IPB

( | )

Rambler's Top100
Подписка на новости портала Цитадель Олмера
Правила Литфорума
Незнание не освобождает от ответственности.
Об аварии на сервере
Я стараюсь быть хорошим, стараюсь...Но ничего не выходит!
Дарт Вейдер
21 V  < 1 2 3 4 5 > »   
Reply to this topicStart new topic
Ричард Длинные Руки - Ядерный Герцог!, Тему ведёт бессменный ГЮО форума!
V
FolkenFanell
04 August 2006, 10:44
#21


почти читатель :)
****

Местный
342
19.1.2006
14 612



  0  


На мне ядерный герцог так что в ближайшее время - вряд ли. Буду дальше перепечатывать rolleyes.gif


--------------------
And thou shalt consume all the people which the LORD thy God shall deliver to thee; thy eye shall have no pity upon them: neither shalt thou serve their gods; for that will be a snare to thee.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Kристофер де Мар...
04 August 2006, 11:51
#22


Барон


ЦарKон
1 225
30.6.2006
Сибири
17 744



  1  


FolkenFanell Вы не поняли. Пишете Ядерного Герцога, но вывешивайте на Альтернативе, пожалуйста. smile.gif Удачи.


--------------------
Барон
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
FolkenFanell
06 August 2006, 7:19
#23


почти читатель :)
****

Местный
342
19.1.2006
14 612



  0  


Цитата(избранный @ 04 August 2006, 11:51)
FolkenFanell Вы не поняли. Пишете Ядерного Герцога, но вывешивайте на Альтернативе, пожалуйста.  smile.gif  Удачи.
*


Повешу в цитатах как и раньше. Какой смысл менять дислокацию smile.gif
Будет желание скопируете в альтернативу, модеров всёравно нет biggrin.gif


--------------------
And thou shalt consume all the people which the LORD thy God shall deliver to thee; thy eye shall have no pity upon them: neither shalt thou serve their gods; for that will be a snare to thee.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Kристофер де Мар...
06 August 2006, 14:49
#24


Барон


ЦарKон
1 225
30.6.2006
Сибири
17 744



  1  


FolkenFanell Не имею ничего против. smile.gif


--------------------
Барон
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
FolkenFanell
13 August 2006, 17:50
#25


почти читатель :)
****

Местный
342
19.1.2006
14 612



  0  


Цитата из книги:
«Ричард Длинные Руки – Ядерный Герцог»
Глава 4

Передо мной, расставив красивейшие надо признать ноги, стояла девица, а может девушка, кто её знает, красивенькое лицо пылало от негодования. Мне невольно подумалось, что проблема всех красивых женщин может в том и состоит, что любая их эмоция будь то гнев радость или задумчивость воспринимаются с налётом сексуального влечения. Вот и сейчас она сердится на что-то, а я первым делом обратил внимание что лицо и ноги просто обалдеть.
- С-с… - попытался выдавить я.
- Не нравится? – в глазах ее заплясали недобрые огоньки. - Что, ругаться будешь?
Откашлявшись, я просипел: - Ты это, с-с…соображаешь?! Я же мимо шёл, никого не трогал!
- Ах, не трогал он! – будто взбесилась брюнеточка. – А то, что весь город провонял рыбой, на пристань со всего острова слетается всякая крылатая пакость, в городе не продохнуть от запаха тухлятины! Корабли ежедневно покидают манор десятками, и ни один не пристаёт к берегу! Те же что входят в гавань сразу разворачиваются и уплывают на всех парусах! Это у тебя называется «не трогал»?! Ты тогда скажи, когда потрогать соберёшься!
Признаться только теперь до меня начало доходить, откуда так несёт тиной водорослями и протухшей рыбой. Конечно, простояв почти два дня на раскалённом солнцепёке, голова морской рептилии начала, мягко говоря, подгнивать. Видимо, с учётом развития здешней цивилизации снять её удастся только магическим путём. Убрать её попросят наверняка, вот же – уже «просят».
Пока я пребывал в задумчивой растерянности, а в простонародии – тупил, девица отбросила корзинку с овощами. Видимо этой – то корзинкой я и получил сзади по башке. А ведь для простой пейзанки уж слишком строго и надменно она со мной говорит – словно гвозди забивает. И меч на поясе болтается – тонкий, судя по изящным в золотой отделке ножнам. Значит точно не крестьянка…
К нам подбежала какая-то бабка с заляпанным подолом, диким взглядом обвела представшую перед ней видимо и впрямь удивительную картину, быстро подхватила корзинку и с поклоном умчалась. Видимо подальше от двух рассерженных благородных господ.
И тут я сложил два и два, получилось как ни странно четыре. Ведь одета она как?! Правильно не по-крестьянски, а если учесть обтягивающие аппетитную фигурку штаны – получается и вовсе порнография по здешним меркам. То-то бабка взглянула на неё так неодобрительно. Наверняка местная какая-нибудь баронесса, а то и графиня, которая на местное общественное мнение смотрит как солдат на вошь. Тебя здесь только и не хватало, подумал я вдогонку. А пауза то, кстати, затягивается, надо бы уже перехватывать инициативу и брать на себя повышенные какие-нибудь обязательства, типа убрать башку с корабля и из бухты кстати тоже.
Хотя как её уберёшь теперь, она наверняка весит тонн десять. Как ещё не утопли, тьфу не утонули по пути? Возможно удастся отплыть подальше и затопить судно, но не факт, разыграйся хоть маленький шторм и всё – утопнем… Тьфу! Я убью этого капитана, вот же заразил словом-паразитом!
Девица меж тем продолжала воспламенять меня взглядом, из толпы вынырнули слегка запыхавшиеся латники и окружили ее, зорко поглядывая по сторонам. Меня тоже удостоили парой взглядов. Удивительно, но на меня – человека благородного сословия они поглядывали с нескрываемым призрением. Любая деревенщина прочла бы на их рожах: «Если ты низшего сословия, то достоин презрения, а если высшего, почему одет в дырявый закопченный камзол да ещё пыльный к тому же?» А уж мне – выходцу из двадцать первого века легче лёгкого прочесть на их лицах – как на заборе.
- Позвольте представиться, - сказал я, решив соблюсти хоть какие то приличия и в тайне понадеявшись, что, услышав о моём статусе меня больше по голове, ничём бить не будут. – Граф Валленштайн, Бургграф.
Поразмыслив чуток, решил – гулять так, гулять и добавил:
- Ричард де Амальфи, барон, а так же Властелин множества замков.
- Вы хотите сказать, - произнесла она в раздумье, - Что все эти благородные господа скоро составят вам компанию?
- Что вы, - начал я и уже понимая, что имя и титул собеседницы мне неизвестны, продолжил: - Благородная госпожа, все эти благородные господа это вовсе не господа, то есть не… В общем это всё я, скромный граф, бургграф, барон и властелин замков.
А про себя подумал, что сказывается обалдевание от присутствия такой сказочно очаровательной особы, помноженное на многомесячный целибат.
Красавица на миг нахмурилась – словно тучка набежала на гладкую поверхность молочно-белого озера. Мимолетный взгляд на предводителя металлистов и вот уже он, щёлкнув каблуками, выкрикивает:
- Её светлость Герцогиня Лихтляндтенштейндская Амаретта!
Герцогиня склонила очаровательную головку в шутливом поклоне, больше напоминавшем кивок одобрения расторопному слуге. Затем, словно бы сочтя церемонию официального знакомства оконченной, неспешно направилась в направлении избранном и мной. Правда теперь получалось, что это не я иду по своим паладинским делам, а как бы следую за ней, да и на издевательский кивок стоило бы обидеться, а впрочем, ладно – за столь великолепную фигуру – простительно.
- Кстати приношу вам свои извинения за неподобающий любому из ваших титулов приём, – сказала она с заметным сожалением в голосе.
Я даже с шага сбился от услышанного. Она что – извиняется?! Да не может это быть, ну явно что-то задумала. Я бы ещё понял, если б она сохраняла непроницаемое молчание и ждала слов сожаления от меня. Растопырив ноздри, пошире, я попытался принюхаться, поначалу чуть не вывернуло на изнанку от тухлого запаха. Так от герцогини пахнуть не может, принюхался ещё, уже стараясь фильтровать и отсеивать посторонние флюиды. Затем, видимо от моей спутницы, донёсся лёгкий аромат жасмина и ещё целого букета трав и цветов, однако коварством от неё не пахло. И всё же даю пирсинг на отрывание что то она замышляет – коварное… И в цветах специально извалялась, чтоб я значит не учуял.
- Ну что вы, какие пустяки, - возразил я, разводя руками, - Не то что б было приятно, но всё же, от вас такой знак внимания к моей скромной персоне.
Щёки её вмиг окрасил лёгкий румянец, положительно она нравится мне всё больше.
- Впредь постараюсь быть сдержаннее, - заявила она с ноткой лукавства в голосе.
- Не стоит себя сдерживать, - поторопился я возразить, - И знаете, мне было бы приятно, если бы и дальше, вы удостаивали мою скромную персону своим вниманием.
- Рада, что моё общество вам приятно, бей Ричард.
- Бей?! – удивлённо воскликнул я. – Не надо, ну, пожалуйста, ещё один удар и моя бедная голова расколется, а мозги изжарит вкрутую, знойное солнце вашего края.
Уста её озарила белозубая улыбка, легко и задорно рассмеявшись, она произнесла:
- Это столь древний обычай, что никому уже неведомо, почему, но всех благородных в нашем островном маноре зовут именно так. Традиция, – добавила она, растягивая на слоги слово, видимо опасаясь, что столь мудрёное мне сильному и отважному воину не понять.
Картинно почесав в затылке, я выдал несколько маловразумительных реплик:
-А-а? Э-э-э. Ну, в общем да. Однако.
А затем произнёс:
- В данном аспекте с точки зрения банальной эрудиции мы с вами не можем игнорировать тенденции парадоксальных эмоций, но каждый локальный индивидуум как вы, должно быть, понимаете, не в состоянии опровергнуть критерии соответствию которым требует от нас общество.
Взглянув на свою прекрасную собеседницу, обомлел, оказывается, я разговаривал с воздухом, а, обернувшись, увидел её в нескольких шагах позади. Герцогиня смотрела мне, вслед пытаясь одновременно и скрыть проступившее на лице удивление и, стараясь не хмуриться. Получалось у неё плохо.
- Как вы находите мои владения? - спросила она, видимо решив замять смутное ощущение неловкости возникшее между нами. Всё же второй раз так меня, МЕНЯ недооценить!
- Занимательный образчик пост-апокалиптической архитектурной мысли, – ляпнул я, поскольку в мыслях был далеко.
Вслед за этим мне было продемонстрировано сочетание бровок называемое – домик, или правильнее сказать бровки домиком, признаться лучшего домика я в жизни не видел.
- Только башня всё портит, - внезапно добавила она.
- Где, на домике? – спросил я, пребывая в некотором остолбенении.
- На домике? – настала её очередь удивляться.
Бровки на этот раз взлетели на очаровательный лобик. А мне ничего не оставалось делать, как выкручиваться, не признаваться же ей в своих недо-сексуальных фантазиях. Потому я так прямо без обиняков и сказал:
- Это я родину вспомнил, родные пенаты – домик, то есть замок, где скакал на деревянной лошадке и рубил крапиву деревянной шашкой, а на голове криво сидела зелёная будёновка с красной звездой, - вздумалось вдруг присовокупить к своему монологу высунутый язык, но это уж будет слишком, наверно.
- Вот она, присмотритесь, - сказала герцогиня, одновременно указывая куда то в сторону. – Не так сморите, а краем глаза, прямым взглядом её не увидеть!
- Как будто «кривым» увидеть, - пробормотал я себе под нос.
Присмотрелся, пробуя косить взглядом, словно зайчик на марше. Действительно на грани видимости, что-то мелькнуло – вытянутое и сереющееся на фоне небесной синевы. На протяжении всего пути вдоль импровизированного рынка мы с герцогиней изволили неспешно прогуливаться, но, увидев башню, я во второй раз сбился с шага.
Башня выглядела башней только по форме, по содержанию – настоящий небоскрёб.
- Японский городовой! – вырвалось у меня. – А слона то я и не приметил!
Хоть и чувствовал я себя несколько глупо, всё же принялся дико озираться в поисках дополнительных сюрпризов. Даже приготовился увидеть целый район небоскрёбов. Однако башня, по-видимому, была единственным хитро замаскированным сооружением на острове. Только вот непонятно как ей удавалось прятаться от меня всё это время. Господи! Я же чихал на магию и всё такое. А тут такое…
Как?! Вариантов, пожалуй, немного – либо магия башни настолько сильна, что даже сквозь мою неведомую защиту способна туманить мозги, либо... Неужели технология?!
И вот теперь уже взглянул на башню, да что там – небоскрёб по-другому – со священным ужасом! Захотелось зайти внутрь, может у них там компы, выделенка и видеокарты крутые.
- Впечатляет, не правда ли? - спросила герцогиня.
- Что? Ах да великолепно, - ответил я, поворачиваясь к герцогине, с лёгким смущением взглянул на нее – всё же спиной к благородной даме стоять во все времена было неприемлемо.
- Скажите герцогиня, она обитаема? – спросил я как бы невзначай.
Видимо она поняла меня с полуслова я то подумал, что придётся пояснять свою не слишком простонародную речь, но передо мной стояла герцогиня, а не хабалка какая-нибудь. Потому склонив очаровательную головку на бок и, чуть помедлив, она всё же ответила:
- Да… - а затем в сердцах вскликнула, - По-моему, даже слишком обитаема!
- Мыши, крысы? – спросил я в удивлении, - Может тараканы?!
- Намного хуже, - ответила она, слегка замешкавшись и закусив губу, помедлив, сказала шепотом: – Маги!
- Вот как… - проговорил я задумчиво.
Пожалуй, это меня не удивило, да и удивить не могло, чего-то подобного я ожидал. Маги, оборотни в погонах, летающие блюдечки… Юг все-таки.
В животе заурчало, понимая, что пора бы перекусить и переодеться не помешало бы я принялся лихорадочно выдумывать, как бы отшить герцогиню побыстрее.
- Знаете, – начал я издалека, - Не помешало бы принять ванну, выпить чашечку кофе.
Тактичности ей было не занимать, ума, пожалуй, тоже.
- Приглашаю вас отобедать сегодня в моём замке, - предложила она, а затем сама же свою куртуазность испортила заявив: - После заката. Если вам привычнее я могу именовать вас, допустим сэр.
- По разному меня называли, - откликнулся я, - Но вот, «допустим сэром» не дразнили ни разу. Что ж позвольте откланяться.
Оказывается, за разговором я не заметил, как мы подошли к постоялому двору, где я разместился. По пути к распахнутым настежь воротам размышляя о неожиданной встрече с герцогиней здешних мест, я мысленно возвращался к возвышающейся над городом башне. А ведь получается остров – герцогство! Каким боком башня связана с местной вертикалью власти? Может герцогиня даже не полновластная хозяйка в своих владениях, и ведь помимо магов – кстати, неучтённый фактор есть ещё различные городские органы управления. Вот, к примеру: парламенты в Европе возникли, как раз вытесняя и замещая власть местных местечковых феодалов – баронов-кровопийц там всяких, графов-Дракул опять же. Сначала конечно происходили потасовки с битьем благородного сословия, пускания в них стрел из арбалетов под прикрытием каменных стен. Затем, возникая повсеместно в Европе, движение приняло более цивилизованные формы, но факт остаётся фактом: где медленно, но верно, где быстро и жестоко – дворянство вытеснялось за пределы городов, постепенно утрачивая свои привилегии. Конечно, вытеснялись именно в значении из управления, жили они всегда в более комфортабельных условиях, чем дурно пахнущие средневековые города. Арбалет в средние века изменил уклад жизни не меньше, чем не так давно сделала это атомная бомба. Изменилась власть, а вместе с ней и жизнь тех самых ремесленников, что собирали феодалы на своих землях, организовывая для нужд своих их передовой по тем временам и нелёгкий труд. Длилось это вроде бы не долго до появления первых арбалетов, может чуть дольше конечно, но не намного.

С мысли меня сбила удивительная картина, открывшаяся, как только я ступил на постоялый двор. Мой зайчик кружил по двору, иногда взбрыкивая и пытаясь сбросить веревку, накинутую ему на шею. Один из конюхов валялся на земле, похоже без сознания. На лбу у него вспухал громаднейший синяк – видимо от удара копытом. Второй, прижатый к стене Бобиком, тихо и с явственным ужасом таращился на клыки в сомкнутой бобиковой пасти. По двору расползался какой-то непонятный звук похожий одновременно на гудение трансформаторной будки и на гул работающего мотора какого-нибудь грузовика. Даже прибывая в изрядном удивлении от увиденного – этому странному гулу не поразиться я не мог. Бобик повернулся ко мне, гул стих, он бросился ко мне лизаться. Всё что я успел это выставить вперед руки и слегка придержать его.
- Так это ты рычал, а я думал дизель у кого-то барахлит, – сказал я, гладя бобика по гладкошёрстной голове и почёсывая мускулистый загривок. За что был удостоен двойного облизывания и радостного поскуливания.
- Ну, всё, слезай, а то когда ты кладёшь лапы мне на плечи, я чувствую, что сапоги погружаются в землю, - и обратился уже к чинящей произвол обслуге:
- Эй вы… уроды, что это вы затеяли?! Вам может головы жмут?! Так это не проблема сейчас по отрываю!
Удостоившись хмурого взгляда исподлобья, от пребывавшего в сознании конюха я понял, что начинаю медленно звереть. Мало того, что в моё отсутствие чинят произвол, да ещё и не над багажом, а над дорогими моему сердцу спутниками, можно сказать соратниками! Меч купленный у торговца упёрся встающему конюху под подбородок, что придало его усилиям дополнительный импульс. Вскочив и прижавшись к забору, он оцепенел, видимо, как никогда остро осознавая – жизнь имеет дурное свойство – оканчиваться в самый неожиданный момент.
- Будьте любезны, - начал я предельно вежливо, но всё же сорвался на крик: - Объясните мне, какого преподобного здесь происходит, а?!
- Э-э-э, - неуверенно заныл конюх, попробовал мотнуть головой и, раскровенив себе, мягкие ткани об меч, приставленный под нижнюю челюсть, трагически умолк.
- Вы что же, буратины недоструганные, украсть мою лошадь хотели?! – вскипел я.
За спиной возмущенно заржал и фыркнул зайчик, и я поправился:
- Коня, моего боевого украсть?! За такое и пять лет расстрела мало! Да знаете ли вы, что я сейчас с вами сделаю! – орал я, так как не удастся никогда, ни одному продавцу лотерейных билетов, даже в самый лучший мегафон.
От каждого моего вопля конюх вздрагивал, морщился и всё же продолжал стоически молчать. На крики из здания постоялого двора выскочил хозяин. Разглядел источник шума и направился к нам. Он шёл в мою сторону что называется, поспешая, но медленно. Видимо предвидя неприятности и стараясь, продумать линию поведения. В окна выглядывали постояльцы.
- Ваша милость? – проговорил он с той интонацией, которая всегда сквозит в голосе дворецких, мажордомов и прочих коридорных. В этой фразе чудилось и «чего изволите» и «как же вы мне все надоели» и готовность бежать, куда то вприпрыжку по прихоти постояльца и содрать с него потом за услугу побольше деньжат. Может и правда чудится но, памятуя о своей способности видеть большинство местных насквозь, я в этом сразу же усомнился.
- А, по-твоему, ничего не происходит необычного?! – проорал я, нависая над домовладельцем. – Может ты думаешь, что после того как двои оболтусы пытались мою лошадь украсть и наверняка по твоему приказу вы все тихо и спокойно доживёте до старости?!
Вновь возмущенно фыркнул зайчик.
- Боевого моего коня украсть хотели надо же! – воскликнул я, поправляя самого себя.
- А что собственно произошло? – задал вопрос удивлённый содержатель постоялого двора, и хитро прищурившись, спросил:
- Вам уважаемый сэр не угодно чтоб вашу ло… э-э-э… боевого коня перевели в другое стойло, где сено получше?
Заметив прорехи в своей версии, ведь чтобы перевести в другое стойло, из конюшни зайчика выводить было ни к чему, он добавил:
- К тому же помыв и прогуляв. Лошадям как вы, несомненно, знаете – требуются ежедневные прогулки, чтобы не застояться.
Понимание всей нелепости ситуации начинало постепенно выползать из пыльных закоулков разума и складываться в картину, каждый штрих которой недвусмысленно говорил: «Правды уже не доискаться». Но и не скрыть, вот ведь в чём дело! Неизвестно что они замышляли, но ясно одно – в моё отсутствие и без моего ведома – вряд ли что-то хорошее. В общем, с постоялого двора надо убираться пока не перерезали горло во сне. С этой мыслью я надрезал верёвку на шее зайчика, ухватившись с обеих сторон надреза, дёрнул и бросил несостоявшийся аркан в рожу трактирщику. Сбегал наверх, ухватил мешок со своими вещами – явно рылись, выбежал во двор, не собираясь ни минуты задерживаться. Зайчик стоял во дворе, лениво перешагивая с ноги на ногу. Бобик, с комфортом разместившись на толстой заднице, превратился в соляную статую. Он не спускал глаз с застывших «бармена» и конюха. Послышался тяжёлый стон – второй конюх очнулся. Пошатываясь, попытался подняться, его болтало как в шторм. Вдруг содрогнувшись всем телом, он сложился пополам, опустошая желудок – сотрясение мозга. Симптом явный, впрочем – поделом. Бобик завертел головой, видимо недоумевая – как удержать в поле зрения всю троицу. Вскочил, отбежал подальше, увидел меня, и уселся так чтоб держать в зоне видимости всех, меня в том числе. Вот же – «спешел форсес» на мою голову.
- Надо тебя переименовать в морского котика, как юсовские морпехи себя зовут, - немедленно заявил я ему, - впрочем, может не стоит. - Ты, по-моему, покруче, тебе осталось только базуку на скотч к спине прилепить и всё. Всем хана.
Опять фыркнул зайчик, словно бы не соглашаясь. Взобравшись в седло, я послал его лёгкой рысью, сзади застучал по мостовой когтями бобик. Постоялый двор, где меня так нерадиво, да что там – безобразно приняли, остался позади.
Я обратил внимание, что недвусмысленно держу путь к церкви – единственному более-менее исследованному месту. Понимая, что там делать, в общем-то, нечего свернул правее – к холму, где на вершине примостился так называемый герцогский «замок». Напоминал он, скорее пригородный особняк, потому что ни крепостных стен, ни узких бойниц не имел. Обороняться в нём можно было разве что от горстки нападающих. Впрочем, герцогине может, и не приходилось задумываться об обороне ни разу. Дай бог не придётся, особенно пока я здесь.
Рынок с его обычной суетой толкотней и давкой я объехал по широкой дуге – зайчика итак приходилось придерживать, чтоб не выдавать его чемпионских способностей. Вокруг на уровне коленей проплывали головы людей. Изредка в толпе попадались разодетые на редкость вызывающе – слащаво в кружева и бархат. Явно местная знать, дворянчики какие-нибудь.
Хотелось пришпорить зайчика, почувствовать, как появляется легкий ветерок, постепенно или мгновенно – смотря как пришпорить – превращается в бурю, выдувающую из седла и заставляющую склониться к чёрной гриве. Если так и сделать наверняка послышатся крики удивления, а может и ужаса. Конечно, если что-то огромное чёрное и стремительное мелькнёт у меня перед носом, а звука копыт будет не разобрать в слившейся дроби, я тоже заору. Ещё как заору, может даже на дерево залезу. Потому – тише едешь – фиг приедешь и что-то там ещё про кузькину мать.
- Зайчик, - сказал я ему, - мы с тобой обычные – черепахоходные средневековые рыцарь и конь и превышения скорости нам не простят в этой населённой местности, не смотря на отсутствие знаков эту самую скорость ограничивающих.
Мысль эту постоянно приходилось удерживать на одной из граней сознания. Ничего кроме раздражения это не вызывало.
Интересно если сегодня ночью наведаться в башню, посмотреть какая у них операционная система и фаервол, стоит ли ожидать далеко идущих последствий? Я не знаю даже, кто там обитает, маги – магам рознь, в общем то. А может, прав был древний мудрец сказавший: «Нет доброго волшебства, есть магия и она от дьявола»? Можно цитировать время от времени для придания боевого духа соратникам. Только вот на кого ссылаться при этом? Ладно, пусть будет Тертуллиан.
Зайчик бесстрашно вступил на мост, по которому при желании свободно могли бы разъехаться пара всадников. А у меня сердце всё же ёкнуло – как бы не свалиться прямиком под мост, доспехи у меня хоть и легкие, но плавать в них я не пробовал. И не собираюсь пробовать.
Внизу бурлила быстрая мелководная речушка, сквозь поросшие травой берега отстоящие друг от друга едва ли больше чем на три метра – проглядывало дно. Виднелись быстрые мелкие рыбки с серебристой чешуёй, - лягушек видно не было. Неспешно вечерело, а ведь должно вечереть – спешно, потому что иначе подразумевается наличие заводов, газет и пароходов которые загрязняют воздух, не давая ночи опуститься на землю вмиг.
Зайчик проделал весь путь до поместья как-то незаметно и вкрадчиво, а может, я так призадумался, что не заметил как, съехав с моста, он протопал по пыльной дорожке к кованным, состоящим из железных листьев и узоров воротам. Оглянулся. Вдали медленно оседала пыль, поднятая зайчиковыми копытами, виднелся чуть уменьшенный из–за проделанного расстояния мост.
- Одно из двух, - пробормотал я себе под нос, - либо ты гонишь, либо я торможу.
Зайчик хитро покосился на меня, встряхнул гривой и замер, предоставляя мне самому искать на воротах звонок или домофон, а затем долго и нудно названивать в него, в ожидании, когда проснётся стража.
Я решил его перехитрить и, не вылезая из седла, проорал:
-Там-тарам-тарам-та-та, открывайте ворота! – настроение было отчего-то радостным – почему бы не подурачится.
Высунулся хмурый привратник и заорал в ответ:
- Чего шумишь, сейчас слуг позову или собак спущу!.. - но увидел меня, такого всего из себя благородного на благородной лоша… коне, с благородным псом и засуетился, отпирая ворота.
- Добро пожаловать, ваше…э-э-э…бейство, - сказал он несколько смущённо.
Вот дубина, подумал я въезжая во двор, - сначала глянь на кого орешь, а потом ори, чтоб не было мучительно стыдно за бесцельно потерянные зубы.
Припустив коня через разбитый за воротами парк, я направил его к входу в усадьбу. Копыта глухо стуча по посыпанной гранитной крошкой дорожке уже не вызывали таких полевых столбов, лишь только оторвавшись от земли тяжёлые гранитные песчинки падали обратно. Это они хорошо придумали, пыли я уже наглотался изрядно, даже с поправкой на то, что зайчик, вырываясь вперед, оставляет пылевой шлейф далеко позади. Ловко спрыгнув с зайчика, я краем глаза заметил, как выскочившая обслуга повела того в конюшню.
- Овса ему не надо, лучше железяк каких-нибудь принеси или камушков пожестче, – сказал я им вслед. На меня глянули с изрядной долей скепсиса, да что там – как на тяжело больного человека глянули. Мне ничего не оставалось делать, как пожать плечами – дело ваше, но потом не говорите, что гвоздей и подков в конюшне поубавилось.
Бобик игриво кружил возле застывшего конюха, который запоздал смазать лыжи следом за первым более расторопным и теперь застыл соляной статуей, одними вытаращенными глазами следя за весельем друга человека. Наверно ему встречались сердитые друзья гомо сапиенса, и он не понаслышке знает, что будет, если такая крупная собака цапнет даже не за конечность, а за толстую ляжку, к примеру – съесть не съест, но «попиднадкусывает».
- Слышь? Человек, - обратился я к нему, - Пёс не глупей тебя – своих не кусает. А вот если ты чужой, сразу накрывайся простынёй и ползи…
- Куда ползти? – спросил он, не удержавшись.
Я с удовольствием ответил:
- На близлежащее кладбище.
А бобика спросил:
- Со мной пойдёшь или следом за зайцем?
Тот глянул на видимо тёсный пыльный и тёмный, в его понимании особнячок и, припустил следом за конюхом и зайчиком.
- Как знаешь, а я предпочту привычный уют и тесноту коммунального особняка, даже если с утра в туалет будет выстраиваться очередь.
Как только я шагнул к двери, она открылась, на встречу высунулся какой-то мужик, одетый в ливрею. Хоть я ливрей в жизни не видел но, слово это выскочило из подсознания и намертво прилипло к нему. Мужик в ливрее отступил внутрь, придерживая дверь, с поклоном произнёс:
- Добро пожаловать, ваше сиятельство.
Угадал он правильно, потому что, несмотря на неприятный инцидент в харчевне моё сиятельство сегодня сияло как начищенный золотой.
- Её высочество, герцогиня Амаретта изволит отдыхать, однако прошу не волноваться, я предупреждён о вашем визите. Прошу сюда.
Мы куда-то пошли. Он – впереди, я – прикрывая тылы, через главный зал прихожей. Он привычно я слегка смущённо, ведь сапоги громко бухали о мраморный пол, в такт им позвякивали шпоры. Больше никаких звуков не наблюдалось, тишину и спокойствие смел нарушать только я. Ну, ничего – граф я или тварь дрожащая? Конечно – граф.
Распахнув пару двухстворчатых дверей, безымянный служака подноса и метлы привёл меня в роскошные покои. Для простого парня Димки с 18 этажа – просторные. Нам – благородным можно и поартачиться.
- А что, любезный, где окно в сад? – надменно вопросил я.
- Целый балкон! – воскликнул он, шагнул в глубину комнаты, но не рассчитал, потому что фраза прозвучала, а он всё шагал и шагал. Наконец достигнув противоположной стены, откинул тяжёлую портьеру, демонстрируя роскошное окно и выход на балкон.
- Хм, - пробормотал я изумлённо и произнёс подслушанное в каком-то спектакле: - хорошо, ступай, понадобится ещё что – позову.
Он с поклоном удалился. А я развалился на диване, разглядывая шикарную четырёхспальную – по-другому не скажешь – кровать. Интересно поместятся на ней все симпатичные мне женщины, что я повстречал за время странствий? Даже если и – да, то не помещусь я. Стало как-то грустно. А ещё… Все вместе они наверно не захотят «помещаться». Что ж, - оборвал я себя, - пора бы уже за дело браться и разведать вражескую территорию. Как говорится: «Лучшая оборона – нападение». Ну, положим, нападать я не собираюсь, а вот наступать, вернее, наступить на больную магическую мозоль – пора!
На сборы ушло едва ли пара минут. Достать из седельного мешка сшитую из шёлка шапку, с прорезью для глаз, изначально бывшую мешком. Заткнуть шапку за пояс. Отстегнуть поручи и поножи, которые могут непреднамеренно и некстати звякнуть. Отцепить прочее гремящее звякающее, в том числе шпоры. А вот мечи, вернее мысль «которые и сколько брать» – меня откровенно поставила в тупик. Взять все? Нахрена мне столько? Зеркальный? Нет. Слишком новый – неизвестно насколько прочен, да и рука не привыкла ещё, а главное – может он не так прост, как кажется. Не даром ржавеет в «не тех» руках. Вдруг и мои сочтёт «не теми» в самый неожиданный момент. Меч Крома? Тоже отпадает – слишком приметен и не до конца изучен. Остаётся – Арианта. Нагрудный доспех тоже стоит оставить, всё же я не абы как собираюсь красться, а по хамелеоньи, должно прокатить и в доспехе. Все остальные приготовления не для людей – магам они предназначены. Теперь главное: не забыть амулет и талисман – купленные у оборванца, в смысле мага. Эх, сменить бы сапоги на кроссовки какие-нибудь завалящие, но негде их взять. Даже спроси я у обслуги местные средневековые мокасины – будет подозрительно. Я ведь не собираюсь рушить башню или ещё какие теракты устраивать – просто пошарить иду. Значит меньше всего мне нужно, чтоб потом опознали по такой глупости как элемент одежды. Ещё молот, хоть и смогут потом по нему опознать но без него я как гранатометчик без… Гранатомёта.
- Вот я туплю, - укорил я себя, уставившись в зеркало. Зеркало было героическое – от пола до потолка. Может потому я и посчитал не слишком зазорным глянуть в него. Нет, конечно, собравшись в дорогу надо снарядиться – захватить всё нужное и мало нужное, но могущее пригодиться. А переодеть измазанный пеплом и дырявый камзол надо? Кто скажет – нет. Дам в лоб. Говорить «нет» было некому, я заглянул в огромный двустворчатый шкаф, затерявшийся на общем фоне здоровущей комнаты. И поразился – чего там только не было. Шмотки, шмотки и ещё раз шмотки – развешанные разложенные, разве что разбросанных и наваленных кучей не наблюдалось. Выбрал простецки чёрный наряд для верховой езды, конечно, может он для балов и парадов, но что-то подсказывало – нет. Хорошо хватило ума приложить к себе примеривая, а не напялить сразу… Я бы в него всё равно не влез. Пришлось выбрать тёмно коричневой кожи куртку, под которую поместился доспех Арианта и тёмной кожи портки. Любой дворянин попенял бы на то, что это не портки вовсе, а благородные штаны, с заглавной буквы Б. Хорошо, что дворян кроме меня в комнате не было, иначе бы я объяснил им в каком направлении находится лес.
- Что ж я собираюсь-то так долго?! – попенял я сам себе. – Скоро пора будет к ужину спускаться!
С этой мыслью я направился в сторону окна и одновременно выхода на балкон. В этот момент в дверь постучали – тактично и вкрадчиво. Сомнений что это прислуга у меня не возникло ни на секунду. Скинув куртку, я быстро накинул мой «приключенческий» камзол, не потому приключенческий что специально для приключений, а потому что в нём со мной много чего приключилось. Открыл дверь, за порогом маячил мужик в ливрее.
- Её высочество герцогиня Лихтляндтенштейндская Амаретта приносит вашей светлости глубочайшие извинения, но по причине плохого самочувствия не сможет сегодня составить вам за ужином компанию, – монотонно забормотал он, так что я даже не сразу понял, чёго он там бубнит.
С одной стороны это даже хорошо, но вот мысль о том, что я сегодня не смогу узреть её «порнографические» или вернее сказать анатомические штаны – меня сильно огорчила.
- Прикажете накрывать? – скептически вздёрнув бровь, спросил он, - Или подать вам в покои?
Время! Время – мой враг сегодня! Потому работнику подноса и метлы я ответил не совсем в тон, но по существу:
- Нет! Я сплю, меня не беспокоить!
Не очень тактично конечно было захлопнуть дверь у него перед носом. Ну да ничего – перетерпит, - рассуждал я, скидывая камзол. Уже было собрался натянуть рубаху с глупым вырезом, который делал её похожей одновременно и на футболку и на рубашку, но взглянул в зеркало и остолбенел. В зеркале я увидел свою голову, с растрёпанными волосами… Приставленную к фигуре какого-то качка! Подошел, поближе всматриваясь и дивясь бугрящимся мышцам.
- Вот это ж ни фига себе! – разнеслось по обширным покоям, я даже не сразу понял, что сам произнёс это.
- Но с какого перепугу я так … накачался?! – задал я риторический вопрос, - поскольку ответить на него мне никто кроме меня самого не мог, пришлось включить мозг. Поначалу голова пребывала в полубессознательном состоянии – радостно ухмыляясь, я попеременно напрягал разные мышцы, с глупой улыбкой рассматривая вспучивающиеся бицепсы, трицепсы и прочие дельтовидные. Потом рассудочное начало взяло верх над коллективно-бессознательным и я призадумался всерьёз.
Какой ещё ответ мог прийти первым, если не магия? Но его я отмёл сразу, - может, я могу пользоваться магией, но на меня самого она не действует. Во всяком случае, не так сильно чтоб – раз и «умри Арнольд от зависти». Так, что ещё? Мажет церкви… Восстановил я уже несколько. Может ли внезапная накачанность быть связана с миссионерской деятельностью? Нет вот это точно – бред.
- Восстановил или построил церковь – получи бицепс, - сказал я с усмешкой. Отражение радостно и глупо усмехнулось в ответ, а я надевая рубашку и куртку подумал: «Тоже мне – нашёл советчика». Память, опять своевольничая, подкинула глупый стишок из прошлой жизни:

Я на свете всех умней!
Никого я не боюсь!
Вот такой я молодец!
Буду жить теперь сто лет!!!

- Ха-ха-ха! - рассмеялся я своему отражению в зеркале – оно ответило мне таким же, но беззвучным хохотом.
Точно церкви здесь не при чём. Тогда… Стоп, а не может ли быть в этом замешана моя паладинистость? То, что так легко позволяет заживлять… может и наращивать! Но ведь я команды наращивать не давал, не потому что не хочу, а потому что не умею. А как ещё назвать постоянные ранения – когда организму приходится изыскивать сырьё для регенерации? – возразил я себе. Это ли не команда – запасаться впрок? И правильно делает что запасает, вдвойне правильно, что запасает не жир, а мышцы. Вроде логично, а там бобик его знает.
Выйдя на балкон, я осмотрелся. Вечерние сумерки медленно, но верно опускались на усадьбу, а значит и на близлежащие окрестности, а точнее – весь остров. Пора. Перемахнув через перила деревянной веранды, я направился в глубину запущенного сада. Попутно оглядевшись и принюхавшись – никого не обнаружил и, успокоившись за скрытность передвижения, перешёл на бег.


--------------------
And thou shalt consume all the people which the LORD thy God shall deliver to thee; thy eye shall have no pity upon them: neither shalt thou serve their gods; for that will be a snare to thee.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Tamplier
13 August 2006, 18:36
#26


Сволочь - это состояние души
*****

Местный
1 635
22.12.2005
Париж 1314 года
14 179



  1  


FolkenFanell респект!!! smile.gif Довольно неплохо и интригующе....вообщем благодарю....
У меня только вопросик, когда Рич успел стать бургграфом?И что же это все-таки значит???


--------------------
"...Смысла жить дальше нет, если знать как устроен мир.." (В. А. Кипелов "Реки Времен")

Я любил и ненавидел
Но теперь душа пуста
Все исчезло, не оставив и следа
И не знает боли в груди осколок льда... (Ария, "Осколок Льда")
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Сергей ICE
15 August 2006, 1:31
#27


Ледяной Дракон
***

Местный
261
2.5.2006
16 655



  0  


mad.gif Меня долго небыло а FolkenFanell осилил только один отрывок.
Слабовато. mad.gif Это я про количество, щас прочту еще и качество оценю.


--------------------
Я тот кто я есть.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Сергей ICE
15 August 2006, 3:26
#28


Ледяной Дракон
***

Местный
261
2.5.2006
16 655



  0  


Ладно качество нормальное. Живи уж wink.gif


--------------------
Я тот кто я есть.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Tamplier
15 August 2006, 11:48
#29


Сволочь - это состояние души
*****

Местный
1 635
22.12.2005
Париж 1314 года
14 179



  1  


Цитата
осилил только один отрывок.

Ну хоть что-то......все ж веселее ждать официального Рича


--------------------
"...Смысла жить дальше нет, если знать как устроен мир.." (В. А. Кипелов "Реки Времен")

Я любил и ненавидел
Но теперь душа пуста
Все исчезло, не оставив и следа
И не знает боли в груди осколок льда... (Ария, "Осколок Льда")
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
FolkenFanell
15 August 2006, 18:05
#30


почти читатель :)
****

Местный
342
19.1.2006
14 612



  0  


Цитата(Сергей ICE @ 15 August 2006, 1:31)
mad.gif Меня долго небыло а FolkenFanell осилил только один отрывок.
Слабовато. mad.gif Это я про количество, щас прочту еще и качество оценю.
*


laugh.gif
Убей ся апстену критик тоже мне... Мало ему... Главное между прочим не чтоб было много, а чтоб читаемо было. Вот к примеру у школьников сколько учебников...много и что, радуются оне этому? то-то tongue.gif
cool.gif


--------------------
And thou shalt consume all the people which the LORD thy God shall deliver to thee; thy eye shall have no pity upon them: neither shalt thou serve their gods; for that will be a snare to thee.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post

21 V  < 1 2 3 4 5 > » 
Reply to this topicStart new topic

 

: · ·

· · ·

: 25 March 2019, 6:59Дизайн IPB
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru