IPB

( | )

Rambler's Top100
Подписка на новости портала Цитадель Олмера
Правила Литфорума
Незнание не освобождает от ответственности.
Об аварии на сервере
Тот прозаический факт, что Вселенная существует, уже сам по себе разбивает всякие доводы и циников, и закоренелых прагматиков
Стивен Кинг
21 V   1 2 3 > »   
Reply to this topicStart new topic
Ричард Длинные Руки - Ядерный Герцог!, Тему ведёт бессменный ГЮО форума!
V
FolkenFanell
19 January 2006, 18:34
#1


почти читатель :)
****

Местный
342
19.1.2006
14 612



  0  


Цитата из книги:
"Ричард длинные руки - Ядерный герцог"

Бескрайнюю гладь океана озаряло тёплое и ласковое весеннее солнышко, одинокая чайка скорее задумчиво, чем искательно кружила среди редких весенних облачков. По-моему они называются перисто-кучевые, скользнула ленивая мысль. Природа настраивала на грустно-романтическое настроение, вспомнилась леди Лавиния. В глазах неприятно защипало и стало совсем уж слезливо и тоскливо. В трюме раздалось громкое ржание, послышался громкий хрумкающий звук, затем ещё и ещё. Ко мне подбежал капитан этой посудины, с каждым новым хрумом он бледнел всё сильнее.
- Ваша милость, - закричал он. – Мы же так утопнем!
- Не «утопнем» а утонем, балда. Капитан посудины ещё на берегу продемонстрировал, насколько он может быть нагл и надменен. Заломить десять золотых за трёхдневное путешествие, да ещё не на круизном лайнере, а на такой прогнившей насквозь галере! Ни тебе полуголых официанток, ни холодного мартини. Поэтому, едва вступив на борт, я понял какая он скотина. Впрочем, я не терял надежды ещё обшарить его карманы. Небось, как всякий капитан на своём корабле, мнит себя первым после бога. Пришла пора ему узнать, что первый после бога здесь – я. И опять я и всё время я. А капитан тем временем, ещё не зная о моих коварных планах, продолжал ныть:
- Ваша милость сэр Ричард де э-э… - запнулся он. Ещё и титул мой забыл, скотина, а ведь он мне не даром достался, а в кровопролитных боях. Неважно, что кровь лилась преимущественно чужая. Нельзя же так с титулами, ну вот нельзя и всё. Капитан, похоже, понимал не хуже меня, что сейчас ему будет чревато боком, скорее всего вспоротым. На лице его проступала титаническая работа мысли…
- Умный в лужу не пойдёт умный лужу обойдет, - припомнилось мне весёло-глумливое из прошлой жизни, а уж в том, что судовладелец, узнавший, что его корабль благополучно утоп, способен сотворить лужу не хуже матёрого спелкастера я и не сомневался. Направившись к трюму и размышляя о всяких благоглупостях, мне вдруг подумалось, что благодаря идиоту-капитану я с трудом избежал, ну совсем уж нелепой ситуации. Мне представилось, как я убиваю капитана, далее немая сцена и не факт, что экипаж этого «круизного лайнера» смирится с его гибелью. Мне его смерь меньше всего нужна, но если позволять себя о…
Под днищём корабля мелькнуло большое вытянутое тело и из воды, выше парусов, взметнулась чешуйчатая башка на длинной шее, побольше всех драконов, что я видел. Вместе взятых…раз в десять, - размышлял я отступая. Внезапно отступать стало некуда.
Пошарил за спиной. Так и есть – мачта. Другая рука привычно нащупала молот, выдернула его из петли на поясе. Я от всей души размахнулся и пожелал пучеглазой гадине, всплыть кверху брюхом. Внезапно подумалось: «А вдруг травоядное?» Словно в доказательство моих слов зверюга тонко скрипуче взревела, на палубу попадали комки водорослей. По палубе пополз запах, так распространённый на берегу моря – как будто что-то сдохло и протухло. Молот я швырнул как заправский атлет, на чемпионате мира или даже на олимпиаде: надрывая и почти разрывая все жилы в организме. Удар пришёлся гаду в правую скулу, башка на длинной шее яростно мотнулась, насколько позволяла длиннющая, выше мачт шея. Захлопал возвращающийся молот. Я даже ловить его не рискнул, поймаю лучше на обратном пути. На миг почудилось, будто под череп загнали ледяную иглу. Взглянул на зверя, тот помотал огромной башкой и раззявил пасть. В этот раз не для того, чтобы рыкнуть. Язык его выстрелил не хуже моего молота, хорошо, что я ожидал чего-то подобного и загодя отскочил под прикрытие мачты. Язык, покрытый присосками впечатался в дерево, и это дало мне несколько секунд, чтобы подхватить возвращающийся молот. А главное швырнуть его, теперь уж точно изо всех моих паладинских сил. Я целился в налитый нечеловеческой злобой глаз. Туда он и влетел, как граната в роскошное на пол стены окно, громко при этом чавкнув. С минуту ничего не происходило, будто дедушка всех морских гадов созерцал свой порушенный внутренний мир. Затем стало заметно, что рептилия медленно погружается в бездну океана. Чавкающий звук повторился и из соседнего глаза выметнулся, победно хлопая о воздух, мой много в чьих внутренних мирах побывавший молот. Рухнула перерубленная мачта. Капитан до этого щелкавший клювом, спохватился первым:
- Оно же нас за собой утащит! - вдруг заорал он. – Копья тащите, щучьи дети, а то и топоры, не дай бог не отпихнём – перерубать придётся.
- Чё перерубать?! - всполошился самый молодой из «морских волков» - Как это перерубать?! Валить на…
Матроса оборвал на полуслове подскочивший к нему капитан и со всего нерастраченного энтузиазма отвесил богатырский подзатыльник.
-Я сказал перерубать, мать…мать, мать! – бушевал капитан.
Сила всемирного тяготения, похоже, благоволила заполошному паникёру сегодня как никогда. Потому, что, рухнув носом на палубу, он проехал в таком положении всего каких-то пару метров. Почти тут же вскочил и бросив взгляд на живого капитана и мёртвого ящера, похоже сделал для себя какие-то выводы. Развернулся и умчался в сторону распахнутого лаза в трюм.
Остальные, надо отдать им должное, быстро приходили в себя, забегали будто муравьи: на первый взгляд хаотично, но похоже каждый знал, что именно от него, в данный момент требуется. Один из матросов первым притащивший копье, уперся зверю в морду, к нему присоединялись другие, в тщетной попытке отпихнуть многотонную тушу. Из-под воды виднелась уже только башка и маленький кусочек шеи.
«Ведь правда, утопнем, тьфу ты, утонем» - подумалось тоскливо. Меч царя хамелеонов лёг в руку и будто стал с ней одним целым, по лезвию побежали синие искры, ноги уже сами несли вперёд, к невиданному зверю, чью чешую не смог пробить молот королей.
Прорубить непробиваемые казалось чешуйки, каждая из которых была размером с тяжёлый строевой щит, оказалось на удивление легко. С позвоночником пришлось повозиться, даже представилось на секунду, словно нарезаю толстый кусок копчёной колбасы тупым ножом.
Корабль тряхнуло, мы стали медленно, но неумолимо заваливаться на правый борт. Меня швырнуло вправо, на миг я прислонился к куску сырого мяса, кровь у твари была ледяная. В голове стучала одна мысль: «только бы успеть» Наконец промёрзнув почти до костей, мне удалось отделить этот неожиданный, бесполезный и даже опасный, как я теперь понимал, трофей. Корабль качнуло обратно, правда, несильно. Через несколько часов на горизонте показался первый остров. Мы так и вошли в порт: с чудовищным креном на правый борт, чудовищно перепачканные тиной, кровью, а кто-то наверно испачкал и штаны, с чудовищной циклопической головой выходца из морской преисподней.
И тут со всем ужасом прозрения я понял что попал, ещё как попал. Ведь когда их спросят: «Откуда, мол, трофей?» все они как один дружно ткнут своими грязными пальцами с обгрызенными ногтями в меня.


Спрашивайте продолжение в магазинах города, а вообще на ваше усмотрение


--------------------
And thou shalt consume all the people which the LORD thy God shall deliver to thee; thy eye shall have no pity upon them: neither shalt thou serve their gods; for that will be a snare to thee.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
FolkenFanell
06 May 2006, 17:38
#2


почти читатель :)
****

Местный
342
19.1.2006
14 612



  0  


Цитата из книги:
«Ричард длинные руки – Ядерный герцог»
Глава 3



За окном радостно чирикали воробьи, каркнула ворона, а может ворон. Пора бы уже антивирус абгрейдить вспомнил я. Сев на кровати я потянулся и вознамерился влезть в тапки, но на полу возле кровати стояли, чьи то немытые сапоги. Глянув на присобаченные к ним шпоры, я медленно и величаво, как подрубленная секвойя рухнул обратно в постель. Шарить по комнате в поисках моего верного компа не было никакого смысла, ровным счётом никакого, да…вот так вот и сходят с ума. Хотя, какой смысл валяться, это дома можно было понежиться в постели, щёлкнуть бы сейчас пультом от телевизора, посмотреть новости. Увидеть, как ковровые бомбардировки сменяются подковёрной вознёй. Э-эх, ладно без ящика для дураков как-нибудь, обойдусь, а вот без централизованного горячего водоснабжения тоскливо. Ладно, всем фыркающим по пути буду говорить, что принюхиваться неприлично, а к вечеру затребую корыто с водой, какими-нибудь травами ароматными… и поливальщицей или это называется спинотёрщица?
Чуть слышно скрипнула дверь, впуская смущенную служанку. И чего она глупая там смущается, как будто запристаю сейчас до потери пульса,…а может правда… запристовать? Всё-таки красивая, стройная, однако не как вешалка, а в меру, такая и зимой не замёрзнет и летом миленькая. Конечно попросись она проводить её из пункта А в пункт Б – сразу пошлю, но пока не просит же.
Служанка тем временем принялась выставлять с принесённого подноса разнообразные яства. Чтобы это могло быть? Признаться, я проголодался, ведь едва спустившись с палубы корабля, направился в ближайшую гостиницу и изрядно напившись, лёг спать. Память услужливо подкинула картинку из вчера, как я требую вина, а лучше водки. На что хозяин гостиницы, похоже совмещающий функции бармена, говорит, что вина много и разного, а вот водка он не знает что такое, но если молодой господин изволит сказать рецепт, то он со своей стороны попытается этот, несомненно, благородный напиток изготовить. Может, будь я в лучшей форме, и попытался бы объяснить трактирщику азы самогоноварения, но после встречи с обитателем морских глубин поджилки всё ещё тряслись, и требовали снять стресс. Посему мне ничего не оставалось делать, как махнуть рукой на бармена и затребовать в номер вина и побольше. Я и по лестнице то с трудом поднялся, в таком шоке пребывал организм, после встречи с обитателем морских глубин. Ведь, как известно не боится только тот, у кого скудное воображение, у меня то с этим всё в порядке, посему страшно мне было до ус…ну скажем усов. Пусть я их и не отпустил, почитая дурным тоном носить над верхней губой всякие излишества.
Мысли в не похмелённой голове медленно возвращались в день сегодняшний, чему немало способствовали вползающие в ноздри запахи с подноса. Прошла всего одна ночь с тех пор как прославленное некогда судно, а ныне полусгнившее купеческо-пиратское, бросило якорь в прибрежных водах здешнего острова. Пора бы уже смириться с мыслью, что это юг, а мне всё никак не удавалось. Нет, конечно, миновав портовые кварталы, нищие, пропахшие рыбой и, в общем, прямо скажем, убогие, я смог по достоинству оценить раскинувшийся на холмах город. Аккуратные небольшие двухэтажные домики (сразу видно – народ не бедствует). Дворец на вершине самого высокого холма пребывавший в запустении даже на первый взгляд. Подавив первый приступ хватать за грудки всех встречных – поперечных с криком: «А где технологии?!» Не называть же технологиями те же мощенные мостовые, отсутствие мусора на центральной площади и устройства очень похожие на водозаборные колонки на каждом перекрестке? К служанке я приставать всё же раздумал, вроде на хозяина гостиницы чем-то неуловимо похожа, папаша жениться, конечно, не заставит не того полёта птица, но вот отравить – запросто, а я предпочитаю безопасный секс. Потому наскоро позавтракав, чем бог послал, задумчиво перебирал ногами о мощенную мостовую. Внезапно скрутил приступ абсолютной памяти, воздух сотряс, или мне показалось, речитатив ударных, вступили басы, и захрипел бард:

Вечер умирал,
Наступала ночь,
Необычный бал
Грянул во всю мощь...

Стольная Москва
В толк не может взять
Что сюда спешит
Дьявольская знать

- Свят! Свят! Свят! – бормотал я, тряся внезапно оглохшей головой. Как неожиданно вспомнился услышанный, казалось, тектонические эпохи назад, концерт. «Действительно хрен поймёшь, благой это дар или проклятье» Если б ещё громкость можно было бы регулировать, тогда да – кайф, точнее услада.
- Молодой человек! – меня окликнул и принялся подзывать волосатый неопределённого возраста оборванец. – Вы, я вижу, благородного происхождения? – он будто утверждал, а не спрашивал. Да и трудно ли было догадаться? Ведь ножны меча поблёскивают золотыми накладками, да и золотые шпоры тоже при мне. Рубин в навершии меча тоже о чём-то, да говорит. Доспехи Арианта правда скрыты натянутым поверх камзолом.
- Всего за несколько золотых, по движению звёзд и прочих менее важных небесных тел, я предскажу вам, на ваше усмотрение, ваше будущее, судьбу, возможные опасности…
- Звёзды указывают путь слабым, сильные сами могут двигать звёздами! – может немного пафосное, зато верное высказывание сорвалось с губ автоматически.
-Ну что ж… - он на миг задумался, потом затараторил, видимо, боясь потерять клиента: – А вот тогда купите амулетик или талисманчик, первый предупреждает, когда на вас накладывают заклятье, а вот второй… да второй.
Он закусил губу и принялся озираться. Видимо никого, не обнаружив, продолжил:
- Второй, ну талисман, то есть, в-о-о-б-щ-е!…
- Слушай ты… - я чуть было не сказал «оборванец», но вовремя, причём мысленно шлёпнул себя по губам (ну и ловок же я, ай да сукин сын) и, сменив тон добавил: - …Любезный торговец, а что же талисман делает? Только без пышных цветистых подробностей давай и по существу…регламент, понимаешь…
- Честно говоря… - начал он призадумавшись. – …Впрочем, мнится мне, что догадываюсь. Талисман впитает те заклинания, что предназначаются вашей светлости.
Мысли сразу помчались в голове, громко цокая копытами: «Такой девайс мне не помешает. Я хоть и заклинание устойчивый, даже непробиваемый можно сказать, но природа этой устойчивости на сто процентов не определена, к тому же - подозрительно это. Умный маг насторожится, затаится и подготовит не магическую ловушку. А так сразу видно будет – дурень – дурнем, только талисман срежь, либо укради и мочи его фаерболами».
- Ахренеть, - сказал я, протягивая пару золотых. – Дайте две!.. то есть, оба беру.
- Ай, спаси вас… - начал он заздравную и замолчал. Хитрые глазки блудливо забегали по улице, прохожим – не заметил ли кто.
- И вас. – ответил я.
Сразу расхотелось продолжать разговор. Шагая дальше вверх по улице, вдруг подумалось, что вот допустим деньги понятно куда прятать – в мешок, он для них на поясе и висит. Куда убрать две побрякушки я понятия не имел. Может карманы пришивать пора, руки-то загребущие. Странно другое за два магических девайса я заплатил всего два золотых и оборванец, тьфу, ты маг не возмутился и даже, кажется, был благодарен мне за них. С другой стороны я как человек не понаслышке знающий, что такое лохотрон, ни на секунду не заподозрил подвоха. Может и правда кидалово, рассуждал я, разглядывая побрякушки. Устройства культа представляли из себя камушки на прямо скажем грязноватых верёвочках, один камень крепился или вернее был инкрустирован в металлическое крепление, врят-ли драгоценный метал сыродутное железо видимо. Так ничего и, не решив, заткнул побрякушки за пояс. Надо же, крутой колдун, а барыжит на базаре, словно бабка укропом. Интересно почему, неужели здесь так много колдунов что у них кризис с трудоустройством? Как такое может быть, неужели может существовать общество, в котором маг с его мощью и возможностью творить заклинания может остаться без работы? Маг работодатель это я ещё понимаю, но маг безработный это чушь. Или должно быть чушью, если только это общество способно раздавить разбушевавшегося мага походя, будто букашку, и он вынужден считаться с законами, этим обществом навязанными? Сколько безответных вопросов… Можно конечно постучать в дурака как мы с леди одной забавлялись. Только вот леди эта далеко и забавляется теперь с герцогом Валленштайном, старшим, сомневаюсь, что они там сейчас в дурака стучат, хе-хе. Вот так в размышлениях о былом я и сам не заметил, как настоящая мощеная дорога сначала превратилась в просто дорогу, а затем, съежившись до размеров заброшенной тропинки, вынесла меня к развалинам церкви. Видимо, местный люд уж слишком уверился в мысли о том, что неважно веришь ты в Бога или нет, главное чтоб он в тебя верил.
На фоне церкви мелькнула сутулая фигура и бесшумно скользнула внутрь. Ага, похоже, украинская ночь всё так же тиха, как и прежде… сомневаюсь, что это тайный богомолец. Может даже статься, что это я удачно зашёл. Затруднительно конечно передвигаться бесшумно, когда меч за спиной звякает при каждом шаге, сапоги со шпорами, отнюдь не придают бесшумности, прочий мерчандайз тоже дзинькает на все лады, но как говорится, кто не рискует, не пьёт сердечные капли. Попробую хамелеонить изо всех сил, может, прокатит. Я ж не ниндзюка какая-нибудь, чтоб хрясь и в дамки, но и в поддавки играть не собираюсь я, вообще почти не пью…последнее время. Медленно перебирая отпущенными для перебирания конечностями, подобрался, наконец, к руинам. Впрочем, полу обвалившаяся крыша это может и не руины вовсе, а так – хлеб для реставраторов. Скользнул под сумрачные своды. После небольшого «предбанника» открылось обширное помещение. Дыра в потолке, а вернее рваная рана в обширном, полусферическом куполе наводила на мысль о большом и добром раненном существе. Из отверстия, разгоняя тьму по углам мрачных сводов, сочился непрерывный поток яркого полуденного солнца. В голове, будто по волшебству всплыла пожелтевшая от времени страница, на ней медленно проступили строки:

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

- Вот тебе и привет из подсознания от дедушки Фрейда, ну Валленштайны, ну подсуропили, - голова в этот раз почти не болела, только чуть пульсировали виски, от прилива крови. - Привыкаю наверно.
Только сейчас понял что крадущийся «ниндзюка» мог и услышать моё бормотание. Однако ему было не до того, раскорячившись на четвереньках, он выводил на полу какие-то линии. Внимательно осматривал намалёванное и снова принимался ползать из угла в угол, даже язык от усердия высунул, разрисовывая почти треть святилища. Затем сверял свои каракули с содержимым книги, прижатой к груди, бормотал и громко шаркал коленями по мозаичному полу. Сомневаюсь, что он услышал бы выстрел из пушки над самым ухом. Ай да «ниндзюка» да он же никакой не шиноби, а чёртов сатанист! Сейчас, небось, пентаграмму ещё нарисует, кадилом его по голове! И точно, глубоко вздохнув, будто водолаз перед погружением и отклячив тощий зад, он ткнул мелом в угол и смешно подпрыгивая, побежал назад.
- Бог в помощь! – крикнул я, выходя на середину залы.
Чудак будто налетел на стену, взвился на полметра и вытаращился в мою сторону. Лицо его стремительно покрывалось красными пятнами, он судорожно схватился за сердце. Изо рта вырвалось слабое сипение. Он начал заваливаться навзничь, упав на пол, принялся сучить ногами по полу, отползая к стене. «Сейчас помрёт от инфаркта» скользнула холодная мысль. Ну не лечить же этого прожжённого сатанюгу, в самом деле. Вдруг на его лице проступило выражение невероятной сосредоточенности и волевого усилия. Прижав руку к груди, он хрипло прокаркал какую то тарабарщину, этот простой жест словно обессилил его до невозможности. К нему возвращался нормальный цвет лица, откинувшись назад и опершись о стену, он медленно приходил в себя. Всё ещё тяжело дыша, он пробормотал:
- Нельзя же так подкрадываться, молодой человек.
- Это надругиваться нельзя, а подкрадываться очень даже можно, – возразил я.
- И вовсе я не… надругивался! – возразил он, при этом, пристально глядя на меня, принялся нашаривать ненароком оброненную книгу.
- Я то думал ты сало перепрятываешь, а ты здесь анани…э-э... сатанизмом занимаешься. Кстати в свете того, что ты не надругивался, я вовсе даже и не подкрадывался. Может я от дождя, забежал спрятаться, громко при этом топая сапогами?
Близоруко прищурившись, он взглянул на мои пыльные сапоги, затем вытаращился на дыру в куполе, из которой непрерывным потоком продолжал, как ни в чём небывало, изливаться свет полуденного солнца и заявил:
- Нет там никакого дождя!
- Значит, кончился уже, - соврал я, не моргнув и глазом. – Так зачем ты надругивался?
- Вам не понять, - сказал он с некоторой заминкой. - Здесь кругом фанатики сначала одни пришли, построили церковь и принялись сжигать тех, кто в неё не ходит, затем пришли другие церковь разрушили и стали сжигать тех, кто в неё ходил.
- Вполне понятная пищевая цепочка – каждый поедает, кого может. Чего тут непонятного?
- Правда? – пробормотал он изумлённо, затем сбивчиво продолжил: - Дело в том, что я провожу безобидный алхимический опыт, по вызову потустороннего существа. Вы даже можете мне ассистировать…
- А зачем в церкви? Вот не понимаю я этого, чтобы создать что-то своё, необязательно портить чужое.
- Как же так? – изумился он. – Всё же очевидно: в церкви – потому что здесь пол, не на земле же чертить. К тому же дождём не смоет линии, ветром не задует свечи, а главное здесь давно уже никто не бывает.
- Ну, ты в натуре загнул конкретно. Думаю, небольшой эксперимент в познавательных целях нам простится. Господи! – воскликнул я, раскидывая руки в стороны и поднимая взор к куполу храма. – Не сочти за хулу и за праздное любопытство, а сочти, пожалуйста, за постижение истины и маленький химико-биологический эксперимент.
На миг почудилось, будто лопнула струна, под сводами храма разнёсся мелодичный перезвон колоколов и запел на тонкой ноте многоголосый хор, через мгновение повисла тягостная тишина.
- Что это? – прохрипел горе-сатанист, медленно отступая. – Это у вас там, правда, нимб над головой?
- Нимб говоришь? – спросил я озадаченно, одновременно пытаясь нащупать выше обозначенную конструкцию на макушке. – Что-то не нащупывается ничего. А что трава в этом году уродилась?
- Какая трава? – спросил он явно сильно озадаченный, словно не понимая, причём здесь какая-то трава.
- Не знаю – какую вы здесь курите, - сказал я с сомнением. – Однако эффект на лицо. Кого ты там вызывать собирался?
Подхватив с пола книгу, он раскрыл её посередине, быстро листая по десятку страниц. Поморщился будто бабка, потерявшая кулинарный рецепт и, послюнявив пальцы, стал перелистывать в обратную сторону, уже цапая листы поштучно. Я вообще скривился и чуть не сплюнул на мозаичный пол, в последний миг, сообразив, что в церкви на пол плевать вроде как не принято. Ещё удивляются, что мрут от всяких хворей и зараз, а нечего грязные пальцы облизывать. Только что по полу ползал, а теперь в рот тащит.
- Вот, – сказал он, разворачивая книгу ко мне и тыкая пальцем в картинку и схемы. – Здесь описан весь процесс, состав свечей, перечень ингредиентов, последовательность заклинаний тоже. Убедившись, что я внимательно ознакомился с той белибердой, что присутствовала в его книге он в нетерпении воскликнул:
- Думаю дальше ждать бессмысленно, приступим?
Он видимо и не ожидал моего ответа, на этот раз на лице у него проступило отрешенно-сосредоточенное выражение. Губы задвигались, полилось заунывное пение, затем шипящее бормотание. Пальцы взлетали вверх, оставляя дымные следы в воздухе, постепенно в голосе прорезалась скрытая допрежь мощь. Несмотря на первоначальное отсутствие, каких либо видимых последствий его действий, словно какое то предчувствие, охватило меня – сейчас что-то произойдет – что-то с большой буквы. Дымные линии не пропадали бесследно, на миг они складывались в зловещие символы, что бы в следующее мгновенье дополнить своим содержимым исчерченный мелом пол. В центре багрово вспыхнула пентаграмма, источая мрачные сполохи и бросая на стены причудливые тени. Несмотря на то, что обстановка явно накалялась, а иначе чем объяснить жаркий ветер непрерывным потоком задувший в лицо, чувак в балахоне продолжал свои половецкие пляски. Жаль, бубна у него нет, вышло бы совсем готично. Внезапно центр пентаграммы озарился красноватым светом, из которого медленно как на лифте выплывал некто. Сначала показались бараньи рога, затем заострённые кверху уши и налитые нечеловеческой злобой глаза. Едва проступив над полом, эти глаза под злобно сведёнными к переносице бровями стрельнули влево, вправо, вмиг обежали всё помещение и словно прикипели к кольцу на моём пальце. Выплывший следом за ними рот исказился в гримасе ярости, затем показался волевой, раздвоенный как копыто подбородок. А вот носа у него не было, лишь две вертикальные щели над верхней губой, как у летучей мышки, пожалуй.
- Кто посмел! – взревел рогатый. – Кто?! Сюда!!! Меня вызвал!
Он будто чеканил каждое слово, и делал это таким чудовищным басом, что дрожали стены. Я даже на миг забыл, что кольцо на моём пальце так просто не увидеть, а этот рассмотрел – рентген Ивана Грозного, чтоб его.
Следом за подбородком появилась раздутая из-за непомерных мышц шея, края пентаграммы сыпанули искрами и из пола проступили покатые борцовские плечи, перевитые узлами вспученных мышц и сухожилий. Следом массивные предплечья, плиты грудных мышц, восемь переразвитых кубиков брюшного пресса. Он ещё и на половину не вылез, меж тем возвышался над нами на целую голову.
- Ну что ж, наш эксперимент увенчался успехом молодой человек, - промямлил горе-сатанист с трудом скрывая волнение, и обратился уже к рогатому: – Поведай нам потустороннее существо, тайны бытия.
- Я те поведаю, - прохрипел демон, на миг, расцепив наши скрещенные, будто клинки взгляды, – Потом…в аду.
И, устремив взгляд на меня, сказал, словно клинком по точильному камню провёл:
- Что. Тебе. Надо.
- Уверен, что я, в смысле мне? – спросил я, внутренне содрогаясь, от присутствия такого огромного пышущего чуть ли не магмой, да ещё и рогатого, культуриста.
На миг показалось, что спортсмен из ада сейчас рассмеётся весело и жизнерадостно, как всякий спортсмен, но он лишь презрительно скривился в сторону человека с книгой.
- Не он же, - сказал демон, секунду поразмыслив в неуверенности и качнув в сторону чудака раздвоенным как копыто подбородком.
- Он, он, – ответил я, стараясь быть как можно более убедительным, и часовню тоже он разрушил, – добавил я зачем-то, наверно с перепугу.
- Ну знаете, молодой человек… - всполошился экспериментатор, но его оборвал звук до странного похожий на скрипнувший тормоз, с каким останавливаются лифты. Теперь мы оба с неудовольствием разглядывали «потустороннее существо», представшее перед нами в полный рост. В полтора человеческих роста, – он нависал над нами как скала, мускулистые ноги оканчивались вот уж неудивительно – раздвоенными копытами. В неровном свете пентаграммы, что бил снизу, предметы приобрели нереальные очертания. Даже не в полтора, подумалось внезапно – это моих полтора, а книжник в два раза меньше рогатого верзилы. А ещё одна странность в том, что в церкви им вроде появляться ни как не можно, или просто на святой земле, либо ещё как-то. А этот стоит себе и копытом постукивает, как ни в чём не бывало. Словно в ответ на мои мысли по стенам заброшенного святилища побежали искорки, демон в ответ на это принялся тревожно озираться и поёжился, затем обернулся к нам и прохрипел скороговоркой:
- Мне ведомы все ваши желания, смертные, но чтобы исполнить их мне нужно их услышать. Ну же, чего вы жаждите больше всего?
Тем временем искорки, срываясь со стен и купола храма, собирались вокруг пентаграммы, медленно и неспешно, но их становилось всё больше.
- Богатство! – прохрипел демон, - Власть! Бессмертие!!! Я в силах всё это дать! Стоит лишь захотеть… и произнести.
Повисло тягостное молчание, во время которого каждый думал о своём. Книжник, судя по изменившемуся лицу и лихорадочно заблестевшим глазам, напрочь забыл об эксперименте и торопливо придумывал чего бы такого пожелать. Мне тоже, на какое то мгновение померещились все блага, что способен породить разум двадцать первого века – куча денег в швейцарских банках, абгрейд компьютера с большой буквы, вереница спортивных автомобилей у порога прибрежного особняка, ну и, конечно же – стада фотомоделей, куда же без них. Хотя…по здравому размышлению, тому, кто способен доставать золото прямо из земли – нет большой надобности в бумажках с изображениями президентов и прочих – убогих добродетелями. Зайчик мой – любой ломбарджини дьябло заставит покраснеть со стыда за ходовые качества, а прибрежный особняк…что ж, тому над кем Господь простёр свою длань – особняк вряд ли нужен. На секунду даже стыдно стало за минутную слабость перед лицом искушения. Правда, остаются еще, ногастые модели и навороченные компы с выделенкой… ну да бог с ними.
- В общем, ничего у тебя нет, - заявил я, глядя демону в глаза и – хотя внутри всё словно заледенело от ужаса, старался ухмыляться как можно презрительнее, - Голодранец ты…
- Что-о?!! – взревел он. Рассерженное эхо ещё дробило о стены его яростный вопль, а массивная туша, уже преисполнившись ярости, шагнула в мою сторону и, громко лязгнув об пол копытом, так что подскочили обломки лавок – разбросанные по углам, налёг плечом на почти незримую грань пентаграммы. Может дикий вопль, а может что ещё, но чаша высочайшего терпения, похоже, переполнилась – искры до того водившие хороводы возле демона растаяли в потоке ослепительного света, лившегося казалось отовсюду. Объяв рогатую фигуру, свет вызвал новый приступ диких криков и порцию душераздирающих завываний. Книжник видимо начинавший, наконец, понимать с какими силами он тут заигрывал, а может потерявший последние остатки разума – медленно пятился к выходу. На лице его застыло выражение такого необъятного ужаса, что я всерьёз обеспокоился его психическим здоровьем. Удушливый чёрный дым повис в воздухе, постепенно расползаясь в стороны от обожжённой плоти. Тяжко взвыв, демон отшатнулся от ослепительных потоков света и, обратив ко мне обожжённое лицо, проорал:
- Ты мне ещё попадешься, человечишка!
- Смотри, как бы ты мне не попался! – крикнул я в закрывающийся зёв портала под ногами.
Выйдя из заброшенного святилища и очистив лёгкие от запаха гари парой глубоких вдохов, хотел окликнуть чудака-заклинателя демонов, но громкий треск в кустах не вызывал сомнения что тот всё ещё бежит. Бежит качественно – по спринтерски, без оглядки, и – бежать видимо будет ещё долго. Сомневаюсь, что таким уж большим препятствием для него станут, колючий кустарник, ручьи, заросли крапивы, овраги, быстрые реки и глубокие крепостные рвы, а там и до океана недалеко. Затем я словно почувствовал как за спиной в глубине собора, стремительно зарастает рваная рана в куполе. Настроение подскочило с утреннего «ну дайте ещё поспать» на «жизнь хороша» чувствовалось – день прожит не зря... но, что-то было не так. Какая-то неправильность засела на грани сознания. Внезапно стало понятно, что – гул погромче, чем от куллера на компьютере, потише, чем на какой-нибудь гидроэлектростанции, но от этого не менее назойливый неторопливо вползал в уши. Даже возрастал, по-моему. На миг на горизонте вспыхнула летящая параллельно земле звёздочка, на редкость яркая надо признать. В следующую секунду она уже занимала пол неба, словно второе солнце решило сегодня почтить своим присутствием грешную землю. Яркий свет дрогнул и замерцал, словно готовая перегореть лампочка, на миг, вспыхнув с прежней силой ослепительный шар света, резко прыгнул к земле, в мою сторону, вмиг сократил разделявшее нас многокилометровое расстояние. Отшатнувшись от жара опаляющего лицо, я приготовился к худшему: сейчас раскаленный плазменный шар врежется в меня вмиг испарит вместе с доспехами, взовьются в воздух комья земли как после взрыва авиационной бомбы, но я этого уже не увижу и… словно у ядерного реактора кончилось топливо – ослепительный свет померк. Изготовившись бежать куда-нибудь, я всё же оглянулся перед низким стартом и обомлел. Передо мной в воздухе висело раскалённое до красна ядро из глубины которого медленно проступили черты лица. Того самого лица, что немощно возлежало на кровати в ветхой избушке на краю леса. Того самого лица, что в последнем усилии приникло к чаше с собственноручно сваренным зельем…того самого лица, которому для достижения бессмертия не хватало самой малости – чистого незамутнённого небесного огня. Искорки с моего пальца хватило, чтоб обратить дряхлого умирающего мага в поток нейтронных, а может протонно-позитронных частиц. Но зачем он здесь, что ему от меня нужно, и почему на сформированном плазмой лице читается то ярость то бессилие.
- Перед тем как я испарю тебя и обращу в кучку пепла у своих ног, - пророкотал раскалённый шар. – Я желаю знать одно: ты знал, что твой огонь лишь временное решение?!
- Стой! – я попытался заслониться руками от всепожирающего потока пламени волнами облизывающего лицо. – Что?.. Да объясни ты толком!
- Значит, не знал… - прогудел раскалённый шар.
- Ты хотел бессмертия и…обрёл его, с моей между прочим помощью, - перешёл я в наступление и даже сделал шаг навстречу пламени, но жар стал и вовсе нестерпимым, почувствовав как начинают загораться волосы на голове, отскочил на несколько шагов назад, сбив пламя с начавшего тлеть камзола и прежде всего с волос на голове, понял – бровей у меня уже нет. За спиной нерушимо стояла, мешая нестись сломя голову прочь – нерушимая стена собора.
- Хочешь сказать, что не обрёл так желаемое тобой бессмертие? – проговорил я, скороговоркой регенерируя ожоги и стараясь не обращать внимания на прожженный во многих местах камзол. – Но ведь если я дал тебе возможность так измениться…и надо признать какое-то время ты функционировал вполне себе нормально…смогу и повторить процедуру.
Огненный шар уже не испускал волны жара ещё минуту назад так жадно лизавшие молоденькую поросль травы, съежившись до размеров кулака, он медленно мерцал, затухая и…таял.
- Хорошо, тогда давай попробуем… - прошелестел тихий голос.
Протянув к нему руку я даже не почувствовал жара, лишь лёгкое прикосновение подогретого воздуха, сосредоточился на миг… из вытянутого в сторону эксмага пальца стрельнула маленькая почти неприметная искорка…и на меня снизошло запоздавшее озарение: «Если всё получится, я же сгорю на месте!»
Мучительно потянулись мгновения, озаряемые то ужасом сгореть заживо, то слабой искоркой надежды, что это всё же не произойдёт. Наконец устав от неизвестности и собрав остатки воли, я медленно побрёл вдоль стены собора стараясь вжаться в неё как можно сильнее подальше от перспективы сгореть заживо. Шар с почти неуловимой для глаза скоростью взмыл в небо, вновь резанул по ушам низкий гул. Взлетев на высоту примерно двадцатого этажа на миг окутался нестерпимо ярким светом через мгновение подоспела волна почти нестерпимого жара и нечеловеческий хохот.
- Да! Получилось! – выл на низкой ноте плазматический шар. – Это шанс и я его не упущу.
Спустился ко мне и добавил:
- Я признателен тебе и рад что и дальше смогу пользоваться твоими услугами по продлению жизни, - добавил он с нажимом.
- Смочь то сможешь… - произнёс я в задумчивости. – Что ж…у нас намечается своего рада сделка, но взамен на каждый скормленный тебе витамин я потребую кучи мелких услуг.
- Посмотри брови у меня на месте? – обратился я к нежданному союзнику.
Состоящее из плазмы лицо на миг презрительно скривилось, затем губы исказились лукавой усмешкой и произнесли:
- Отросли…как новые.
- Я бы предпочел, чтоб как старые, - проговорил я, вознеся мысленно благодарную молитву посвятившим меня в паладины.
- Договорились странный рыцарь, - сказал он с благосклонной улыбкой. – С моей стороны посильные услуги, с твоей – подпитка моей сущности небесным огнём. А теперь давай на чистоту, какие именно услуги, может они вызовут отвращение у меня – скромного чёрного мага, бывшего, – добавил он и я ощутил в его голосе скрытую тоску по утерянным возможностям и в то же время гордость от обретённого могущества.
- Ха, прежде всего ну не рыцарь я а паладин, кстати, услуги достаточно необременительные… - сказал я и призадумался, что бы такого поручить нежданному союзнику. – Значит так…
- Паладин говоришь? – внезапно перебил он меня, - как же – знаю, соратников лечат, а себя ни-ни, возглавляют хрестьянских рыцарей, - добавил он, усмехнувшись, - в общем вполне бездарные сверхрыцари.
- Так то паладины церкви, – сказал я внутренне уязвлённый таким уничижительным определением, - а я паладин Господа – это что-то вроде Барлога только с обратным знаком и ещё круче и уж намного круче паладинов всего лишь какой-то там церкви.
- Ну-ну… - хмыкнул он снисходительно, как деревенскому дурачку.
- Не нукай, не запряг – проговорил я сквозь зубы, внезапно рассвирепев. – Или скажешь любому паладину под силу подпитать тебя мегаваттами божественной энергии?
Сформированный всполохами плазмы рот удивлённо приоткрылся и бессмертный проговорил в задумчивости:
- Не знаю…но обязательно попробую выяснить при случае…
Мысленно хлопнув себя по лбу, я опять же мысленно разбежался и отвесил себе богатырского пинка за такую идиотскую оплошность.
- Хотя, - проговорил он в задумчивости, - очень сомневаюсь, что кто-либо из них способен на такое, всё же ты какой-то неправильный паладин, - добавил он с усмешкой. И взмыв воздух собирался уже умчаться со сверхзвуковой скоростью но, спикировав обратно, спросил:
- Что за услуги-то?
- Да всё просто, на севере через пролив и чуть севернее – владения герцога Валленштайна, лёту отсюда всего ничего, если смотреть опять же отсюда, то левее его герцогства пустынные области населённые кочевыми племенами. Было бы неплохо, если бы их вождям явился пылающий шар огненного гнева их предков и сказал что-то вроде: Испокон веков жили мы в мире и согласии с герцогом, и духи предков были довольны.
Громко жизнерадостно расхохотавшись пламенный шар взмыл ввысь и, сделав мёртвую петлю, снизился обратно. На миг у меня возникло впечатление, что сейчас он отрастит жёлтую ладошку и примется стучать ею об землю, как один из интернет смайликов.
- А вторая? – пробормотал он сквозь смех.
- За хребтом мира, делящего землю на север и юг, расположено королевство, за которым в свою очередь расположено моё Амальфи – скромное я бы сказал поместье, найти его будет наверно несколько затруднительно, но карты с меня не спрашивай, я и сам смутно представляю, где оно. Так вот с востока Амальфи граничит с замком некоего Волка. Замок ему уже не принадлежит, а вот бывший владелец – сбежал…надо бы его найти. Нельзя ведь оставлять за спиной живых врагов, люди там живут хорошие, но наивные, а Волк этот тот ещё злодей и проныра.
- Понял, сделаю, - сказал смайлик, в глазах его на миг сверкнули багровые искры-угольки и я невольно поежился, вспомнив как сам чуть не сгорел заживо, даже неведомая защита от магии не помогла. Хотя, может если б не защита, то и собирать меня можно было бы в совочек.
- Пока всё, - развёл я руками, истолковав это как конец разговора, багровеющее раскалённое ядро взмыло в воздух и – вмиг окутавшись нестерпимым плазменным светом, рванулось к горизонту. Пытаясь сморгнуть фиолетовые глюки перед глазами я неспешно направился обратно в город. Надо проведать зайчика и бобика как там поживают два самых родных и близких мне существа. Под ноги опять легла мощёная булыжником мостовая, по обочинам то там, то сям попеременно начали появляться первые пригородные не то хутора, не то особняки, не замеченные мной в задумчивости по пути к церкви. Надо же и аккуратные декоративные заборчики у них тут есть – прямо загнивающий запад какой-то, а не юг, но жарко как в Африке или на тихоокеанском побережье. Впрочем, в камзол так, кстати, прожжённый во множестве мест – задувает лёгкий ветерок и жизнь продолжается, правда подташнивает что-то и лёгкий приступ слабости говорит о том, что организм борется с повреждениями. Какими интересно? Неужели две за день неожиданные встречи, так ударили по нервной системе, что она занервничала, и начался стресс? Вроде – нет, может бацилла, какая или сальманелёз из яиц, что ел на завтрак?
Тем временем по обочинам дороги то там то здесь возникали люди, спешащие по своим делам, на крестьян не похожи, скорее – горожане. Вот и очередь из женщин, с кувшинами на плечах, надо же – набирают воду из колонки – цивилизация здравствуй, подумал я с горькой усмешкой.
Вступив на рыночную площадь, я сразу привлёк к себе всеобщее внимание, люди шептались украдкой, склонив, друг к другу голову, некоторые даже тыкали мне вслед пальцами. Моё внимание привлёк тучный торговец, уютно расположившийся в тени накинутого на жерди тента, судя по расставленным на деревянных подставках и разложенным на циновках мечах – он торговал оружием. Вернее торговал – громко сказано, скорее лениво возлежал на циновке и ещё более лениво кидал себе в рот изюм с блюдца, время, от времени запивая его прямо из кувшина. Судя по осоловевшему взгляду – квасил.
Ветер принёс стойкий запах тухлятины, настолько сильный, что сразу представилась огромная куча, даже гора протухшей рыбы. Кто же так небрежно относится к своему торговому делу, что позволил протухнуть такому количеству рыбы? Впрочем, не моё дело, потерплю, подумал я и направился к торговцу оружием. Подойдя к нему на расстояние пары шагов, заметил в его глазах проснувшийся, было интерес но, окинув взглядом мой наряд, в запачканных сажей и закопчённых проплешинах, скептически сморщился и отвернулся.
Мне же на торговца было глубоко и смачно наплевать, ведь окинув взглядом представленный ассортимент и не увидев ничего кроме заурядных полосок стали любою из которых мой меч перерубит с сильного замаха, а если ударить в пол силы оставит глубокую зарубку я увидел и Меч. Ржавый, даже на первый взгляд ветхий и старый, но на нем словно незримыми буквами было написано «Хрен перерубишь». Протянув к нему руку, я уж было собрался ухватиться за рукоять, но из глубины тента сливающегося с палаткой раздалось глухое повизгивающее рычание, сверкнули две пары зеленеющих глаз и на меня выскочили две огромные гиены. Сердце ухнуло в пятки. В ошейниках с шипами они принялись кружить возле меня, иногда порыкивая и взвизгивая. Вот же дрянные создания, а ещё читал я они от кошек произошли. Вернее не туда свернули по эволюционной тропке и стали не кошками, а гиенами, правда в отличие от тех же кошек дрессировке поддаются, пусть и хуже чем собаки, вроде и гепардов можно так на поводок посадить за неимением друга человека. Давясь изюмом, торговец произнёс:
- А фы не фаруй, мои фверюфки кофо фочешь порфут, – и, прожевав, заявил: - А стоит мне пальцем прищёлкнуть и правда порвут.
Такой наглости моё рыцарское и всё из себя паладинское достоинство стерпеть уже не могло. Поддав с размаху ногой по наглой гиеньей морде, я ухватил вторую под шипастый ошейник и с усилием оторвав от земли, размахнулся ей и от души приложил об землю. Пока первая из гиен терла лапами отбитый нос и, пошатываясь, силилась подняться, а вторая не подавала признаков жизни, я шагнул к торговцу.
- Ты, может быть, думаешь, что пальцем можешь щёлкать только ты?! – взревел я раненным носорогом, - Так знай, если пальцем щелкну я – ты со своими цепными отродьями сделаете под себя лужу размером с озеро Мичиган.
И добавил почти ласково:
- Но ведь это же не повод им щелкать, правда?
Торговец бледнел на глазах, наконец взгляд его упёрся в рукояти мечи за моей спиной – Арианта слева и Царя Хамелеонов справа, глаза закатились, он кучей трепья осел на циновку и пару раз всхлипнув молитвенно протянул ко мне руки со словами:
- Ваше…э-э…сиятельство, тойсть что я,.. высочество, я ж не знал я ж не думал, я ж думал оборва…э-э…то есть не разглядел стало быть, а вы в квесте, а я попутал!
- Вот этот клинок мне по душе, - сказал я указывая на ржавый прержавый каких свет не видывал меч.
- Что вы ваше высочество! – вскричал он в притворном испуге, - Да разве эта ржавь по руке вашему высочеству, у меня есть чудесные клинки, прекрасная голубая сталь с зелёными прожилками – всадника вместе с конём – вжих и нет. Правда, смотря кто рубит, - продолжал он, заискивающе глядя в глаза. – Но вы ваше высочество…такая стать – настоящий рыцарь!
- Да, - пробормотал я, - Такая стать, я мог бы космонавтом стать.
- Что простите?
Пропустив мимо ушей весь бред, что вылил на меня торговец, я в нетерпении ухватил, что уж лукавить – кусок ржавой стали, когда-то возможно бывшей прекрасным мечём. Клинок был тёплым, словно его только что касалась незримая рука и почти невесомым, как таким рубить? Внезапно с лёгким шелестом осыпалась ржа и рассеялась под порывом ветра. Меч заиграл на солнце, переливалось зеркальной чистотой лезвие без единого следа прикосновения точильного камня, пара маленьких злых сапфиров посвёркивали в гарде и изумруд в навершии.
- Как же это? – изумился торговец, злобно пыхтя, - Позвольте ваше высочество.
Я подкинул меч в воздух, он ловко перехватил его за рукоять, крутанул пару раз жестом профессионала, на миг клинок исчез и передо мной возник – словно самолётный пропеллер. Пропеллер вновь стал клинком и…на глазах стал покрываться ржавчиной!
- Ну-ка дай сюда! – воскликнул я в нетерпении, торговец вытаращился на стремительно ржавеющий меч и чуть не выронил его. Я же по-новому взглянул на торговца. Вот так всегда с первого взгляда недооцениваем людей, а меж тем, может он и огонь, и воду в молодости прошёл, а сейчас стар и толст – правда, но ведь кое-что осталось.
Торговец смертью изящным жестом протянул клинок рукоятью вперёд, уже принимая из его рук меч, а почувствовал, как сталь дрожит, словно в нетерпении и от лёгкого прикосновения пальцев начинают невесомой пылью осыпаться рыжие уродливые наросты.
- Сколько? – спросил я не в силах скрыть дрожи в голосе и оторвать взгляд хоть на миг от такого зеркального чуда.
- Берите так, ваше высочество, - сказал он с некоторой заминкой, - Я же вижу что меч ваш, хоть и не принято у нас верить…в высшие силы, но не отдать его вам было бы грешно.
- В моих краях не принято дарить оружие, ну ножи там и прочие алебарды.
- Дикий народ! – вырвалось у него, - То есть я хотел сказать весьма необычно.
- Ха, на этот случай есть одна хитрость можно принести в дар, но тот, кому дарят должен отдать взамен мелкую монету. Держи, - кинул я золотую кругляшку.
Поймав золотой и разглядев «мелкую монету» он на мгновение нахмурился и произнёс:
- Действительно странно, я то рассчитывал сбыть его местному кузнецу в переплавку, чудны дела твои… - и, вздохнув, замолк.
- Извини уж, что так с любимцами твоими вышло, - сказал я, действительно раскаиваясь.
Попытался нащупать гиен тем, что так легко позволяло исцелять, резко кольнуло в носу – ага, это первая – та, что я пнул, дикая резь скользнула по позвоночнику и волны почти нестерпимого холода принялись бродить из конца в конец организм – это вторая. Накатила слабость.
- Приходите ещё ваше высочество, - сказал мне вслед торговец.
- Может и приду, - сказал я не чувствуя правда особой уверенности в этом. – И не зови ты меня высочеством, я скромный граф.
Провожая меня вмиг остекленевшим взглядом, безымянный торговец всё же произнёс:
- А как ваше высочество графское следует вас графьёв именовать – сиятельство, что ли?
- Да я и сам не знаю точно, - ответил я смутившись.
- Как же так? – удивился он. – Вас же с детства учить обязаны разным наукам и как вас все величать должны тоже…
- Да что ты, родной… Меня такого умного – учить, только портить.
И затерялся в толпе.
Уверенно идя сквозь толпу рынка как атомоход во льдах Арктики, лишь изредка расталкивая зазевавшихся простолюдинов, я мысленно удивлялся сам себе. Два меча за спиной третий в руках, а боюсь, что ограбят и меч отнимут, вот же…анекдот прямо.
Что-то тяжёлое обрушилось сзади на голову, швырнуло вперёд, я чуть было не упал, с трудом удержавшись на ногах, резко обернулся. Я ожидал увидеть что угодно, начиная от стаи бешеных драконов и заканчивая любым недоброжелателем, которых я в последнее время нажил немало. Действительность как всегда превзошла самые невероятные предположения.


--------------------
And thou shalt consume all the people which the LORD thy God shall deliver to thee; thy eye shall have no pity upon them: neither shalt thou serve their gods; for that will be a snare to thee.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Андрес
07 May 2006, 17:03
#3





Местный
10
7.5.2006
16 736



  0  


Это из настоящей книги или нет?
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
necros4
07 May 2006, 19:29
#4


Почти Писатель
***

Местный
154
31.3.2006
Ангмар
15 945



  0  


Ведь это третия глава, а где остальные ohmy.gif


--------------------
"Лучше быть молотом чем наковальней"
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
07 May 2006, 21:48
#5


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Ни фига себе - финт ушами! huh.gif Это нам всю книжку тут выложат?! wink.gif Братцы, забесплатно! cool.gif Что-то я ни хрена не понимаю... dry.gif



--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Сергей ICE
10 May 2006, 22:43
#6


Ледяной Дракон
***

Местный
261
2.5.2006
16 655



  0  


Цитата(Лоралея @ 07 May 2006, 21:48)
Ни фига себе - финт ушами! huh.gif  Это нам всю книжку тут выложат?! wink.gif  Братцы, забесплатно!  cool.gif Что-то я ни хрена не понимаю... dry.gif

Дорогая, ты невнимательно читаешь РДР:
"Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, причем только для второй мыши" biggrin.gif


--------------------
Я тот кто я есть.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
11 May 2006, 11:50
#7


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Тогда в очереди за этим "сыром" я, пожалуй, пропускаю вас вперед! rolleyes.gif wink.gif smile.gif


--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Сергей ICE
11 May 2006, 14:13
#8


Ледяной Дракон
***

Местный
261
2.5.2006
16 655



  0  


Цитата(Лоралея @ 11 May 2006, 11:50)
Тогда в очереди за этим "сыром" я, пожалуй, пропускаю вас вперед! rolleyes.gif  wink.gif  smile.gif

Эх, чего не сделаешь ради красивой девушки.
* Спокойно проходит вперед и мышеловка не работает *

Вспомни ка про случай С девушкой, собакой и мостом.
rolleyes.gif
Влипла ты короче. rolleyes.gif tongue.gif



--------------------
Я тот кто я есть.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
11 May 2006, 17:19
#9


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Ой! Мне даже стало почти стыдно. unsure.gif Смутилася я даже немножко! sad.gif Но что поделаешь, вот такая я, зато правду говорю. rolleyes.gif
wink.gif


--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Равлик
13 May 2006, 19:29
#10





Посетитель
18
12.5.2006
16 834



  0  


Вообще очень похоже... Только складывается впечатление, что автору до смерти хочется комп апгрейдить. Да и некоторые неточности пытается исправить по предыдущим книгам, если, конечно, это действительно Орловский?
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post

21 V   1 2 3 > » 
Reply to this topicStart new topic

 

: · ·

· · ·

: 15 September 2019, 20:12Дизайн IPB
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru