- - -
Ричард Длинные Руки - Ядерный Герцог!
LitForum - Беседы о литературе > Персональные форумы > Гай Юлий Орловский
1, 2, 3, 4, 5
FolkenFanell
Цитата из книги:
"Ричард длинные руки - Ядерный герцог"

Бескрайнюю гладь океана озаряло тёплое и ласковое весеннее солнышко, одинокая чайка скорее задумчиво, чем искательно кружила среди редких весенних облачков. По-моему они называются перисто-кучевые, скользнула ленивая мысль. Природа настраивала на грустно-романтическое настроение, вспомнилась леди Лавиния. В глазах неприятно защипало и стало совсем уж слезливо и тоскливо. В трюме раздалось громкое ржание, послышался громкий хрумкающий звук, затем ещё и ещё. Ко мне подбежал капитан этой посудины, с каждым новым хрумом он бледнел всё сильнее.
- Ваша милость, - закричал он. – Мы же так утопнем!
- Не «утопнем» а утонем, балда. Капитан посудины ещё на берегу продемонстрировал, насколько он может быть нагл и надменен. Заломить десять золотых за трёхдневное путешествие, да ещё не на круизном лайнере, а на такой прогнившей насквозь галере! Ни тебе полуголых официанток, ни холодного мартини. Поэтому, едва вступив на борт, я понял какая он скотина. Впрочем, я не терял надежды ещё обшарить его карманы. Небось, как всякий капитан на своём корабле, мнит себя первым после бога. Пришла пора ему узнать, что первый после бога здесь – я. И опять я и всё время я. А капитан тем временем, ещё не зная о моих коварных планах, продолжал ныть:
- Ваша милость сэр Ричард де э-э… - запнулся он. Ещё и титул мой забыл, скотина, а ведь он мне не даром достался, а в кровопролитных боях. Неважно, что кровь лилась преимущественно чужая. Нельзя же так с титулами, ну вот нельзя и всё. Капитан, похоже, понимал не хуже меня, что сейчас ему будет чревато боком, скорее всего вспоротым. На лице его проступала титаническая работа мысли…
- Умный в лужу не пойдёт умный лужу обойдет, - припомнилось мне весёло-глумливое из прошлой жизни, а уж в том, что судовладелец, узнавший, что его корабль благополучно утоп, способен сотворить лужу не хуже матёрого спелкастера я и не сомневался. Направившись к трюму и размышляя о всяких благоглупостях, мне вдруг подумалось, что благодаря идиоту-капитану я с трудом избежал, ну совсем уж нелепой ситуации. Мне представилось, как я убиваю капитана, далее немая сцена и не факт, что экипаж этого «круизного лайнера» смирится с его гибелью. Мне его смерь меньше всего нужна, но если позволять себя о…
Под днищём корабля мелькнуло большое вытянутое тело и из воды, выше парусов, взметнулась чешуйчатая башка на длинной шее, побольше всех драконов, что я видел. Вместе взятых…раз в десять, - размышлял я отступая. Внезапно отступать стало некуда.
Пошарил за спиной. Так и есть – мачта. Другая рука привычно нащупала молот, выдернула его из петли на поясе. Я от всей души размахнулся и пожелал пучеглазой гадине, всплыть кверху брюхом. Внезапно подумалось: «А вдруг травоядное?» Словно в доказательство моих слов зверюга тонко скрипуче взревела, на палубу попадали комки водорослей. По палубе пополз запах, так распространённый на берегу моря – как будто что-то сдохло и протухло. Молот я швырнул как заправский атлет, на чемпионате мира или даже на олимпиаде: надрывая и почти разрывая все жилы в организме. Удар пришёлся гаду в правую скулу, башка на длинной шее яростно мотнулась, насколько позволяла длиннющая, выше мачт шея. Захлопал возвращающийся молот. Я даже ловить его не рискнул, поймаю лучше на обратном пути. На миг почудилось, будто под череп загнали ледяную иглу. Взглянул на зверя, тот помотал огромной башкой и раззявил пасть. В этот раз не для того, чтобы рыкнуть. Язык его выстрелил не хуже моего молота, хорошо, что я ожидал чего-то подобного и загодя отскочил под прикрытие мачты. Язык, покрытый присосками впечатался в дерево, и это дало мне несколько секунд, чтобы подхватить возвращающийся молот. А главное швырнуть его, теперь уж точно изо всех моих паладинских сил. Я целился в налитый нечеловеческой злобой глаз. Туда он и влетел, как граната в роскошное на пол стены окно, громко при этом чавкнув. С минуту ничего не происходило, будто дедушка всех морских гадов созерцал свой порушенный внутренний мир. Затем стало заметно, что рептилия медленно погружается в бездну океана. Чавкающий звук повторился и из соседнего глаза выметнулся, победно хлопая о воздух, мой много в чьих внутренних мирах побывавший молот. Рухнула перерубленная мачта. Капитан до этого щелкавший клювом, спохватился первым:
- Оно же нас за собой утащит! - вдруг заорал он. – Копья тащите, щучьи дети, а то и топоры, не дай бог не отпихнём – перерубать придётся.
- Чё перерубать?! - всполошился самый молодой из «морских волков» - Как это перерубать?! Валить на…
Матроса оборвал на полуслове подскочивший к нему капитан и со всего нерастраченного энтузиазма отвесил богатырский подзатыльник.
-Я сказал перерубать, мать…мать, мать! – бушевал капитан.
Сила всемирного тяготения, похоже, благоволила заполошному паникёру сегодня как никогда. Потому, что, рухнув носом на палубу, он проехал в таком положении всего каких-то пару метров. Почти тут же вскочил и бросив взгляд на живого капитана и мёртвого ящера, похоже сделал для себя какие-то выводы. Развернулся и умчался в сторону распахнутого лаза в трюм.
Остальные, надо отдать им должное, быстро приходили в себя, забегали будто муравьи: на первый взгляд хаотично, но похоже каждый знал, что именно от него, в данный момент требуется. Один из матросов первым притащивший копье, уперся зверю в морду, к нему присоединялись другие, в тщетной попытке отпихнуть многотонную тушу. Из-под воды виднелась уже только башка и маленький кусочек шеи.
«Ведь правда, утопнем, тьфу ты, утонем» - подумалось тоскливо. Меч царя хамелеонов лёг в руку и будто стал с ней одним целым, по лезвию побежали синие искры, ноги уже сами несли вперёд, к невиданному зверю, чью чешую не смог пробить молот королей.
Прорубить непробиваемые казалось чешуйки, каждая из которых была размером с тяжёлый строевой щит, оказалось на удивление легко. С позвоночником пришлось повозиться, даже представилось на секунду, словно нарезаю толстый кусок копчёной колбасы тупым ножом.
Корабль тряхнуло, мы стали медленно, но неумолимо заваливаться на правый борт. Меня швырнуло вправо, на миг я прислонился к куску сырого мяса, кровь у твари была ледяная. В голове стучала одна мысль: «только бы успеть» Наконец промёрзнув почти до костей, мне удалось отделить этот неожиданный, бесполезный и даже опасный, как я теперь понимал, трофей. Корабль качнуло обратно, правда, несильно. Через несколько часов на горизонте показался первый остров. Мы так и вошли в порт: с чудовищным креном на правый борт, чудовищно перепачканные тиной, кровью, а кто-то наверно испачкал и штаны, с чудовищной циклопической головой выходца из морской преисподней.
И тут со всем ужасом прозрения я понял что попал, ещё как попал. Ведь когда их спросят: «Откуда, мол, трофей?» все они как один дружно ткнут своими грязными пальцами с обгрызенными ногтями в меня.


Спрашивайте продолжение в магазинах города, а вообще на ваше усмотрение
FolkenFanell
Цитата из книги:
«Ричард длинные руки – Ядерный герцог»
Глава 3



За окном радостно чирикали воробьи, каркнула ворона, а может ворон. Пора бы уже антивирус абгрейдить вспомнил я. Сев на кровати я потянулся и вознамерился влезть в тапки, но на полу возле кровати стояли, чьи то немытые сапоги. Глянув на присобаченные к ним шпоры, я медленно и величаво, как подрубленная секвойя рухнул обратно в постель. Шарить по комнате в поисках моего верного компа не было никакого смысла, ровным счётом никакого, да…вот так вот и сходят с ума. Хотя, какой смысл валяться, это дома можно было понежиться в постели, щёлкнуть бы сейчас пультом от телевизора, посмотреть новости. Увидеть, как ковровые бомбардировки сменяются подковёрной вознёй. Э-эх, ладно без ящика для дураков как-нибудь, обойдусь, а вот без централизованного горячего водоснабжения тоскливо. Ладно, всем фыркающим по пути буду говорить, что принюхиваться неприлично, а к вечеру затребую корыто с водой, какими-нибудь травами ароматными… и поливальщицей или это называется спинотёрщица?
Чуть слышно скрипнула дверь, впуская смущенную служанку. И чего она глупая там смущается, как будто запристаю сейчас до потери пульса,…а может правда… запристовать? Всё-таки красивая, стройная, однако не как вешалка, а в меру, такая и зимой не замёрзнет и летом миленькая. Конечно попросись она проводить её из пункта А в пункт Б – сразу пошлю, но пока не просит же.
Служанка тем временем принялась выставлять с принесённого подноса разнообразные яства. Чтобы это могло быть? Признаться, я проголодался, ведь едва спустившись с палубы корабля, направился в ближайшую гостиницу и изрядно напившись, лёг спать. Память услужливо подкинула картинку из вчера, как я требую вина, а лучше водки. На что хозяин гостиницы, похоже совмещающий функции бармена, говорит, что вина много и разного, а вот водка он не знает что такое, но если молодой господин изволит сказать рецепт, то он со своей стороны попытается этот, несомненно, благородный напиток изготовить. Может, будь я в лучшей форме, и попытался бы объяснить трактирщику азы самогоноварения, но после встречи с обитателем морских глубин поджилки всё ещё тряслись, и требовали снять стресс. Посему мне ничего не оставалось делать, как махнуть рукой на бармена и затребовать в номер вина и побольше. Я и по лестнице то с трудом поднялся, в таком шоке пребывал организм, после встречи с обитателем морских глубин. Ведь, как известно не боится только тот, у кого скудное воображение, у меня то с этим всё в порядке, посему страшно мне было до ус…ну скажем усов. Пусть я их и не отпустил, почитая дурным тоном носить над верхней губой всякие излишества.
Мысли в не похмелённой голове медленно возвращались в день сегодняшний, чему немало способствовали вползающие в ноздри запахи с подноса. Прошла всего одна ночь с тех пор как прославленное некогда судно, а ныне полусгнившее купеческо-пиратское, бросило якорь в прибрежных водах здешнего острова. Пора бы уже смириться с мыслью, что это юг, а мне всё никак не удавалось. Нет, конечно, миновав портовые кварталы, нищие, пропахшие рыбой и, в общем, прямо скажем, убогие, я смог по достоинству оценить раскинувшийся на холмах город. Аккуратные небольшие двухэтажные домики (сразу видно – народ не бедствует). Дворец на вершине самого высокого холма пребывавший в запустении даже на первый взгляд. Подавив первый приступ хватать за грудки всех встречных – поперечных с криком: «А где технологии?!» Не называть же технологиями те же мощенные мостовые, отсутствие мусора на центральной площади и устройства очень похожие на водозаборные колонки на каждом перекрестке? К служанке я приставать всё же раздумал, вроде на хозяина гостиницы чем-то неуловимо похожа, папаша жениться, конечно, не заставит не того полёта птица, но вот отравить – запросто, а я предпочитаю безопасный секс. Потому наскоро позавтракав, чем бог послал, задумчиво перебирал ногами о мощенную мостовую. Внезапно скрутил приступ абсолютной памяти, воздух сотряс, или мне показалось, речитатив ударных, вступили басы, и захрипел бард:

Вечер умирал,
Наступала ночь,
Необычный бал
Грянул во всю мощь...

Стольная Москва
В толк не может взять
Что сюда спешит
Дьявольская знать

- Свят! Свят! Свят! – бормотал я, тряся внезапно оглохшей головой. Как неожиданно вспомнился услышанный, казалось, тектонические эпохи назад, концерт. «Действительно хрен поймёшь, благой это дар или проклятье» Если б ещё громкость можно было бы регулировать, тогда да – кайф, точнее услада.
- Молодой человек! – меня окликнул и принялся подзывать волосатый неопределённого возраста оборванец. – Вы, я вижу, благородного происхождения? – он будто утверждал, а не спрашивал. Да и трудно ли было догадаться? Ведь ножны меча поблёскивают золотыми накладками, да и золотые шпоры тоже при мне. Рубин в навершии меча тоже о чём-то, да говорит. Доспехи Арианта правда скрыты натянутым поверх камзолом.
- Всего за несколько золотых, по движению звёзд и прочих менее важных небесных тел, я предскажу вам, на ваше усмотрение, ваше будущее, судьбу, возможные опасности…
- Звёзды указывают путь слабым, сильные сами могут двигать звёздами! – может немного пафосное, зато верное высказывание сорвалось с губ автоматически.
-Ну что ж… - он на миг задумался, потом затараторил, видимо, боясь потерять клиента: – А вот тогда купите амулетик или талисманчик, первый предупреждает, когда на вас накладывают заклятье, а вот второй… да второй.
Он закусил губу и принялся озираться. Видимо никого, не обнаружив, продолжил:
- Второй, ну талисман, то есть, в-о-о-б-щ-е!…
- Слушай ты… - я чуть было не сказал «оборванец», но вовремя, причём мысленно шлёпнул себя по губам (ну и ловок же я, ай да сукин сын) и, сменив тон добавил: - …Любезный торговец, а что же талисман делает? Только без пышных цветистых подробностей давай и по существу…регламент, понимаешь…
- Честно говоря… - начал он призадумавшись. – …Впрочем, мнится мне, что догадываюсь. Талисман впитает те заклинания, что предназначаются вашей светлости.
Мысли сразу помчались в голове, громко цокая копытами: «Такой девайс мне не помешает. Я хоть и заклинание устойчивый, даже непробиваемый можно сказать, но природа этой устойчивости на сто процентов не определена, к тому же - подозрительно это. Умный маг насторожится, затаится и подготовит не магическую ловушку. А так сразу видно будет – дурень – дурнем, только талисман срежь, либо укради и мочи его фаерболами».
- Ахренеть, - сказал я, протягивая пару золотых. – Дайте две!.. то есть, оба беру.
- Ай, спаси вас… - начал он заздравную и замолчал. Хитрые глазки блудливо забегали по улице, прохожим – не заметил ли кто.
- И вас. – ответил я.
Сразу расхотелось продолжать разговор. Шагая дальше вверх по улице, вдруг подумалось, что вот допустим деньги понятно куда прятать – в мешок, он для них на поясе и висит. Куда убрать две побрякушки я понятия не имел. Может карманы пришивать пора, руки-то загребущие. Странно другое за два магических девайса я заплатил всего два золотых и оборванец, тьфу, ты маг не возмутился и даже, кажется, был благодарен мне за них. С другой стороны я как человек не понаслышке знающий, что такое лохотрон, ни на секунду не заподозрил подвоха. Может и правда кидалово, рассуждал я, разглядывая побрякушки. Устройства культа представляли из себя камушки на прямо скажем грязноватых верёвочках, один камень крепился или вернее был инкрустирован в металлическое крепление, врят-ли драгоценный метал сыродутное железо видимо. Так ничего и, не решив, заткнул побрякушки за пояс. Надо же, крутой колдун, а барыжит на базаре, словно бабка укропом. Интересно почему, неужели здесь так много колдунов что у них кризис с трудоустройством? Как такое может быть, неужели может существовать общество, в котором маг с его мощью и возможностью творить заклинания может остаться без работы? Маг работодатель это я ещё понимаю, но маг безработный это чушь. Или должно быть чушью, если только это общество способно раздавить разбушевавшегося мага походя, будто букашку, и он вынужден считаться с законами, этим обществом навязанными? Сколько безответных вопросов… Можно конечно постучать в дурака как мы с леди одной забавлялись. Только вот леди эта далеко и забавляется теперь с герцогом Валленштайном, старшим, сомневаюсь, что они там сейчас в дурака стучат, хе-хе. Вот так в размышлениях о былом я и сам не заметил, как настоящая мощеная дорога сначала превратилась в просто дорогу, а затем, съежившись до размеров заброшенной тропинки, вынесла меня к развалинам церкви. Видимо, местный люд уж слишком уверился в мысли о том, что неважно веришь ты в Бога или нет, главное чтоб он в тебя верил.
На фоне церкви мелькнула сутулая фигура и бесшумно скользнула внутрь. Ага, похоже, украинская ночь всё так же тиха, как и прежде… сомневаюсь, что это тайный богомолец. Может даже статься, что это я удачно зашёл. Затруднительно конечно передвигаться бесшумно, когда меч за спиной звякает при каждом шаге, сапоги со шпорами, отнюдь не придают бесшумности, прочий мерчандайз тоже дзинькает на все лады, но как говорится, кто не рискует, не пьёт сердечные капли. Попробую хамелеонить изо всех сил, может, прокатит. Я ж не ниндзюка какая-нибудь, чтоб хрясь и в дамки, но и в поддавки играть не собираюсь я, вообще почти не пью…последнее время. Медленно перебирая отпущенными для перебирания конечностями, подобрался, наконец, к руинам. Впрочем, полу обвалившаяся крыша это может и не руины вовсе, а так – хлеб для реставраторов. Скользнул под сумрачные своды. После небольшого «предбанника» открылось обширное помещение. Дыра в потолке, а вернее рваная рана в обширном, полусферическом куполе наводила на мысль о большом и добром раненном существе. Из отверстия, разгоняя тьму по углам мрачных сводов, сочился непрерывный поток яркого полуденного солнца. В голове, будто по волшебству всплыла пожелтевшая от времени страница, на ней медленно проступили строки:

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

- Вот тебе и привет из подсознания от дедушки Фрейда, ну Валленштайны, ну подсуропили, - голова в этот раз почти не болела, только чуть пульсировали виски, от прилива крови. - Привыкаю наверно.
Только сейчас понял что крадущийся «ниндзюка» мог и услышать моё бормотание. Однако ему было не до того, раскорячившись на четвереньках, он выводил на полу какие-то линии. Внимательно осматривал намалёванное и снова принимался ползать из угла в угол, даже язык от усердия высунул, разрисовывая почти треть святилища. Затем сверял свои каракули с содержимым книги, прижатой к груди, бормотал и громко шаркал коленями по мозаичному полу. Сомневаюсь, что он услышал бы выстрел из пушки над самым ухом. Ай да «ниндзюка» да он же никакой не шиноби, а чёртов сатанист! Сейчас, небось, пентаграмму ещё нарисует, кадилом его по голове! И точно, глубоко вздохнув, будто водолаз перед погружением и отклячив тощий зад, он ткнул мелом в угол и смешно подпрыгивая, побежал назад.
- Бог в помощь! – крикнул я, выходя на середину залы.
Чудак будто налетел на стену, взвился на полметра и вытаращился в мою сторону. Лицо его стремительно покрывалось красными пятнами, он судорожно схватился за сердце. Изо рта вырвалось слабое сипение. Он начал заваливаться навзничь, упав на пол, принялся сучить ногами по полу, отползая к стене. «Сейчас помрёт от инфаркта» скользнула холодная мысль. Ну не лечить же этого прожжённого сатанюгу, в самом деле. Вдруг на его лице проступило выражение невероятной сосредоточенности и волевого усилия. Прижав руку к груди, он хрипло прокаркал какую то тарабарщину, этот простой жест словно обессилил его до невозможности. К нему возвращался нормальный цвет лица, откинувшись назад и опершись о стену, он медленно приходил в себя. Всё ещё тяжело дыша, он пробормотал:
- Нельзя же так подкрадываться, молодой человек.
- Это надругиваться нельзя, а подкрадываться очень даже можно, – возразил я.
- И вовсе я не… надругивался! – возразил он, при этом, пристально глядя на меня, принялся нашаривать ненароком оброненную книгу.
- Я то думал ты сало перепрятываешь, а ты здесь анани…э-э... сатанизмом занимаешься. Кстати в свете того, что ты не надругивался, я вовсе даже и не подкрадывался. Может я от дождя, забежал спрятаться, громко при этом топая сапогами?
Близоруко прищурившись, он взглянул на мои пыльные сапоги, затем вытаращился на дыру в куполе, из которой непрерывным потоком продолжал, как ни в чём небывало, изливаться свет полуденного солнца и заявил:
- Нет там никакого дождя!
- Значит, кончился уже, - соврал я, не моргнув и глазом. – Так зачем ты надругивался?
- Вам не понять, - сказал он с некоторой заминкой. - Здесь кругом фанатики сначала одни пришли, построили церковь и принялись сжигать тех, кто в неё не ходит, затем пришли другие церковь разрушили и стали сжигать тех, кто в неё ходил.
- Вполне понятная пищевая цепочка – каждый поедает, кого может. Чего тут непонятного?
- Правда? – пробормотал он изумлённо, затем сбивчиво продолжил: - Дело в том, что я провожу безобидный алхимический опыт, по вызову потустороннего существа. Вы даже можете мне ассистировать…
- А зачем в церкви? Вот не понимаю я этого, чтобы создать что-то своё, необязательно портить чужое.
- Как же так? – изумился он. – Всё же очевидно: в церкви – потому что здесь пол, не на земле же чертить. К тому же дождём не смоет линии, ветром не задует свечи, а главное здесь давно уже никто не бывает.
- Ну, ты в натуре загнул конкретно. Думаю, небольшой эксперимент в познавательных целях нам простится. Господи! – воскликнул я, раскидывая руки в стороны и поднимая взор к куполу храма. – Не сочти за хулу и за праздное любопытство, а сочти, пожалуйста, за постижение истины и маленький химико-биологический эксперимент.
На миг почудилось, будто лопнула струна, под сводами храма разнёсся мелодичный перезвон колоколов и запел на тонкой ноте многоголосый хор, через мгновение повисла тягостная тишина.
- Что это? – прохрипел горе-сатанист, медленно отступая. – Это у вас там, правда, нимб над головой?
- Нимб говоришь? – спросил я озадаченно, одновременно пытаясь нащупать выше обозначенную конструкцию на макушке. – Что-то не нащупывается ничего. А что трава в этом году уродилась?
- Какая трава? – спросил он явно сильно озадаченный, словно не понимая, причём здесь какая-то трава.
- Не знаю – какую вы здесь курите, - сказал я с сомнением. – Однако эффект на лицо. Кого ты там вызывать собирался?
Подхватив с пола книгу, он раскрыл её посередине, быстро листая по десятку страниц. Поморщился будто бабка, потерявшая кулинарный рецепт и, послюнявив пальцы, стал перелистывать в обратную сторону, уже цапая листы поштучно. Я вообще скривился и чуть не сплюнул на мозаичный пол, в последний миг, сообразив, что в церкви на пол плевать вроде как не принято. Ещё удивляются, что мрут от всяких хворей и зараз, а нечего грязные пальцы облизывать. Только что по полу ползал, а теперь в рот тащит.
- Вот, – сказал он, разворачивая книгу ко мне и тыкая пальцем в картинку и схемы. – Здесь описан весь процесс, состав свечей, перечень ингредиентов, последовательность заклинаний тоже. Убедившись, что я внимательно ознакомился с той белибердой, что присутствовала в его книге он в нетерпении воскликнул:
- Думаю дальше ждать бессмысленно, приступим?
Он видимо и не ожидал моего ответа, на этот раз на лице у него проступило отрешенно-сосредоточенное выражение. Губы задвигались, полилось заунывное пение, затем шипящее бормотание. Пальцы взлетали вверх, оставляя дымные следы в воздухе, постепенно в голосе прорезалась скрытая допрежь мощь. Несмотря на первоначальное отсутствие, каких либо видимых последствий его действий, словно какое то предчувствие, охватило меня – сейчас что-то произойдет – что-то с большой буквы. Дымные линии не пропадали бесследно, на миг они складывались в зловещие символы, что бы в следующее мгновенье дополнить своим содержимым исчерченный мелом пол. В центре багрово вспыхнула пентаграмма, источая мрачные сполохи и бросая на стены причудливые тени. Несмотря на то, что обстановка явно накалялась, а иначе чем объяснить жаркий ветер непрерывным потоком задувший в лицо, чувак в балахоне продолжал свои половецкие пляски. Жаль, бубна у него нет, вышло бы совсем готично. Внезапно центр пентаграммы озарился красноватым светом, из которого медленно как на лифте выплывал некто. Сначала показались бараньи рога, затем заострённые кверху уши и налитые нечеловеческой злобой глаза. Едва проступив над полом, эти глаза под злобно сведёнными к переносице бровями стрельнули влево, вправо, вмиг обежали всё помещение и словно прикипели к кольцу на моём пальце. Выплывший следом за ними рот исказился в гримасе ярости, затем показался волевой, раздвоенный как копыто подбородок. А вот носа у него не было, лишь две вертикальные щели над верхней губой, как у летучей мышки, пожалуй.
- Кто посмел! – взревел рогатый. – Кто?! Сюда!!! Меня вызвал!
Он будто чеканил каждое слово, и делал это таким чудовищным басом, что дрожали стены. Я даже на миг забыл, что кольцо на моём пальце так просто не увидеть, а этот рассмотрел – рентген Ивана Грозного, чтоб его.
Следом за подбородком появилась раздутая из-за непомерных мышц шея, края пентаграммы сыпанули искрами и из пола проступили покатые борцовские плечи, перевитые узлами вспученных мышц и сухожилий. Следом массивные предплечья, плиты грудных мышц, восемь переразвитых кубиков брюшного пресса. Он ещё и на половину не вылез, меж тем возвышался над нами на целую голову.
- Ну что ж, наш эксперимент увенчался успехом молодой человек, - промямлил горе-сатанист с трудом скрывая волнение, и обратился уже к рогатому: – Поведай нам потустороннее существо, тайны бытия.
- Я те поведаю, - прохрипел демон, на миг, расцепив наши скрещенные, будто клинки взгляды, – Потом…в аду.
И, устремив взгляд на меня, сказал, словно клинком по точильному камню провёл:
- Что. Тебе. Надо.
- Уверен, что я, в смысле мне? – спросил я, внутренне содрогаясь, от присутствия такого огромного пышущего чуть ли не магмой, да ещё и рогатого, культуриста.
На миг показалось, что спортсмен из ада сейчас рассмеётся весело и жизнерадостно, как всякий спортсмен, но он лишь презрительно скривился в сторону человека с книгой.
- Не он же, - сказал демон, секунду поразмыслив в неуверенности и качнув в сторону чудака раздвоенным как копыто подбородком.
- Он, он, – ответил я, стараясь быть как можно более убедительным, и часовню тоже он разрушил, – добавил я зачем-то, наверно с перепугу.
- Ну знаете, молодой человек… - всполошился экспериментатор, но его оборвал звук до странного похожий на скрипнувший тормоз, с каким останавливаются лифты. Теперь мы оба с неудовольствием разглядывали «потустороннее существо», представшее перед нами в полный рост. В полтора человеческих роста, – он нависал над нами как скала, мускулистые ноги оканчивались вот уж неудивительно – раздвоенными копытами. В неровном свете пентаграммы, что бил снизу, предметы приобрели нереальные очертания. Даже не в полтора, подумалось внезапно – это моих полтора, а книжник в два раза меньше рогатого верзилы. А ещё одна странность в том, что в церкви им вроде появляться ни как не можно, или просто на святой земле, либо ещё как-то. А этот стоит себе и копытом постукивает, как ни в чём не бывало. Словно в ответ на мои мысли по стенам заброшенного святилища побежали искорки, демон в ответ на это принялся тревожно озираться и поёжился, затем обернулся к нам и прохрипел скороговоркой:
- Мне ведомы все ваши желания, смертные, но чтобы исполнить их мне нужно их услышать. Ну же, чего вы жаждите больше всего?
Тем временем искорки, срываясь со стен и купола храма, собирались вокруг пентаграммы, медленно и неспешно, но их становилось всё больше.
- Богатство! – прохрипел демон, - Власть! Бессмертие!!! Я в силах всё это дать! Стоит лишь захотеть… и произнести.
Повисло тягостное молчание, во время которого каждый думал о своём. Книжник, судя по изменившемуся лицу и лихорадочно заблестевшим глазам, напрочь забыл об эксперименте и торопливо придумывал чего бы такого пожелать. Мне тоже, на какое то мгновение померещились все блага, что способен породить разум двадцать первого века – куча денег в швейцарских банках, абгрейд компьютера с большой буквы, вереница спортивных автомобилей у порога прибрежного особняка, ну и, конечно же – стада фотомоделей, куда же без них. Хотя…по здравому размышлению, тому, кто способен доставать золото прямо из земли – нет большой надобности в бумажках с изображениями президентов и прочих – убогих добродетелями. Зайчик мой – любой ломбарджини дьябло заставит покраснеть со стыда за ходовые качества, а прибрежный особняк…что ж, тому над кем Господь простёр свою длань – особняк вряд ли нужен. На секунду даже стыдно стало за минутную слабость перед лицом искушения. Правда, остаются еще, ногастые модели и навороченные компы с выделенкой… ну да бог с ними.
- В общем, ничего у тебя нет, - заявил я, глядя демону в глаза и – хотя внутри всё словно заледенело от ужаса, старался ухмыляться как можно презрительнее, - Голодранец ты…
- Что-о?!! – взревел он. Рассерженное эхо ещё дробило о стены его яростный вопль, а массивная туша, уже преисполнившись ярости, шагнула в мою сторону и, громко лязгнув об пол копытом, так что подскочили обломки лавок – разбросанные по углам, налёг плечом на почти незримую грань пентаграммы. Может дикий вопль, а может что ещё, но чаша высочайшего терпения, похоже, переполнилась – искры до того водившие хороводы возле демона растаяли в потоке ослепительного света, лившегося казалось отовсюду. Объяв рогатую фигуру, свет вызвал новый приступ диких криков и порцию душераздирающих завываний. Книжник видимо начинавший, наконец, понимать с какими силами он тут заигрывал, а может потерявший последние остатки разума – медленно пятился к выходу. На лице его застыло выражение такого необъятного ужаса, что я всерьёз обеспокоился его психическим здоровьем. Удушливый чёрный дым повис в воздухе, постепенно расползаясь в стороны от обожжённой плоти. Тяжко взвыв, демон отшатнулся от ослепительных потоков света и, обратив ко мне обожжённое лицо, проорал:
- Ты мне ещё попадешься, человечишка!
- Смотри, как бы ты мне не попался! – крикнул я в закрывающийся зёв портала под ногами.
Выйдя из заброшенного святилища и очистив лёгкие от запаха гари парой глубоких вдохов, хотел окликнуть чудака-заклинателя демонов, но громкий треск в кустах не вызывал сомнения что тот всё ещё бежит. Бежит качественно – по спринтерски, без оглядки, и – бежать видимо будет ещё долго. Сомневаюсь, что таким уж большим препятствием для него станут, колючий кустарник, ручьи, заросли крапивы, овраги, быстрые реки и глубокие крепостные рвы, а там и до океана недалеко. Затем я словно почувствовал как за спиной в глубине собора, стремительно зарастает рваная рана в куполе. Настроение подскочило с утреннего «ну дайте ещё поспать» на «жизнь хороша» чувствовалось – день прожит не зря... но, что-то было не так. Какая-то неправильность засела на грани сознания. Внезапно стало понятно, что – гул погромче, чем от куллера на компьютере, потише, чем на какой-нибудь гидроэлектростанции, но от этого не менее назойливый неторопливо вползал в уши. Даже возрастал, по-моему. На миг на горизонте вспыхнула летящая параллельно земле звёздочка, на редкость яркая надо признать. В следующую секунду она уже занимала пол неба, словно второе солнце решило сегодня почтить своим присутствием грешную землю. Яркий свет дрогнул и замерцал, словно готовая перегореть лампочка, на миг, вспыхнув с прежней силой ослепительный шар света, резко прыгнул к земле, в мою сторону, вмиг сократил разделявшее нас многокилометровое расстояние. Отшатнувшись от жара опаляющего лицо, я приготовился к худшему: сейчас раскаленный плазменный шар врежется в меня вмиг испарит вместе с доспехами, взовьются в воздух комья земли как после взрыва авиационной бомбы, но я этого уже не увижу и… словно у ядерного реактора кончилось топливо – ослепительный свет померк. Изготовившись бежать куда-нибудь, я всё же оглянулся перед низким стартом и обомлел. Передо мной в воздухе висело раскалённое до красна ядро из глубины которого медленно проступили черты лица. Того самого лица, что немощно возлежало на кровати в ветхой избушке на краю леса. Того самого лица, что в последнем усилии приникло к чаше с собственноручно сваренным зельем…того самого лица, которому для достижения бессмертия не хватало самой малости – чистого незамутнённого небесного огня. Искорки с моего пальца хватило, чтоб обратить дряхлого умирающего мага в поток нейтронных, а может протонно-позитронных частиц. Но зачем он здесь, что ему от меня нужно, и почему на сформированном плазмой лице читается то ярость то бессилие.
- Перед тем как я испарю тебя и обращу в кучку пепла у своих ног, - пророкотал раскалённый шар. – Я желаю знать одно: ты знал, что твой огонь лишь временное решение?!
- Стой! – я попытался заслониться руками от всепожирающего потока пламени волнами облизывающего лицо. – Что?.. Да объясни ты толком!
- Значит, не знал… - прогудел раскалённый шар.
- Ты хотел бессмертия и…обрёл его, с моей между прочим помощью, - перешёл я в наступление и даже сделал шаг навстречу пламени, но жар стал и вовсе нестерпимым, почувствовав как начинают загораться волосы на голове, отскочил на несколько шагов назад, сбив пламя с начавшего тлеть камзола и прежде всего с волос на голове, понял – бровей у меня уже нет. За спиной нерушимо стояла, мешая нестись сломя голову прочь – нерушимая стена собора.
- Хочешь сказать, что не обрёл так желаемое тобой бессмертие? – проговорил я, скороговоркой регенерируя ожоги и стараясь не обращать внимания на прожженный во многих местах камзол. – Но ведь если я дал тебе возможность так измениться…и надо признать какое-то время ты функционировал вполне себе нормально…смогу и повторить процедуру.
Огненный шар уже не испускал волны жара ещё минуту назад так жадно лизавшие молоденькую поросль травы, съежившись до размеров кулака, он медленно мерцал, затухая и…таял.
- Хорошо, тогда давай попробуем… - прошелестел тихий голос.
Протянув к нему руку я даже не почувствовал жара, лишь лёгкое прикосновение подогретого воздуха, сосредоточился на миг… из вытянутого в сторону эксмага пальца стрельнула маленькая почти неприметная искорка…и на меня снизошло запоздавшее озарение: «Если всё получится, я же сгорю на месте!»
Мучительно потянулись мгновения, озаряемые то ужасом сгореть заживо, то слабой искоркой надежды, что это всё же не произойдёт. Наконец устав от неизвестности и собрав остатки воли, я медленно побрёл вдоль стены собора стараясь вжаться в неё как можно сильнее подальше от перспективы сгореть заживо. Шар с почти неуловимой для глаза скоростью взмыл в небо, вновь резанул по ушам низкий гул. Взлетев на высоту примерно двадцатого этажа на миг окутался нестерпимо ярким светом через мгновение подоспела волна почти нестерпимого жара и нечеловеческий хохот.
- Да! Получилось! – выл на низкой ноте плазматический шар. – Это шанс и я его не упущу.
Спустился ко мне и добавил:
- Я признателен тебе и рад что и дальше смогу пользоваться твоими услугами по продлению жизни, - добавил он с нажимом.
- Смочь то сможешь… - произнёс я в задумчивости. – Что ж…у нас намечается своего рада сделка, но взамен на каждый скормленный тебе витамин я потребую кучи мелких услуг.
- Посмотри брови у меня на месте? – обратился я к нежданному союзнику.
Состоящее из плазмы лицо на миг презрительно скривилось, затем губы исказились лукавой усмешкой и произнесли:
- Отросли…как новые.
- Я бы предпочел, чтоб как старые, - проговорил я, вознеся мысленно благодарную молитву посвятившим меня в паладины.
- Договорились странный рыцарь, - сказал он с благосклонной улыбкой. – С моей стороны посильные услуги, с твоей – подпитка моей сущности небесным огнём. А теперь давай на чистоту, какие именно услуги, может они вызовут отвращение у меня – скромного чёрного мага, бывшего, – добавил он и я ощутил в его голосе скрытую тоску по утерянным возможностям и в то же время гордость от обретённого могущества.
- Ха, прежде всего ну не рыцарь я а паладин, кстати, услуги достаточно необременительные… - сказал я и призадумался, что бы такого поручить нежданному союзнику. – Значит так…
- Паладин говоришь? – внезапно перебил он меня, - как же – знаю, соратников лечат, а себя ни-ни, возглавляют хрестьянских рыцарей, - добавил он, усмехнувшись, - в общем вполне бездарные сверхрыцари.
- Так то паладины церкви, – сказал я внутренне уязвлённый таким уничижительным определением, - а я паладин Господа – это что-то вроде Барлога только с обратным знаком и ещё круче и уж намного круче паладинов всего лишь какой-то там церкви.
- Ну-ну… - хмыкнул он снисходительно, как деревенскому дурачку.
- Не нукай, не запряг – проговорил я сквозь зубы, внезапно рассвирепев. – Или скажешь любому паладину под силу подпитать тебя мегаваттами божественной энергии?
Сформированный всполохами плазмы рот удивлённо приоткрылся и бессмертный проговорил в задумчивости:
- Не знаю…но обязательно попробую выяснить при случае…
Мысленно хлопнув себя по лбу, я опять же мысленно разбежался и отвесил себе богатырского пинка за такую идиотскую оплошность.
- Хотя, - проговорил он в задумчивости, - очень сомневаюсь, что кто-либо из них способен на такое, всё же ты какой-то неправильный паладин, - добавил он с усмешкой. И взмыв воздух собирался уже умчаться со сверхзвуковой скоростью но, спикировав обратно, спросил:
- Что за услуги-то?
- Да всё просто, на севере через пролив и чуть севернее – владения герцога Валленштайна, лёту отсюда всего ничего, если смотреть опять же отсюда, то левее его герцогства пустынные области населённые кочевыми племенами. Было бы неплохо, если бы их вождям явился пылающий шар огненного гнева их предков и сказал что-то вроде: Испокон веков жили мы в мире и согласии с герцогом, и духи предков были довольны.
Громко жизнерадостно расхохотавшись пламенный шар взмыл ввысь и, сделав мёртвую петлю, снизился обратно. На миг у меня возникло впечатление, что сейчас он отрастит жёлтую ладошку и примется стучать ею об землю, как один из интернет смайликов.
- А вторая? – пробормотал он сквозь смех.
- За хребтом мира, делящего землю на север и юг, расположено королевство, за которым в свою очередь расположено моё Амальфи – скромное я бы сказал поместье, найти его будет наверно несколько затруднительно, но карты с меня не спрашивай, я и сам смутно представляю, где оно. Так вот с востока Амальфи граничит с замком некоего Волка. Замок ему уже не принадлежит, а вот бывший владелец – сбежал…надо бы его найти. Нельзя ведь оставлять за спиной живых врагов, люди там живут хорошие, но наивные, а Волк этот тот ещё злодей и проныра.
- Понял, сделаю, - сказал смайлик, в глазах его на миг сверкнули багровые искры-угольки и я невольно поежился, вспомнив как сам чуть не сгорел заживо, даже неведомая защита от магии не помогла. Хотя, может если б не защита, то и собирать меня можно было бы в совочек.
- Пока всё, - развёл я руками, истолковав это как конец разговора, багровеющее раскалённое ядро взмыло в воздух и – вмиг окутавшись нестерпимым плазменным светом, рванулось к горизонту. Пытаясь сморгнуть фиолетовые глюки перед глазами я неспешно направился обратно в город. Надо проведать зайчика и бобика как там поживают два самых родных и близких мне существа. Под ноги опять легла мощёная булыжником мостовая, по обочинам то там, то сям попеременно начали появляться первые пригородные не то хутора, не то особняки, не замеченные мной в задумчивости по пути к церкви. Надо же и аккуратные декоративные заборчики у них тут есть – прямо загнивающий запад какой-то, а не юг, но жарко как в Африке или на тихоокеанском побережье. Впрочем, в камзол так, кстати, прожжённый во множестве мест – задувает лёгкий ветерок и жизнь продолжается, правда подташнивает что-то и лёгкий приступ слабости говорит о том, что организм борется с повреждениями. Какими интересно? Неужели две за день неожиданные встречи, так ударили по нервной системе, что она занервничала, и начался стресс? Вроде – нет, может бацилла, какая или сальманелёз из яиц, что ел на завтрак?
Тем временем по обочинам дороги то там то здесь возникали люди, спешащие по своим делам, на крестьян не похожи, скорее – горожане. Вот и очередь из женщин, с кувшинами на плечах, надо же – набирают воду из колонки – цивилизация здравствуй, подумал я с горькой усмешкой.
Вступив на рыночную площадь, я сразу привлёк к себе всеобщее внимание, люди шептались украдкой, склонив, друг к другу голову, некоторые даже тыкали мне вслед пальцами. Моё внимание привлёк тучный торговец, уютно расположившийся в тени накинутого на жерди тента, судя по расставленным на деревянных подставках и разложенным на циновках мечах – он торговал оружием. Вернее торговал – громко сказано, скорее лениво возлежал на циновке и ещё более лениво кидал себе в рот изюм с блюдца, время, от времени запивая его прямо из кувшина. Судя по осоловевшему взгляду – квасил.
Ветер принёс стойкий запах тухлятины, настолько сильный, что сразу представилась огромная куча, даже гора протухшей рыбы. Кто же так небрежно относится к своему торговому делу, что позволил протухнуть такому количеству рыбы? Впрочем, не моё дело, потерплю, подумал я и направился к торговцу оружием. Подойдя к нему на расстояние пары шагов, заметил в его глазах проснувшийся, было интерес но, окинув взглядом мой наряд, в запачканных сажей и закопчённых проплешинах, скептически сморщился и отвернулся.
Мне же на торговца было глубоко и смачно наплевать, ведь окинув взглядом представленный ассортимент и не увидев ничего кроме заурядных полосок стали любою из которых мой меч перерубит с сильного замаха, а если ударить в пол силы оставит глубокую зарубку я увидел и Меч. Ржавый, даже на первый взгляд ветхий и старый, но на нем словно незримыми буквами было написано «Хрен перерубишь». Протянув к нему руку, я уж было собрался ухватиться за рукоять, но из глубины тента сливающегося с палаткой раздалось глухое повизгивающее рычание, сверкнули две пары зеленеющих глаз и на меня выскочили две огромные гиены. Сердце ухнуло в пятки. В ошейниках с шипами они принялись кружить возле меня, иногда порыкивая и взвизгивая. Вот же дрянные создания, а ещё читал я они от кошек произошли. Вернее не туда свернули по эволюционной тропке и стали не кошками, а гиенами, правда в отличие от тех же кошек дрессировке поддаются, пусть и хуже чем собаки, вроде и гепардов можно так на поводок посадить за неимением друга человека. Давясь изюмом, торговец произнёс:
- А фы не фаруй, мои фверюфки кофо фочешь порфут, – и, прожевав, заявил: - А стоит мне пальцем прищёлкнуть и правда порвут.
Такой наглости моё рыцарское и всё из себя паладинское достоинство стерпеть уже не могло. Поддав с размаху ногой по наглой гиеньей морде, я ухватил вторую под шипастый ошейник и с усилием оторвав от земли, размахнулся ей и от души приложил об землю. Пока первая из гиен терла лапами отбитый нос и, пошатываясь, силилась подняться, а вторая не подавала признаков жизни, я шагнул к торговцу.
- Ты, может быть, думаешь, что пальцем можешь щёлкать только ты?! – взревел я раненным носорогом, - Так знай, если пальцем щелкну я – ты со своими цепными отродьями сделаете под себя лужу размером с озеро Мичиган.
И добавил почти ласково:
- Но ведь это же не повод им щелкать, правда?
Торговец бледнел на глазах, наконец взгляд его упёрся в рукояти мечи за моей спиной – Арианта слева и Царя Хамелеонов справа, глаза закатились, он кучей трепья осел на циновку и пару раз всхлипнув молитвенно протянул ко мне руки со словами:
- Ваше…э-э…сиятельство, тойсть что я,.. высочество, я ж не знал я ж не думал, я ж думал оборва…э-э…то есть не разглядел стало быть, а вы в квесте, а я попутал!
- Вот этот клинок мне по душе, - сказал я указывая на ржавый прержавый каких свет не видывал меч.
- Что вы ваше высочество! – вскричал он в притворном испуге, - Да разве эта ржавь по руке вашему высочеству, у меня есть чудесные клинки, прекрасная голубая сталь с зелёными прожилками – всадника вместе с конём – вжих и нет. Правда, смотря кто рубит, - продолжал он, заискивающе глядя в глаза. – Но вы ваше высочество…такая стать – настоящий рыцарь!
- Да, - пробормотал я, - Такая стать, я мог бы космонавтом стать.
- Что простите?
Пропустив мимо ушей весь бред, что вылил на меня торговец, я в нетерпении ухватил, что уж лукавить – кусок ржавой стали, когда-то возможно бывшей прекрасным мечём. Клинок был тёплым, словно его только что касалась незримая рука и почти невесомым, как таким рубить? Внезапно с лёгким шелестом осыпалась ржа и рассеялась под порывом ветра. Меч заиграл на солнце, переливалось зеркальной чистотой лезвие без единого следа прикосновения точильного камня, пара маленьких злых сапфиров посвёркивали в гарде и изумруд в навершии.
- Как же это? – изумился торговец, злобно пыхтя, - Позвольте ваше высочество.
Я подкинул меч в воздух, он ловко перехватил его за рукоять, крутанул пару раз жестом профессионала, на миг клинок исчез и передо мной возник – словно самолётный пропеллер. Пропеллер вновь стал клинком и…на глазах стал покрываться ржавчиной!
- Ну-ка дай сюда! – воскликнул я в нетерпении, торговец вытаращился на стремительно ржавеющий меч и чуть не выронил его. Я же по-новому взглянул на торговца. Вот так всегда с первого взгляда недооцениваем людей, а меж тем, может он и огонь, и воду в молодости прошёл, а сейчас стар и толст – правда, но ведь кое-что осталось.
Торговец смертью изящным жестом протянул клинок рукоятью вперёд, уже принимая из его рук меч, а почувствовал, как сталь дрожит, словно в нетерпении и от лёгкого прикосновения пальцев начинают невесомой пылью осыпаться рыжие уродливые наросты.
- Сколько? – спросил я не в силах скрыть дрожи в голосе и оторвать взгляд хоть на миг от такого зеркального чуда.
- Берите так, ваше высочество, - сказал он с некоторой заминкой, - Я же вижу что меч ваш, хоть и не принято у нас верить…в высшие силы, но не отдать его вам было бы грешно.
- В моих краях не принято дарить оружие, ну ножи там и прочие алебарды.
- Дикий народ! – вырвалось у него, - То есть я хотел сказать весьма необычно.
- Ха, на этот случай есть одна хитрость можно принести в дар, но тот, кому дарят должен отдать взамен мелкую монету. Держи, - кинул я золотую кругляшку.
Поймав золотой и разглядев «мелкую монету» он на мгновение нахмурился и произнёс:
- Действительно странно, я то рассчитывал сбыть его местному кузнецу в переплавку, чудны дела твои… - и, вздохнув, замолк.
- Извини уж, что так с любимцами твоими вышло, - сказал я, действительно раскаиваясь.
Попытался нащупать гиен тем, что так легко позволяло исцелять, резко кольнуло в носу – ага, это первая – та, что я пнул, дикая резь скользнула по позвоночнику и волны почти нестерпимого холода принялись бродить из конца в конец организм – это вторая. Накатила слабость.
- Приходите ещё ваше высочество, - сказал мне вслед торговец.
- Может и приду, - сказал я не чувствуя правда особой уверенности в этом. – И не зови ты меня высочеством, я скромный граф.
Провожая меня вмиг остекленевшим взглядом, безымянный торговец всё же произнёс:
- А как ваше высочество графское следует вас графьёв именовать – сиятельство, что ли?
- Да я и сам не знаю точно, - ответил я смутившись.
- Как же так? – удивился он. – Вас же с детства учить обязаны разным наукам и как вас все величать должны тоже…
- Да что ты, родной… Меня такого умного – учить, только портить.
И затерялся в толпе.
Уверенно идя сквозь толпу рынка как атомоход во льдах Арктики, лишь изредка расталкивая зазевавшихся простолюдинов, я мысленно удивлялся сам себе. Два меча за спиной третий в руках, а боюсь, что ограбят и меч отнимут, вот же…анекдот прямо.
Что-то тяжёлое обрушилось сзади на голову, швырнуло вперёд, я чуть было не упал, с трудом удержавшись на ногах, резко обернулся. Я ожидал увидеть что угодно, начиная от стаи бешеных драконов и заканчивая любым недоброжелателем, которых я в последнее время нажил немало. Действительность как всегда превзошла самые невероятные предположения.
Андрес
Это из настоящей книги или нет?
necros4
Ведь это третия глава, а где остальные ohmy.gif
Лоралея
Ни фига себе - финт ушами! huh.gif Это нам всю книжку тут выложат?! wink.gif Братцы, забесплатно! cool.gif Что-то я ни хрена не понимаю... dry.gif
Сергей ICE
Цитата(Лоралея @ 07 May 2006, 21:48)
Ни фига себе - финт ушами! huh.gif  Это нам всю книжку тут выложат?! wink.gif  Братцы, забесплатно!  cool.gif Что-то я ни хрена не понимаю... dry.gif

Дорогая, ты невнимательно читаешь РДР:
"Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, причем только для второй мыши" biggrin.gif
Лоралея
Тогда в очереди за этим "сыром" я, пожалуй, пропускаю вас вперед! rolleyes.gif wink.gif smile.gif
Сергей ICE
Цитата(Лоралея @ 11 May 2006, 11:50)
Тогда в очереди за этим "сыром" я, пожалуй, пропускаю вас вперед! rolleyes.gif  wink.gif  smile.gif

Эх, чего не сделаешь ради красивой девушки.
* Спокойно проходит вперед и мышеловка не работает *

Вспомни ка про случай С девушкой, собакой и мостом.
rolleyes.gif
Влипла ты короче. rolleyes.gif tongue.gif
Лоралея
Ой! Мне даже стало почти стыдно. unsure.gif Смутилася я даже немножко! sad.gif Но что поделаешь, вот такая я, зато правду говорю. rolleyes.gif
wink.gif
Равлик
Вообще очень похоже... Только складывается впечатление, что автору до смерти хочется комп апгрейдить. Да и некоторые неточности пытается исправить по предыдущим книгам, если, конечно, это действительно Орловский?
zippo_btl
Нет мне кажется это не Орловский писал - если мне память ни с кем не изменяет(кстати цитата), то Волка РДР в де Амальфи молотом расплющил.
Ustas
Молотом расплющил Одноглазого, а Волк убежал.
sir_GOGA
может я немного позно unsure.gif , но текст "третей главы" явно не Орловский да и до этого.

Я читал книги про РДР когда они были в обложке как у Головачева и недавно перечитал первые три книги и почувствовал изменения. Всетаки автор прислушался к "гласу народа" и поменял вних кое какие мелочи, получилось только хуже blink.gif .

Наверное эти пол года, когда не было новых книг, он занимался переделкай первых?
FolkenFanell
С добрым утречком biggrin.gif laugh.gif biggrin.gif
Tamplier
О, как замечательно, что появился г-н FolkenFanell... Где продолжение "РДР - Ядерный герцог" ??? smile.gif Вы почему это игнорируете пожелания народа mad.gif Ну ка кыш за сочине.....ой, перепечатывание книги... cool.gif
FolkenFanell
Да перепечатываю я, а скоро только мухи женятся tongue.gif
Tamplier
Цитата
Да перепечатываю я, а скоро только мухи женятся 

Ну хоть когда примерно оно появиться??? Хотелось бы до появления "Бургграфа"....
P.S. Ну не толькл мухи......кролики еще есть, да и китайцы тоже smile.gif
ytzcsnm
FolkenFanell Слушайте, пока делать и делить нечего, может все дружно напишем сами книгу РДР? Можно сделать отдельную тему и шлифовать ее. Сами найдем шутки, сюжет, героев, ситуации. Вот избранный вроде написал, что пишет фентези. А что, мы хуже? Откликайтесь, истинные поклонники творчества ГЮО! Что толку флудить! За дело! Думайте дня три, а я создам тему в любом случае. smile.gif
Kристофер де Марк
ytzcsnm Поддерживаю. Со своей строны мог бы сделать примерный "скелет" книги. Кто-нибудь бы только нашел бы шутки и приколы. smile.gif
З.Ы. Один сторонник у Вас уже есть. Не думал уж, что такой критик дело предложит...
FolkenFanell
Цитата(Tamplier @ 30 July 2006, 12:48)
Цитата
Да перепечатываю я, а скоро только мухи женятся 

Ну хоть когда примерно оно появиться??? Хотелось бы до появления "Бургграфа"....
P.S. Ну не толькл мухи......кролики еще есть, да и китайцы тоже smile.gif
*


Скоро smile.gif Надеюсь выложу на выходных, в крайнем случае через неделю cool.gif
Загвоздка в том, что я задумывал выложить несколько больше чем предыдущий отрывок но времени мало sad.gif

Цитата(ytzcsnm @ 01 August 2006, 9:33)
FolkenFanell Слушайте, пока делать и делить нечего, может все дружно напишем сами книгу РДР? Можно сделать отдельную тему и шлифовать ее. Сами найдем шутки, сюжет, героев, ситуации. Вот избранный вроде написал, что пишет фентези. А что, мы хуже? Откликайтесь, истинные поклонники творчества ГЮО! Что толку флудить! За дело! Думайте дня три, а я создам тему в любом случае. smile.gif
*

Лучше не "все дружно" ( от каждого по способностям) а каждый делает свой отрывок а вместе составляем только кому о чём писать и общую конву, во biggrin.gif
Озаглавить можно: 1день из жизни РДР, к примеру rolleyes.gif
FolkenFanell
На мне ядерный герцог так что в ближайшее время - вряд ли. Буду дальше перепечатывать rolleyes.gif
Kристофер де Марк
FolkenFanell Вы не поняли. Пишете Ядерного Герцога, но вывешивайте на Альтернативе, пожалуйста. smile.gif Удачи.
FolkenFanell
Цитата(избранный @ 04 August 2006, 11:51)
FolkenFanell Вы не поняли. Пишете Ядерного Герцога, но вывешивайте на Альтернативе, пожалуйста.  smile.gif  Удачи.
*


Повешу в цитатах как и раньше. Какой смысл менять дислокацию smile.gif
Будет желание скопируете в альтернативу, модеров всёравно нет biggrin.gif
Kристофер де Марк
FolkenFanell Не имею ничего против. smile.gif
FolkenFanell
Цитата из книги:
«Ричард Длинные Руки – Ядерный Герцог»
Глава 4

Передо мной, расставив красивейшие надо признать ноги, стояла девица, а может девушка, кто её знает, красивенькое лицо пылало от негодования. Мне невольно подумалось, что проблема всех красивых женщин может в том и состоит, что любая их эмоция будь то гнев радость или задумчивость воспринимаются с налётом сексуального влечения. Вот и сейчас она сердится на что-то, а я первым делом обратил внимание что лицо и ноги просто обалдеть.
- С-с… - попытался выдавить я.
- Не нравится? – в глазах ее заплясали недобрые огоньки. - Что, ругаться будешь?
Откашлявшись, я просипел: - Ты это, с-с…соображаешь?! Я же мимо шёл, никого не трогал!
- Ах, не трогал он! – будто взбесилась брюнеточка. – А то, что весь город провонял рыбой, на пристань со всего острова слетается всякая крылатая пакость, в городе не продохнуть от запаха тухлятины! Корабли ежедневно покидают манор десятками, и ни один не пристаёт к берегу! Те же что входят в гавань сразу разворачиваются и уплывают на всех парусах! Это у тебя называется «не трогал»?! Ты тогда скажи, когда потрогать соберёшься!
Признаться только теперь до меня начало доходить, откуда так несёт тиной водорослями и протухшей рыбой. Конечно, простояв почти два дня на раскалённом солнцепёке, голова морской рептилии начала, мягко говоря, подгнивать. Видимо, с учётом развития здешней цивилизации снять её удастся только магическим путём. Убрать её попросят наверняка, вот же – уже «просят».
Пока я пребывал в задумчивой растерянности, а в простонародии – тупил, девица отбросила корзинку с овощами. Видимо этой – то корзинкой я и получил сзади по башке. А ведь для простой пейзанки уж слишком строго и надменно она со мной говорит – словно гвозди забивает. И меч на поясе болтается – тонкий, судя по изящным в золотой отделке ножнам. Значит точно не крестьянка…
К нам подбежала какая-то бабка с заляпанным подолом, диким взглядом обвела представшую перед ней видимо и впрямь удивительную картину, быстро подхватила корзинку и с поклоном умчалась. Видимо подальше от двух рассерженных благородных господ.
И тут я сложил два и два, получилось как ни странно четыре. Ведь одета она как?! Правильно не по-крестьянски, а если учесть обтягивающие аппетитную фигурку штаны – получается и вовсе порнография по здешним меркам. То-то бабка взглянула на неё так неодобрительно. Наверняка местная какая-нибудь баронесса, а то и графиня, которая на местное общественное мнение смотрит как солдат на вошь. Тебя здесь только и не хватало, подумал я вдогонку. А пауза то, кстати, затягивается, надо бы уже перехватывать инициативу и брать на себя повышенные какие-нибудь обязательства, типа убрать башку с корабля и из бухты кстати тоже.
Хотя как её уберёшь теперь, она наверняка весит тонн десять. Как ещё не утопли, тьфу не утонули по пути? Возможно удастся отплыть подальше и затопить судно, но не факт, разыграйся хоть маленький шторм и всё – утопнем… Тьфу! Я убью этого капитана, вот же заразил словом-паразитом!
Девица меж тем продолжала воспламенять меня взглядом, из толпы вынырнули слегка запыхавшиеся латники и окружили ее, зорко поглядывая по сторонам. Меня тоже удостоили парой взглядов. Удивительно, но на меня – человека благородного сословия они поглядывали с нескрываемым призрением. Любая деревенщина прочла бы на их рожах: «Если ты низшего сословия, то достоин презрения, а если высшего, почему одет в дырявый закопченный камзол да ещё пыльный к тому же?» А уж мне – выходцу из двадцать первого века легче лёгкого прочесть на их лицах – как на заборе.
- Позвольте представиться, - сказал я, решив соблюсти хоть какие то приличия и в тайне понадеявшись, что, услышав о моём статусе меня больше по голове, ничём бить не будут. – Граф Валленштайн, Бургграф.
Поразмыслив чуток, решил – гулять так, гулять и добавил:
- Ричард де Амальфи, барон, а так же Властелин множества замков.
- Вы хотите сказать, - произнесла она в раздумье, - Что все эти благородные господа скоро составят вам компанию?
- Что вы, - начал я и уже понимая, что имя и титул собеседницы мне неизвестны, продолжил: - Благородная госпожа, все эти благородные господа это вовсе не господа, то есть не… В общем это всё я, скромный граф, бургграф, барон и властелин замков.
А про себя подумал, что сказывается обалдевание от присутствия такой сказочно очаровательной особы, помноженное на многомесячный целибат.
Красавица на миг нахмурилась – словно тучка набежала на гладкую поверхность молочно-белого озера. Мимолетный взгляд на предводителя металлистов и вот уже он, щёлкнув каблуками, выкрикивает:
- Её светлость Герцогиня Лихтляндтенштейндская Амаретта!
Герцогиня склонила очаровательную головку в шутливом поклоне, больше напоминавшем кивок одобрения расторопному слуге. Затем, словно бы сочтя церемонию официального знакомства оконченной, неспешно направилась в направлении избранном и мной. Правда теперь получалось, что это не я иду по своим паладинским делам, а как бы следую за ней, да и на издевательский кивок стоило бы обидеться, а впрочем, ладно – за столь великолепную фигуру – простительно.
- Кстати приношу вам свои извинения за неподобающий любому из ваших титулов приём, – сказала она с заметным сожалением в голосе.
Я даже с шага сбился от услышанного. Она что – извиняется?! Да не может это быть, ну явно что-то задумала. Я бы ещё понял, если б она сохраняла непроницаемое молчание и ждала слов сожаления от меня. Растопырив ноздри, пошире, я попытался принюхаться, поначалу чуть не вывернуло на изнанку от тухлого запаха. Так от герцогини пахнуть не может, принюхался ещё, уже стараясь фильтровать и отсеивать посторонние флюиды. Затем, видимо от моей спутницы, донёсся лёгкий аромат жасмина и ещё целого букета трав и цветов, однако коварством от неё не пахло. И всё же даю пирсинг на отрывание что то она замышляет – коварное… И в цветах специально извалялась, чтоб я значит не учуял.
- Ну что вы, какие пустяки, - возразил я, разводя руками, - Не то что б было приятно, но всё же, от вас такой знак внимания к моей скромной персоне.
Щёки её вмиг окрасил лёгкий румянец, положительно она нравится мне всё больше.
- Впредь постараюсь быть сдержаннее, - заявила она с ноткой лукавства в голосе.
- Не стоит себя сдерживать, - поторопился я возразить, - И знаете, мне было бы приятно, если бы и дальше, вы удостаивали мою скромную персону своим вниманием.
- Рада, что моё общество вам приятно, бей Ричард.
- Бей?! – удивлённо воскликнул я. – Не надо, ну, пожалуйста, ещё один удар и моя бедная голова расколется, а мозги изжарит вкрутую, знойное солнце вашего края.
Уста её озарила белозубая улыбка, легко и задорно рассмеявшись, она произнесла:
- Это столь древний обычай, что никому уже неведомо, почему, но всех благородных в нашем островном маноре зовут именно так. Традиция, – добавила она, растягивая на слоги слово, видимо опасаясь, что столь мудрёное мне сильному и отважному воину не понять.
Картинно почесав в затылке, я выдал несколько маловразумительных реплик:
-А-а? Э-э-э. Ну, в общем да. Однако.
А затем произнёс:
- В данном аспекте с точки зрения банальной эрудиции мы с вами не можем игнорировать тенденции парадоксальных эмоций, но каждый локальный индивидуум как вы, должно быть, понимаете, не в состоянии опровергнуть критерии соответствию которым требует от нас общество.
Взглянув на свою прекрасную собеседницу, обомлел, оказывается, я разговаривал с воздухом, а, обернувшись, увидел её в нескольких шагах позади. Герцогиня смотрела мне, вслед пытаясь одновременно и скрыть проступившее на лице удивление и, стараясь не хмуриться. Получалось у неё плохо.
- Как вы находите мои владения? - спросила она, видимо решив замять смутное ощущение неловкости возникшее между нами. Всё же второй раз так меня, МЕНЯ недооценить!
- Занимательный образчик пост-апокалиптической архитектурной мысли, – ляпнул я, поскольку в мыслях был далеко.
Вслед за этим мне было продемонстрировано сочетание бровок называемое – домик, или правильнее сказать бровки домиком, признаться лучшего домика я в жизни не видел.
- Только башня всё портит, - внезапно добавила она.
- Где, на домике? – спросил я, пребывая в некотором остолбенении.
- На домике? – настала её очередь удивляться.
Бровки на этот раз взлетели на очаровательный лобик. А мне ничего не оставалось делать, как выкручиваться, не признаваться же ей в своих недо-сексуальных фантазиях. Потому я так прямо без обиняков и сказал:
- Это я родину вспомнил, родные пенаты – домик, то есть замок, где скакал на деревянной лошадке и рубил крапиву деревянной шашкой, а на голове криво сидела зелёная будёновка с красной звездой, - вздумалось вдруг присовокупить к своему монологу высунутый язык, но это уж будет слишком, наверно.
- Вот она, присмотритесь, - сказала герцогиня, одновременно указывая куда то в сторону. – Не так сморите, а краем глаза, прямым взглядом её не увидеть!
- Как будто «кривым» увидеть, - пробормотал я себе под нос.
Присмотрелся, пробуя косить взглядом, словно зайчик на марше. Действительно на грани видимости, что-то мелькнуло – вытянутое и сереющееся на фоне небесной синевы. На протяжении всего пути вдоль импровизированного рынка мы с герцогиней изволили неспешно прогуливаться, но, увидев башню, я во второй раз сбился с шага.
Башня выглядела башней только по форме, по содержанию – настоящий небоскрёб.
- Японский городовой! – вырвалось у меня. – А слона то я и не приметил!
Хоть и чувствовал я себя несколько глупо, всё же принялся дико озираться в поисках дополнительных сюрпризов. Даже приготовился увидеть целый район небоскрёбов. Однако башня, по-видимому, была единственным хитро замаскированным сооружением на острове. Только вот непонятно как ей удавалось прятаться от меня всё это время. Господи! Я же чихал на магию и всё такое. А тут такое…
Как?! Вариантов, пожалуй, немного – либо магия башни настолько сильна, что даже сквозь мою неведомую защиту способна туманить мозги, либо... Неужели технология?!
И вот теперь уже взглянул на башню, да что там – небоскрёб по-другому – со священным ужасом! Захотелось зайти внутрь, может у них там компы, выделенка и видеокарты крутые.
- Впечатляет, не правда ли? - спросила герцогиня.
- Что? Ах да великолепно, - ответил я, поворачиваясь к герцогине, с лёгким смущением взглянул на нее – всё же спиной к благородной даме стоять во все времена было неприемлемо.
- Скажите герцогиня, она обитаема? – спросил я как бы невзначай.
Видимо она поняла меня с полуслова я то подумал, что придётся пояснять свою не слишком простонародную речь, но передо мной стояла герцогиня, а не хабалка какая-нибудь. Потому склонив очаровательную головку на бок и, чуть помедлив, она всё же ответила:
- Да… - а затем в сердцах вскликнула, - По-моему, даже слишком обитаема!
- Мыши, крысы? – спросил я в удивлении, - Может тараканы?!
- Намного хуже, - ответила она, слегка замешкавшись и закусив губу, помедлив, сказала шепотом: – Маги!
- Вот как… - проговорил я задумчиво.
Пожалуй, это меня не удивило, да и удивить не могло, чего-то подобного я ожидал. Маги, оборотни в погонах, летающие блюдечки… Юг все-таки.
В животе заурчало, понимая, что пора бы перекусить и переодеться не помешало бы я принялся лихорадочно выдумывать, как бы отшить герцогиню побыстрее.
- Знаете, – начал я издалека, - Не помешало бы принять ванну, выпить чашечку кофе.
Тактичности ей было не занимать, ума, пожалуй, тоже.
- Приглашаю вас отобедать сегодня в моём замке, - предложила она, а затем сама же свою куртуазность испортила заявив: - После заката. Если вам привычнее я могу именовать вас, допустим сэр.
- По разному меня называли, - откликнулся я, - Но вот, «допустим сэром» не дразнили ни разу. Что ж позвольте откланяться.
Оказывается, за разговором я не заметил, как мы подошли к постоялому двору, где я разместился. По пути к распахнутым настежь воротам размышляя о неожиданной встрече с герцогиней здешних мест, я мысленно возвращался к возвышающейся над городом башне. А ведь получается остров – герцогство! Каким боком башня связана с местной вертикалью власти? Может герцогиня даже не полновластная хозяйка в своих владениях, и ведь помимо магов – кстати, неучтённый фактор есть ещё различные городские органы управления. Вот, к примеру: парламенты в Европе возникли, как раз вытесняя и замещая власть местных местечковых феодалов – баронов-кровопийц там всяких, графов-Дракул опять же. Сначала конечно происходили потасовки с битьем благородного сословия, пускания в них стрел из арбалетов под прикрытием каменных стен. Затем, возникая повсеместно в Европе, движение приняло более цивилизованные формы, но факт остаётся фактом: где медленно, но верно, где быстро и жестоко – дворянство вытеснялось за пределы городов, постепенно утрачивая свои привилегии. Конечно, вытеснялись именно в значении из управления, жили они всегда в более комфортабельных условиях, чем дурно пахнущие средневековые города. Арбалет в средние века изменил уклад жизни не меньше, чем не так давно сделала это атомная бомба. Изменилась власть, а вместе с ней и жизнь тех самых ремесленников, что собирали феодалы на своих землях, организовывая для нужд своих их передовой по тем временам и нелёгкий труд. Длилось это вроде бы не долго до появления первых арбалетов, может чуть дольше конечно, но не намного.

С мысли меня сбила удивительная картина, открывшаяся, как только я ступил на постоялый двор. Мой зайчик кружил по двору, иногда взбрыкивая и пытаясь сбросить веревку, накинутую ему на шею. Один из конюхов валялся на земле, похоже без сознания. На лбу у него вспухал громаднейший синяк – видимо от удара копытом. Второй, прижатый к стене Бобиком, тихо и с явственным ужасом таращился на клыки в сомкнутой бобиковой пасти. По двору расползался какой-то непонятный звук похожий одновременно на гудение трансформаторной будки и на гул работающего мотора какого-нибудь грузовика. Даже прибывая в изрядном удивлении от увиденного – этому странному гулу не поразиться я не мог. Бобик повернулся ко мне, гул стих, он бросился ко мне лизаться. Всё что я успел это выставить вперед руки и слегка придержать его.
- Так это ты рычал, а я думал дизель у кого-то барахлит, – сказал я, гладя бобика по гладкошёрстной голове и почёсывая мускулистый загривок. За что был удостоен двойного облизывания и радостного поскуливания.
- Ну, всё, слезай, а то когда ты кладёшь лапы мне на плечи, я чувствую, что сапоги погружаются в землю, - и обратился уже к чинящей произвол обслуге:
- Эй вы… уроды, что это вы затеяли?! Вам может головы жмут?! Так это не проблема сейчас по отрываю!
Удостоившись хмурого взгляда исподлобья, от пребывавшего в сознании конюха я понял, что начинаю медленно звереть. Мало того, что в моё отсутствие чинят произвол, да ещё и не над багажом, а над дорогими моему сердцу спутниками, можно сказать соратниками! Меч купленный у торговца упёрся встающему конюху под подбородок, что придало его усилиям дополнительный импульс. Вскочив и прижавшись к забору, он оцепенел, видимо, как никогда остро осознавая – жизнь имеет дурное свойство – оканчиваться в самый неожиданный момент.
- Будьте любезны, - начал я предельно вежливо, но всё же сорвался на крик: - Объясните мне, какого преподобного здесь происходит, а?!
- Э-э-э, - неуверенно заныл конюх, попробовал мотнуть головой и, раскровенив себе, мягкие ткани об меч, приставленный под нижнюю челюсть, трагически умолк.
- Вы что же, буратины недоструганные, украсть мою лошадь хотели?! – вскипел я.
За спиной возмущенно заржал и фыркнул зайчик, и я поправился:
- Коня, моего боевого украсть?! За такое и пять лет расстрела мало! Да знаете ли вы, что я сейчас с вами сделаю! – орал я, так как не удастся никогда, ни одному продавцу лотерейных билетов, даже в самый лучший мегафон.
От каждого моего вопля конюх вздрагивал, морщился и всё же продолжал стоически молчать. На крики из здания постоялого двора выскочил хозяин. Разглядел источник шума и направился к нам. Он шёл в мою сторону что называется, поспешая, но медленно. Видимо предвидя неприятности и стараясь, продумать линию поведения. В окна выглядывали постояльцы.
- Ваша милость? – проговорил он с той интонацией, которая всегда сквозит в голосе дворецких, мажордомов и прочих коридорных. В этой фразе чудилось и «чего изволите» и «как же вы мне все надоели» и готовность бежать, куда то вприпрыжку по прихоти постояльца и содрать с него потом за услугу побольше деньжат. Может и правда чудится но, памятуя о своей способности видеть большинство местных насквозь, я в этом сразу же усомнился.
- А, по-твоему, ничего не происходит необычного?! – проорал я, нависая над домовладельцем. – Может ты думаешь, что после того как двои оболтусы пытались мою лошадь украсть и наверняка по твоему приказу вы все тихо и спокойно доживёте до старости?!
Вновь возмущенно фыркнул зайчик.
- Боевого моего коня украсть хотели надо же! – воскликнул я, поправляя самого себя.
- А что собственно произошло? – задал вопрос удивлённый содержатель постоялого двора, и хитро прищурившись, спросил:
- Вам уважаемый сэр не угодно чтоб вашу ло… э-э-э… боевого коня перевели в другое стойло, где сено получше?
Заметив прорехи в своей версии, ведь чтобы перевести в другое стойло, из конюшни зайчика выводить было ни к чему, он добавил:
- К тому же помыв и прогуляв. Лошадям как вы, несомненно, знаете – требуются ежедневные прогулки, чтобы не застояться.
Понимание всей нелепости ситуации начинало постепенно выползать из пыльных закоулков разума и складываться в картину, каждый штрих которой недвусмысленно говорил: «Правды уже не доискаться». Но и не скрыть, вот ведь в чём дело! Неизвестно что они замышляли, но ясно одно – в моё отсутствие и без моего ведома – вряд ли что-то хорошее. В общем, с постоялого двора надо убираться пока не перерезали горло во сне. С этой мыслью я надрезал верёвку на шее зайчика, ухватившись с обеих сторон надреза, дёрнул и бросил несостоявшийся аркан в рожу трактирщику. Сбегал наверх, ухватил мешок со своими вещами – явно рылись, выбежал во двор, не собираясь ни минуты задерживаться. Зайчик стоял во дворе, лениво перешагивая с ноги на ногу. Бобик, с комфортом разместившись на толстой заднице, превратился в соляную статую. Он не спускал глаз с застывших «бармена» и конюха. Послышался тяжёлый стон – второй конюх очнулся. Пошатываясь, попытался подняться, его болтало как в шторм. Вдруг содрогнувшись всем телом, он сложился пополам, опустошая желудок – сотрясение мозга. Симптом явный, впрочем – поделом. Бобик завертел головой, видимо недоумевая – как удержать в поле зрения всю троицу. Вскочил, отбежал подальше, увидел меня, и уселся так чтоб держать в зоне видимости всех, меня в том числе. Вот же – «спешел форсес» на мою голову.
- Надо тебя переименовать в морского котика, как юсовские морпехи себя зовут, - немедленно заявил я ему, - впрочем, может не стоит. - Ты, по-моему, покруче, тебе осталось только базуку на скотч к спине прилепить и всё. Всем хана.
Опять фыркнул зайчик, словно бы не соглашаясь. Взобравшись в седло, я послал его лёгкой рысью, сзади застучал по мостовой когтями бобик. Постоялый двор, где меня так нерадиво, да что там – безобразно приняли, остался позади.
Я обратил внимание, что недвусмысленно держу путь к церкви – единственному более-менее исследованному месту. Понимая, что там делать, в общем-то, нечего свернул правее – к холму, где на вершине примостился так называемый герцогский «замок». Напоминал он, скорее пригородный особняк, потому что ни крепостных стен, ни узких бойниц не имел. Обороняться в нём можно было разве что от горстки нападающих. Впрочем, герцогине может, и не приходилось задумываться об обороне ни разу. Дай бог не придётся, особенно пока я здесь.
Рынок с его обычной суетой толкотней и давкой я объехал по широкой дуге – зайчика итак приходилось придерживать, чтоб не выдавать его чемпионских способностей. Вокруг на уровне коленей проплывали головы людей. Изредка в толпе попадались разодетые на редкость вызывающе – слащаво в кружева и бархат. Явно местная знать, дворянчики какие-нибудь.
Хотелось пришпорить зайчика, почувствовать, как появляется легкий ветерок, постепенно или мгновенно – смотря как пришпорить – превращается в бурю, выдувающую из седла и заставляющую склониться к чёрной гриве. Если так и сделать наверняка послышатся крики удивления, а может и ужаса. Конечно, если что-то огромное чёрное и стремительное мелькнёт у меня перед носом, а звука копыт будет не разобрать в слившейся дроби, я тоже заору. Ещё как заору, может даже на дерево залезу. Потому – тише едешь – фиг приедешь и что-то там ещё про кузькину мать.
- Зайчик, - сказал я ему, - мы с тобой обычные – черепахоходные средневековые рыцарь и конь и превышения скорости нам не простят в этой населённой местности, не смотря на отсутствие знаков эту самую скорость ограничивающих.
Мысль эту постоянно приходилось удерживать на одной из граней сознания. Ничего кроме раздражения это не вызывало.
Интересно если сегодня ночью наведаться в башню, посмотреть какая у них операционная система и фаервол, стоит ли ожидать далеко идущих последствий? Я не знаю даже, кто там обитает, маги – магам рознь, в общем то. А может, прав был древний мудрец сказавший: «Нет доброго волшебства, есть магия и она от дьявола»? Можно цитировать время от времени для придания боевого духа соратникам. Только вот на кого ссылаться при этом? Ладно, пусть будет Тертуллиан.
Зайчик бесстрашно вступил на мост, по которому при желании свободно могли бы разъехаться пара всадников. А у меня сердце всё же ёкнуло – как бы не свалиться прямиком под мост, доспехи у меня хоть и легкие, но плавать в них я не пробовал. И не собираюсь пробовать.
Внизу бурлила быстрая мелководная речушка, сквозь поросшие травой берега отстоящие друг от друга едва ли больше чем на три метра – проглядывало дно. Виднелись быстрые мелкие рыбки с серебристой чешуёй, - лягушек видно не было. Неспешно вечерело, а ведь должно вечереть – спешно, потому что иначе подразумевается наличие заводов, газет и пароходов которые загрязняют воздух, не давая ночи опуститься на землю вмиг.
Зайчик проделал весь путь до поместья как-то незаметно и вкрадчиво, а может, я так призадумался, что не заметил как, съехав с моста, он протопал по пыльной дорожке к кованным, состоящим из железных листьев и узоров воротам. Оглянулся. Вдали медленно оседала пыль, поднятая зайчиковыми копытами, виднелся чуть уменьшенный из–за проделанного расстояния мост.
- Одно из двух, - пробормотал я себе под нос, - либо ты гонишь, либо я торможу.
Зайчик хитро покосился на меня, встряхнул гривой и замер, предоставляя мне самому искать на воротах звонок или домофон, а затем долго и нудно названивать в него, в ожидании, когда проснётся стража.
Я решил его перехитрить и, не вылезая из седла, проорал:
-Там-тарам-тарам-та-та, открывайте ворота! – настроение было отчего-то радостным – почему бы не подурачится.
Высунулся хмурый привратник и заорал в ответ:
- Чего шумишь, сейчас слуг позову или собак спущу!.. - но увидел меня, такого всего из себя благородного на благородной лоша… коне, с благородным псом и засуетился, отпирая ворота.
- Добро пожаловать, ваше…э-э-э…бейство, - сказал он несколько смущённо.
Вот дубина, подумал я въезжая во двор, - сначала глянь на кого орешь, а потом ори, чтоб не было мучительно стыдно за бесцельно потерянные зубы.
Припустив коня через разбитый за воротами парк, я направил его к входу в усадьбу. Копыта глухо стуча по посыпанной гранитной крошкой дорожке уже не вызывали таких полевых столбов, лишь только оторвавшись от земли тяжёлые гранитные песчинки падали обратно. Это они хорошо придумали, пыли я уже наглотался изрядно, даже с поправкой на то, что зайчик, вырываясь вперед, оставляет пылевой шлейф далеко позади. Ловко спрыгнув с зайчика, я краем глаза заметил, как выскочившая обслуга повела того в конюшню.
- Овса ему не надо, лучше железяк каких-нибудь принеси или камушков пожестче, – сказал я им вслед. На меня глянули с изрядной долей скепсиса, да что там – как на тяжело больного человека глянули. Мне ничего не оставалось делать, как пожать плечами – дело ваше, но потом не говорите, что гвоздей и подков в конюшне поубавилось.
Бобик игриво кружил возле застывшего конюха, который запоздал смазать лыжи следом за первым более расторопным и теперь застыл соляной статуей, одними вытаращенными глазами следя за весельем друга человека. Наверно ему встречались сердитые друзья гомо сапиенса, и он не понаслышке знает, что будет, если такая крупная собака цапнет даже не за конечность, а за толстую ляжку, к примеру – съесть не съест, но «попиднадкусывает».
- Слышь? Человек, - обратился я к нему, - Пёс не глупей тебя – своих не кусает. А вот если ты чужой, сразу накрывайся простынёй и ползи…
- Куда ползти? – спросил он, не удержавшись.
Я с удовольствием ответил:
- На близлежащее кладбище.
А бобика спросил:
- Со мной пойдёшь или следом за зайцем?
Тот глянул на видимо тёсный пыльный и тёмный, в его понимании особнячок и, припустил следом за конюхом и зайчиком.
- Как знаешь, а я предпочту привычный уют и тесноту коммунального особняка, даже если с утра в туалет будет выстраиваться очередь.
Как только я шагнул к двери, она открылась, на встречу высунулся какой-то мужик, одетый в ливрею. Хоть я ливрей в жизни не видел но, слово это выскочило из подсознания и намертво прилипло к нему. Мужик в ливрее отступил внутрь, придерживая дверь, с поклоном произнёс:
- Добро пожаловать, ваше сиятельство.
Угадал он правильно, потому что, несмотря на неприятный инцидент в харчевне моё сиятельство сегодня сияло как начищенный золотой.
- Её высочество, герцогиня Амаретта изволит отдыхать, однако прошу не волноваться, я предупреждён о вашем визите. Прошу сюда.
Мы куда-то пошли. Он – впереди, я – прикрывая тылы, через главный зал прихожей. Он привычно я слегка смущённо, ведь сапоги громко бухали о мраморный пол, в такт им позвякивали шпоры. Больше никаких звуков не наблюдалось, тишину и спокойствие смел нарушать только я. Ну, ничего – граф я или тварь дрожащая? Конечно – граф.
Распахнув пару двухстворчатых дверей, безымянный служака подноса и метлы привёл меня в роскошные покои. Для простого парня Димки с 18 этажа – просторные. Нам – благородным можно и поартачиться.
- А что, любезный, где окно в сад? – надменно вопросил я.
- Целый балкон! – воскликнул он, шагнул в глубину комнаты, но не рассчитал, потому что фраза прозвучала, а он всё шагал и шагал. Наконец достигнув противоположной стены, откинул тяжёлую портьеру, демонстрируя роскошное окно и выход на балкон.
- Хм, - пробормотал я изумлённо и произнёс подслушанное в каком-то спектакле: - хорошо, ступай, понадобится ещё что – позову.
Он с поклоном удалился. А я развалился на диване, разглядывая шикарную четырёхспальную – по-другому не скажешь – кровать. Интересно поместятся на ней все симпатичные мне женщины, что я повстречал за время странствий? Даже если и – да, то не помещусь я. Стало как-то грустно. А ещё… Все вместе они наверно не захотят «помещаться». Что ж, - оборвал я себя, - пора бы уже за дело браться и разведать вражескую территорию. Как говорится: «Лучшая оборона – нападение». Ну, положим, нападать я не собираюсь, а вот наступать, вернее, наступить на больную магическую мозоль – пора!
На сборы ушло едва ли пара минут. Достать из седельного мешка сшитую из шёлка шапку, с прорезью для глаз, изначально бывшую мешком. Заткнуть шапку за пояс. Отстегнуть поручи и поножи, которые могут непреднамеренно и некстати звякнуть. Отцепить прочее гремящее звякающее, в том числе шпоры. А вот мечи, вернее мысль «которые и сколько брать» – меня откровенно поставила в тупик. Взять все? Нахрена мне столько? Зеркальный? Нет. Слишком новый – неизвестно насколько прочен, да и рука не привыкла ещё, а главное – может он не так прост, как кажется. Не даром ржавеет в «не тех» руках. Вдруг и мои сочтёт «не теми» в самый неожиданный момент. Меч Крома? Тоже отпадает – слишком приметен и не до конца изучен. Остаётся – Арианта. Нагрудный доспех тоже стоит оставить, всё же я не абы как собираюсь красться, а по хамелеоньи, должно прокатить и в доспехе. Все остальные приготовления не для людей – магам они предназначены. Теперь главное: не забыть амулет и талисман – купленные у оборванца, в смысле мага. Эх, сменить бы сапоги на кроссовки какие-нибудь завалящие, но негде их взять. Даже спроси я у обслуги местные средневековые мокасины – будет подозрительно. Я ведь не собираюсь рушить башню или ещё какие теракты устраивать – просто пошарить иду. Значит меньше всего мне нужно, чтоб потом опознали по такой глупости как элемент одежды. Ещё молот, хоть и смогут потом по нему опознать но без него я как гранатометчик без… Гранатомёта.
- Вот я туплю, - укорил я себя, уставившись в зеркало. Зеркало было героическое – от пола до потолка. Может потому я и посчитал не слишком зазорным глянуть в него. Нет, конечно, собравшись в дорогу надо снарядиться – захватить всё нужное и мало нужное, но могущее пригодиться. А переодеть измазанный пеплом и дырявый камзол надо? Кто скажет – нет. Дам в лоб. Говорить «нет» было некому, я заглянул в огромный двустворчатый шкаф, затерявшийся на общем фоне здоровущей комнаты. И поразился – чего там только не было. Шмотки, шмотки и ещё раз шмотки – развешанные разложенные, разве что разбросанных и наваленных кучей не наблюдалось. Выбрал простецки чёрный наряд для верховой езды, конечно, может он для балов и парадов, но что-то подсказывало – нет. Хорошо хватило ума приложить к себе примеривая, а не напялить сразу… Я бы в него всё равно не влез. Пришлось выбрать тёмно коричневой кожи куртку, под которую поместился доспех Арианта и тёмной кожи портки. Любой дворянин попенял бы на то, что это не портки вовсе, а благородные штаны, с заглавной буквы Б. Хорошо, что дворян кроме меня в комнате не было, иначе бы я объяснил им в каком направлении находится лес.
- Что ж я собираюсь-то так долго?! – попенял я сам себе. – Скоро пора будет к ужину спускаться!
С этой мыслью я направился в сторону окна и одновременно выхода на балкон. В этот момент в дверь постучали – тактично и вкрадчиво. Сомнений что это прислуга у меня не возникло ни на секунду. Скинув куртку, я быстро накинул мой «приключенческий» камзол, не потому приключенческий что специально для приключений, а потому что в нём со мной много чего приключилось. Открыл дверь, за порогом маячил мужик в ливрее.
- Её высочество герцогиня Лихтляндтенштейндская Амаретта приносит вашей светлости глубочайшие извинения, но по причине плохого самочувствия не сможет сегодня составить вам за ужином компанию, – монотонно забормотал он, так что я даже не сразу понял, чёго он там бубнит.
С одной стороны это даже хорошо, но вот мысль о том, что я сегодня не смогу узреть её «порнографические» или вернее сказать анатомические штаны – меня сильно огорчила.
- Прикажете накрывать? – скептически вздёрнув бровь, спросил он, - Или подать вам в покои?
Время! Время – мой враг сегодня! Потому работнику подноса и метлы я ответил не совсем в тон, но по существу:
- Нет! Я сплю, меня не беспокоить!
Не очень тактично конечно было захлопнуть дверь у него перед носом. Ну да ничего – перетерпит, - рассуждал я, скидывая камзол. Уже было собрался натянуть рубаху с глупым вырезом, который делал её похожей одновременно и на футболку и на рубашку, но взглянул в зеркало и остолбенел. В зеркале я увидел свою голову, с растрёпанными волосами… Приставленную к фигуре какого-то качка! Подошел, поближе всматриваясь и дивясь бугрящимся мышцам.
- Вот это ж ни фига себе! – разнеслось по обширным покоям, я даже не сразу понял, что сам произнёс это.
- Но с какого перепугу я так … накачался?! – задал я риторический вопрос, - поскольку ответить на него мне никто кроме меня самого не мог, пришлось включить мозг. Поначалу голова пребывала в полубессознательном состоянии – радостно ухмыляясь, я попеременно напрягал разные мышцы, с глупой улыбкой рассматривая вспучивающиеся бицепсы, трицепсы и прочие дельтовидные. Потом рассудочное начало взяло верх над коллективно-бессознательным и я призадумался всерьёз.
Какой ещё ответ мог прийти первым, если не магия? Но его я отмёл сразу, - может, я могу пользоваться магией, но на меня самого она не действует. Во всяком случае, не так сильно чтоб – раз и «умри Арнольд от зависти». Так, что ещё? Мажет церкви… Восстановил я уже несколько. Может ли внезапная накачанность быть связана с миссионерской деятельностью? Нет вот это точно – бред.
- Восстановил или построил церковь – получи бицепс, - сказал я с усмешкой. Отражение радостно и глупо усмехнулось в ответ, а я надевая рубашку и куртку подумал: «Тоже мне – нашёл советчика». Память, опять своевольничая, подкинула глупый стишок из прошлой жизни:

Я на свете всех умней!
Никого я не боюсь!
Вот такой я молодец!
Буду жить теперь сто лет!!!

- Ха-ха-ха! - рассмеялся я своему отражению в зеркале – оно ответило мне таким же, но беззвучным хохотом.
Точно церкви здесь не при чём. Тогда… Стоп, а не может ли быть в этом замешана моя паладинистость? То, что так легко позволяет заживлять… может и наращивать! Но ведь я команды наращивать не давал, не потому что не хочу, а потому что не умею. А как ещё назвать постоянные ранения – когда организму приходится изыскивать сырьё для регенерации? – возразил я себе. Это ли не команда – запасаться впрок? И правильно делает что запасает, вдвойне правильно, что запасает не жир, а мышцы. Вроде логично, а там бобик его знает.
Выйдя на балкон, я осмотрелся. Вечерние сумерки медленно, но верно опускались на усадьбу, а значит и на близлежащие окрестности, а точнее – весь остров. Пора. Перемахнув через перила деревянной веранды, я направился в глубину запущенного сада. Попутно оглядевшись и принюхавшись – никого не обнаружил и, успокоившись за скрытность передвижения, перешёл на бег.
Tamplier
FolkenFanell респект!!! smile.gif Довольно неплохо и интригующе....вообщем благодарю....
У меня только вопросик, когда Рич успел стать бургграфом?И что же это все-таки значит???
Сергей ICE
mad.gif Меня долго небыло а FolkenFanell осилил только один отрывок.
Слабовато. mad.gif Это я про количество, щас прочту еще и качество оценю.
Сергей ICE
Ладно качество нормальное. Живи уж wink.gif
Tamplier
Цитата
осилил только один отрывок.

Ну хоть что-то......все ж веселее ждать официального Рича
FolkenFanell
Цитата(Сергей ICE @ 15 August 2006, 1:31)
mad.gif Меня долго небыло а FolkenFanell осилил только один отрывок.
Слабовато. mad.gif Это я про количество, щас прочту еще и качество оценю.
*


laugh.gif
Убей ся апстену критик тоже мне... Мало ему... Главное между прочим не чтоб было много, а чтоб читаемо было. Вот к примеру у школьников сколько учебников...много и что, радуются оне этому? то-то tongue.gif
cool.gif
Tamplier
Лично мне понравилось.. smile.gif
А когда ждать продолжения??? cool.gif
Kристофер де Марк
FolkenFanell Мне понравилось! smile.gif
З.Ы не удивлюсь, если тоже самое будет и в Бурграфе biggrin.gif
Tamplier
Цитата
не удивлюсь, если тоже самое будет и в Бурграфе

Не дай Бог...это ж тогда получиться, что часть книги мы уже прочли....
Да и после "Бургграфа" (если это конечно не одно и тоже) можно будет опять развлекаться "Ядерным герцогом", ожидая новой книги smile.gif
Kристофер де Марк
Tamplier Но тогда мы узнаем с кого трясти следующие книги и автографы!
Tamplier
Цитата
Но тогда мы узнаем с кого трясти следующие книги и автографы!

Тоже верно...респект за предложение
Kристофер де Марк
Tamplier Выгода во всем!
FolkenFanell
Цитата(Tamplier @ 16 August 2006, 21:58)
Лично мне понравилось.. smile.gif
А когда ждать продолжения??? cool.gif
*

Хрен его знает...как напишу так и ждать. Я ващето подумывал бросить, отзывов мало не совсем понятно нужно это комуто или нет... но вроде народ отзывается потихоньку. Хехе, после первого отрывка на ушах стояли smile.gif

Цитата(Arlings @ 17 August 2006, 9:34)
FolkenFanell , пишите ещё и выкладывайте по чаще
*

Харашо, пастараюсь smile.gif

Цитата(избранный @ 17 August 2006, 12:21)
FolkenFanell Мне понравилось!  smile.gif
З.Ы не удивлюсь, если тоже самое будет и в Бурграфе  biggrin.gif
*

Небудет tongue.gif Вот увидите wink.gif
Kристофер де Марк
FolkenFanell Конечно такого не будет, это был черновик Бурграфа.
Tamplier
Цитата
Я ващето подумывал бросить, отзывов мало не совсем понятно нужно это комуто или нет... но вроде народ отзывается потихоньку. Хехе, после первого отрывка на ушах стояли 

Даже и не вздумай бросать...интересно ведь.....а то, что мало отзывов, так ведь лето, большинство на югах и дачах, да и плюс стало известно о выходе официального Рича.....
Так что можешь смело продолжать писать следующие главы..... smile.gif cool.gif
Arlings
Цитата
большинство на югах

Вот и мы быстрее Ричарда на Юг добролись laugh.gif laugh.gif laugh.gif
Kристофер де Марк
FolkenFanell Просто все смотрят в сторону книжных магазинов, Вам бы вывесить ЯГ после Бургграфа.
Tamplier
Цитата
Просто все смотрят в сторону книжных магазинов, Вам бы вывесить ЯГ после Бургграфа.

Это было для затравки интереса......все основное пойдет после выхода "бургграфа" smile.gif
Kристофер де Марк
Конечно, ягодки потом. smile.gif
Ignasius
Цитата(FolkenFanell @ 18 August 2006, 3:01)
Хрен его знает...как напишу так и ждать. Я ващето подумывал бросить, отзывов мало не совсем понятно нужно это комуто или нет... но вроде народ отзывается потихоньку. Хехе, после первого отрывка на ушах стояли  smile.gif


народ после первой главы стоял на ушах, это верно, все думали что ГЮО выложил тексты следующей книги, а потом просто втянулись, а не пишут потому что просто лень. вокруг меня много кто читал респект от большенства =)
мне понравилось =)

з.ы. теперь кто-то считает что FolkenFanell это псевдоним ГЮО
Kристофер де Марк
Ignasius Почему кто-то?
Ignasius
Цитата(избранный @ 23 August 2006, 8:39)
Ignasius Почему кто-то?
*

tongue.gif не хотел писать "многие" =)))
Kристофер де Марк
Ignasius Ну и зря.
FolkenFanell
Тамплиер!
Просьба переносить РДР - ЯГ в э-э-э...сюда, как договаривались.
Заранее спасибо biggrin.gif
Лорелея!
Пришло время Ядерному Герцогу заиметь свою тему, а мне принести извинения за невольное надругательство (с особым цинизмом) над той тонкой гранью, что разделяет юмор и мудрость wink.gif

Выкладываю очередное продолжение и всё как обычно, а именно... Продолжение следует! cool.gif

Глава 5

В воздухе пахло свежестью, которая обычно предвещает скорое выпадение осадков или на худой конец похолодание. Вот только дождя мне не доставало до кучи, - подумал я со злостью. Проведённое в этом краю мракобесия время не прошло даром – доспехи в которых любой спринтер стал бы тихоходным и неповоротливым не вызывали каких-либо сильных проблем. Шелест травы время от времени перемежался хрустом сучков под ногами, но в целом передвигался я вполне себе бесшумно. С громким «мявом» из близлежащих кустов выскочила чёрная кошка. Нагло перебежав мне дорогу, направилась по своим кошачьим делам.
- Вот зараза! – всплеснул я в бессилии руками. Поднажал, стараясь догнать вредное существо, но кошка была сообразительная – даже не оборачиваясь, почуяла неприятности и прибавила ходу. Я уже было настиг мерзкое создание, но кошка быстро вскарабкалась на дерево. Подумав, что не пристало нам благородным гоняться за глупыми животными, я свернул в сторону и лёгкой рысью припустил к забору. Забор, конечно, не являлся тем самым деревянным неуклюжим и рассохшимся – то есть типичным представителем своей заборной братии.
- Однако, - вырвалось у меня, когда я, приближаясь, запоздало заметил каменную двухметровую кладку и частокол острых пик наверху. – А с парадной стороны просто железная решетка – запросто перелезть можно…
Всё же я решил рискнуть, - не снижая скорости, подбежал к заборчику, подпрыгнул, засучил ногами по каменным блокам. Чувствуя как, несмотря на взятый разбег и определённые успехи во «взбегании» по отвесной стене, гравитация побеждает, ухватился за железные прутья со зловещего вида пиками. Подтянулся, хоть в доспехах было не легко, перекинул вес на другую сторону балансируя над острыми зубцами ограды и прыгнул вниз. Земля больно ударила в подошвы ног, меч, висящий за спиной, тюкнул по затылку. Широкий пояс, прихваченный в замке леди Элинор, неудобно обжал живот, когда я попытался сгруппироваться и уже выпрямляясь, я перестегнул его чуть шире. Главное чтоб штаны не спали внезапно и прилюдно, - будет неловко.
Постоял, любуясь пейзажем: нечасто увидишь закатное солнце, так красиво подсвечивающее малиновым с оранжевым отливом краешком горизонт и далёкие облака. Миг и наступила, даже как говорят в куртуазных романах – пала ночь. А над головой то матёрая тучища – либо будет дождь, даже ливень, либо я хреновый синоптик. Но скорее одно из двух. Прошагав немного по наезженной дороге ведущей к поместью и глотнув пыли, свернул на обочину и дальше двигался по сочно хрустящей под ногами травке. Затопал ногами по мосту в очередной раз убеждаясь что по странной прихоти природы ночью звуки раздаются много громче, что может и правильно иначе как заметить приближение саблезубых дикобразов или ещё каких рогатых, зубастых шипастых и хрюкающих. Чего это я хрюкающих вспомнил, неужели проголодался? Ах, вот в чём дело! Память на этот раз не в лоб, а застенчиво, но всё же несколько неумолимо подкинула давно забытую инфу. О могучих свинячьих или наверно всё же кабанячих перехвативших венец царя зверей из холодеющих лап динозавров. Шириной те свинюшки вроде бы с заграничный внедорожник по имени кувалда, а высотой в холке в два раза выше, и правили эти порося миром до прихода одной вооружённой палкой обезьяны как говорится. А потом пришёл человек и подложил кабанчикам свинью… Да, - подумал я удивлённо, - Может не стоит лесть в дебри происхождения человека и его конфликтов с предыдущими властителями земли, особенно бредя в ночи по спящему городу? Настороже надо быть вдруг выскочат грабить, а я сопли жую и рефлексирую по поводу вымерших свинок. А в узком проулке уже, похоже, кого-то грабили. Оттуда раздавались приглушенные стоны и хрипы. Поравнявшись с узким проходом, в который я, если вздумаю пролезть – помещусь только боком, я разглядел аж четыре забившихся туда фигуры. Похоже, не грабят, наверняка ограбили сразу, а теперь вроде насилуют. Об этом незамысловато намекали три фигуры находящиеся в характерных позах. Красные силуэты их были отчётливо видны на фоне холодной синевы проулка. А вот четвёртая фигура уже начала остывать – в очертаниях сползшей по стене согнутой фигуры угадывались руки и ноги – принявшие холодный синий цвет – температуры окружающего воздуха и зелёнеющее тело. Лишь голова, в которой из последних сил боролся за жизнь мозг – слегка оранжевела остывая.
- Ты кто? – спросили из проулка.
- Я то? – ответил я правильно – вопросом на вопрос, а потом уж ответил, так ответил: - Я часть тех сил, что вечно жаждут… патчей!
- Ну и… иди себе. – раздалось приглушённое.
- Сейчас ты у меня пойдёшь! – прошипел я зло.
Работникам ножа и топора не хотелось шуметь – оно и понятно, но фишка в том, что и мне с моей миссией спятившего ниндзя – шум ни к чему.
Что-то звякнуло об нагрудник Арианта, слева, возле сердца, а потом второй раз – упав на мощённую мостовую. Ножичек. Метательный. Не просто метательный, а в меня метательный! Ну всё…
Изловчившись, я протянул длинную руку, пытаясь ухватить «мудреца», который удумал в меня ножиками кидаться. Мне повезло: скользнув по плечу, укутанному в кожу, рука соскользнула, но на горе романтику с большой дороге тот испугался и попытался стряхнуть мою руку своей. Тут то я его и ухватил за запястье. Дёрнул на себя, конечно уронив при этом невзначай, выволок из проулка. Он уже вскочил на ноги но, встретившись с моим кулаком, отлетел к стене и задумчиво сполз по ней, нелепо подогнув ноги.
Второй оказался расторопней: руку, с которой я так некстати снял стальные поручи, обожгло. В сумраке ночи я разглядел изогнутый кинжал. И где этот проходимец его прячет, идя на дело? – размышлял я, вынимая меч. Во взгляде бандюги, что-то промелькнуло. Наверно он, наконец, понял, что не стоит бросаться, чем попало в прохожих. Но было поздно. Хорошо я ношу меч за спиной, – замахиваться не надо. Встретившись с дублёной кожей куртки, ключичной костью, и наверно потрохами какими-нибудь клинок не останавливаясь не на секунду, с оглушающим скрежетом ударил в вымощенные камни. Я замер созерцая деяние рук своих. Теперь я понял, как опрометчиво вынул меч, надо было мордобитием ограничиться, но, а вдруг бы он изловчился и в бездоспешную плоть ножичком ткнул? Из разрубленного на двое тела уже не текла кровь – конечно, она вытекла в первые секунды, забрызгав стены переулка. Удивительно мерзко пахло – кишками и их содержимым. Теперь понятно, почему рыцари предпочитают куртуазно разрубать врагов от плеча до пояса… Разрубленный на двое признаков жизни не подавал, что не удивительно. Из раны, если её можно так назвать торчали белоснежные кости, крови вокруг было просто дикое количество, вся эта жуткая картина становилась слегка припорошенной обломками булыжной кладки, об которую я со всех дури шарахнул мечом. Вот уж действительно наделал делоff.
Меж тем умирающий, - тот, что пристроился возле стенки и чей мозг так отчаянно боролся за жизнь, почти уже умер, я вытянул к нему руку, на миг ощутил себя запертым в холодильнике, склонённая голова его приподнялась, глаза невидяще зашарили по тёмной улице. Он с усилием поднялся, очертания фигуры постепенно окрашивались расползающимся по конечностям теплом, в тепловидении багровеющим ярко красным. Ему помогла подняться тонкая девичья фигурка. Когда они вышли мне навстречу я ожидал слов благодарности но женщина придерживая возле груди обрывки платья оскользнулась в луже крови, оперлась на стену… Взглянула на свою заляпанную кровью руку… И тонко пронзительно и истошно завизжала.
На миг я замер, приходя в себя из слегка контуженого состояния. В ушах словно поселились затычки, но даже сквозь них я расслышал, как где-то рядом распахнулось окно, сварливый женский голос заорал в ответ:
- Ополоумели что ли? Хватит срать под окнами!
Знала бы ты, - подумал я, - что под окнами у тебя…не насрали вообщем, а хуже… много хуже.
Мысленно махнув рукой на орущих – им бабам по штату положено чуть что – в ор, я побежал, выдерживая примерное направление в сторону башни. Главное чтоб между мной и тем безобразием в проулке расстояние было как можно больше, вдруг стражники здесь прыткие, - набегут, будут пытать бить и обижать. Ну нет уж, хватит! – размышлял я, внутренне содрогаясь от нахлынувших воспоминаний.
Хорошо все-таки, что продумал некоторые немаловажные делали, как-то: снял шпоры, запасся маской, переоделся. Озираясь и поминутно оглядываясь, я спешил через спящий город, - к башне, что была видна теперь отовсюду. Удивительно было только то что, едва ступив на берег островного герцогства, я её не заметил сразу. В остальном спящий город выглядел почти обыденно. С той лишь разницей, что в моём понимании обыденным средневековый город мог выглядеть лишь без невидимого небоскрёба выросшего на отшибе. Петляя среди всё более кривых улочек, я забрёл в такую глухомань, что даже поразился обшарпанности ветхих лачуг и более всего исчезновению такой привычной булыжной мостовой. Башня высилась почти на том же расстоянии разве что стала выше и несколько ближе. Несколько раз я забредал в переулки на поверку оказывавшимися тупиками с кучами мусора. Заблудиться, однако, было проблематично, так как башня видна была практически отовсюду. Как компас на экране компьютерной игрушки, - подумалось внезапно. Вот интересно, что будет разумней: надеть маску сейчас и переть к цели в ней, рискуя встретить припозднившегося прохожего? Наверняка ведь примет меня за вора, что вздумал забраться к мирно спящим обывателям – пожалуй, не стоит. А если не одеть, я рискую быть опознанным, если события пойдут как всегда вскачь – галопом. Эх, суровые будни чокнутого ниндзя! Я даже карате не знаю, пара «ТТ» в кармане мне бы ой как не помешала. Хотя главный принцип всяких восточных дрыганожеств мне известен: бей туда, где помягче тем, что потвёрже.
- Кар! – раздалось над головой, я рефлекторно пригнулся, хватаясь за меч. На крыше ветхой лачуги из светлого песчаника сидела огромная чёрная птица, склонив голову на бок, она разглядывала улицу и меня таким же черным, как и она сама глазом. Заметить её мне удалось лишь из-за этого «кар» и более светлого, чем птица – тёмного неба за ней.
- У… мерзкое животное! – разозлился я, - Чуть акачур из-за тебя не прихватил! Да я тебя по страсбургским судам затаскаю! У меня, знаешь ли, есть право, чтоб над ухом среди ночи не каркали!
Ответом мне было глумливое:
- Кар!
- Я тебе покажу!.. – огляделся в поисках камня поувесистей. Как назло ни одного не нашёл, даже куска доски или бутылки из-под пива не было! Зверея я нашарил молот, вынул из петли на миг отведя взгляд от супового набора. Зашелестели крылья, я вскинул молот, выискивая взглядом ворону, а может, то был ворон, но сейчас его уже на крыше не было. Миг и вся округа залита холодным синим цветом, сквозь стены видны спящие жители, - красные и бесшумно посапывающие. А проэволюционировавший динозавр улетает, между красной уменьшающейся тушкой и молотом вздумай я его бросить – угол дома. Это бы ничего, но вот незадача – уже не докину. До чего же хитрое создание!
Подул пронзительно холодный ветер. Он поднял с земли волну песка и бросил в лицо, я еле успел зажмуриться. Отфыркиваясь и протирая глаза я мотнул головой, мне вдруг почудился глухой ритмичный перестук копыт. Что то странное слышалось в нём вроде бы и обычный, но какой-то неправильный. Когда стучит копытами лошадь слышно частое «цок-цок-цок-цок», а это вроде бы «цок-цок» словно бы ноги у животного две.
Из-за поворота опережая идущего выплыла, скользя по земле тень. Повинуясь источнику света вползла на светлую стену дома, в глаза мне сразу же бросились героические пропорции бредущего и… Изогнутые бараньи рога на массивной голове! Пробил противный холодный пот, понимая, что ещё секунда и я с диким криком «А-а-а-а!» побегу без оглядки петляя меж узких улочек, сжал кулаки, глубоко вздохнул и потянул из ножен меч. Над головой опять раздалось глумливое:
- Кар!
- Кар! Кар! – вторило ему со всех сторон.
В смятении, озираясь, я увидел множество ворон слетающихся со всей округи. Некоторые садились на крыши домов, другие кружили в воздухе, их становилось всё больше. Карканье становилось просто невыносимым. Я вдруг понял, что ещё секунда и из-за поворота следом за тенью вынырнет он! Но тени демона как не бывало, с бессильной злобой я водвинул в ножны извлечённый до половины клинок. В том месте, где ещё миг назад была зловещая тень поднялся маленький «декоративный» вихрь, порыв поднявшегося вновь холодного ветра задул с огромной силой, поднимая в воздух тучи песка. На несколько долгих мгновений на узкой улочке разыгралась настоящая песчаная буря. Отплевываясь, я медленно озирался, поводя головой из стороны в сторону, - выискивая опасность. Медленно оседающий песок позволял осмотреть сначала верхушки домов, затем улицу на высоте двух метров от земли и, наконец, я убедился, что и к земле никто не приник, рассчитывая броситься внезапно и вцепиться в горло. Оглянувшись, я успел приметить несколько припозднившихся ворон, что скрылись вдали.
- Если у тебя паранойя это ещё не значит, что за тобой не следят, - попытался приободриться я. Понятно, что демонская морда притворяет или вернее пытается притворить своё обещание в жизнь. Но вряд ли способен ступить на землю… Видимо, на то, что с его руководством у меня установились «тёплые» - рабочие отношения ему плевать.
- Сиди в аду засранец! – выкрикнул я, продолжая идти к башне. Не очень-то и получалось, петляя между домами, я приближался к башне, но слишком медленно. Давно стемнело – я мог бы выйти засветло или отправиться в путь верхом – давно был бы на месте. Объевшийся стероидов небоскрёб уже почти висел над головой до него казалось оставалось пройти пару кварталов и с каждым пройденным километром я убеждался что ещё «пилить и пилить». Свиснуть что ли зайчика? Сейчас прискачет, но попутно выломает стену в конюшне, потом не отбрехаешься что ночью спал и видел сны – ну его. В итоге я выбрался за черту города, залез в огромный овраг, вывозился в песке почти по уши. Хорошо климат в здешних «пенатах» жаркий, иначе был бы по уши в грязи. Со второй попытки взбежал по крутому склону наверх, с трудом отряхнулся, высыпал песок из сапог, - небоскрёб высился в паре плевков впереди, а поскольку плюнуть я как паладин могу ой как далеко, подавил раздражение и направился дальше. Из темноты показались любопытные сооружения похожие на шахматные пешки: гранитное основание и шарик из полудрагоценного камня на верху. Они выстроились цепочкой каждый через несколько метров от предыдущего, метр в высоту с зелёным шаром малахита наверху, а может это пластик стилизованный под малахит. Я направился прямиком к «пешке» рассчитывая пощупать материал камня, а может пнуть в гранитное основание и как всякий турист намереваясь, если повезёт отколупнуть кусочек.
Когда до метровой шахматной фигуры оставалось несколько шагов, зелёный шар вспыхнул холодным зеленоватым светом. Замерев от неожиданности, я постоял несколько секунд и, видя, что ничего страшного не происходит, сделал шаг вперёд. Свечение стало ярче. После недолгого размышления о последствиях я шагнул ещё. Свет стал чуть ярче и начал пульсировать в странном ритме, словно насвистывая азбукой Морзе. Я призадумался. Если штуковина создана магическим путём и продуцирует магию, то пусть хоть взорвется мне по фигу, а вот если это суперсовременный технологический прибор и сооружение носит оборонительные функции, то будет мне – худо. Как же проверить? Амулет! И талисман. Вот что у меня есть! Я отцепил с пояса один из камней на верёвке и кинул прямо в «пешку». Камешек пролетел пару метров с весело развевающейся за ним верёвочкой, стукнулся в малахит и упал в песок. Больше ничего примечательного не произошло, - шар всё так же пульсировал зеленоватым светом. Тогда я отцепил второй – может – это как раз он должен впитывать и нейтрализовать магию. Едва он стукнулся в малахит как шар начал бессильно затухать. Потух, а затем как готовая перегореть лампочка тускло замерцал, затем снова, как ни в чём небывало замигал зелёным.
- Вот нечистая сила чтоб тебя перекосило! – воскликнул я огорчённый тем, что оборванец подсунул китайскую подделку. Хотя может дело в другом: просто автоматическая магическая система прибавила напряжения в линию и мой амулет или талисман не в силах совладать с ней. Зато теперь понятно, что фиговина – магическая. Подойдя к устройству, я пнул в основание конструкции. В следующую секунду стало светло, когда я промаргался и огляделся, то увидел себя в полуметровом кольце песка, а вокруг на несколько метров песок был сплавлен в один большой и обугленный кусок стекла. Шар бледно пульсировал, разгораясь вновь – видимо рассчитывая добить выживших. Цепенея, я старался что-нибудь придумать и не в силах совладать с дрожью положил трясущуюся руку на каменную вершину шахматной фигуры. Свет как отрезало. Теперь никакого внутреннего свечения и прочих фокусов – обычный малахит… Или пластик. Не снимая руки с камня я подобрал свои амулет и талисман, в огорчении рассматривая оплавленные и закопченные камни, - видимо служба их на благо меня любимого – закончилась. А жаль, но раз песок под ними – такое же, как вокруг стекло, то всё – на выброс. Выходит я теперь сам себе талисман, вот оно как вышло. Прицепил побрякушки обратно на пояс, огляделся и хотя светло было как днём из башни никто не бежал, размахивая колюще-режущим, - значит продолжаем стелс экшен. Между делом в очередной раз порадовался здешней моде, которая велит размещать одежду в шкафах. Иначе ни за что мне не найти было бы склад одежды приди им в голову приспособить для гардеробных нужд кладовку. В Тарасконе была целая комната под гардероб отведена у местных богатеев, нашёл – чудом! Насвистывая, я направился к башне. Когда уже дошлёпаю наконец? А вдруг свечение и прочие спецэффекты они там приметили с башни?! Если кто-то побежит навстречу, сразу падаю на землю, вернее в песок и начинаю хамелеонить изо всех сил.
Ну вот, дошлёпал, здоровая зараза! И в обхвате не обхватишь и в высоту, просто циклопических масштабов, а видна – отлично. Вообще-то правильно если уж почти наткнулся на нее, зачем энергию тратить на камуфляж. Теперь вход искать, - задумался я.
А кто тебе сказал, что тебе там будут рады? - сразу же откликнулся скептик в душе. – Лезь в окно!
- Щас! Я не долезу, - возразил я сам себе. Хорошо хватило ума прищуриться по дороге – приближая небоскрёб и разглядывая во всех подробностях. Первое что бросилось в глаза: окна расположены не равномерно, вернее открытое видно, а закрытое, словно глухая стена. Кладка ровная но уцепится есть за что, будем надеяться что метров через двадцать строители не получили нагоняй и не принялись класть блоки так что и волос не просунешь.
- Ну с Богом? – приободрил я себя и отгоняя нерешительность прочь, подтянулся на руках.
Метров через пятнадцать я понял, какую глупость совершил, не сняв перед восхождением сапоги. Ещё метров через десять до меня дошло, что надо было снять и доспехи. В нескольких метрах выше, я точно помню! – был карниз, на котором можно будет передохнуть, - размышлял я из последних сил. Там сниму сапоги, вот только куда их деть, а-а… кину вниз!
- Проклятая башня! – воскликнул я в очередной раз не найдя опоры для ног. Там где с лёгкостью нашлась опора для пальцев, толстокожий сапог соскочил, и я повис на руках. Страшно болели пальцы.
- Сейчас залезу – всех поубиваю к чертям! И к дьяволу хрестьянскую добродетель!
Вот, наконец, и каменный карниз, но это снизу он выглядит как место для отдыха. Теперь-то почти забравшись на него, я вдруг понял – ухватиться не за что! – отдохнуть можно, но для этого нужно влезть!
Сгруппировался, насколько позволяло распластанное на стене положение. Яростный рывок, миг неизвестности – удержусь или нет? Сиплое дыхание в горящих лёгких и, наконец, я перекинул ногу на карниз, втянул себя на узкую полоску горизонтально расположенного камня. Теперь лежать, пусть скрючившись, но восстановить дыхание.
Переоценил я собственные силы, - рассуждал я похрустывая ноющими костяшками пальцев. Когда я приподнялся оглядеться, - легкий бриз свежим дуновением охладил разгорячённый организм. Тропический климат сушил пот с восхитительной скоростью. Мне даже хватило сил шлёпнуть ладонью по каменной стене со словами:
- Понастроили себе небоскрёбов, понимаешь!..
Вверх смотреть не хотелось совершенно. Чего там хорошего кроме звёздного неба над головой, да ещё нескольких таких же карнизов… И пусть до светящегося – открытого окна их надо преодолеть не все, но в силах ли я вскарабкаться ещё хоть на один? Какой-нибудь дистрофик килограмм в пятьдесят сейчас полз бы и полз без остановки – как по лестнице. А мне с моими свежеприобретёнными бицепсами – сущая пытка, хоть я того дистрофика и перешибу соплёй...
Сердце предостерегающе ёкнуло, на миг, замерев, когда я извернулся спиной к многометровой бездне. Заткнул сапоги за пояс на спине и пополз вверх.
- Мишка очень любит мёд… - напевал я под нос, карабкаясь к новым непокорённым вершинам. – Отчего, кто поймёт? Отчего, почему мёд так нравится ему…
Вот и второй карниз замаячил в пределах досягаемости. Теперь рывок и либо пропал, либо в дамках. Эх, как пропадать-то не хочется, - подумалось мне. Я в очередной раз оглянулся, всматриваясь в землю внизу, да так оглянулся, что чуть сапог не потерял. Пришлось изворачиваться и поправлять навису, пальцы заныли, яростно протестуя против такого издевательства. Наконец сапог прочно уместился между широким ремнём и спиной, упираясь каблуком в поясницу. Сгруппировавшись доколе возможно, – я все немногие силы вложил в этот отчаянный рывок. И сразу понял – не удержаться! Проклятый каменный карниз был весь покрыт скользким мхом, да так густо что, едва раскинув руки, рассчитывая зацепиться ещё и подбородком, я сразу же начал скользить! Каким-то неимоверным усилием мне удалось приостановить скольжение в бездну но жизнь висела буквально на волоске. Речи о том чтоб подтянуться не шло, - стоит мне пошевелиться и скрюченные пальцы продолжат скольжение сквозь мох и навстречу бездне за спиной.
Послышалось хлопанье крыльев, донеслось громкое:
- Кар!
На карниз приземлился ворон. Теперь уже ничто не мешало разглядеть его гордую осанку, чёрные перья, а главное размеры – намного превышающие какую-нибудь жалкую ворону. Гордый падальщик повертел треугольной башкой, и пару раз подпрыгнув, как вратарь на воротах – из стороны в сторону начал прогуливаться по направлению ко мне.
- Это… - я хотел, было грязно выругаться, но накатило трагическое спокойствие, – …конец.
AnDom
Прошу пардона! А где первые 4 главы? Походу я чего-то пропустил.
Tamplier
AnDomЩас будут.....

FolkenFanell Кстати, а цитату из 2 главы я не нашел, хотя честно перерыл всю тему....
P.S. Посты с комментариями цитат из ЯГ наверное переносить не буду, но если хотите, то могу сделать......
.
Форум IP.Board © 2001-2019 IPS, Inc.