IPB

( | )

Rambler's Top100
Подписка на новости портала Цитадель Олмера
Правила Литфорума
Незнание не освобождает от ответственности.
Об аварии на сервере
"Ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания..."
Стругацкие (Сказка о тройке-1)
7 V   1 2 3 > »   
Reply to this topicStart new topic
Спин-офф по Орловскому, Письмо Виконта де Гийома
V
Лоралея
14 August 2010, 2:06
#1


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Ну вот, дорогие товарищи, наконец и меня накрыла волна под названием фанфикшн. Для вашего и собственного развлечения я задумала написать спин-офф по РДРке. Ни за что не догадаетесь, кто стал главным героем сия творения... biggrin.gif Ну кынешна я! Очень захотелось оправдать книжную Лоралею и как-то объяснить её весьма dry.gif оригинальное поведение. Как вы поняли, название этому безобразию "Письмо виконта де Гийома". Почему-так? Сами потом поймете. tongue.gif
В общем вот первая глава. Прошу сильно не ругать, но критиковать активно! wink.gif


--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
14 August 2010, 2:09
#2


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Глава 1.

Я с Тобой…
Каждая частица мироздания в Тебе. Ты – Всё! Принадлежать Тебе – больше, чем жить. Счастье переполняет меня до краев. Только скажи, только подай мне знак, что Ты здесь, что Ты видишь, что Ты слышишь. Твоя власть надо мной безбрежна. Я хочу лишь быть рядом, вкушать Твоей бесконечной мудрости и милосердия.
Что? Пить, есть? Нет, только Твоё присутствие, больше ничего не надо. Господь мой, Отец мой Небесный…

Мой брат во Христе Ульфилла что-то говорит, я не могу не слушать и, главное, я не могу не слышать, ведь именно он привел меня к Тебе. Он открыл передо мной всю Твою мощь и мудрость, он раскрыл мне глаза. Я знаю, что Ты говоришь со мной и через него тоже, я не могу не слышать…
- Дочь моя, признаю, я отчаялся. Теперь я вижу, что путь служения Господу и отречения от всего мирского не в силах освободить твой дух и разум. Он может лишь освободить твою бренную плоть от жизни. Я скорблю об этом. Я не знаю, что милосердней: позволить тебе умереть от истощения, или отпустить в жестокий и холодный мир одну. И всё-таки я священник и должен думать, прежде всего, о твоей душе. Царствие Небесное уготовано лишь свободным. Свободным Духом. Запомни это. Насильно, либо же по чужой воле ты туда не попадешь. У всех есть выбор, даже у раба. Свобода духа, свобода разума открывает перед нами все дороги, как к Добру, так и ко Злу. И лишь у невольников нет пути дальше. Ты должна выбрать сама.
Я ничего не понимаю. Какой выбор, какая свобода? Свобода от тебя? Я не хочу, Я хочу быть с Тобой. Брат во Христе говорит какие-то неправильные вещи, чего он добивается? Я чувствую, что он также добр ко мне. Его изможденное немолодое лицо светится непонятной грустью. Но глубоко запавшие глаза смотрят твёрдо и неумолимо.
Он ведет меня к вратам Монастыря, подавая на ходу какие-то знаки своему помощнику Себастьяну. Себастьян бесшумно идёт за нами. Мрачные монахи накидывают на меня дорожный плащ и протягивают дорожный мешок. Мы подходим к вратам, они начинают открываться медленно и неотвратимо. Ульфилла поворачивается ко мне и крепко сжимает мои плечи, затем отстраняется, и я вижу скорбь в его глазах.
- Дочь моя, я отпускаю тебя и освобождаю. Я освобождаю тебя даже от Господа и, надеюсь, когда-нибудь ты придёшь к нему САМА. Найди себя, найди Господа в себе, а я буду молиться о твоём спасении. Прощай, Лоралея! Ты СВОБОДНА.
Тьма захлестывает меня. Где Ты? Прощай…

Огромные черные ворота, не издав ни единого скрипа, закрылись прямо передо мной. Похоже, это монастырь, огромный, мощный, но явно ещё не достроенный. Слева раздается очень басовитый голос:
- Вы готовы, миледи?
Я повернулась и увидела огромного мужчину, с черной разбойничьей бородой, широкого и, с виду, не очень поворотливого. Довольно звероватая внешность, но я почему-то не чувствую страха перед ним.
- Кто вы?
Похоже, он сильно смутился и растерялся.
- Я Себастьян, миледи. Помощник отца Ульфиллы.
- Ульфиллы? Ульфилла… Что-то знакомое. Не могу вспомнить.
Себастьян растерялся еще больше, он некоторое время разводил руками и смотрел то на монастырь, то в сторону дороги.
- Я… мне… Мне велели проводить вас, куда пожелаете. В пределах владений нашего сюзерена.
Он сделал неопределенный жест за спину. На нем был такой же затертый дорожный плащ, как и на мне. Кожаная шляпа на голове изрядно потрепана, но было видно, что хозяин ее регулярно чистит. В десяти шагах за его спиной шипала травку серая деревенская лошадка. По бокам к ее седлу были привязаны мешки с раздутыми боками. Еще в двух виднелись боевой топор и лук с колчаном стрел. Значит, это не шутка…
- А кто ваш сюзерен?
- Знамо кто, сэр Ричард де Амальфи. Но он сейчас далеко-далеко на Юге. Говорят, несет Волю Божью заблудшим грешникам. Правда, отец Ульфилла немного по-другому считает, но он вообще очень подозрительный. Работа у него такая.
Он умолк и посмотрел на меня так, будто я его сейчас укушу. Я поняла, что ничего не поняла. Мне было совершенно неизвестно, где я и как здесь очутилась. Последнее, что ещe смутно помню – имение моего отца, мне пятнадцать, наверное. Память разбегается от меня, как муравьи от пожара. Я взяла себя в руки и стала думать. Так, я была в монастыре, но ничего об этом не помню. Возможно, со мной приключился припадок, либо я впала во временное безумие, и отец решил отдать меня в монастырь? Более чем вероятно. А теперь я излечилась и могу вернуться. Но куда? Я совершенно не представляю, где мой дом и как туда добраться. Пожалуй, придётся обратиться за помощью в замок лорда этих земель, надеюсь, там мне не откажут в помощи.
- Ммм… Послушайте, Себастьян, не могли бы вы проводить меня в замок вашего сюзерена?
Добившись от меня более вменяемой речи, Себастьян, кажется, чуточку повеселел.
- Как скажете, госпожа. Отец Ульфилла сказал, что вы неплохо ездите верхом. Позади вас мул, если не возражаете.
Я оглянулась. Действительно, позади меня, чуть в сторонке мирно щипал травку коренастый мул, наверняка выращенный и откормленный заботливыми монахами. По бокам привязаны небольшие мешки. Что ж, идти не пешком, и на том спасибо. Я молча взобралась на спину копытного, в то время, как Себастьян неуклюже топтался рядом. Поняв, что помощь мне не нужна, он неторопясь пошел к своей лошадке. Устроившись в седле, он легонько пришпорил кобылу пятками, и мы тронулись в путь.
Ранее утро сменилось ярким днем. Бескрайние зеленые равнины изредка пересекались светлыми рощами. Вдалеке мерещились призраки гор, а может, то были просто грозовые облака. Себастьян ехал чуть в стороне, наверное, чтобы пыль из-под копыт не летела мне в лицо. Я молчала. Мне просто нечего было сказать. Всё что я помню - это детство, проведенное в небольшом замке моего отца, лорда Нюнетваля. Я помню рано ушедшую мать, старшую сестру Алексис, которая каждый день заплетала мне косы, кормилицу Армину, придворного мага Фадэюса. Но я чувствую, что это было так давно. Воспоминания проступали, как через мутную болотную воду. Я слышу какие-то голоса, обрывки фраз, иногда всплывают лица незнакомых мне людей, в основном мужчин, все они произносят моё имя. Да, наверняка мой разум помутился. Я посмотрела на Себастьяна, наверняка он должен что-то знать.
- Себастьян, ты только не пугайся, я хочу, чтобы ты кое-что мне рассказал. – Я сделала паузу, и Себастьян хмуро посмотрел мне в глаза. – Расскажи мне, пожалуйста, как я попала в монастырь?
Мой проводник всё так же хмуро перевёл взгляд на дорогу. Может, он думал, что я притворяюсь? Затем он тяжко вздохнул и снова посмотрел на меня.
- Ох, не нравится мне, миледи, что вы такие вопросы задаете. Раз вы таких простых вещей не знаете, то как же вы дальше жить будете? Ну да ладно. Знаю совсем немного: Пару месяцев назад вы прибыли в стены монастыря с отцом Ульфиллой. Откуда-то далеко с Юга, я в тех краях с роду не бывал. Святой отец сказал, что вы отныне под сенью милости Господней и был несказанно рад. Однако со временем он стал все больше мрачнеть, видя, что вы впали в «крайнюю степень религиозного ээк… ик… екстаза». А мы в монастыре не только о себе, но и об других думать должны. Ну, это я так, от себя, уж не обижайтесь. В общем, он думал-думал, думал-думал и решил вас прог… отпустить на волю-вольныя. Мне сказал, что это во спасение вашей души и велел проводить туда, куда сами укажете.
Н-да, такое положение дел немного не вязалось с моей версией. Да что уж там, оно ей откровенно противоречило. Выходит, я сама, по доброй воле уехала неведомо куда и подалась в монастырь? Не ожидала от себя, не ожидала. Внезапно в голове возникла яркая картина: я также еду верхом на муле, но кругом черная ночь, а рядом со мной едет худой изможденный священник. Священник громко читает молитву, а в руке его высоко вскинут крест, от которого исходит невыносимо яркий свет. Я чувствую тепло и трепет, а вокруг нас колышутся зыбкие тени. Видение улетучилось также внезапно, как и появилось. В голове эхом раздавались слова: «Ты свободна!». Нет, нет, ничего не помню, но надо пытаться…
- Привал. Миледи, можете оправиться у того ручья за кустарником, а я пока огонь разведу.
Себастьян слез со своей лошадки и подал руку мне. Пока я умывалась у ручья, он наскоро собрал хворост и развел небольшой костер. На холстине разложил скромный монастырский обед: хлеб, сыр, орехи. Я удивилась, зачем же тогда нужен был огонь среди бела дня? Себастьян хитро прищурился и достал из мешка сверток средних размеров, откуда незамедлительно достал ломти ветчины и вяленого мяса. Поджарив часть над углями, он предложил первый кусок мне. Это было весьма кстати, так как я чувствовала, что от голода я скоро буду способна есть сырую и, возможно даже, живую пищу.
Мой проводник одобрительно смотрел, как я ем. Я уже успела заметить, что изрядно похудела, достаточно было посмотреть на истончившиеся кисти рук, сухую кожу, через которые просвечивали все вены и жилы. Был момент, когда я заподозрила, что возможно уже состарилась, но, взглянув в отражение в ручье, успокоилась: моя жизнь, если и убежала от меня, то не сильно. Я, как и прежде молода, но измождена и обессилена по каким-то неизвестным мне причинам. Хотя, что тут думать, наверняка, постилась и молилась в монастыре днями и ночами.
Ещё с детства мне приходилось страдать от чрезмерной увлеченности. Если что-то залезало в мою неспокойную голову, то сразу прочно застревало там и не давало покоя рукам и ногам. Помню, как доставала придворного повара Франческо с просьбами обучить меня искусству кулинарии. Конечно, даже для знатной дамы не зазорно уметь готовить, но лично для меня это было весьма неожиданное увлечение, так как моими излюбленными забавами были скачки на лошадях, стрельба из лука и выведение из себя отца и старшей сестры. Увлечение приготовлением пищи на время успокоило их и даже дало повод надеяться, что со временем из меня получится милая и покорная жена какого-нибудь знатного брюзги, но всему есть предел. После того, как я выкатила шикарный пятиэтажный торт во время пира по случаю приезда благородного сэра Дьюка и запустила одним из кусков торта в благородную лысину сэра Дьюка, все их планы рухнули. Собственно говоря, это вышло не нарочно. Просто наш уважаемый гость приехал к моему отцу, чтобы посватать одну из его дочерей, чему мой родитель был несказанно рад. Естественно, как и полагается, вначале он обратил свой благосклонный взор на Алексис. Но, попробовав моего торта и пробежавшись оценивающим взглядом по всему, что у меня ниже головы, он тут же сообщил моему отцу о намерении взять меня в жены. Только я видела, с каким облегчением выдохнула при этом моя сестра. В порыве чувств и нестерпимом желании поведать о моей взаимности дорогому гостю, я влепила ему в наглую рожу самым вкусным куском торта. До сих пор не понимаю, как наш замок не развалился после этого…
Себастьян неловко потрепал меня за плечо, я и не заметила, как провалилась в дрему.
- Сейчас лучше не спать, миледи. Голова болеть будет, да и ночью заснуть тяжелее…
- Ты прав, конечно, уже встаю.
И вновь дорога потянулась между низкими холмами и редкими деревьями. Солнце клонилось к закату. Я вдруг остро почувствовала, что это где-то очень далеко от Армландии. Здесь другой климат, другие деревья, сам воздух другой. Но никакого отчаяния я не испытала, более того, мне было почти все равно, где я. Моя мечта о странствиях сбылась, пусть, весьма своеобразно. Не хватало только приключений. Я и понятия не имела, что они начнутся так скоро.
Наш путь лежал рядом с редколесьем. Когда солнце зажгло лучи над верхушками деревьев, Себастьян натянул поводья и подал мне предостерегающий знак, чтобы я молчала и не шевелилась. На тропу вышел мужчина в дорогой, но запыленной одежде и, как я в том вскоре убедилась, был неприлично пьян. На его красном от выпитого лице никак не могло прижиться какое-либо осмысленное выражение, глаза то сходились к переносице, то шумно разбегались в стороны. Примерно тоже происходило с его ногами. Однако, его, по видимому, отличало отменное зрение, так как одного взгляда ему хватило, чтобы многое о нас понять.
- Эй, вы! Слезайте со своих кляч и встаньте на колени перед господином. Если кто не понял, то передо мной. Не прикидывайся благородным рыцарем, бастард! Лучше приведи ко мне эту шлюшку, я хочу ее… ик!... получше рассмотреть.
Себастьян окинул его брезгливым взглядом, но все-таки взял под уздцы моего мула и тихонько двинулся в обход. Я плотнее накинула капюшон на лицо и сделала вид, что меня здесь вовсе нет.
- Стоять, чернь! – Пристальное невнимание с нашей стороны явно обидело незнакомца. Он поднес пальцы правой руки ко рту и оглушительно свистнул. – Ну ничего, щас вы поймете, как надо отвечать благородным людям.
Из-за деревьев послышались встревоженные голоса. Себастьян издал какой-то досадливый звук и что есть силы пришпорил свою лошадку. Мой мул буквально повис на узде, которая все еще находилась в длани моего проводника. Я обернулась и увидела, как из леса выскочили вооруженные люди с заспанными лицами. Пьяный задира тыкал рукой в нашу сторону и орал, что «проклятое ворье» украло у него кошелек, пока он справлял нужду. Ему уже подвели коня, и свою тираду он развивал уже на ходу.
- Мерзкие поганые ублюдки! – Орал он, довольно резво включаясь в погоню. – Держите их, держите! Отец, девку – мне, я сам ее накажу! Кроме него, за нами увязалось человек семь, еще несколько человек смотрели нам вслед и гаденько хихикали. Все догоняющие были хоть и не в рыцарских латах, но на большинстве были надеты дорогие кольчуги, из чего я сделала вывод, что за нами гонятся не обычные разбойники. Это было видно и по ослепительным мечам, которые они то и дело вскидывали над головами. Было ясно, что не нам от них убегать на монастырских зверюшках, но надо признать, что у Себастьяна лошадка оказалась очень резвая. Я все поняла, когда мой проводник скользнул в лес и, проскакав недолго, соскочил на землю. В мгновение ока в его руке оказался боевой топор. Я тоже придержала своего мула, но он заорал, чтобы я скакала вглубь, пока он будет удерживать погоню. Мне было ясно, что Себастьян будет стоять насмерть, и я не смогу его сдвинуть ни на шаг в пользу бегства. Я уже почти повернула в лес, но тут в голову пришла одна мысль.
- Ну тогда дай мне, хотя бы лук и стрелы!
Себастьян глянул на мою протянутую руку и чему-то ухмыльнулся.
- Вот, правильно! А я думал, все женщины - дуры набитые. Держите, леди, и сохрани вас Господь!
Он всунул мне в руки простоватый лук с колчаном коротких стрел и, больше не взглянув в мою сторону, занял боевую стойку.
Когда я скрылась за ближайшими деревьями, в лесу послышались голоса первых преследователей. Отъехав еще немного, я слезла с мула и двинулась в обход. Лес был довольно редким, но в этой части был густой труднопроходимый подлесок, и оказалось, что Себастьян выбрал единственно удобное место для задержки погони. Они бы не смогли проехать мимо него. Мой, теперь уже, защитник стоял посреди небольшой и все еще освещенной поляны. Я же находилась в укрытых тенью кустах, что было несомненно удобно и относительно безопасно.
На поляну ворвались первые два преследователя. Вероятно, в пути они растянулись в цепь, что также было для нас несомненным преимуществом. Молча, без лишних слов они кинулись на пешего Себастьяна, который со страшным ревом стал отбивать удары нападающих. Его жуткий топор вертелся во все стороны, отражая не менее яростные атаки. Я стояла с наложенной на тетиву стрелой, но сражающиеся двигались так быстро и хаотично (для меня), что я не могла понять в кого же мне целиться. К счастью, Себастьян оказался не таким простым, он применил пару ловких и непонятных (для меня) приемов, и эти гады оказались на земле. Один из них неподвижной кучей валялся у ног собственного коня, а второй пытался уползти в кусты, судя по кровавому следу, это было бесполезным занятием. Мне стало немного дурно. Стрелять по соломенным чучелам в замке своего отца и видеть настоящий бой, с трупами и кровью, далеко не одно и то же. Только не сомлеть, только не свалиться, курица, ты просто курица! Себастьян там отдает свою жизнь за тебя, а ты готова с воплями нестись прочь от опасности? Не бывать этому!
Еще четверо показались на поляне. Одному Себастьян сразу бросился под копыта, я готова была уже бросить лук и закрыть глаза, но он вдруг появился из облака поднятой пыли, а всадник с рассеченной головой остался лежать рядом с раненной лошадью. Двое всадников вступили с Себастьяном в схватку, пока четвертый (в нем я узнала нашего пьяного задиру) стал подкрадываться к нему сзади, кинжал в его захмелевшей руке держался довольно крепко. Я поняла, что надо стрелять, как бы мой защитник ни был ловок, ему со всеми не совладать, особенно, учитывая несомненную подлость нападавших. Я постаралась выкинуть абсолютно все из головы (благо, в ней было все еще немного) и, глубоко вздохнув и выдохнув, выстрелила. Стрела попала одному из нападавших посреди лопаток. На нем была только полотняная рубашка, и мой выстрел сразил его наповал. Себастьян дернулся, но тут же продолжил сражение с другим. Пьяный задира был уже совсем рядом, но, увидев стрелу в спине соратника, встрепенулся и припал к земле. Себастьян тем временем сразил очередного противника, но не успел он сделать и пары вздохов, как сзади к нему подполз этот выродок и вонзил кинжал ему в голень. От боли и неожиданности Себастьян упал, а ухмыляющийся засранец навис над ним с все тем же кинжалом в руках. От отчаяния я закричала:
- Стой!!! - Нападающий вскинулся в мою сторону, через мгновение в его горле показалось оперение стрелы. Из его горла донеслись отвратительные булькающие звуки, а сам он завалился набок.
Меня стошнило прямо в кусты. Я смотрела на свои руки и не верила, что я так безжалостно убила уже двух человек. Это не могу быть я! Но я же защищала Себастьяна! Да, я защищала Себастьяна, и хватит самобичевания, на поляне показались последние два преследователя.
Эти мужчины, в отличие от предыдущих, были неспешны и, с виду, исполнены собственного достоинства. Тот, что впереди был мужчиной с телом атланта, у него были черные курчавые волосы, небольшие черные усы и мореный южный загар. Второй был уже не молод, но, с виду, силен, как бык. Его седые и на редкость короткие волосы, а также аристократическая бледность контрастировали с шевелюрой и загаром его спутника. Он окинул цепким взглядом всю поляну. Его глаза лишь на короткое мгновенье задержались на пытающемся подняться Себастьяне, и остановились на мужчине со стрелой горле.
- Нет, не может быть! Альфонсо! Сын мой, нет!!! – Он упал на колени и издал рев, от которого у всех медведей в этом лесу приключилась сердечная жаба. – Касим, убей! Нет! Поймай и притащи сюда эту сволочь!
Он тяжело встал с коленей направился к трупу своего сына.
Касим молча двинулся примерно в сторону моей «засады». Я видела, как седой вожак покосился на Себастьяна, уже вставшего и поднявшего свой топор. Седовласого заколотило и он с пеной у рта кинулся в его сторону. Я даже не успела подумать, как очередная стрела сорвалась с моей тетивы и вонзилась правое плечо вожака. Он дико заорал, Касим поспешно подбежал к нему и подхватил за подмышки.
- Оставь меня! Убей их! – Орал и брыкался седовласый. Касим и не думал подчиниться, он лишь забасил, втаскивая хозяина на круп коня:
- Нельзя, синьор! А как же наша миссия? Нет ничего важнее…
Седой выл и стенал, но больше не брыкался. Под конец Касим поднял труп хозяйского сына и наскоро привязал его к седлу чужого коня. Умчался он, держа в поводу гнедого жеребца с его скорбной ношей.
На негнущихся ногах я вышла на поляну, Себастьян утирал кровавый пот и тяжело отдувался. Затем поймал двух ближайших коней, которые боялись далеко отходить от своих погибших хозяев. Заглянув в их седельные сумки, он что-то выкинул, чему-то удовлетворенно хмыкнул, всучил их поводья мне, и отправился за своей лошадкой, пасущейся на окраине полянки. Он некоторое время стоял возле нее и гладил по гриве. Затем, не оборачиваясь, произнес:
- Спасибо, леди Лоралея.
Я почувствовала, как от сердца немного отлегло, но сил хватило лишь на то, чтобы сказать:
- Это тебе спасибо, Себастьян… Давай-ка выбираться отсюда.


--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Вещий
17 August 2010, 16:07
#3


Почти Писатель
***

Местный
173
8.4.2009
Москва
48 875



  2  


Прочитал. Могу сказать только одно: читабельно и местами даже интересно. Однако начало (имею ввиду всю главу целиком как начало романа) какое-то не завлекающее, к тому же стандартное: частичная потеря памяти у героини, стычка с разбойниками, ранение сопровождающего... Да и Лоралея сама на себя не похожа. Вместо нее какая-то начинающая Зена. laugh.gif Имхо.
Хотелось бы чего-нибудь необычайного, яркого, интересного и побольше аллюзий к Орловскому. Например, встреч с его персами, новости о них, последние известия о Ричарде и т.д. Да, хочу многого, но когда было иначе? wink.gif
И все же Лоралея молодец, взяла и замутила фанфик. Приятно ведь читать нормальный фанфик по РДР. Жду продолжения. smile.gif



--------------------
Ищущий Истину.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
17 August 2010, 18:13
#4


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Всё верно, товарищ Вещий! Всё, что вы упомянули будет... и даже больше. Просто надо было с чего-то начать. Сюжет уже продуман и надежно зафиксирован у меня в голове. Про Зену... не бойтесь, ею не станет, всё будет в пределах возможностей среднестатистической женщины. А насчет "той" Лоралеи, то её больше не будет, так как она и была не настоящей. Скоро выложу вторую главу. smile.gif


--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
19 August 2010, 15:22
#5


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Вот вторая глава. Надеюсь, это кто-нибудь читает... blink.gif


--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
19 August 2010, 15:37
#6


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Глава 2.

Чему здесь радоваться? Чего хорошего в том, что я превратилась чудище? У этого Себастьяна явно не все дома. Мы пробирались через лес, чтобы можно было уйти от предполагаемой погони. Ночь пережидали в глухой чаще, огонь пришлось развести приметный, чтобы отпугивать лесных обитателей. Рана на ноге оказалась не опасной. Себастьян сам её перевязал, но все же я иногда замечала, как он болезненно морщится.
С первыми лучами солнца мы тронулись в путь. Мой проводник заверил, что знает здесь каждый кустик, и мы пройдем лес намного быстрее любого конного отряда. Я сидела верхом на гнедом рыцарском коне (мой мул сбежал во время битвы, спаси и сохрани его Господь), и он, по всей видимости, принимал это за личное оскорбление. Я то и дело попадала в переплетение веток, цеплялась плащом за сучки, а один раз чуть не выпала из седла, так как мой Гнедок решил взбрыкнуть на ровном месте. Не удивительно, что на привале я обнаружила, что у меня живописный кровоподтек на пол лица, вторую половину исполосовали разномастные царапины. Себастьян же умудрился обойтись «без сучка, без задоринки», а ведь он вел в поводу заводного коня.
Мы устроились близ опушки на светлой поляне, в траве радостно сверкал ручей. Вся радость с его поверхности испарилась, когда в нем отразилось мое «лицо». Зато Себастьян был доволен:
- Ну теперь вы мне нравитесь намного больше, миледи. Мне нравится решительно все, из-за чего я не рискую оказаться убитым. Ну ничего, сейчас что-нить придумаем. - С этими словами Себастьян залез в седельные сумки заводного коня. Через некоторое время он вынул из них целый ворох чистой мужской одежды. – Лучше вам, миледи, вот это надеть. Так мы меньше внимания привлечем.
Через пару минут на мне красовались добротные кожаные брюки, дорогущие сапоги (по счастью, их прежний владелец был не намного больше меня, эх, мелкий народ пошел), чистая полотняная рубашка и щегольский камзол из кожи и бархата. Да, знатный люд мы посмертно ограбили. В завершение, я надела франтоватую шляпу с коротким красным пером и принялась разглядывать себя в ручье. Мужская одежда оказалась очень удобной, в седло я почти взлетела: никаких юбок, ног набок и прочей чепухи. Больше всего мне нравилось, что она была чистой и свежей.
Когда наспех пообедали и отдохнули, вышли к пыльной дороге. На самом деле это была не дорога, а еле живая полоса вытоптанной земли, которая отличалась от земли по обочинам своими непроходимыми кочками и ямами. Себастьян, с воплем «Это то, что нужно!», буквально выдернул меня из седла и потащил к пыльной яме. Не успела я даже вспикнуть, как он повалил меня в пыль и стал методично пачкать мою свежую одежду придорожной грязью. Со стороны это смотрелось, как купание заботливой матерью своего орущего и воющего дитя. Надорвав мой камзол на плече, он довольно поставил меня на ноги. Все слова вылетели из головы, только пальцы крючились от желания немедленно удавить. А Себастьян как будто и не замечал моих волнений, он с улыбкой рассматривал мой новый вид, одобрительно прищелкивал языком и с гордостью упирал руки в бока. Когда я стала немного успокаиваться и переводить дух, он резко протянул руку и сломал красное перо на моей шляпе.
До конца дня ехали в полном молчании. Конечно, мне было понятно, что Себастьян просто не хочет привлекать к нам лишнего внимания. И дело даже не в тех, кто может нас преследовать, а в тех, кто, как и мы шатается по этим дорогам, у кого может возникнуть соблазн напасть на раненного мужчину и слабую женщину. Но теперь мы выглядим скорее как уже ограбленные кем-то путешественники. Мы не закованные в латы рыцари, вреда от нас не будет, бросать вызов смысла нет. Так риск быть убитыми значительно уменьшается, хотя от всего не убережешься. И все же я дулась. А Себастьян предпочел меня не доставать.
По небосклону перекатывались низкие облака, на землю легла трепещущая тень. Мы уже ехали по истоптанной проселочной дороге, по бокам тянулись редкие деревья и широкие пни, наверняка рядом село, лесорубы в это неспокойное время далеко от жилища не отдаляются. Себастьян как будто услышал мои мысли:
- Рядом большое село, оно разрослось совсем недавно, с тех самых пор, как эти земли отошли его милости Ричарду Длинные Руки. Он за несколько дней навел здесь порядок, посшибал рога чересчур заносчивым соседям, принял вассальную присягу у менее заносчивых и умчался в закат.
- В закат?
- Ну это так местные барды поють, а на самом деле он поехал на рыцарский турнир. Ну и вот.
- Но ты же вроде говорил, что он на Юге несет Божье Слово…
- Я сказал, что он несет Божью Волю.
- А в чем разница? – Недоумевала я.
- Как в чем? Божье Слово несут проповедники – встают средь грешников и вещают, и вещают. А Божью Волю несут на острие меча. – Я внимательнее присмотрелась к моему проводнику. А ведь он далеко не глуп, не только слушает умные речи при монастыре, но и делает выводы, мотает на ус.
- Похоже, этот Ричард Длинные Руки еще тот головорез…
- Не головорез, он воин. Воин Господа! И на самом деле очень справедливый: крестьянам помогает, а ведьм вешает. Ну… не совсем вешает, но ведьму из Беркли отдал чертям без раздумий. Так ей и надо, карге.
- Да-а-а, тут ты прав, ведьм надо на костер, или в петлю. – Откуда-то, из самых глубин сердца поднялась чудовищная злоба. Мне привиделось, как я изо всех сил упираюсь и истошно ору: «Ведьма! Проклятая ведьма! Не смей! Я не хочу!». Но как я не пыталась вспомнить, что же это было, воспоминание рассеялось, как утренний туман. Что ж, трусливая память ко мне еще вернется, а пока стоит подумать о том, смогу ли я, в отсутствие этого самого Ричарда, получить какую-либо помощь в его замке. Возможно, меня просто вышвырнут вон.
Тем временем почти стемнело. Себастьян торопил коней, чтобы успеть в село до наступления ночи. Я зачем-то натянула рукавички (после тех нескольких выстрелов на поляне ладони нещадно саднило), взяла в руки лук и повесила за спину колчан со стрелами. Себастьян тоже что-то почувствовал и достал свой топор. Кони пугливо прядали ушами, а заводная лошадь Себастьяна попыталась уйти в отчаянный галоп. Не успел он приструнить бедное животное, как в вечерней тишине раздался вой. Ему эхом отозвались другие, все ближе и ближе к нам. Себастьян отчаянно оглянулся и погнал вперед коня. Я тоже пришпорила Гнедка и пригнулась поближе к гриве. Неожиданно, конь под Себастьяном споткнулся о корягу и упал на полном ходу, Мой спутник перекувыркнулся и остался цел, но тут же припал на раненную ногу. Я соскочила рядом и поспешила на помощь, а Себастьян заорал на меня последними словами, так как мой конь в страхе умчался вперед. Вслед за ним ускакала заводная лошаденка Себастьяна, волоча по земле оборванный повод. Мы остались одни перед лицом пока еще невидимого врага, бежать было бесполезно. Себастьян огляделся по сторонам и указал мне на большое ветвистое дерево.
- Лезь.
- А как же ты, Себастьян?!
- Лезь, я сказал! Хочешь стать волчьим ужином? Тут ты мне все равно не поможешь со своим луком. Эх, пришла беда откуда не ждали. Хоронились ведь от людей… – В его словах был резон, но мне было невыносимо оставлять его так. Вой раздался совсем близко, и я со скоростью вспугнутой кошки взлетела на дерево. Получилось удобно устроиться в развилке ветвей, и отсюда я взяла под прицел пространство под деревом.
Волки появились внезапно. Себастьян, уже вставший на обе ноги, оперся спиной о ствол дерева. Волки были мелкими и отощавшими, но в их глазах беспощадно горел голодный блеск. Себастьян не погиб в первую же минуту от того, что волкам попался на пути раненный конь. Это было страшное, просто жуткое зрелище, но я взяла себя в руки и выпустила первые несколько стрел в волков, побрезговавших конем в пользу Себастьяна. Он же махал топором направо и налево и ревел, как раненный медведь. Бить по движущимся мишеням было очень трудно, к тому же мешала почти наступившая тьма. Было слышно, как пару раз Себастьяна хватали острые клыки. Его крики боли и злости разносились, наверное, на многие мили вокруг. Мои глаза застилали слезы и я все чаще промахивалась. И вот наступил момент, когда я нащупала за спиной зловещую пустоту. Стрелы кончились. Несколько волков пытались карабкаться по стволу ко мне, но пока у них получалось плохо. А Себастьян в это время уже почти сполз на землю, его попытки отбиться становились все слабее, но и волки уже не так смело бросались в бой. И вдруг, среди волчьего визга и вскриков Себастьяна, я услышала новый звук. Сухо вжикнула стрела и впилась в бок одного из волков. Я судорожно огляделась и только тут увидела огни со всех сторон, похоже, это были люди с факелами. Они быстро приближались и я смогла разглядеть в их руках луки, косы, дубины, палицы и прочее оружие. Они ураганом обрушились на волков и перебили всех, кто не успел унести лапы. Я, тем временем, кубарем скатилась с дерева и кинулась к Себастьяну. Он еле дышал, глаза его были закрыты, голова и почти все тело залиты кровью.
- Нет, Себастьян! Нет!!! Только не умирай! Не умирай! – Слезы застилали глаза и горячими потоками срывались на грудь моему защитнику. Я скорее почувствовала, чем увидела, как меня подхватили под руки и оттащили от Себастьяна. Его же бережно погрузили на невесть откуда взявшуюся телегу. Я оглядела наших спасителей – это были крепкие мужчины с крестьянскими лицами, в добротных кожаных доспехах.
- Спасибо вам! Огромное спасибо! Если бы не вы, мы бы ни за что не отбились. Кто вы? – Вперед вышел высокий поджарый мужчина с черными, с проседью волосами. В его лице было что-то, что выдавало его, как вожака.
- Мы – жители села Большие Печенеги. В последнее время нам часто приходиться отгонять волков от наших домов и поэтому мы были наготове. Я местный староста. Мигель Сорока, к вашим услугам.

Мы шли совсем недолго. Село оказалось действительно большим, дома на околице стояли ровными рядами, отличались свежими изгородями и неперекосившимися крышами. Наверняка, эти дома построены совсем недавно. Во многих дворах горели факелы, люди сидели на скамейках и оживленно беседовали. Мне это казалось странным, потому что я помнила, что крестьяне моего отца ложились спать с последними лучами солнца, а в их деревнях было темно, как в лесу. Да, похоже, новый сюзерен успел здесь навести порядок, хоть и пробыл в этих краях совсем недолго. Но откуда в такой благополучной местности волки?
- Откуда волки? – Обратилась я к Мигелю Сороке. Он всю дорогу шел рядом со мной, в то время как я шла рядом с повозкой Себастьяна и держала его за руку.
- Да, волки это наша главная напасть. После того, как власть над этими землями перешла в длинные руки нашего хозяина, мы быстро поднялись «с колен». Отстроили новые дома, все мужчины оказались при деле – кто в замок ушел, кто здесь нашел занятие. Мы организовали оборону против нечисти и соседских захватчиков, построили наблюдательный пост, неплохо вооружились и обзавелись доспехом. Но эти волки как с ума посходили. Раньше они держались намного дальше. Кто-то говорит, что их привлекают разросшиеся стада домашнего скота. Но есть люди, а среди них по большинству – охотники, которые утверждают, что раньше волков сдерживала некая сила, причем бесовская.
- Что же это за сила? Если она от Нечистого, тогда зачем было волков сдерживать?
- В том-то вся и штука! Сила эта – Адский Пес, которого частенько замечали в этих краях. Его боялись и люди, и животные. Все мечтали поскорее от него избавиться и вдруг, он исчезает сам по себе. Ни слуху, ни духу. Народ сперва оживился, но тут пришли волки. Худые, злые, раньше перебивались чем попало, избегали Пса, а теперь учуяли богатую поживу. Мы, конечно, их к домам не подпускаем, но путникам и лесорубам приходится несладко.
Меня вновь передернуло от ужаса, когда я представила, что бы было, если бы жители села не успели к нам на помощь. Мы подошли к просторному дому, наверное, дом самого Сороки, бережно сняли Себастьяна с телеги и перенесли в одну из комнат. К нему тут же подлетели какие-то женщины с чистыми тряпками, горячей водой и настоями трав. В комнату степенно вошел белобородый старик в халате, который с головой выдавал в нем лекаря. Он одним взмахом руки заставил женщин посторониться и стал внимательно осматривать Себастьяна. Некоторое время он молчал, лишь прищелкивал языком, но вскоре выпрямился и посмотрел на меня.
- Кем вам приходится этот человек, юноша?
При слове «юноша» я опешила. Я совсем забыла, что на мне мужская одежда и что меня воспринимают, как мужчину. Я растеряно оглянулась на Сороку, который хмуро смотрел на Себастьяна. Затем я вновь перевела взгляд на лекаря, он ждал ответа.
- Он… Его имя Себастьян, он мой проводник… и мой друг. Он не в первый раз спас меня от гибели. – Я с ужасом поняла, что вот-вот разревусь. Шмыгнув носом и неловко утерев его рукавом, я продолжила. – Так вышло, что мы потеряли коней и…
- Ваши кони у нас. – Вмешался в мои объяснения Мигель Сорока. – Когда мы увидели их с оборванными поводьями, мы поняли, что случилось что-то неладное.
Лекарь внимательно нас выслушал и качнул головой.
- Ну, все понятно. Должен вам сообщить, друзья мои, что этот человек, несомненно, очень тяжело ранен. – У меня при этих словах перехватило в горле, и все-таки вырвались слезы. – Но я берусь его поставить на ноги. А если я сказал, что берусь, то таки поставлю. Я понимаю ваши слезы, молодой человек, не надо их стесняться.
- Спасибо вам, огромное! Как я смогу вас отблагодарить? – Я с запозданием подумала о том, что у меня совсем нет денег. Если отец Ульфилла и дал мне что-то с собой, то это осталось в мешках, привязанных к сбежавшему мулу. – Но… Я… У меня с собой нет денег…
- Это не важно. - Сказал Сорока. Он окинул мою одежду внимательным взглядом и, должно быть, пришел к выводу, что меня ограбили в дороге. - Наш христианский долг помогать ближним. К тому же, с недавних пор мы учредили помощь пострадавшим от нападения волков. Мы сумеем позаботиться о вашем друге.
- Да, но дело в том, - продолжил лекарь, - что лечение займет очень продолжительное время. Ведь я не Паладин, как наш хозяин сэр Ричард, одним прикосновением исцелять не могу. Так что вам придется либо ждать его выздоровления здесь не меньше месяца, либо ехать дальше одному. Решайте, молодой человек.
О том, что будет со мной, я пока не думала. Великим облегчением было уже то, что Себастьян будет жить. Похоже, Мигель заметил смятение на моем лице и поспешил меня успокоить.
- Не переживай, друг, утро вечера мудренее. Завтра, на свежую голову, все хорошенько обдумаешь. А пока пойдем, я устрою тебя на ночлег. Кстати, как тебя зовут?
- Я Ло… Лоран. Мое имя Лоран, извините, совсем забыл представиться.
- Ничего страшного. Пойдем-ка к Генриетте, она тебя накормит и в постельку уложит. Самая веселая и гостеприимная вдовушка в нашем селе. А дочки у нее, ух! Так бы и съел. – При этом Мигель заговорщицки подмигнул мне и с размаху хлопнул по плечу. Мне ничего не оставалось, как криво ему улыбнуться и молиться про себя, чтобы веселая Генриетта не положила на меня свой гостеприимный глаз.

Дом Генриетты, хоть и не был из новостроек, выделялся свежими красками и побелкой. Ворота были радушно распахнуты, а в окнах горел свет. Генриетта вышла к нам с улыбкой и распростертыми объятьями.
- Мигель, как я рада тебя видеть! Ты опять привел ко мне постояльца? Правильно, в моем доме всегда рады гостям. – Она игриво чмокнула Мигеля в щеку и подмигнула мне.
- Спасибо Генриетта, за мной должок. Это Лоран. На него и его спутника напали волки этой ночью. – Мигель умолк, а Генриетта сочувственно посмотрела на меня и тяжко вздохнула.
- Больше ничего не говори. Бедный мальчик! Ты должно быть так перепугался! И, конечно же, жутко голоден, проходи в дом скорее. И ты Мигель не стой на пороге.
Мы зашли в светлое помещение, которое больше напоминала маленькую таверну. Здесь стояла пара дубовых столов со скамьями, в маленьких нишах горели толстые свечи. Вход в соседнее помещение был отгорожен перегородкой, поверх которой можно было увидеть очаг и разделочный стол. Оттуда доносились удивительно вкусные запахи. Я перевела взгляд на Генриетту, при комнатном освещении она оказалась статной, миловидной женщиной средних лет, пышногрудая и крутобедрая. Волосы цвета дубовой коры были скручены в пучок на затылке. На загорелом лице выделялись удивительные светлые глаза орехового цвета, иногда в них проскакивали зеленые искорки. Мигель пожирал хозяйку глазами, что и не удивительно, такая красивая женщина! Мы сели за стол, а Генриетта стала носить еду: гречневую кашу, жареное мясо, свежий хлеб, пряную зелень и домашнее пиво. Я всё время старалась держаться как мужчина. Уже неловко было признаваться в том, кто я на самом деле, к тому же, так было гораздо проще. Голод напрочь выбил из меня светские манеры, я ела жадно, почти не пережевывая пищу. Генриетта смотрела на меня с материнским сочувствием, что и понятно, в ее глазах я была измученным отощавшим юнцом. Подбитый глаз и старательно изувеченная Себастьяном одежда дополняли общее впечатление.
Насытившись, мы с довольными лицами откинулись на спинки скамей. Мигель сытно взрыгивал. Я тоже попыталась сделать так, но только жалко икнула в ответ. Генриетта куда-то ушла, а через некоторое время вернулась с двумя девушками – своими молодыми копиями. Отличались друг от друга они лишь тем, что одна была высокая (выше матери) и худая, а вторая – приземистая и более коренастая. Но все же было видно, что это близняшки. Они очаровательно улыбнулись Мигелю, а затем перевели взгляд на меня. Похоже, я их несколько разочаровала, но они все равно приняли меня за аристократа.
- Добро пожаловать, ваша милость! Давайте-ка, мы вас проводим в спальню. – С этими словами они подхватили меня за руки с двух сторон и поволокли вглубь дома. Я оказалась в небольшой и чистой комнатке с кроватью, сундуком для одежды и распятьем на белой стене.
- Снимайте-ка вашу одежду, мы ее в порядок приведем. – Обратилась ко мне та, что повыше.
- Нет-нет, не стоит утруждаться милые девушки! – Я так отчаянно запротестовала, что они наверно подумали, что из-за волков я лишилась рассудка. Многозначительно переглянувшись, они пожелали мне спокойной ночи. Затем та, что пониже показала мне из окошка, где у них во дворе отхожее место, и они, смущенно хихикая, вышли из комнаты.
Сон не шел. Ворочаясь с боку на бок я думала о том, что же буду делать дальше. Ясно было одно – Себастьяна я с собой больше не возьму. Даже если он полностью выздоровеет, я больше не смогу его подвергать опасностям. Мне было стыдно оставлять его, но я знала, что здесь он будет в безопасности, а потом сможет вернуться в монастырь. А куда возвращаться мне? Домой? И как мне туда возвращаться? Ехать ли в замок здешнего сюзерена, зная, что его нет на месте? А может быть, меня просто выставят вон. Или еще хуже. Надо бы раздобыть карту…
Я встала с кровати и посмотрела в окно на то место, куда мне указывала одна из дочерей Генриетты. На цыпочках выбравшись из дома, я пошла по своим делам. На обратном пути, я оказалась под одним из раскрытых окон, откуда доносились голоса хозяйских дочек. Все таки я была женщиной, хоть и в мужской одежде, а потому остановилась, как вкопанная.
- Какой то он заморыш совсем. Худющий, щуплый, смотреть противно.
- Знамо дело, аристократ. Ихние мамки всю жизнь сидят в темных башнях, света белого не видят, затягиваются в корсеты, жруть, как дохлые птички. Не удивительно, что и дети у них родются заморенные.
- Ну да, ну да. Как же. А рыцари? Здоровые, как быки, красивые Ты ж их как увидишь, так у тебя подол сам собой на землю валится. Тож поди аристократы.
- Ну ты, Марыська, даешь. То ж бастарды! От ушлых мамок, да от шустрых папок пошли. Только барин за порог – на охоту собрался, как к его жене конюх какой расторопный, или пастух - шасть. А сам барин – не дурак: ехал на охоту, а сам в деревушку завернул. Вот тебе еще с десяток бастардов! - Они зычно загигикали, а я, сплюнув, пошла дальше.
Оставшуюся ночь я провела в раздумьях. Наутро я потихоньку выбралась из дому и пошла к дому Мигеля. Дверь была не заперта и спокойно прошла в комнату, где вчера лежал Себастьян. К моему огромному удивлению, его здесь не оказалось. Позади меня раздались шаги, я оглянулась и увидела Мигеля Сороку. Он был свеж – сна ни в одном глазу, чисто выбрит и уже не в духе. Хмуро глянув на меня, он сказа:
- Твоего друга перевезли в дом лекаря. У него там много комнат, где лежат больные. Можешь его там навестить.
- Спасибо… Господин Мигель, - Сорока при этих словах кисло поморщился, – извините за навязчивость, а у вас нет карты ближайших земель?
- У меня много карт. Какое место тебя интересует?
- Меня интересует, как добраться в королевство Фоссано, точнее в одну ее провинцию… Ну хотя бы до столицы.
- А, эта есть. Королевство Фоссано не так уж далеко отсюда. Наш сюзерен как-то уехал туда на турнир… Ну и долгие там турниры, скажу я тебе! Ладно, жди здесь.
Через пару минут он протягивал мне скрученную в рулон карту.
- Держи. Тебе повезло, что я собираю разные карты. Таких, как у тебя, у меня еще парочка осталась, не переживай.
- Спасибо, Господин Мигель. – Он снова поморщился. Похоже, не так давно ходит в старостах, раз не привык к такому обращению.
- Раз карту просишь, значит, решил ехать дальше?
- Да, мне надо. А Себастьян достаточно меня оберегал.
- Ясно. Пойдем, проведу тебя к дому лекаря, да и коней своих забери.
В доме лекаря мы пробыли недолго, Себастьян не приходил в себя. Я жутко волновалась, Но лекарь уверил, что он просто крепко спит, так как ему дали болеутоляющий настой из трав. Я подержала Себастьяна за руку, прошептала, чтобы он держался и вышла во двор до того, как снова не удержу слез.
На улице галдели мальчишки, ведущие под уздцы все ту же лошаденку Себастьяна и моего предателя-Гнедка. Я попросила, чтобы лошадь Себастьяна оставили до тех пор, пока он не выздоровеет. Гнедок же вроде как чувствовал за собой вину, он пятился, фыркал и старательно отводил глаза. Я подошла и похлопала его по шее.
- Эх ты! Бесстыжий. Ну ладно, не переживай. Я же знаю, что ты просто сильно перепугался. Я и сама… сам перетрухнул прилично. Мир?
Гнедок, наконец-то, повернул ко мне голову и ткнулся ею в мое плечо. Мигель, стоявший неподалеку, громко свистнул, и какой-то парняга бегом ринулся в сторону ближайшей хаты. Через пару мгновений он вынес оттуда пару мешков, явно с провизией, и привязал из к седлу Гнедка. Я вскорабкалась в седло и, вспомнив о манерах, которые мне пытались привить в доме моего отца, отвесила глубокий поклон Мигелю и всем, кто собрался меня провожать, правую руку при этом я держала на сердце.
- Спасибо вам! Спасибо вам всем! Мигель, - при этих словах Сорока наконец-то улыбнулся, - я всю жизнь буду помнить вашу доброту и заботу. Прощайте, друзья, надеюсь, еще увидимся!
Я пришпорила Гнедка, а деревенские мальчишки, воодушевившись моими прощальными словами, с веселыми криками побежали за нами вдогонку.



--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Tamplier
19 August 2010, 22:21
#7


Сволочь - это состояние души
*****

Местный
1 635
22.12.2005
Париж 1314 года
14 179



  1  


читают, только форум этот стал малопосешаемым.... ну и плюс лето, в отпусках многие


--------------------
"...Смысла жить дальше нет, если знать как устроен мир.." (В. А. Кипелов "Реки Времен")

Я любил и ненавидел
Но теперь душа пуста
Все исчезло, не оставив и следа
И не знает боли в груди осколок льда... (Ария, "Осколок Льда")
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Вещий
20 August 2010, 1:13
#8


Почти Писатель
***

Местный
173
8.4.2009
Москва
48 875



  2  


Может, тогда имеет смысл разместить этот фанфик на оф. сайте Орловского? Там все же посещаемость больше, отписываются намного чаще, а значит, и прочитает фанфик большее кол-во людей.
Ну, еще можно выложить и Вконтакте в группе Орловского, но там система не очень удобная: большие куски текста приходится разбивать на несколько постов.
Вторая глава мне понравилась больше. Все, Лоралея наконец-то одна, без своего Санчо Панса. smile.gif
Когда продолжение? wink.gif


--------------------
Ищущий Истину.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Лоралея
20 August 2010, 1:26
#9


Скиталица. Ульфилла прогнал за профнепригодность.
****

Местный
660
10.1.2006
Далёкого квеста...
14 448



  4  


Насчет размещения на других сайтах я пока и не думаю. Литфорум, как говорится, мой пробный камень. К тому же, я очень редко бываю на оф.сайте, там я почти никого не знаю, а лезть в чужой монастырь - неохота. Здесь же меня воспринимают как меня, а не как "Шамаханку". Вконтакте, я думаю, этой темой мало заинтересуются. Поживем - увидим.
Продолжение постараюсь выдать как можно скорее. Как я уже говорила, всё в голове. Самое трудное - облекать мысли в печатные слова: времени мало и жутко болит шея. wacko.gif



--------------------
Зам-м-мёрз-з-зла!!!
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post
Бобик
20 August 2010, 21:39
#10


Редкий читатель
*

Banned
24
14.6.2008
34 101



  0  


Лоралея... Во-первых, хорошо. Во-вторых, цикл движется к завершению, а потом будет объявлено свободное продолжение всем желающим:-) И лучшие будут опубликованы, это мы уже видели по "Княжескому пиру", "Троецарствию" так что я надеюсь, вскоре увидим и в бумаге. Я серьезно.
Go to the top of the page
Вставить ник
+Quote Post

7 V   1 2 3 > » 
Reply to this topicStart new topic

 

: · ·

· · ·

: 19 February 2019, 4:30Дизайн IPB
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru