться в месте временного проживания Алли, которое, судя по ее убедительным доводам, было свободным от хозяев-дачников. Станция метро «Университет» исторгла нас в поток суетных пассажиров, и мы оказались на рынке. Учитывая, что активно практикующих кулинаров среди нас было двое – я и Алли, обед состоял из двух видов куриной грудки в термической обработке. Запасшись дичью и чудесным грузинским вином, мы двинулись к дому. Дома случились хозяева в виде трех взрослых хозяйских детей. Мы имели свое представление о том, как надо «быть у себя как дома» и, заперев доверчивых хозяев в дальней комнате, оставили их там помирать от любопытства и истекать слюнями. Курица готовилась по рецептам, которые внимательный гурман-форумчанин мог заметить в теме "Кушать подано". Правда, решив не связываться с духовкой, я упростил до примитивного рецепт, в результате чего мне только оставалось вопрошать Алли – можно ли иногородним топиться в Москве-реке. Получив жилетку и твердое «нет» самоутопничеству, я принялся пичкать D’HARа и Andy стряпней. Они радостно набросились на еду, запивая обед вином. Тосты были о встрече, о Цитадели, курица стремительно заканчивалась. Хозяйские дети выбрались из комнаты и стояли в проходе кухни, в глазах читалась мольба, но мы, злорадно давясь, доели остатки пиршества и милостиво покинули их. Алли в этот день вообще проявила себя как грамотный стратег и тактик. Куда бы мы ни приходили, при «гарантированном» отсутствии хозяев - они непременно оказывались дома. Но об этом позже.

Будучи страстным поклонником бильярда, D’HAR вытащил нас в «приличный бильярдный зал», как он выразился. Зал оказался действительно более чем приличным. Являясь истинным ценителем всего связанного с этой игрой, я даже выразил D’HARу одобрение в виде благосклонного кивка и приглушенного бормотания (что-то вроде «могло быть и хуже»). А потом Andy и D’HAR начали игру. Это была бойня! Шары катились по столу со скоростью ужаленного пчелкой носорога, «штаны» сменялись «свояками», тонкие удары толстыми.

При игре в бильярд есть одна хитрость. Дело в том, что все люди, играющие в эту игру, делятся на две категории: на тех, кто не умеет в нее играть и знает об этом и на тех, кто тоже не умеет играть, но об этом еще не догадывается. Есть, конечно, еще дядьки из телевизора, которые всегда попадают кием по шару, но, по-моему, это просто компьютерная графика - анимированные муляжи. Нас дурят, чтобы повысить рейтинг каналу «Спорт». Официантки пригибались от пролетавших мимо шаров, воинственные помахивания киями напоминали о том, что поединок ведется не только за столом, но и возле него. К сожалению, заблуждение игравших о собственных талантах отягощалось чудом, но забиваемыми шарами, таким образом, их слепота только прогрессировала.

И тогда я решил взяться за дело. Я профессионально подставлял им шары под удар, по одной, по две подставы, они, разумеется, клевали на наживку и пытались эти подставы реализовать. Как вы понимаете, в большинстве случаев – безуспешно. Удовлетворившись результатами первого урока самооценки, я присоединился к Алли и нефильтрованному пиву. Надо сказать, израильская гостья заметно нервничала и переживала за игру. Под предлогом «поправить мальчишкам прицел» она вытребовала упоминавшуюся выше фляжку с виски и стала активно потчевать бильярдистов. Те прицел поправляли охотно и помногу, но на их игре это практически никак не сказалось.

И тут, мой дорогой читатель, я прерву свое повествование, дабы описать своих спутников. D’HAR, озабоченно не выпускал из рук мобильник, киксил (впрочем Andy в этом от него не отставал), фактически это был развернутый полевой человек-штаб. Мобильник жил своей жизнью весь день, Олег успевал координировать оперативно-розыскную деятельность по поиску проектора, названивать экстремалу-Эдварду, который автостопом добирался с Элентари из Волгограда в Москву, а также совершать массу иных звонков с лицом роденовского «Мыслителя». По выражению Алли, это лицо отражало всю скорбь еврейского народа. Справедливости ради надо сказать, что представителей этого народа в компании было около 50 процентов, поэтому Олегу, в целом, было, о чем беспокоится. Газета "Голос Форума" оказалась в цепких, волевых и умных руках. Поэтому, уверен – нас ждет еще немало приятных сюрпризов в этом разделе Литфорума (да, ты правильно догадался, мой читатель, немного лести судьям Конкурса никогда не вредило. На самом деле, в жизни главный редактор бьет в барах посуду, затевает драки на всех перекрестках, ломает кий о голову выигравшего противника и вообще очень интересный в общении человек. Пишу курсивным подтекстом из соображений личной безопасности).

Андрей же оказался верным сыном своего города – в меру сибиряк, в меру ссыльный декабрист. Мечтательно прикрытые глаза при разговоре о настоящих пельменях живо дополняли впечатление о потомственном интеллигенте с научным прошлым. Хорошее образование, правильное отношение к трапезе, приятные манеры и зверский аппетит – вот и все, что нужно, чтобы успешно прикинуться хорошим человеком в незнакомой компании. Впечатление осталось крепким, поэтому чтобы его развеивать, видимо, придется следующий миниофф делать в Томске.

Наконец, Эдвард добрался до Москвы, и на этом месте я сделаю паузу в моем рассказе. Когда в зал входит Королева эльфов в сопровождении верного Лорда Кунсайда, даже прожженные бильярдисты останавливают игру. Дивный народ вплыл в зал, освещенный неяркими подвесными светильниками, и на минуту показалось, что подул легкий ветерок, гуляющий в рощах предвечного Леса, наполненный ароматами трав и ягод. Как ни странно, эльфы изъявили два очень приземленных человеческих желания – поесть и помыться с дороги, чем, естественно, воспользовалась Алли. Роль Бабы Яги ей в этом смысле очень шла. Завлекая сладким обманом, она плела паутину вокруг доверчивых жертв, коими оказались мы все. Один D’HAR не согласился ехать в избушку Алли в Люблино – то ли потому, что заподозрил неладное, то ли потому, что ему было рано вставать в субботу. Кушать, между тем, хотелось всем, а жара предполагала хороший душ. По дороге в избушку бабушки Алли, автостопщики настолько критично описывали свой путь в Москву, так отзывались о подвозивших их машинах, что я невольно задумался, а кто ж их, таких, вообще возит-то? Оказалось, что автостопщики народ очень привередливый, видите ли, «десятку» они вообще не хотели тормозить, а вот VOLVO вполне было достойно их везти, жалко, что только 200 км. им и было по дороге. Только крайняя необходимость вынудила их сесть в тот КАМАЗ, но, слава Богу, потом в BMW они отдохнули от этой страшной машины-убийцы и немного подремали.

Вновь прервусь, мой благодарный читатель, чтобы позволить себе толику поучений. Никогда, мой друг, не стоит делать двух вещей: отправлять детишек одних гулять в Африку и покупать водку в ночных магазинах. Нам повезло – водка, о которой всю дорогу красноречиво молчал сибирский медведь Андрей, была, несомненно, левой, но, по крайней мере – из съедобного спирта. Жертв не было, но пить ее оказалось очень невкусно. По дороге же в избушку в Люблино случился казус. Страстно желая прохладного арбуза, я стал придирчиво осматривать уже закрывшиеся торговые точки с бахчевыми культурами. Москвичу хорошо известны эти клетки, в которых за 10 рублей можно купить целый килограмм этой зеленой ягоды. Продолжая поучения, отмечу, что ягода – это десерт, и его едят десертными ложками. Это для гурманов, которые всем сердцем любят арбуз и хотят отдать должное не только вкусу, но и культуре застолья. Перед нами оказалась очередная клетка, в которой зоркий я разглядел человеческий силуэт. Он метался по клетке как раненный тигр и злобно зыркал на прохожих. Смелости и решительности для того, чтобы подойти к сыну гор, погладить и лаской выманить арбуз хватило только у меня. Ласку с успехом заменили смешные цветные бумажки, которые все время куда-то деваются. И вот, нагруженная арбузом группа доверчивых мальчиков и девочек продолжила путь.

Я уже рассказывал о странностях хозяев тех домов, куда нас водила Алли. По тем или иным причинам они оказывались не на даче, не на регате, не в командировках и т.п., а неизбежно дома. Завалившаяся в 11 вечера толпа из 5 человек, грозно потрясающая арбузом, дзинькающая водочкой и вином и хрустящая замороженными пельменями, изрядно напугала Ночную Хозяйку. Та, в свою очередь, нагнала страху на нас, т.к. почему-то впустила. Эдвард и Элентари зачарованно шли на звук падающей воды из рукотворного водопада, оно и понятно – привыкли за свою лесную эльфийскую жизнь к лесным озерам и горным речкам, система центрального водоснабжения была им в диковинку. Andy заметно волновался – чуял недоброе, я же был холоден и спокоен, положившись на судьбу. Алли, тем временем, уложила Хозяйку спать, видимо рассказав ей какую-то сказку про добрых модераторов волшебного Литфорума. Мы, тем временем, приободрились доносившимся похрапыванием и командовали на хрущевской кухне, переставляя мебель так и этак, чтобы всем хватило места. Ее Величество снизошла до самоличного участия в приготовлении нашей трапезы, чем поспособствовала улучшению вкуса казенных пельменей. Давно ведь известно, что еда, приготовленная мужчиной – это правильно, а вот приготовленная женской рукой – это уютно и вкусно.

Тостов было много, а в целом вся беседа напоминала один тост – хорошо, что мы встретились на просторах рунета в месте, именуемом «Цитадель» и, переборов всяческие препятствия, все-таки выбрались в Москву. Лорд Кунсайд вовсю секретничал со своим соавтором Andy, идеи роились над столом, разговор перескакивал с одной темы на другую, но чуткая рука Андрея, отмерявшая заветный напиток в рюмки, всегда по-модераторски возвращала разговор в основное русло, отсекая оффтопы.
Ужин был тем самым ужином, о котором можно говорить с большой буквы. Приготовленная доброй рукой снедь, умело оформленный, чуть тесноватый в меру стол, запотевшая бутылочка, плечо, касающееся дружеского плеча, неторопливый разговор ни о чем и обо всем самом важном, легкий ароматный парок над тарелками. Ужин – это некий сакральный акт, совершаемый на закате дня при умирающем солнце. Завтра оно родится снова, но сегодня, это «сегодня» еще здесь, едва теплится, и ужин – это дань очередному уходящему дню, финальный аккорд, венчающий день. Если посмотреть с другой стороны, человек идет к ужину весь день и тот ужин, который он получает – это то, что он заработал и чего он смог добиться. Маленький итог в вечной смене дня и ночи. Поэтому ценность вечера в пятницу – Шаббат хоть и не подчеркивалась никем из присутствовавших, но отчетливо ощущалась каждым. Чувство единства, единения общих усилий приведших нас разными путями за один стол – это правильно. И оставим эту лирическую тему, разошлись мы далеко за полночь.
В субботнее утро я уезжал в Подмосковье, поэтому сказание об оффе в его официальной части вы услышите из других уст. А пока помолчим и подумаем о сколь многом я смог бы поведать, если бы остался в этот день в Москве. Я регулярно созванивался с теми, кто на оффе был, поэтому имел некую картину происходившего.

Утро воскресенья началось в 6 утра – надо было попасть на «Тушинскую» к 9.00. По дороге я успел забежать в Макдональдс и подло продался капитализму за обед с Биг Маком и чашку кофе. Осторожное прихлебывание горячего содержимого, о котором повествовала соответствующая надпись на картонном стаканчике, чудесным образом просветляет голову, прочищает мозги, гонит сон и мажорно возвещает о начале нового дня. Утренний кофе – напиток, несомненно, мажорный, а значит, он начинает каждый мой день.

Небольшая ошибка в расчетах заставила меня чуть опоздать, но приветственный кивок Рэн дал мне понять, что я прощен. Служба тылового обеспечения была укомплектована, и мы двинулись на поиски продуктов для второй неофициальной части оффа. Описывать скучное блуждание по рядам со съестным я на стану, оставив в воздухе вопрос побывавшим в Дедовске, о съедобности, достаточности продуктов и т.д. Меня же вызвонила Алли и назначила встречу на Киевском вокзале в 12.00. А пока, заняв милую скамеечку прямо напротив палатки, где готовилось мясо, наши барды активно развлекали торговый народ игрой на двух гитарах. Гонцы ушли встречать основную группу, я же метался по этому рынку в поисках ящика Миллера, выторгованного коварным судьей Igor Lee у меня в минуту слабости. Ящика не было.

Ящик пива – это сверхпонятие, выражающее над-идею и квинтэссенцию мужской дружбы. Это не определенное посчитанное количество бутылок, но материальное выражение естественного хода мысли каждого нормального мужика. Только упакованное в формализованную внешнюю оболочку пиво становится Ящиком и заветной целью. Подлые торговцы при отсутствии чувства прекрасного совали мне Миллер из холодильника, Миллер в коробке из-под стирального порошка, Миллер в пакете, обтянутом скотчем но, разумеется, это было далеко от моих запросов.

Тем временем, гонцы привели дополнительную носительную силу и мы все двинулись назад к станции метро. Сборы заняли еще полчаса, во время которых таки удалось найти и купить шампуры, докупить мясо (народа оказалось чуть больше списочного состава) и Ящик (!). Народ активно убивал время, а для меня оно уже тикало в режиме обратного отсчета. Благодаря своей доверчивости, я чуть не потерял только что обретенный ящик, который предприимчивый народ почти уже дотащил до железнодорожной станции. В самом конце моего пребывания мы с Отоном все же поняли ху из ху и кратковременным рукопожатием выразили взаимный респект. Колонна, из преимущественно длинноволосых и лохматых форумчан, бойко шагала в сторону поезда на Дедовск, а я, попрощавшись с Рэн, скользнул в метро. Надо сказать, что воскресенье несколько раз заставило меня вспомнить о моем спортивном прошлом и первом разряде по легкой атлетике в стайерском беге. Благодаря ящику, который почивал на моих коленях в вагоне метро, я получил прекрасную возможность поизучать среднестатистического москвича и гостя столицы. Взгляды моих спутников непроизвольно фокусировались на зеленом прямоугольном параллелепипеде. Во взглядах читалось осуждение, одобрение, легкая зависть, легкий, но пристальный интерес, кокетство, угрюмое сопение, словом все, что думали окружавшие меня люди. Ящик оказался достаточно тяжелым, но я продолжал быстро двигаться в сторону точки рандеву – башни с часами на Киевском вокзале, где меня уже ждали: Алли, D’HAR, Эдвард с Элентари, Энди, Parkan и… бородатый Дон Румата собственной персоной с таинственной незнакомкой. Эта очаровательная особа оказалась его супругой, и я отдал должное тому, что она добровольно обрекла себя на наше полусумасшедшее общество. Сразу же подошел Игорь Ли, который, несомненно, уже долго мерил кругами привокзальную площадь и решил подойти только тогда, когда увидел свой Миллер.

Нагрузив счастливчика этой тяжелой коробкой, мы отправились кататься на речном трамвайчике. Можно было бы сказать, что мы поехали смотреть Москву со стороны Москвы-реки, но дело в том, что на самом деле, по сторонам мы не смотрели – мы настолько погрузились в общение, что дивные берега Москвы-реки остались за кадром. Собственно, находиться было все равно где и как – мы говорили, говорили, говорили. И пили. Добрый Судья отдал нам ящик на растерзание, и мы его немедленно растерзали до последней бутылки. Тут же было принято решение остановиться на зеленой полянке и отметить встречу, что мы и проделали. Полтора часа на корабле пролетели незаметно, мы причаливали к конечной точке.

Отправив основную группу искать местечко около зеленого пруда, Игорь, Олег и я поспешили за провизией. По дороге я исполнил свою давнюю мечту – купить Гибель Богов в очередной раз (уже в четвертый раз за свою жизнь – мораль – никогда не давайте читать ЭТУ книгу своим друзьям – останетесь без нее), и подарил ее Алли. С этой, несомненно, лучшей книгой Перумова она обещала мне и Румате ознакомиться с творчеством Капитана, человека, благодаря которому, собственно мы и познакомились. Провизией стали цыплята-гриль, язык не поворачивался называть их курицами из-за малого размера, а также пиво и, конечно же, водочка, купленная при дневном свете, она стала жертвой тут же сыскавшихся охотников. Эдвард умудрился раздобыть стол, и наша трапеза приобрела удобный, приятный и цивилизованный вид.

Время летело незаметно. Игорь показывал фотографии с Выборга и спорил с Элентари о преимуществах настоящей реконструкции перед ролевыми играми, Паркан, обнаружив в моем рюкзаке старое издание «Земли без радости», углубился в чтение первоисточника, редакторская группа обсуждала дела газеты, я же исполнял традиционную обязанность Энди – отмерял из прозрачной бутыли каждому по делам его.

Если у Руматы, роль его совести, играла жена, одобрительно наблюдавшая за расшумевшимися форумчанами, то моей совестью стал Igor Lee, который с часами следил за тем, чтобы я не опоздал на поезд. Прощание было коротким, но от этого оно не стало менее горячим. Допитые вкруговую остатки виски только придали нашей встрече некоторый культовый оттенок. D’HAR тяжело молчал, Паркан вздыхал сокрушенно, Энди жал руку с потаенной грустью в глазах – еще бы, уходил его главный собутыльник, Эдвард философски ободрял меня, а Элентари бросалась на шею. А что я? Я тоже не железный, мне было тяжелее всех. Игорь незаметно смахивал скупую слезу, а Алли, отбив подаренным томиком Перумова Элентари с моей шеи, тут же заняла ее место. Румата же клялся приезжать ко мне в гости, а все мы пообещали друг другу навестить в Иерусалиме Алли. Путь на вокзал был скор, и вот я уже в вагоне, грустно смотрю в окно. Уже потом мне слали смски, рассказывая, как все вместе грузили в самолет Энди, который отказывался улетать. Этот отчет был написан там же ночью в блокнотике под ритмичное постукивание колес, храп соседей и при свете фонарика.

Понравился ли мне офф? Отвечу на вопрос вопросом - а вы как думаете? Я, конечно же, жалею, что не увидел многих, кого хотел, но нужно находить приятное и в том немногом, что имеешь. А пока у нас есть такое место как Литфорум – немногое вполне может стать гораздо большим, чем встречи совсем незнакомых старых друзей при странных обстоятельствах.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 31 August 2004, 10:46
Сообщение #9





Guests






    


Отчет №8.

Автор: D'HAR.

Fantcon-2004. История, критика, впечатления!

Часть первая. Как все было.

Для меня это событие началось еще 15 августа! Из далекого Израиля, из славного града Иерусалима, днем раньше приехала Алли. И вот, первая веха этого чудесного события была занесена на скрижали истории. Мы встретились на Арбате, возле ресторана «Прага» и там же, неподалеку, нашли уютное заведение, в котором под пиво с креветками отметили сие достойное событие! В процессе знакомства мне был торжественно вручен восхитительный кальян, выполненный в восточном стиле – подарок чудесной девочки, дочки Алли – Веры. Вкусно посидев, мы отправились в трип по Москве: через новый Арбат, мимо Белого Дома, в сторону Площади Победы (или Поклонной горы, как еще называют это место). Поскольку по пути мы успели проголодаться, рассматривая поражающие своей концептуальностью золотые фонтанные композиции, следующей нашей остановкой стала кофейня «Шоколадница», блюда которой не только позволили нам удовлетворить физическую потребность организма в пище, но и доставили некоторое эстетическое удовольствие. И вот, набравшись сил, мы, используя замечательные блага цивилизации, такие как городской общественный наземный транспорт, добрались-таки до «Поклонки». Памятник Церетели, посвященный жертвам концлагерей, на долгие годы впечатался в сознание нашей гостьи… На этом закончилась первая серия оффлайна.
Далее начались небольшие организаторские заморочки: поиск места и технического обеспечения грядущего мероприятия. Пришлось долго и упорно трепать нервы многим людям. Работникам организаций, предоставляющих различные услуги по аренде. Ответственными за организацию мероприятия (для тех, кто не знает своих героев) были: милое, нежное создание, замечательная девушка, да еще и один из модераторов в придачу – Рэн, и простой троицкий парень BadDragon (думаю, они до сих пор вспоминают меня разными непечатными словами). Наконец, наш большой друг («не знаю как там в Китае, я не был, может там и собака друг человека, а у нас: администратор – друг человека!» (с)) Олмер, которому многие, и я в том числе не давали спокойно отдохнуть в стране, где за время его пребывания население увеличилось на пару миллионов (надо заметить, что сам Олмер официально заявил, что он тут не причем, как говориться «невиноватая я – он сам пришел!»(с)).
Пятница, нет, не 13-е, но почти – 20-е августа стало второй вехой. Еще с утра меня, придавленного тяжестью груза проблем предыдущего рабочего дня, буквально вытащили из постели и в срочном порядке порекомендовали явиться в Пушкинский музей Изобразительных Искусств, о существовании которого я всю жизнь догадывался, но местонахождения его до того момента так и не установил! Надо заметить, я все-таки сумел побороть себя – собрал волю в кулак, заставил себя проснуться и сумел добраться на место в кратчайший срок, полностью укомплектованным: сухим пайком на три дня и противогазом. Единственное что я забыл – это танк, видимо его угнали из под окон на эвакуаторе. Танк и прочие средства психологического воздействия предполагалось использовать на Don’е Rumat’е, который бросил нас на произвол судьбы, напившись где-то в «пушкинской «Ялте»» (с). Прибыв на место, я за 15 минут обошел весь Пушкинский музей, разыскивая наших гостей, попутно насладился живописью, но так и не встретил тех злокозненных товарисчей, которые не дали человеку досмотреть еще один кошмар! Впоследствии выяснилось, что я был не в самом музее, а в жалкой, маленькой пристройке, с весьма бедным художественным наследием. Самая большая проблема на тот момент состояла в том, что у Алли вырубился мобильник, и если бы не звонок Вадима, так бы я и ходил до сих пор вокруг небольшого зеленого зданьица… И вот, через 2-3 минуты, Алли и Вадим, пребывающие в эстетическом экстазе после 5-ти часового осмотра галереи и прикосновения к прекрасному, имели несчастье лицезреть куда менее высокохудожественный экземпляр, из череды шедевров мирового искусства, то есть, вашего покорного слугу. На радостях мы тут же напились минералки, и тут произошло явление Энди народу. Встал вопрос: либо потратить остаток дня (то есть временной лаг длинной в 10 часов – с 14 до 22 ноль-ноль) на детальное изучение и идеологический спор о месте памятника Петру в мировой культуре, спроецированной на Москву, как частный случай, либо отправиться на поиски еды. Победила наша тяга к прекрасному! То есть, мы решили, даже не одаривая памятник косым взглядом из-под густых бровей, сразу же рвануть на квартиру к гостеприимной подруге Алли, которая в счастливом неведении находилась на даче. По пути мы скупали все, что можно, не боясь тяжких последствий для организма, запихнуть в себя в качестве топлива. В квартире подруги Алли нас ждал сюрприз – несчастные голодные детишки, которые были настолько шокированы, что не смогли противостоять напору Vadeem’а и были заперты в самой крошечной и темной комнате квартиры. Осмотревшись на местности, Алли и Vadeem решили устроить кулинарное соц. соревнование, в котором победителями стали я и Andy, поскольку мы оба, не ударив и пальцем о палец, получили доступ к кулинарным изыскам соревновавшихся сторон.
Набравшись… мы поехали играть в бильярд в чрезвычайно уютное и любимое мною заведение, из которого, уже ближе к вечеру, Алли периодически пыталась вынести табуретки, которые ей чрезвычайно понравились. В бильярдной Vadeem проявил неслыханные таланты в области коучинга и мотивации. А затем, обыграл почти всех нас, кроме меня и Andy. Алли играла без кия, причем на моей стороне! Она гипнотизировала шары, и они у меня залетали в лузы по траекториям, представляющим собой сечения гиперболических параболоидов! И вот, когда все уже почти поверили, что я умею играть в Русский бильярд, появились Эдвард и Элентари. Некоторое время мы еще вяло поразмахивали палками и попозировали перед объективами фотоаппаратов, но уже показала дно, предусмотрительно припасенная Вадимом канистра виски. И мы, наконец, покинули зал и скромно разъехались кто куда, но с единой целью – поспать, однако, как показало вскрытие, надежды у всех были тщетны, однако причины несбывшегося – разные.
Следующий день был днем официального мероприятия и третьей вехой в моей личной истории ФантКона. Головная боль и отсутствие нормального сна – последствия дня предыдущего не помешали, однако, добраться до места – станции метро, названной в честь великого человека. Я не знаю, что он сделал, этот простой российский мегамозг Янгель, но не просто же так в его честь назвали улицу, а в честь улицы – станцию. В метро я встретил целую группу симпатичных девчонок, в числе которых была и старая знакомая – незабвенная Рэн. С ней и с ее подругой Arun’ой мы и отправились к месту проведения мероприятия. Добравшись до ДК, мы обнаружили картину «не ждали…»: дверь закрыта, здание не подает признаков жизни… И вот, когда мы уже начали мучить несчастную женщину – администратора Маяка – которая, наверняка, до этого момента преспокойно себе отдыхала на загородной вилле, в моем отравленном алкоголем и никотином мозгу родилась отчаянная идея поискать на двери звонок. Как ни странно, он все это время преспокойно мозолил нам глаза, находясь на видном месте – прямо у нас перед глазами.
Разбудив совершенно неадекватного охранника, мы попали в недра ДК, где, как оказалось, нас опять же не встретили хлебом-солью. Но счастливая звезда, не иначе, помогла мне отыскать Димона (или Гизмо) – человека, которому мы обязаны столь сильно, что даже страшно подумать!!! Он сумел в кратчайшие сроки подключить все необходимое оборудование и обустроить сцену. От меня лично ему огромнейшая благодарность! За отзывчивость и бескорыстную помощь (в принципе, он мог ограничиться только подключением микрофонов).
В перерывах между руководством процессом наладки сцены я выбегал на свежий воздух, чтобы «подышать», и в один из этих счастливых моментов я встретил Ингара! Причем мы минут пять упорно мучились вопросами. Я: кто же этот тип с милой барышней, и чертовски знакомой физиономией? Ингар: D’HAR - ли сей нервный тип, терзающий сигарету и бросающий безумный взгляды по сторонам или какой-то местный маньяк? Только озарение позволило нам, наконец, свести дебит с кредитом, и добиться единой точки зрения: что я – это все-таки, как ни печально, D’HAR, а он – несмотря ни на что – Ингар. Его прекрасной спутницей оказалась жена – милая девушка Аня. К этому моменту собрались уже полтора-два десятка участников, но всех моя дырявая голова не удержала, посему не буду перечислять тех, кого помню, дабы не обидеть остальных. Почти закончилась инсталляция оборудования, я уже набрал в легкие побольше воздуха, чтобы облегченно вздохнуть, но тут, на сцене, видимо последствия алкогольного трипа опять вступили в свои права, сгустился из ниоткуда Олмер, узнать которого я не мог, ибо никогда до этого не видел. Но тяжелые подозрения сразу начали точить мою несчастную душу: кто же еще мог так беспринципно, а главное безнаказанно ворваться на сцену, не предупредив при этом меня (ничего, что так скромно?)?!?!?! Минуты через две (все это время я пребывал в ступоре и судорожно припоминал все молитвы против темных сил, ибо не был вполне уверен в несверхъестественном характере появления нового персонажа на сцене), я поделился своими подозрениями с Рэн. Она сказала, что разделяет эти самые подозрения, но все-таки, учитывая тот факт, что привела его сама, да и ранее, человек схожий с таинственным объектом, представлялся ей Олмером, видимо он – это действительно он! Так я познакомился с Олмером. И почти тут же у нас начались проблемы (хотя я и не усматриваю связи этих двух событий): ноутбук Олмера в упор не хотел делиться с проектором своим изображением (я его не виню – жадность, хоть и грех, но альтруизм – куда большее зло, с позиции эгоцентриста). Но это не главное, JPRS, так же отчаянно сопротивлялся, и поэтому, ни о какой конференции с Ником Перумовым речи уже идти не могло… Так он, “несчастный”, и промучился несколько томительных часов у себя в штатах, в ожидании радостного события – встречи с нами, любимыми, почти вживую!!! Невзирая на неожиданные проблемы, мы очень долго боролись с несчастным, стонущим и изнывающим нотером, и безвинным проектором, которые в итоге одержали-таки над нами победу! За это время произошло еще несколько приятных событий. Я имел радость лицезреть чудесную девочку явно не земного происхождения. Поскольку первой моей мыслью, когда я ее увидел, была: «вот и ангел прилетел про мою душу», ангел на деле оказался моей давней милой собеседницей Crash, которая оказалась такой застенчивой, доброй и очень красивой девчонкой! А потом появился уже давний знакомый Igor_Lee, личность неординарная и сверхпозитивная, но обремененная температурой 38 градусов по Цельсию выше нуля. В один из перекуров, мне на шею бросилась самая блондинистая блондинка нашего форума Глюкоза ! Затем появились уже почти родные Алли, Andy, Элентари и Эдвард. Жизнерадостная Ириска, которая одним своим видом вносила оптимистическую струю в наши сломленные отчаянной борьбой с чудесами высоких технологий души. Где-то в это же время появился Flack, со своей очаровательной спутницей.
И вот, наконец, началось “действо”! Олмер, после пребывания в Великой Империи, видимо окончательно разочаровался в России по всем статьям: начиная от количества присутствующих, а их было порядка 150 человек, в Китае, наверняка подумал он, я бы собрал на пару миллионов больше, не стукнув и пальцем о палец!!! Да еще и не работает ничего, и гостей, которые должны выступать не видно… Поэтому он сходу заявил, что «кины не будет», мол, кроме Эдварда, который вручит всем подарки (только не надо его путать с Дедом Морозом), и директора по PR и маркетингу издательского дома "Гелеос" Влада Исаева, никого больше не будет, и непонятно, за чем вообще вы все сюда приперлись! После его речи, однако, в зале воцарилась атмосфера веселья и оптимизма, поскольку Олмер вплетал в нее и сарказм Жванецкого, и ехидство Задорнова, и обреченность Арканова, причем органично, и действительно забавно. Взрывы смеха разрядили напряженную атмосферу, и даже несостоявшаяся конференция с Ником перестала казаться трагедией присутствующим! Более того, неожиданно, причем в точности к назначенному времени, появился Вадим Панов, оказавшийся чрезвычайно душевным, скромным и приятным человеком.
Вручение призов победителям Царкона тоже имело свои забавные стороны – из 27 человек – лауреатов, в зале оказалась только одна победительница. Теперь Эдварду, который и без того вложил массу сил и времени в Царкон, придется еще и раскошелиться на почту.
Затем выступил сотрудник самиздата – журнала ролевой тематики: скромная девушка, решившая не терзать зал долгим лирическим отступлением, а чисто конкретно объявившая до минимума сжатую информацию – и за это ей респект и благодарность.
Следующим выступающим стал жизнерадостный директор по PR и маркетингу издательского дома "Гелеос" Влад Исаев, поделившийся с нами искусством борьбы с редакциями, которые упрямо не хотят видеть в каждом из нас талантище, и скромно намекнувший, что договориться всегда можно – главное, гонорар за первое издание честно поделить с редакторами и корректорами. И это правильно: ибо они тоже хотят вкусно кушать. Затем он вручил призы номинантам выдвинутым издательством «Гелеос». И, наконец, пообещал возможность публикации лучших работ, в планируемых к изданию сборниках фантастических рассказов.
Наконец, настоящим гвоздем программы стал Вадим Панов. Человек, который своей положительной аурой заворожил зал. Даже когда осмысленные вопросы у участников закончились, его так сильно хотели удержать на сцене подольше, что выяснили и имя его прабабушки по материнской линии и среднюю скорость ходьбы в период полнолуния, и, даже любимую марку мыла (которую мы здесь упоминать не будем, поскольку производитель ничего не заплатил Редакции за рекламу). Вадим ко всем вопросам относился очень серьезно, и старался отвечать даже на самые невразумительные, чем окончательно завоевал любовь публики. Лично моя оценка его, как человека – такие люди становятся душой любой компании. Типаж положительного героя, лидер, который одним своим присутствием умиротворяет. Действительно удивительный человек, очень хорошие впечатления об официальной части ФантКона сложились во многом благодаря ему. Я был настолько сильно расстроен тем фактом, что до сих пор не познакомился с творчеством столь позитивного мастера пера, как Вадим, что, не в состоянии сдержаться, постоянно бегал покурить, не иначе как для успокоения нервов. Не забывая прихватить с собой кого-нибудь в жилетке, чтоб было, куда лить слезы! Одним из этих счастливцев оказался Don Rumata, очень качественно подгадавший время, и вошедший буквально за несколько минут до выступления Вадима, чьим большим поклонником он является. Но его вытаскивать приходилось почти силой, поскольку он решил занять первое место по количеству заданных Вадиму вопросов.
И вот, официальная часть подошла к концу. Олмер предложил всем желающим оценить порнокартинки у себя на ноутбуке, в особенности тем, кто едет на футбол… Видимо, это была такая мотивация, основанная на законах НЛП. Далее, он решил, что надо людей еще больше отмотивировать и предложил конкурс «кто больше выпьет». Призом было обещано «модераторство на час» ©. Молодежь пришла в восторг, взрослые посетители обменялись недоумевающими взглядами…
Некоторое время спустя, когда большинство уже покинуло ДК, встал вопрос: что делать дальше? У нас сформировалась группа приятелей, ядром которой была пресса. И эта группа ехать на футбол не хотела, а хотела она кушать! Игорь Ли к тому времени как раз успел произвести рекогносцировку местности (вот что значит опыт оперативно-розыскной работы) и нашел заведение, где можно избавиться от навязчивого чувства – чувства, нет не сексуальной неудовлетворенности, как вы могли бы подумать, а голода! Произошло очередное разделение: сначала уехал Олмер, пригрозив всем модераторам, что он их сегодня еще увидит, причем, даже если придется их из-под земли доставать, хотя кольца он им не давал, чтобы «..to rule them all and in the darkness bind them» ©. Потом отделились Эдвард с Элентари, Andy, и Бэд+Мэд, в смысле Крэш. Они отправились в место, ставшее, похоже, святым (ибо столько паломничеств туда было совершено во дни оффлайна) – в «Макдоналдс». В найденном нами заведении, соответственно, остались: ваш покорный слуга, Алли, Ингар с супругой, Игорь Ли, Дон Румата, опять же с супругой и Флэк со своей спутницей. Обслуживали нас медленно, зато мы многое успели обсудить! В частности, недостатки мероприятия и их причины! Недостатки Литфорума, и их причины! Достоинства Олмера, и их причины ! Естественно, обсуждалась и деятельность прессы, а также варианты продвижения: маркетинг и PR нашего продукта – газеты Голос Форума. У Игоря Ли температура упала до нуля – то есть он был уже практически здоров. Наконец, мы рассчитались с заведением и продолжили наш междусобойчик (к тому времени от нас откололось семейство Руматы). В программе стояло два пункта: 1. Бильярд – наша с Ингаром давняя мечта скрестить кии на зеленом сукне должна была реализоваться. 2. Сверхсекретный «Совет в Филях». И мы занялись реализацией этой программы.
В качестве места дислокации был выбран бильярдный клуб «Нескучный сад», расположенный в здании Академии наук. Место любопытное, уютное и симпатичное, но лишенное кондиционеров, что, конечно, сказалось на качестве игры – «чистые руки, холодный ум и горячее сердце» - вот залог победы. А у нас первый пункт сильно не соответствовал… Путешествие в клуб было весьма забавным, но об этом я умолчу. Скажу лишь, что под стенами Академии мы встретили расширенную “Э” – commander (Эдвард, Элентари, Энди), а затем, к нам присоединилась Ирис.
Хвалить себя нехорошо, но все-таки, скромно замечу, что в тот вечер я не проиграл ни одной партии в бильярд. Причем ни в «Русский» ни в «Пул»!
Ближе к ночи нас покинул Ингар – его поезд отходил в 23.00. Зато подъехала новая интересная компания во главе с Олмером – Рэн, Крэш, Аруна и Элафэ. В целом, общество колоритное и, главное, контрастное! В Крэшке проснулся давно дремлющий бильярдист, и она, взяв небрежно кий (впервые в жизни), едва не стала тем единственным соперником, с которым я не мог сладить! Но обстоятельства помешали ей отточить мастерство – пришло время разъезжаться. Поскольку к тому времени «Совет в Филях» закончился, у всех модераторов лица были весьма постные и задумчивые. И понять их несложно (хотя сделаем вид, что я не знаю, во что их втравил Олмер). Постепенно наша компания теряла бойцов, и, наконец, я добрался до дома, чтобы забыться тяжелым сном. Ведь наутро у нас была уже спланирована комплексная программа отдыха.
Четвертая веха многоэтапного события под названием ФантКон-2004 ознаменовалась встречей возле Киевского вокзала в 11 с чем-то. С утра я проспал звонок Крэш, поэтому она и еще несколько сочувствующих не попали на наш праздник, к сожалению. Зато, к компании дня предыдущего, присоединился Вадим! Присутствие коего на свадьбе у друга днем раньше совершенно не отразилось на его физическом и моральном облике! Он в этом смысле вообще оригинал, поскольку, по его собственному признанию, «Я никогда не пьянею» ©, правда, в случае с Вадимом, сакральная фраза звучала немного иначе: «У меня никогда не бывает похмелья»! Еще к нашей честной компании, присоединился Паркан. Ему тоже не в радость было переться неизвестно куда на природу, да к тому же, как я понял, он провел ночь на квартире, где обитали Эдвард, Элентари и Энди.
Итак, мы постепенно собрались на площади возле вокзала, и направились на причал, дабы устроить гостям столицы прогулку на речном трамвайчике. Эта гениальная идея, однако, как выяснилось впоследствии, была не совсем продумана, а ведь Игорь нас предупреждал! Вам, наверное, будет интересно узнать почему? Нет, разумеется, мы получили массу удовольствия за эти полтора часа, но… не от речной прогулки, а исключительно от общения, поскольку компания оказалась очень уютной и доброжелательной и состояла исключительно из людей правильных, позитивных, умных, а главное – душевных! А сама речная прогулка, видимо вследствие того, что подобрался такой замечательный коллектив, оказалась, как экскурсия, бесполезной. И лучше всего это выразил Игорь, сказав, что впечатления от заплыва примерно таковы: сидим, трещим, уйдя от реалий, потом на секунду отрываемся – о! Памятник Петру! Опять погружение в беседу, снова на несколько секунд выныриваем на поверхность бытия – еще какое-нибудь знакомое место… и так далее. В общем, Москву не посмотрели, но зато сколько всего обсудили! Грандиознейшие маркетинговые планы газеты (черт, и здесь я занимаюсь грязным пиаром!), разговоры за жизнь, под ящик Миллера, который, добрая душа Игорь, отдал нам на растерзание, хотя принадлежал он исключительно ему, как калым (видимо за невесту, хотя Вадим и женат, но подозреваю, он непрочь сколотить себе небольшой гаремчик) от Вадима. Видимо, только для меня эта прогулка оказалась небесполезной, поскольку я, наконец, на свежем воздухе, проснулся окончательно!
Сгрузившись на конечной остановке, мы пару минут думали, куда бы направить свои стопы, но решение нашлось само собой – остановка находилась невдалеке от живописного, но исключительно грязного прудика, берега которого как нельзя лучше располагали к спокойному, расслабленному отдыху. Поскольку «Миллер» к тому времени “показал дно”, а еще и голод начал давать о себе знать (у меня складывается впечатление, что все эти дни мы только и занимались тем, что ели), было принято волевое решение разделиться. Первая половина, куда входила чета Руматы, Алли, Эдвард, Элентари, Энди и Паркан обустраивали местечко, а вторая, собственно Игорь, Вадим и я – пошла “на охоту”. Первыми трофеями, правда оказались не еда и питье – то есть предметы первой необходимости, а книги! Алли, благодаря Вадиму, теперь приобщится к армии поклонников Перумова, а Игорь, благодаря моей настойчивости – Дивова. Затем мы все-таки взялись за формирование меню, в которое вошла копченая курица (4 штуки), бутылка водки (1 штука), хлеб (1 штука) что-то еще по мелочи, и пиво (много штук).
Рассказывать о том, как мы отдыхали на берегу озера – глупо, потому что ту волшебную атмосферу словами передать невозможно. Замечу лишь, что были там и жаркие споры, и забавные истории из жизни РУБОПа – от Игоря, кстати, у него удивительный талант рассказчика. Вадим с Олей поведали много интересного о быте Избранного народа, Володя с супругой и Таня с Эдвардом долго пытались нас убедить, что следующий ФантКон стоит провести в Волгограде, или, в крайнем случае, в Питере, однако, не убедили, Андрей, все же, был менее категоричен и готов был присоединиться только к питерской версии. В итоге, мы пришли к выводу, что идеальным местом является Иерусалим, и на этом успокоились. Алли даже пообещала нас всех приютить, мол, «заходи, если шо» ©. Танечка, добрая душа, столь же гостеприимно предложила нам заскочить в Волгоград, теперь и там мы не пропадем под забором! Нас и там приютят!
Наконец, наш отряд понес первые потери – на вокзал засобирался Вадим. У него на шее поочередно повисели все представительницы слабого пола нашей компании, мужчины скупо пожали руки, при этом смахивая непрошеные, столь же скупые слезы Вадим удивил нас напоследок, показав чудеса спортивного ориентирования, которые даже Леше 49 не снились! Добравшись до вокзала быстрее, чем это позволяют возможности человеческого организма, даже скрытые, даже с использованием подручных средств, вроде автомобилей, самолетов «и прочей… Аппаратуры» ©.
Дальше нас покинула семья Руматы и Энди. Нам остались лишь кости да пустые бутылки, которые мы, как люди культурные, аккуратно собрали и поместили куда следует, то есть в мусорный контейнер.
Дабы развеять грусть и тоску, начавшие нас снедать, мы решили, помня о советах психологов, сменить обстановку, и направились на Патриаршие пруды. Почти добравшись до них, мы были внезапно остановлены звонком Андрея, который, слава ему! вспомнил о том, что увез с собой ключи от квартиры подруги Оли. Если бы не его феноменальное озарение, даже больше, приди оно чуть позже, Оля оказалась бы в несколько щекотливом положении. Но, к счастью, все обошлось благополучно. И мы, усталые, но довольные и умиротворенные, разместились на берегу пруда, на зеленой траве. Я, наконец, приобщился, благодаря Игорю, к миру Реконструкторов. По фотографиям из Выборга и рассказам очевидца. Таня несколько раз порывалась искупать то меня, то Игоря. Но успокоилась, сделав комплексный массаж последнему, начавшему активно давить на жалость, ссылаясь на непереносимые боли то в одной, то в другой части тела. Начало холодать и мы поняли, что все хорошее когда-нибудь заканчивается, дабы жизнь не была скучной и однообразной. Так закончился последний день ФантКона.

Часть вторая. «Костяная нога».

Итак, прошел ФантКон. Некоторым могло показаться, что мероприятие провалилось. Что организаторы не сумели провести фестиваль качественно. Что событие было скучным. И люди были не те. Но так скажут только пессимисты и люди, не умеющие разглядеть в жизни то, что делает ее интересной. Те, кто воспринимает только негатив, и не хочет видеть положительные стороны событий. На самом деле, несмотря на проблемы, с которыми пришлось столкнуться, несмотря на те, нереализованные планы, что внесли отрицательный акцент, все-таки, мероприятие оказалось грандиозным праздником. Теперь, с уверенностью можно сказать, что те люди, с которыми мы общаемся on-line, действительно стоящие, правильные люди. И это не может не внушать оптимизма. Литфорум действительно является местом, где разные, но чрезвычайно достойные люди могут пообщаться друг с другом на интересные им темы. И более того, они могут общаться, и получать от этого общения удовольствие и вне экранов своих мониторов. Эти выводы, сделать которые стало возможно благодаря фестивалю, ставят жирный крест на всех, якобы негативных, а на самом деле, тоже по-своему забавных, событиях.
Хочется также отметить, что организаторы обрели хороший опыт, который позволит улучшить качество мероприятий подобного формата, учтя все нюансы их проведения. Ведь мероприятие было довольно масштабным, даже если судить о том из сколь разных мест нашей планеты собрались участники, а главное – уникальным. И по своей идее – ведь это был не банальный оффлайн, несмотря на заявление Олмера. А именно фестиваль.
Думаю, все мы теперь стали ближе друг к другу, несмотря на расстояния, которые нас разделяют. Это событие… Да, что-то я увлекся, и меня начинает заносить в сторону остаповских «Новых Васюков». Собственно, я хочу сказать, что считаю взятый старт успешным, и показавшим, что такие события могут и должны проводиться регулярно.

Благодарю за внимание тех, кто не поленился прочитать сей опус до конца.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Гость_D'HAR_*
сообщение 01 September 2004, 21:43
Сообщение #10





Guests






    


Отчет № 9.

Автор: Вьетнамец.

ЛАНДЫШуказания,
или Невероятные приключения петербуржцев в Москве.



Предисловие.

Уже стало традицией, что отчёты о питерских оффлайнах начинаются с извинений (в чём и за что извиняться, в принципе, неважно – главное, чтобы извинения были длинными и выжимающими слезу (хотя бы самим фактом того, что автор решился написать хоть какую-то «отмазку»)). Хоть этой традиции (слово-то какое громкое!) сроку всего четыре (из них один – неопубликованный) отчёта, не буду изменять ей и здесь, хоть это был не оффлайн (ну… по крайней мере не совсем…), проходил он не в граде Петра и вообще… Я постарался не перегружать отчёт разными аллюзиями, цитатами и заимствованиями, а также решил ограничиться стихами лишь на русском. Тем не менее, совсем избежать этого мне не удалось, и стихи на английском и, паче того, на японском языках всё-таки встречаются в тексте. Также извиняюсь за написание кириллицей имён тех, у кого они написаны латиницей (пожалуй, стоит извиниться перед теми кого я мог задеть, упомянув (или наоборот, не упомянув) в своём рассказе – воистину, этого я хотел менее всего). Поскольку отчёт писался в достаточно сжатые сроки (пять дней (плюс день на «ловлю блох») – не срок по сравнению с отчётом, который пишется уже месяц), то в нём хватает шероховатостей, а из «приятных бонусов» только то, что я на сей раз выступил в роли «пробитого» солдафона.
Дам также несколько пояснений, для незнакомых с моей манерой написания отчёта. В частности, стихи, к месту и не к месту (ну… старался всё же больше к месту… так что думайте) встречающиеся по тексту. Первоначально это была пародия, некий стёб над серией «Дозоров» Лукьяненко (стёб – в хорошем смысле слова), однако это настолько мине понравилось, что я присвоил «фишку» (так, скажем, происхождение «Краткого содержания» - «Сага о Фафхрде и Сером Мышелове» Фрица Лейбера). А поскольку с японской лирикой давать английский перевод не вполне корректно, приходится перетолмачивать его на русский, приводя корявые подстрочники. Тем не менее, смысл понять можно, так что и на том спасибо (улыбнулся). Со стихами на английском я сразу решил не позорится (грустно пожал плечами). Кстати, монолог о пчёлах действительно имел место – только вышел он тогда менее связным (в частности, Вьетнам запутался, кто же именно одевает тельняшку…) и законченным. Отчёт ни в коей мере не претендует на полноту - что-то я забыл, что-то не видел, а что-то сознательно решил опустить (или упустить – как будет угодно). Приятного (надеюсь) чтения (ах да… чуть не забыл – надо извиниться за объём – сам не ожидал такого…).

Краткое содержание.

1. Советы начинающим
Как надо собираться в дорогу и что при этом брать (практическое руководство). Знакомство с героем. О том, как представить себя окружающим во всей красе и как досадная мелочь может испортить целое представление.
2. Жуткие гости или первые впечатления
О людях, которых сложно заметить, низменных чувствах и собаках. О приветствиях, именах и «чёрных вдовах», причём не обязательно в таком порядке. Две столицы: сходства и различия – досужие мысли и замечания. Неочевидная связь «Гринписа» и пива.
3. «Осторожно, двери закрываются» или «найдите десять отличий»
Продолжение поисков сходств и различий. Реклама, щетина и симпатия. Ориентация на местности и где найти ягель в Москве.
4. Техника решает всё
Лекарство от склероза, шутки и неожиданное возмездие. О том, насколько прочно технологии вошли в нашу жизнь и насколько мы от них зависим. О невероятных и мистических совпадениях. Пытки, субординация и PR. О правильной подаче главного блюда.
5. Разведка кормит и поит или сало – сила, спорт – могила
О фастфудах, ханженстве и приличиях, а также отвлечённые умствования о лаке, коже и убийстве времени. О том, как можно сорвать матч и как предстать героем перед девушкой (практическое руководство, тираж ограничен). Непредвиденные обстоятельства, наседки и отложенные решения.
6. Родительское благословение
Этикет применительно к верблюдам. Гамбит гроссмейстера, голые (частично) мужчины (числом три штуки) и плата за ночлег (всё исключительно в рамках приличий). Проводы.
7. Кошмар атакует
О том, почему некоторые дела не стоит доводить до конца, о методах опознания и занятиях спортом. О подлом обмане и удивительном спасении. Практические советы по ориентированию в незнакомой местности пересечённого типа.
8. Утро грядущих приключений
Чем заняться трём одиноким предоставленным себе мужчинам. Неявные антропометрические различия между шимпанзе и орангутангом. Почему не спят вояки и как найти халявный шашлык.
9. “Если ты хочешь воды, краснокожий, то напейся из лужи!”
Упущенные возможности. Преимущества Финского залива, тупость и дрова. Забавная и поучительная история о том, как Вьетнамец получил своё прозвище, НЕ рассказанная им самим. Философствования о подобающей компании. Монолог о вечной войне пчёл и мух, а также немного о тараканах. Женское вероломство и возвращение.
10. “Если ты хочешь воды, краснокожий, то напейся из лужи!”
Чудеса в окошке. Перспектива голодной смерти и невозможность умереть от обезвоживания. Книга-в-дорогу. Путь назначения – Петербург.




1. Советы начинающим

Так пусть же книга говорит с тобой.
Пускай она, безмолвный мой ходатай,
Идёт к тебе с признаньем и мольбой
И справедливой требует расплаты.
(Сонет 23)


Проснуться, умыться, собраться. Одеться, питаться, убраться. Вроде всё просто, но в процессе сборов зубная паста оказалась забыта (как и расчёска, вместо которой пришлось использовать собственную клешню). Одежда: вот тут Вьетнамец проявил массу находчивости и бездну вкуса, одев тёмные брюки и строгую сорочку классического красно-оранжевого цвета (замечателен тот факт, что оба предмета туалета были поглажены минут за –надцать до выхода из дома). Книгой, выбранной для того, чтобы скоротать время, оказался томик сонетов Шекспира – видимо, ради редкой возможности почувствовать себя интеллектуалом (нет ничего лучше пускания в глаза пыли, чем ответ «Шекспир», на вопрос о том, что читаешь). Также (на тот случай, если У.Ш. всё-таки «не пойдёт»), любитель классики захватил «Интересные времена» Пратчетта. Ах да, я забыл представить нашего героя. Вьетнамец, для краткости можно Вьетнам (Улыбнись, дубина! Нет, лучше не надо…). В принципе - безобидный дурачок, прошу любить и жаловать (ну хоть вид сделайте, не огорчайте убогого). Бзиков у него много, но особо повёрнут на военной службе. В описываемый момент он собирается в Москву, на ФантКон.
So, tell me if, you want to see
A world outside your window
A world outside your window isn't free
And tell me if you wanna catch that feeling of redemption
That feeling of redemption doesn't do much for me. [1]

Похватав и развешав на поясе амуницию, состоявшую из плеера и телефофана, Вьетнам в спешке выскочил за дверь. Спустился вниз, прыгая через две ступеньки, и быстрым шагом добежал до остановки. Не менее спешно доехав на метро до Московского вокзала, человек-метеор обнаружил, что у него ещё битый час остаётся до отправления поезда (который, собственно, ещё не прибыл). Грязно выругавшись (дословно приводить, пожалуй, не стоит, хотя ни штукатурка не осыпалась, ни девушки в обморок не валились штабелями…), представитель культурной столицы решил померять зал шагами (проблема была в том, что со счёта горе-математик постоянно сбивался (спотыкался), уделяя больше внимания не тому, что под ногами, а тому, что вокруг него).
Тем не менее поезд подъехал, и болезный попёрся грузиться. Гордо водрузившись на насест, как орёл на вершину Кавказа, Вьетнам с важным видом извлёк “Сонеты”, не смущаясь отстутствием зрителя.
All God's children need travelling shoes
Drive your problems from here
All good people read good books
Now your conscience is clear. [2]

Картинно уставившись в книгу и придав физии более (или скорее менее) интеллигентное выражение, читатель занялся бросанием косых взглядов (стараясь делать это по возможности незаметно), целью которых было насладиться восхищением очевидцев. Очевидец обнаружился довольно скоро. Странным в его поведении было то, что тип этот смотрел не на обложку книги (специально для удобства последнего повёрнутой так, чтобы эту самую обложку было видно), а куда-то ещё. «Простите… А вы… не своё место заняли», - и в доказательство последнего предъявил билет, на котором значился тот же номер, что и на сиденье Вьетнамца. Прежде чем смысл сказанного дошёл до обладателя оранжевой рубашки, прошло несколько (объективных) секунд. Тупо уставившись сначала в плод усилий Шекспира и Маршака, позорник прочёл:
Но не ропщу я на печальный жребий, -
Бывают тучи на земле, как в небе.
(Сонет 33)

«А… Э… Простите… Э-э… Перепутал…», - собрав остатки достоинства, Вьетнамец выдавил на лице кривую улыбочку и пересел напротив, кляня мелочность странного нахального типуса. Обиженный (несправедливо), он уже не столь показушно открыл книгу, решив, что менять на Пратчетта её уже поздно, и начал мужественно продираться через нагромождение образов, бросая иногда злобные взгляды на прибывающих соседей. И ведь знал, что поедет ночью – так на кой понадобилось дрыхнуть весь день? Ох, припомнишь ты эту бессонную ночь, Вьетнам…

2. Жуткие гости или первые впечатления

Кто осуждает твой беспечный нрав,
Кого пленяет юный твой успех.
Но, прелестью поступки оправдав,
Ты в добродетель превращаешь грех.
(Сонет 96)


Кое-как намочив морду лица и покидав свои манатки в вещмешок, Вьетнам слегка шатающейся походкой (От усталости, а вы что подумали?! В поезде только литр сока был выпит…) вышел из вагона и направился к зданию вокзала. Кажется, его должны встретить… И верно – вон там стоит Хеймдалль в своей красной кепке (он, что, хочет и здесь дождя? (тут надо кое-что пояснить – как только Хейм появляется на оффе в своей кепке, так мы обязательно попадаем под дождь невзирая на всякие прогнозы… впрочем, справедливости ради, замечу, что и отсутствие будёновки не гарантирует сухой погоды…)) и с отпечатанным на принтере плакатом FANTCON 2004. Изобразив дружескую улыбку (брови – наверх, нижнюю челюсть – вперёд, края рта – к ушам), Вьетнам строевым шагом (отмашка рук, прямые ноги – всё как положено по Строевому Уставу ВС РФ) подошёл к группе встречи. Стой, раз-два! Воинское приветствие (честь отдают только… хм-м… в общем, вояк учат отдавать только приветствия…) – встать по стойке смирно, голову повернуть к Хейму… Постояв так примерно с минуту, фанат строевой подготовки начал мало что не булькать от злости. Правда, тронув плакатоносца за локоть, Вьетнам был сполна вознаграждён: пациент подпрыгнул эдак на полметра в высоту (доктор аж присвистнул). Злорадно ухмыльнувшись (в душе), Вьетнам с энтузиазмом потряс руку земляка. «Блин, нельзя ж так подкрадываться к людям!» - человек-невидимка с некоторым (пристальным) интересом глянул на собеседника. Вроде не пил…Ну ладно, в следующий раз надо будет помахать рукой (ещё издалека).
Иногда в никуда. В никуда – ниоткуда.
А откуда сюда? А сюда от верблюда!
Это я о себе, о себе, о родимом.
Я сижу на трубе между небом и дымом! [3]

Объединившись с компаньоном, Вьетнам отправился к вокзалу. «А вы на собаках когда приехали?» - вопросил любознательный герой (Собаки – это такой вид транспорта, курсирующий между Питером и Москвой, благодаря которому путешествия становятся лёгкими, быстрыми, комфортными и приятными во всех отношениях… Добавьте к этому немного экзотики и получите… ну, что получите, то и получите… Поделом вам будет, между прочим.) в попытке поддержать лёгкий разговор. «Вчера вечером, часов в одиннадцать, - любезно ответил Хеймдалль. – Аруна, пока ехали, всё пыталась использовать меня вместо подушки (дыхание Вьетнамца, представившего эту картину, участилось). А вчера, как приехали, нас встретили Рэн с Хедином…». «То есть как это они вас встретили, - хамски прервал разошедшегося Аса Вьетнам. – В смысле, с Рэн-то понятно, но Хедин же только через час приезжает?» «Вообще-то это не наш… В Москве есть свой Хедин» (здесь опять требуется пояснение – этого самого Хедина раньше звали Rastelin (Рейстлин или Растелин – кому как удобнее читать), однако недавно он сменил имя). Ухмыльнувшись, собеседники представили картинку, как оба тёзки встречаются и говорят: «Хедин», а в ответ: «Очень приятно, Хедин». Помотав головой, чтобы прогнать наваждение, Вьетнамец припомнил, как он при выборе имени подумывал о Ранде ал’Торе, Ричарде Рале или того паче Кэре Лаэде или Super-puper-kolbasa’na’kolyosikah.
Трель звонка прервала ленивые размышления обладателя «оригинального имени». «Да, мам, доехал… Конечно, я позвоню как приеду… Нет, билеты пока не взял… М-мм… Да, я думаю, проблем с этим не будет… Не, не знаю… ну ладно, пока…» Беспокойство мамы, отпустившей в незнакомый город сынка-обалдуя (двадцати трёх лет от роду, между прочим), неспособного без напоминаний поменять носки или самостоятельно приготовить себе обед, вполне понятно.
Зайдя же внутрь здания Ленинградского вокзала, Вьетнам прежде всего заметил довольно многочисленную группу возле бюста вождя. Туда парочка и направилась. После церемонии представления присутствующим рука выходца из джунглей зверски болела, мозг отказывался запоминать всю массу имён (с большинством он на форуме даже не встречался), а в желудке кто-то проснулся и начал требовать пищи (кричать этому кому-то пришлось долго, потому как первый кусок пищи свалился на него часов через семь (это как минимум)). Что интересно, многие местные девицы были одеты в платья чёрного цвета (ассоциации с «чёрной вдовой» здесь неуместны!). Чего этим хотели сказать, Вьетнам постеснялся спрашивать, но выглядело это скопытосшибательно. Глаза его увлажнились, а координация движений нарушилась. Повторяя про себя «Ом мане падме хум» (единственную известную нашему эрудиту мантру), он поднял глаза повыше, обозревая окрестности.
Once upon a time there was light in my life
But now there's only love in the dark
Nothing I can say
A total eclipse of the heart. [4]

Для начала гость столицы обратил внимание на схожесть местного вокзала с Московским в Питере. А тут ещё названия: кафе «Петергоф», бар «Балтика» – впору задуматься, не приехал ли ты, как тот рассеянный с улицы Бассейной, обратно в город Ленинград. Примерно в это время объявили о прибытии очередного поезда с родины, и часть группы отправилась встречать новоприбывших (там, в частности, приезжали Ирис ((шёпотом: модератор) Красавитса! Валшэбнитса! Вах!), Эрэнэ (девушка с оригинальным чувством юмора), тот самый Хедин-Рейстлин (я ему предлагал объединить оба имени, но Х-Р почему-то воспринял эту идею без энтузиазма), Даос (ударение на второй слог, иначе он обижается (рассказать, что происходит, когда Даос обижается, сможет Кот (если захочет, к-нечно))), Пацифист (человек редкой широты души), Эренрил Д’ар Тор (обладатель сложнопроизносимого имени) и Релкин Янусович (шифрующийся под кодовым именем Инкуб)).
Now you know what I look like, I'm feeling like a fool
I thought I could swim I'm drowning in the pool. [5]

Прибывшие принялись знакомится, сниматься на фоне местных достопримечательностей (бюст Вождя – чем не?..) и вообще по-всякому развлекаться. Тут бы, по мнению Вьетнамца и «выдвинуться на позиции», ан нет, у командиров другие планы. Чего (или кого) ожидали почти час, Вьетнам понял (нефиг всяким нижним чинам знать, чего начальство задумало), только когда увидел Липку и Зири с Бромозелем (характерно, что их пошли встречать, только вот потерялись («Наверное, среди ларцов с пивом», - сразу подумал о худшем ветеран) и ждать пришлось команду приветствия).
Ага, кажется все в сборе, и можно двигаться. Неорганизованной толпой («Нет чтобы как положено - построится в колонну по два и в ногу, со строевой песней… Так ведь нет, устроили тут разброд и шатание», - злобствовал, брюзжа, Вьетнам) все двинулись к метро. Забавно, но впереди почему-то двигалась группа питерских «туристов», москвичи же скромно держались в задних рядах. «Зоркий глаз» по пути пытался высмотреть мусорный ящик, чтобы опорожнить карманы от накопившегося мусора. Пытался, в общем, небезуспешно, поскольку таковой ящик был всё же обнаружен, однако при этом был принят на заметку тот факт, что количество мусорок на единицу площади меньше, чем в Питере («Ясен пень, культурная столица, это вам не хухры-мухры! – солдафона пробило на квасной ура-патриотизм. – А ещё у нас много разного пива делают, - совсем уж не к месту подумал трезвеник-Вьетнамец.). Пытаясь подать пример остальным, любитель чистоты («Я не гринписовец. Я просто не мусорю на улицах» - любило похвастаться недо-мачо) пристроился в тыл кому-то впереди идущему и взять ногу – безуспешно («Штафирки! Даже ходить-то нормально не могут! Им надо чтобы рядом кто-то шёл и отчитывал: «Раз! Раз! Раз, два, три!», а иначе они сбиваются! Это ж надо ж – шаги левой и правой ноги – разные по длине!»). Пока Вьетнам исходил желчью, отделение подошло к метро.

3. «Осторожно, двери закрываются» или «найдите десять отличий»

Как беден стих, который не прибавил
Достоинства виновнику похвал,
Но только тот в стихах тебя прославил,
Кто попросту тебя тобой назвал.
(Сонет 84)


Вроде бы, чем может отличаться подземка двух городов, не шибко далеко (относительно недалеко) находящихся друг от друга? Отличия, тем не менее, стали заметны почти сразу же. Ну, для начала, – вместо жетонов тут продавались какие-то бумажные карточки, и Вьетнам тут же начал подсчитывать выгоды и убытки от их использования: «Так, карточка лёгкая, это плюс, не надо таскать десяток тяжёлых монет, звякающих при каждом движении… Но – есть же пластиковые карточки, которые гораздо труднее смять и порвать, чем эту картонку. Не, адназначна, у нас лучше…» Разобравшись, как пользоваться «картонкой» (тут тоже имелись свои нюансы), герой смело шагнул через турникет, который заторможенно попытался укусить его («Какого…! Я ж оплатил! Не, у нас таких уже давно убрали…») (быть может, это покажется кому-то смешным, но чёртовы турникеты прищемляли меня при каждом прохождении через них…). Спустившись по эскалатору, честнАя компания погрузилась в вагон электрички. Первым делом на себя обратили внимание мелкие объявления на дверьми в поезде, производившие впечатление сделанных на ризографе. Это нехитрое наблюдение настолько поразило простодушного парнишку, что он полез за фотокамерой, чтобы запечатлеть этот образчик. «А у вас что, таких нет?» – вопросил один из присутствующих. «Бродяжник» – выдала память, пролистав виртуальную картотеку (к этому гансу герой сразу почувствовал симпатию – возможно, из-за лёгкой небритости («Свой человек!»), затем усилившуюся после его переодевания в камуфляж). Вьетнам отрицательно помотал башкой: «Не-а, в этих местах висит одна большая длинная реклама». Помимо этого, реклама на стенах вагона была расклеена (а не помещена в рамочку), да и положение её было каким-то… непривычным… Да и поезд ехал быстрее своих питерских «коллег». При взгляде же на схему станций метро бедолаге резко поплохело (Кстати, про схемы: на куске схемы прохода к ДК "Маяк", Вьетнам обратил внимание аж на четыре «Переулка без названия». Забавно, но в граде Петра, переулок в два дома длиной тоже будет как-нибудь обозван (хотя это и не спасает от плутаний – военкомат (на самом деле это просто призывной пункт) моего района каждый год ищут новые поколения призывников).).
Тесный перрон, синий вагон,
Желтый подземный свет.
Чёрный туннель,
Поезд летит во тьму. [6]

Выйдя на одной из станций (воин высокомерно отказался запоминать её название), без особого удивления встретили ещё одну команду цитадельцев. Обнимания, рукопожатия, хм… целования (Вьетнаму, само-собой, ничего не перепало: похоже, не все разделяли увлечение небритыми мужскими физиономиями) и новая порция имён, которую память просто отказалась принимать.
«Эльвен! – крик жаждущего, увидевшего оазис в пустыне. – Хоть одно знакомое лицо!» Та предпочла не подходить, а лишь кивнула издали (стеснялась, наверное, знакомства с этим грубияном). Зато на Хедине она повисла, да так, что пуританин-Вьетнамец стыдливо отвёл глаза в сторону, ища, на ком бы их остановить. Стрелка на измерителе комплекса неполноценности вошла в жёлтую зону.
«Интересно, у москвичей принято встречи в метро назначать внизу, на станции», - последняя фраза принадлежала Липке, и Вьетнам, слышавший её краем уха, потрусил к собравшейся вокруг неё компании. - Я как-то встречалась со знакомой, так встретились мы на эскалаторе: она ехала вниз, а я – наверх».
Подошедшая группа (те, кого мы ждали) положила конец поиску отличий, и вся эта неслабая толпа втиснулась в вагон поезда, чтобы выйти на станции «Улица академика Янгеля» (её почему-то порывались назвать Ягелем). Бравая милиция тут же пресекла попытки команды обсудить что-нибудь, стоя в вестибюле станции, выгнав их наверх. Лады, ДэКа, так ДэКа.

4. Техника решает всё

О, как ты прав, судьбу мою браня,
Виновницу дурных моих деяний,
Богиню, осудившую меня
Зависеть от публичных подаяний.
(Сонет 111)


Дотопав до этого Маяка, вся шайка-лейка разместилась в гардеробе. Откупоривались фотокамеры и делались снимки (что, в общем-то, логично). Эй, человек! У тебя бэджик! Откуда, я тоже такой хочу?! За бэджами тут же выстроилась очередь (некоторое предприимчивые товарищи брали себе аж по нескольку), в которую, с некоторым опозданием, встал и Вьетнам (бессонная ночь начала сказываться). Получив табличку (гениальная, кстати, задумка, как раз для склеротиков наподобие нашего вояки), он гордо привесил её на грудь, и решил заняться разглядыванием окружающих. Первой, на ком остановился взгляд, была проходившая мимо девушка. «Доминиан Льют?» – вопросил Вьетнам, ткнув пальцем в её бэджик, недоверчиво приподняв бровь. Недоумение его понятно, так как с “мастером тупых и плоских шуток” он уже успел познакомится. И это действительно был “мастер”, а не “мастерица”. Льют в это время гулял с бэджами “Тюх” и “Чехов. Временно”, а злодею-Вьетнамцу просто любопытно было узнать, как отреагирует девушка. Тюх действительно ужасно смутилась и опустив глаза, ответствовала, что, дескать, нет, не Доминиан Льют… «Надо бы сменить этот бэджик, а то меня уже за Льюта принимают», - услышал он как она сказала это кому-то, пробегая дальше.
«Вьетнамец?» – теперь спрашивали его. Самодовольная ухмылка сползла с лица, сменившись вопросительно приподнятыми бровями. «KAYZER» – прочёл он табличке собеседника. Вьетнам приготовился получить по морде и сейчас судорожно пытался припомнить, за какие грехи ему может перепасть на орехи. «Так это твои язвительные комментарии об «Острове Сокровищ»?» «Ага…», - слабым голосом ответил Вьетнам, пожимая трясущейся рукой (нервное напряжение) руку собеседника (у товарища, помимо других неприятных и раздражающих привычек, есть привычка отвечать на риторические вопросы). Смахнув со лба испарину, отошёл к окошку, охолонуть.
«Интересно, а если бы я не подтвердил, что «Остров Сокровищ» «рулез форева», а написал, что «сакс и маздай», что бы было?» – параноидальные размышления бывалого вояки прервали. «Вьетнамец, ты чего такой угрюмый?» – спросила Липка. Её собеседник глупо заухмылялся, напоминая при этом надрезанный арбуз. «Кто, я? Не-е, я просто заторможен…», - поведал он, стараясь не пялится слишком уж откровенно. Ну ладно, по крайней мере, ему улыбнулись в ответ (не знаю, показалась или нет, но улыбка была какой-то испуганной)…
Иногда я пою, иногда я читаю.
Иногда я не сплю, иногда забываю…
Забываю любить, забываю общаться,
Забываю ходить, забываю смеяться. [3]

Команда входить последовала неожиданно. Выбрав себе место, Вьетнам сгрузил свою амуницию. «Я пока не собираюсь показывать стриптиз, так что можно погулять», - в попытке засечь источник звука, любитель «клубнички» завертел башкой. Смущало здесь только то обстоятельство, что голос, произнёсший последнюю фразу, показался мужским. Взгляд упал на сцену, на стол, стоящий на ней… Так, а что это за тип, пижонски одетый в белое? Вьетнам сглотнул, начиная догадываться… Направо равняйсь! Ладно, пожелание начальства равнозначно приказу, а потому, уткнув взгляд в пол, храбрец быстро ретировался в прихожую. Забавно, размышлял Вьетнамец, с некоторыми своими земляками он познакомился (хотя познакомился – громкое слово, тут Вьетнамец себе, конечно, льстит, и более уместно слово «поглядел») именно в Москве, в частности (само собой) Олмер, (гениальная красавица и волшебница) Ирис и (просто) Аруна.
Тем временем, всё вроде подготовили настолько окончательно, насколько это было возможно. «Предлагаю ФантКон переименовать в Мега-оффлайн, поскольку почти ни один из пунктов программы невыполним. Поясняю: телемост с Ником Перумовым невозможен, по причине того, что проектор не работает, а джипиэрэс в этом зале просто не берёт. Представители издательства «Эксмо» прийти не смогут. Съёмочная группа «Волкодава» сейчас на Кипре. Николай Пегасов сказал, что заболел и отделался тем, что прислал вместо себя Дофина, который сказал, что выступать не будет, и подшивку «Мира Фантастики» за этот год. Вадим Панов последние два дня на телефонные звонки не отвечает (правда, когда я разговаривал с ним в последний раз, он клятвенно заверил меня, что будет, но было это, повторяю, два дня назад). Зато у нас здесь присутствует представитель издательства «Гелеос», которого мы можем всласть попытать». Некоторое время потребовалось на то, чтобы сказанное уложилось в головах присутствующих. Вьетнам невпопад зааплодировал, а кто-то робко хихикнул. «М-мм… А стриптиз-то хоть будет? Или шеста тоже не нашли подходящего?» – мрачно вопросил про себя Вьетнамец.
Первый докладчик завоевал симпатию слушателей тем, что во всеуслышание заявил о том, что без стакана в руке разговаривать не может. Экзекуторствовал, в основном, Олмер, зал же изредка задавал наводящие вопросы и смеялся в нужных местах. Как бы между прочим он пустил слух, будто предполагает организовать форум по образу ячеек «вольных каменщиков». Вьетнам призадумался: «Хм, интересно… Это если у тебя пять сотен постов, то ты – генерал, а если пять десятков, то, в лучшем случае, ёфр? Не-е, бред… Эт тогда вылечится просто – походом в тему «Что вы сейчас слушаете?» и оставлении там N-го количества сообщений… Тогда… выборы? Посетители А и В проголосовали за посетителя Б… Уй, это ещё краше… А вообще, к чему это объявили сейчас? А, понял… Припомните-ка занятия по Публик Релатионс (PR), товарищ солдат. Как там это называется? Правильно, «пробный шар», то бишь «зондирование общественного мнения». Молодец, возьми с полки пирожок. Ой, зря вы про пирожки вспомнили… последний приём пищи был вчера вечером… В общем, нефиг с этим заморачиваться».
Меня ожидают везде и повсюду,
Меня предлагают как главное блюдо.
В финале концерта – просчитанный вызов,
После десерта, перед стриптизом. [7]

Неожиданное появление Вадима Панова было действительно неожиданным. В перерыве, объявленном после этого, присутствующие смогли размять конечности, сделать фото на память («Флэк, иди сюда, сфоткаешься с нами и Олмером!» «Что я, Олмера не видел?») и ополоснуть физиономию в санитарной комнате (в процессе выступления докладчиков Вьетнам почувствовал, что с глазами происходит что-то не то). Ну что ж, «главное блюдо» этой встречи ожидания оправдало, и выступление Панова было действительно интересно. Одна проблема – бывалый солдат, привыкший спать в любых условиях, умудрился «замочить харю» и тут. Под мерный голос, вещающий о Тайном Городе, голова Вьетнама наклонялась всё ниже на отказывающейся держать её шее, а глаза стекленели всё больше. «Эй, там, не спать!» – разбуженный судорожно закрутил башней, пытаясь сфокусировать взгляд. То, что разбудил его самолично герр админ, а также шутка Панова о баюкающем голосе отнюдь не улучшили настроения (забавно, в универе на лекциях по высшей математике он умудрялся не только спать, но и записывать при этом что-то… правда, потом это «что-то» было не разобрать, но суть-то не в этом). Лекция продолжалась, - кажется, «сон» был недолгим. Краем уха слушая, Вьетнамец лениво размышлял (мысли в голове перемещались между извилинами со скоростью улитки-инвалида): «Хм-м, похоже, из всех присутствующих в зале, лишь трое трое читали этого товарища… Если не ошибаюсь, это модераторы… Интересно, это у них обязательная литература для вступления в должность?» В животе тем временем забурчало. Сглотнув, голодающий бросил на сцену злобный взгляд, насупив брови. Это, вероятно, не осталось незамеченным, поскольку деятельность за столом начала сворачиваться и всем было предложено отправляться на стадион с целью сыграть в футбол. Похватав шмотки, чудо-воин в первых рядах рванул к выходу. Стриптиза всё-таки не было.

5. Разведка кормит и поит или сало – сила, спорт – могила

Красильщик скрыть не может ремесло.
Так на меня проклятое занятье
Печатью несмываемой легло.
О, помоги мне смыть мое проклятье!
(Сонет 111)


Голод - не тётка, а потому было решено сначала заправиться. В качестве возможного места для обеда был выбран МакДональдс. Вьетнамец, ханженски наплевав на своё мнение относительно фастфудов, гамбургеров, картошки и тэ пэ, первым метнулся к свободному столику. Бик Мак был порван на грелки в считанные минуты, и теперь герой, блаженно выдав отрыжку, умиротворённо облизывал пальцы рук, перепачканные соусом. Поковырявшись ногтём в зубах, он извлёк оттуда кусок непонятного происхождения. Придирчиво осмотрев его, и сочтя, что кусок слишком велик, чтобы дать ему пропасть, Вьетнам отправил его обратно в рот. Только сейчас он обратил внимание на то, что за столиком он не один. У соседей – подошедших чуть позже Элиары, Аруны, Эмиан, Морвен, а также Даоса, Хедина и Пацифиста – челюсти были слегка отвисшими, и аппетит, кажется, тоже уменьшился. Вьетнамец, мило улыбнувшись, чуть вопросительно приподнял брови: мол, что же вы не едите, нас же ждут? Те переглянулись, сглотнули и присели, стараясь держаться подальше от носителя высокой культуры. Тому это было, в общем-то, глубоко фиолетово, поскольку псевдо-мачо добрался до французской картошки и сейчас с детским восторгом занимался тем, что обмакивал её в сырный соус и отправлял в рот, смачно при этом причмокивая. Ещё одна группа голодных цитадельцев присела к столику (столик, расчитанный максимум на пятерых, оказался безразмерным, поскольку потом за ним сидели больше дюжины человек) и, конечно, пропустила кульминацию, но и на их долю перепала кой-какая часть представления.
«А тебе не скучно с малышнёй вроде нас?» – спросила у Элиара у Эмиан (Вьетнам с сомнением глянул на её фигуру – для «малышни» она была неплохо развита). Её собеседница дала отрицательный ответ, а в дискуссию вступил Хедин: «Вон, Вьетнамцу двадцать три, а ему не скучно» (объект обсуждения подавился, бросил на спикера злобный взгляд и движением бровей пообещал ему что-то ужасное).
Тем временем Вьетнам обратил внимание на жутко стильный чёрный окрас ногтей пары девушек. Сытный обед настроил его на философский лад (Хоть Шекспир и утверждал, что философия – плохое средство от зубной боли, тем не менее, это одно из лучших средств убийства времени для людей, не пригодных больше ни к чему: тот, кто не может молоть чепухи, действительно лишён всяких талантов.). «Интересно, они покрасили ногти чёрным лаком в тон платьям? Хотя какая разница… М-мм (тут Вьетнам закатил глаза – приводить мысли, которые он «думал», не буду, ввиду их полнейшей аморальности)… Кстати, почему у меня глаза закрываются? Неужто и впрямь, потому что на животе кожа натягивается?» Бредовые и попросту пошлые мысли пришлось прервать (некоторые – с большим сожалением) из-того, что остальные уже поели (десерт был сныкан в пакет в качестве эНЗэ) и пошли (покачиваясь), к выходу. Встретившись на улице с остальными (теми, кто не был слишком голоден, чтобы есть империалистическую пищу), отправились к метро. Следующим пунктом назначения был стадион – и футбол.
Истина в вине, вино в магазине.
У магазина вертится пьянь.
Янь всю ночь мечтает об ине,
Иню всюду видится янь. [8]

Стоя в вагоне, Вьетнам держался за поручень. И хорошо, что он так сделал, потому что через некоторое время, убаюканый стуком колёс и плавным покачиванием, задремал. Очнулся он от того, что повис на этом самом поручне, держась за него одной рукой. Резко вздёрнув себя наверх, «висельник» огляделся: вроде никто его конфуза не заметил (ну, а если заметил, то не придал значения – мало ли придурков в метро ездит?).
…Подойдя к стадиону, компания остановилась перед воротами. Пришлось подождать довольно продолжительное время, прежде чем старушка-смотрительница вышла наружу и сказала, что врата она открывать не собирается, и придёться поработать ножками – в том смысле, что пройти через вестибюль, как простые смертные. Презрительно фыркнув, Вьетнам забросил на плечо пожитки и потопал за направляющими. Не стоит и говорить, что по пути “спортсмены” обильно затарились пивом…
Разложив барахлишко на скамейке, герой с важным видом (важным он считал такой вид: соединить брови на переносье, взляд на кончик носа, подбородок параллелен земле, левая рука упёрта в соответствующий бок, а правая поддерживает подбородок) уселся, приготовившись смотреть на тех, хм, не шибко умных товарисчей, которые соберутся поиграть. Как оказалось, ждать ему пришлось бы долго, - Элафэ, у которого был мяч, ещё не подошёл, играть, следовательно, было нечем. Плюнув на безалаберных шпаков, не могущих ни черта организовать, Вьетнам воткнул в полагающиеся места наушники и приготовился послушать музыку. «Вьетнам, а где ты ночевать будешь?» – это была Мэлониэль. С тяжким вздохом мученик извлёк затычки, а затем попытался найти ответ в синем небе. Пошарив глазами, он перевёл взгляд на собеседницу. Вид у неё был донельзя серьёзный. «Ну, э-э-э, собственно, я ещё не вполне определился… Я как бы… того… (то, что он «того», в принципе, видно слабовооружённым глазом) не знаю…» «То есть, в лесу?» - попыталась Мэл внести ясность. «М-мм… (что ж она мучает!) ну, может быть… Но возможно и нет!» - бедняжка Мэл, поняв, что от этого тупицы ничего путного/связного не добиться, отошла.
Детям вечно досаден их возраст и быт,
И дрались мы до ссадин, до смертных обид.
Но одежды латали нам матери в срок,
Мы же книги глотали, пьянея от строк. [9]

Пришедший, наконец, мяченосец положил начало матчу, в котором, для начала, приняли участие три человека (в любителях помахать палками недостатка не было, Даос, к примеру, «делал всухую» всех своих противников). Подтянувшийся к этому моменту, Олмер разложил на коленях ноутбук и принялся совершать таинственные манипуляции. Хмыкнув, Вьетнам переключил внимание обратно на поле. Народа там уже было не три человека. С некоторым удивлением «зоркий глаз» обнаружил там двух девушек – Крэш и Мэл. Ни к чему хорошему их участие не привело, потому как злобные и грубые типы, игравшие с ними, попросту сшибли их, и вытаскивать обеих горе-игроков из свалки пришлось лично админу. Вьетнам с некоторым (запоздалым, правда) огорчением понял, что героем-спасителем мог быть и он…

Хедин-Рейстлин мучал Олмера, допрашивая его о чём-то, а Хеймдалль мучал гитару (видать, небезуспешно мучал, поскольку на вопли последней сбежалось значительное количество человек), Вьетнамец же не знал, куда ему сунуться, а потому стоял на “перекрёстке”. При этом ему надо было уступать путь проходящим мимо в ту или иную сторону, а потому был он зол как сто собак, только что зубами не щёлкал. Так что человека, вопросившего у него, почему он не играет в футбол, “постовой” для начала облил презрением. Тот этого не заметил, продолжая глядеть по-детски невинным взглядом. Это задело «футболиста» ещё больше и он демонстративно посмотрел на свои туфли (которые не то что для бега, для ходьбы-то мало приспособлены) и столь же демонстративно отвернулся, показывая, что разговор окончен. Кажется, тот или понял, что хотел сказать Вьетнамец, или попросту решил, что перед ним слабоумный (как вариант, немой).
You can pretend or you can try
Move ahead
Lay down dead
Or slip on by. [10]

Тем временем начало темнеть, а ряды – редеть. Поневоле пришлось задуматься, где можно будет протянуть ноги этой ночью. С целью узнать это, гордый джедай пошёл к Хедину, который обещал, что его знакомый сможет принять нескольких человек (может быть). Тот как раз собирался звонить. Вот только тут выяснилась одна загвозка, – Даоса внезапно замучила ностальгия по дому, и ему срочно надо было ехать в Питер. «Вьетнам, скажи, что ты думаешь по этому поводу!» – выпалил ему в лицо Хед. Тот решил предварительно подумать и поднял глаза наверх, а Хедин, не дождавшись ответа, убежал звонить. «Вы можете пояснить мне ситуацию?» – мученически вздохнув, обратился гигант мысли к Даосу и Пацифисту. Понял он только то, что ехать надо, решение даосиста окончательно и обжалованию не подлежит. «А почему тогда наш общий друг так паникует?» Не получив чёткого ответа, Вьетнам флегматично пожал плечами и продолжил считать ворон, попутно наблюдая за мятущимся Хедином. Бедняга, похоже, был в панике. Сочувственно покачав головой, «человек, спокойный как танк» вопросил, что же его так волнует. «Не могу же я его одного отправить?!» – он вопросительно уставился на Вьетнама, ожидая от того, по-видимому, поддержки (зря). Существо опять призадумалось. Проблема тут была скорее в Рейстлине, тьфу ты, Хедине, обладавшим гипертрофированным инстинктом мамаши-наседки. Купить билет на поезд и отправить Даоса (отнюдь не мальчика) к берегам Невы вряд ли составит проблему. Вьетнамец честно попытался найти выход из ситуации и рассмотреть все возможные варианты. Первый, уже упоминавшийся, - купить билет и посадить Даоса на поезд. Второй – уговорить его никуда не ехать (с возможностью забрать у него все деньги или связать на ночь по рукам и ногам до утра – утром ему не уехать будет, а вечером мы и сами ретируемся). Третий – всем скопом купить билеты и слинять домой. Поймав за пуговицу пробегавшего мимо Хедина, Вьетнамец собрался было высказать ему свои соображения, но у того одно ухо было занято телефоном, а второе он заткнул пальцем. Плюнув (правда, забрызгавшись при этом), Вьетнам махнул рукой и отпустил организатора.
Принятие решения откладывалось, а потому, чтоб не терять времени, они (все четверо) решили поехать на встречу с другом Хедина.

6. Родительское благословение

Кто гонится за внешней суетой,
Теряет всё, не расчитав расплаты,
И часто забывает вкус простой,
Избалован стряпнёй замысловатой.
(Сонет 125)


Доехав до Чистых прудов (Хед за это время успел всем испортить настроение) компания вышла из поезда. «Нам надо перейти на Тургеневскую, нас там ждут». Честно говоря, московский метрополитен для питерца – кошмар наяву. Ну где ещё может привидеться такое, чтобы три ветки скрещивались в одном месте?! Тем временем, шайка, стараясь не напоминать провинциалов, впервые попавших в большой город, бодро топала на переход. Несмотря на все старания, они крутили головами по сторонам, мешали движению других людей и вели себя именно как те самые провинциалы. Да ещё и люди, которые косились на бэджики, так и не снятые героями.
When the truth seems so farway
Buddha loves you and Jesus saves
You need answers for your dismay
Ask yourself
Ask your mom
Ask DNA. [10]

Вьетнам до последнего не подозревал, куда их ведёт Хед, пока тот не начал представлять их девушке в белом плаще. «Это Даос». «Похож», - последовало в ответ. «Это Пацифист». «Похож», - хм, он, конечно, действительно миролюбиво выглядит, но на лбу-то это у него не написано. «Это Вьетнамец». «Похож». «Это на кого же я похож? На вьетнамца? Хм, я-то думал на кавказца… Или этот… нехороший человек… рассказывал ей что-то про меня?» Вьетнамец расправил плечи и выпятил грудь. «Очень приятно», - брякнул он не подумав. «Это Кэмел», - раздельно произнёс Хедин, одарив «мачо» выразительным взглядом. «Похожа», - а вот это брякнул Пацифист и теперь уже Вьетнам недоумённо воззрился сначала на девушку, а затем на Пацифиста. Сходства с кораблём пустыни он не увидел и только потом сообразил, что это была шютка юмора. Покачав головой, он последовал за их будущей хозяйкой.
«Вас же, вроде бы, пятеро должно было быть, если не ошибаюсь?» – спросила Кэм, пока ждали поезд. Ещё должна была быть Мэл, но она предпочла не связываться с этими полоумными и предпочла переночевать в лесу. «Нас может и меньше остаться», - мрачновато заметил экс-Рейстлин. Забавно, но за всё время поездки сначала до Чистых прудов, а затем до Проспекта Мира (где, собственно, и жила Кэм) он так и не дал Вьетнамцу высказать своё мнение, хотя неоднократно интересовался его наличием. Ну вот, вроде доехали. С вещами – на выход.
По пути зашли в лабаз, закупить чего-нибудь съедобного. Вечно недовольный вояка и тут нашёл до чего докопаться: почему-то вся компания, обсуждая, чего надобно купить, встала ровнёхонько перед дверью, закупорив свими тушками вход и выход. Естественно, он указал им на это, не стесняясь в выражениях. Сам-то он, видать, прикнув к тому, что его не замечают, предпочитал забиться в какой-нибудь уголок.
…Дверь открыла мама Кэм, также поинтересовавшаяся, почему гостей меньше запланированного. «Добрый вечер», - поздоровались кабальеро. Потратив некоторое время на осмотр комнаты хозяйки, они прошли в комнату, которой предстояло стать спальней на эту ночь. Были предоставлены матрацы и бельё, а также предложен ужин. Вьетнам и Даос с Пацифистом от него отказались, а Хедин, наоборот, согласился с энтузиазмом. Хорошенько подумав, человек-компьютер всё же изъявил желание заморить червяка. Покуда ждали ужин, время решили скоротать игрой в шахматы (Хедин в это время тренькал на обнаруженной у Кэм двенадцатиструнной гитаре). Проблема была в том, что Вьетнамец до этого в шахматы никогда не играл (считал это недостойным своего интеллекта), а Даос, взявшийся обучить его, играл только с компьютером, самостоятельно расставлявшим фигуры и не дававшим походить неправильно. В общем, Е2-Е4. Пацифист, пожелавший сменить Вьетнама (с готовностью отказавшегося), помнил об игре ещё меньше Даоса, так что партия вышла аховая.
На вопрос, до какой степени можно раздеться и насколько вид голых мужчин шокирует присутствующих, был получен ответ, что снять можно носки, рубашки – после полуночи, а без штанов лучше не выходить из комнаты. Поскольку про то, что нельзя расстёгивать рубашки, ничего не было сказано, Вьетнам логично предположил, что это не запрещено и вскрыл свою. «О, здесь же как раз четыре мальчика (при слове «мальчики» Вьетнамец поморщился)! А я ломала голову, что делать с этим шкафом!» - это были слова мамы хозяйки. «Мальчики» охотно согласились отработать свою ночёвку перемещением шкафа (а впоследствии – и пианино) с одного конца комнаты на другой (пианино - из комнаты Кэм – к нам, в гостевую) (действительно охотно, не надо хихикать!). Работа плёвая, зато приятно – вроде не просто так зашёл. Под руководством отца Кэм это и было сделано.
Тем временем принесли ужин. Вьетнам (он не забыл перед этим поставить на зарядку все имеющиеся девайсы) с Хедином заработали челюстями и вилками, а Вечный Хранитель начал собираться. «Может, ты передумаешь?» - мега-мозг сделал сложное движение бровью и указал вилкой с насаженным на неё куском сосиски в сторону Даоса (дабы не было сомнений в том, к кому он обращается). «Нет, я обещал». Ну ладно, давши слово – держись. Дожевав сосиску, Вьетнам застегнулся (волосы на груди заслужили горячее одобрение (хм, я бы даже сказал «восхищение») Хедина), надел носки и приготовился вместе с Пацифистом проводить отезжающего до метро. «Предводитель дворянства» предпочёл никуда не выходить, «отмазавшись» недоеденным ужином.
Ask your conscience the why and how
Do it then
Do it when
But, do it now. [10]


7. Кошмар атакует

Неужто музе не хватает темы,
Когда ты можешь столько подарить
Чудесных дум, которые не все мы
Достойны на бумаге повторить.
(Сонет 38)


«Кто-нибудь помнит, как идти?» «Да, когда мы вышли из метро, мы свернули налево, дошли до перекрёстка и опять свернули налево, вошли в подворотню («Помню, там ещё цифра «пять» (знак «ограничение скорости – 5 км») была!» – заметил Пацифист.) и пришли к этой парадной», - припомнил Вьетнам. «Отлично, тогда нам остаётся поворачивать всё время направо», - сойдясь на этом, троица зашагала к метро. Надо сказать, время уже было около полуночи и, если в Петрограде подземка закрывается в нуль-нуль часов сколько-то минут, то в Москве это происходит около двух. Тем не менее, всем было немного не по себе, и каждый невольно ускорял шаг.
Без проблем дойдя до метро, решили, что Даосу будет скучно одному ехать до Комсомольской (одна остановка!) и парочка Пацифист-Вьетнамец решили доделать дело до конца и посадить своего компаньона на поезд в Питер. Это, собственно, и было началом конца.
Приехав на Ленинградский вокзал (это сопровождалось бешеной беготнёй по метро, включая бег наверх по эскалатору (как при этом не выплюнули лёгкие – загадка)), Вьетнам встал в очередь в одну кассу, а Даос с Пацифистом в другую, напротив. Тут ему запоздало подумалось, что как раз сейчас можно было купить билеты и себе (ни у одного из четверых не было обратного билета), однако, поскольку дальше метро идти не собирались, то и документы, удостоверяющие личность, ни Пацифист, ни Вьетнам с собой не взяли (про Хединовские и говорить нечего). Отсутствие паспорта перевело мысли «человека, который умел предусмотреть всё» в другое русло. Он почему-то вспомнил, что у него лицо типичного кавказца-террориста (сходство усилилось, поскольку щетина на щеках и подбородке отросла прилично), что он ни капельки не местный, а личность его подтвердить могут только люди из другого города (утверждение, что «Конечно, это Вьетнамец! Гляньте, он же такой же, как на аватарке!» вряд ли засчитают). Сглотнув, он бросил осторожный взгляд на стоявшего в отдалении милиционера. Тот, вроде бы, смотрел в другую сторону, и на скромную персону Вьетнамца никто особо не обращал внимания. Облегчённо вздохнув, он поискал другой объект для наблюдения. «Объект» обнаружился довольно скоро – неподалёку (в паре метров) стояла пожилая женщина с внучкой (то, что это внучка, а не дочка или, скажем, племянница, Вьетнам заключил из того, что она обращалась к пожилой леди «бабушка» (несомненно, это делает честь его логическому аппарату)). Внучке было лет девятнадцать-двадцать на вид (хотя я и не уверен в этом – современная молодежь быстро растёт). В общем, Вьетнам постарался устроиться с максимальным комфортом, чтобы приятно провести время в очереди, прикладывая усилия только к тому, чтобы капать слюной не слишком часто. Тут вуайер, правда, осознал, что стоит уже довольно долго и, если бы его компаньоны сочли стояние в своей очереди бесплодным, то уже подошли бы к нему.
С некоторым сожалением бросив взгляд на аппетитную девицу (похотливо облизнувшись при этом), Вьетнам направил стопы к Даосу и Пацифисту, выходившим из своей очереди. «Ну, и когда отбытие?» Глянув на часы и осознав, что «до отправленья поезда осталось пять минут», компаньоны «резко» подорвались и понеслись сломя голову к вагону. Уф, успели! Сделав ручками, Миротворец и Извращенец пошли восвояси, пытаясь привести дыхание в норму («Мне нравится вон тот бегун с красной лентой на плече!» «Дура, это не лента, это язык!»).
These boots are made for walking, and that's just what they'll do
One of these days these boots are gonna walk all over you.
Are you ready boots? Start walkin'!
Choop-choop-choop! [11]

Неизвестно, какая чёрная душа внушила, что Красные ворота и Проспект Мира – это названия двух выходов на одной станции (как, к примеру, Владимирская и Достоевская в Петербурге), но факт остаётся фактом – вместо Кольцевой ветки наши акробаты поехали по Сокольнической. Выйдя из метро и глядя на незнакомые пейзажи, Вьетнам осторожно произнёс: «Может мы не с той стороны вышли? Давай попробуем обойти метро, может узнаем!» Всё бы ничего, да проблема была в том, что метро имело лишь один выход, и подземный переход, в котором он, теоретически, мог быть спрятан, оказался, на поверку, ни чем иным как подземным переходом. Приходилось признать, что они заблудились.
Итак, что надо сделать, если ты заблудился? Правильно, сориентироваться на местности, то бишь определить своё местоположение. В соответствии с этим планом джентльмены решили поймать аборигена и узнать, куда идти. Правда, первым их поймал абориген (типус с внешностью забулдыги, характерный нос и пластырь на подбородке прилагаются), вопросивший, нет ли возле автобуса марки ПАЗ представителей власти. Вьетнам напряг свои ослабленные сидением перед книгами и компьютерами гляделки, ни черта не увидел и ответил отрицательно-неопределённо (вроде бы там и нет людей в фуражках, но, в принципе, они там могут быть). В качестве ответной услуги гости столицы просили указать, в какую сторону нужно идти, чтобы найти проспект Мира (спрашивал Пацифист, потому как Вьетнам, стесняясь своей некомпетентности, отвернулся и делал вид, будто всё это его не касается). Абориген выпучил глаза и ответил, что такого он в ближайших окрестностях не знает, а если уважаемые имеют в виду станцию метро, так до неё как до Китая хм… пешком, и как раз для особо одарённых в метро («Вон оно, позади вас!») имеется схема проезда. «Особо одарённые» переглянулись и, поблагодарив болезного, метнулись к метро. (На всякий пожарный был сделан звонок Хедину, который слегка обалдел от известия о том, где мы находимся.) Кхе… Увидев, что место, где находятся почтеннейшие сейчас и место, куда им надо попасть – это две большие разницы, компаньоны первым делом взглянули на часы. Так, половина второго, вроде успеваем. («Оператор, схему метро!») Чёткие парни помчались по эскалатору…
По лазоревой степи
Ходит месяц молодой,
С белой гривой до копыт,
С позолоченной уздой. [12]

…Ну вот, другое дело, эту станцию они помнили. Выйти, повернуть налево… Гм, а дальше? Тоже налево! Слушай, а где надо поворачивать? Мы уже прошли это место или ещё нет? Чёрт его знает, но вот эти столбики я помню! Ладно, идём дальше…
Через некоторое время следопыты поняли, что заблудились. Впрочем, как раз для таких случаев создан телефон. «Здесь магазин «Столы»… А чуть дальше – «Стулья». Мы правильно идём?» Получив подтверждение своим подозрениям о том, идут они совсем неправильно, парочка развернулась и прошла обратно. «Ага, это тот магазин, в котором мы затарились хавкой! Значит поворот дальше!» Собственно, возможность свернуть между «тем магазином» и «Столами» была всего одна, так что оставалось найти подворотню «с цифрой 5». «Не могу сказать, что я чудо как ориентирусь в незнакомой местности, но по своим-то следам всегда мог вернуться! Чёртова московская планировка!» - сказал Вьетнамец после безуспешных поисков проклятой подворотни. Звонок ничего не дал, поскольку объяснить, где они находятся, никто не мог («Ну… здесь темно и дома…»). Потыкавшись в разные дырки, они наконец-то нашли нужную («Вот она, проклятая «пятёрка»!»). Подойдя к двери парадного, компаньоны с недоумением посмотрели друг на друга: «Ты помнишь, чтобы здесь был кодовый замок?» «…?» «Может это не та парадная?» Поиски лучшей альтернативы не дали результата. Приходилось признать, что они заблудились в «том самом» дворе. Пацифист снова позвонил «оператору». Тот в данный момент был занят и предложил подождать минут десять, на что грубиян-Вьетнамец посоветовал ему совершить сложновыполнимый и противный природе акт (Хед этого, правда, уже не слышал, но обстановка, по крайней мере, немного разрядилась). Деваться было некуда, и оба ходока устроились на лавочке. Некультурно выбранившись, Вьетнам почесал ляжку и только тут заметил, что на скамеечке напротив кто-то есть. Выругавшись ещё раз (уже тише), он сделал вид, что так и было задумано. Услышав доносящиеся из окна из окна крики, приключенцы пошли на звук. Звук издавал Хедин. Как оказалась, «та» парадная была нужной, вот только то, что код 490 – этого никто не знал. С блаженным вздохом горе-путешественники ввалились в дом.

8. Утро грядущих приключений

И день и ночь – враги перед собой –
Как будто подают друг другу руки.
Тружусь я днём, отвергнутый судьбой,
А по ночам не сплю, грустя в разлуке.
(Сонет 28)


Вот так всегда – весь день «рубишься», засыпаешь на ходу, а как ночь – сна ни одном глазу, ты бодр и свеж. Так и на этот раз вышло, только теперь вместе с Вьетнамцем была ещё пара таких же лунатиков. И чего им было делать? Эй-эй, без грязных намёков! Неужто трём взрослым мужикам нельзя собраться вместе без свидетелей, чтобы не поползли слухи? Какое там пить! Вьетнамцу вообще алкоголь противен, а у остальных пиво кончилось ещё до полуночи… Хотя лимонадик пили, пили, врать не буду. Так и быть, скажу – разговаривали они. Долго так, за жизнь, часов в пять утра только закончили, когда уже спички в глазах ломаться начали. Об чём? Ну… впечатления от ФантКона обсудили, от людей встреченных, от города чужого… Не, этого не скажу, разговор-то приватный, понимаешь? А дальше? Дальше набок легли и засвистели в три дырки.
Поворочавшись какое-то время, Вьетнамец решил встать. Жара стояла неимоверная (по сравнению с Питером, где уже с месяц наступила осень, это было особенно заметно), а потому он решил прогуляться до ванной, ополоснуться холодной водичкой. Натянув брюки (мало ли, ещё кто-нибудь выйдет подышать свежим воздухом… испугается), он вышел из комнаты. Припомнилась небольшая сценка, разыгравшаяся после того, как Пацифист с Вьетнамцем пришли домой. Собираясь отходить ко сну (разворачивать трёп на три часа никто тогда не собирался), последний спокойно разоблачался. Хедин, в это время трепавшийся с Аруной по телефону, сделал удивлённое лицо и сообщил в трубку: «Ого, да тут обезьянка! Шимпанзе!» Относилось это, как вы понимаете к волосяному покрову. Вьетнамец, поменявшись в лице (оскалил зубы и порычал), нахмурился и ответил обиженно: «Сам ты шимпазе… на орангутанга согласен… Между прочем, орангутанги – очень милые и скромные животные». Это замечание привело болтуна в дикий восторг, а Вьетнам, ухмыльнувшись, характерным жестом почесал подмышку, чем окончательно добил бедолагу.
«Орангутанг» тем временем добрался до ванной, ничего при этом свалив, ни во что не вступив, и не свалившись при этом сам. Включив воду, он с наслаждением, пофыркивая, ополоснулся (вода, кстати, была хорошо если прохладная), а затем вернулся и лег. Чепуха это, что умывание способно прогнать сон. Вьетнам уснул практически сразу, ему не помешало даже сопение Хедина. (Поправка: военные не спят. Они отдыхают (лёжа).)
…Разбудил всех «сопящий», каким-то чудом услышав звонок будильника (точнее будильников). Собравшись и умывшись за четверть часа, вся троица, подслеповато щурясь, вывалилась из подъезда. Хм, а при свете это совсем по другому выглядит… Ну, теперь-то обратную дорогу можно было найти и одним сильно прищуренным глазом (кое-кто любит прихвастнуть, что может пройти куда-либо с закрытыми глазами… хм, хотел бы я узнать, останется ли такой смельчак после этого в живых… и насколько далеко он продвинется…), так что до метро, а оттуда до Тушинской доехали без приключений. Ага, кажется, эти лица вчера где-то видели…
Годы летят стрелою, скоро и мы с тобою
Разом из города уйдём… Где-то в лесу дремучем
Или на горной круче сами себе построим дом. [13]

Забавно, но девушки, вчера щеголявшие в платьях, сегодня одели более практичные джинсы, к вящему огорчению нашего извращенеца. Пока то да сё, кто-то (подозреваю, что Рэн) организовал поход в магазин, где каждый закупил то, что ему было нужно в первую очередь. Первое место, конечно, было за пивом. Модераторы отправились на свой VIP-оффлайн, а смертные попроще попёрлись покупать билеты до Дедовска, благо времени до электрички оставалось немного.
Загрузившись в вагон и вольготно расположившись там, граждане начали заниматься кто чем: сосать пиво, играть на гитарах (не уверен, но, кажется, на всех трёх имевшихся…), ходить по вагону и приставать к окружающим. Вьетнам в это время усиленно вспоминал подходящие к случаю статью Общевойскового устава. Взрывы вылетавших из окон бутылок отдавался в его ушах похоронным звоном (учитывая, что в вагоне стояло мусорное ведро, эти хулиганские акты были ему тем более непонятны).
Ехали недолго, но весело. Выйдя же на станции, обнаружилось, что топать до бивака «лесников» ещё прилично, а «вкусные напитки» уже почти кончились. Пришлось это исправлять по пути. Уф, чёрт, кто ж знал, что они так далеко забрались! Каким-то непонятным образом в руках Вьетнамца оказались бутылки с пивом и лимонадом, а где-то между станцией и лагерем был потерян пакет с 5 (прописью: пятью!) кг шашлыка (естественно, больше его никогда не увидели). Ага, тропинка вывела на берег озерца, где и засекли своих знакомцев, лагерь которых был на противоположном берегу.

продолжение следует...

Сообщение отредактировал D'HAR - 01 September 2004, 21:47
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post

2 страниц V   1 2 >
Closed TopicStart new topic

 



Текстовая версия Сейчас: 15 December 2017, 19:05Дизайн IPB
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Ошибка работы драйвера БД

Ошибка при работе с базой данных

Возникла проблема при работе с базой данных.
Вы можете попробовать обновить эту страницу, нажав сюда