- - -
Церковный раскол 17 в.
LitForum - Беседы о литературе > Культура, Общество и Мы > Гуманитарные науки
Луций Корнелий Сулла
Тема создается для обсуждения этой интереснейшей проблемы. Все мы, конечно, тучу всего о Расколе читали и знаем.
Данной работой я попытался сформулировать свою точку зрения. Из нее намеренно изъята часть, освящающая историографию вопроса: я хочу слышать личное мнение каждого.
Конечно, ссылки на интересные статьи\факты приветствуются.
При чтении работы стоит учесть, что она писалась для чтения перед кафедрой с целью показать свое личное видение проблемы.

Читаем и обсуждаем, господа.

План работы:

- Введение.

- Основная часть:

1. Русская церковь накануне раскола.
2. Причины и происхождение раскола.
3. История раскола.
4. Великие деятели раскола: патриарх Никон и протопоп Аввакум.

- Заключение:

1. Значение раскола в истории Государства Российского.

- Список использованной литературы.

Введение:

Период смутного времени поколебал фундамент здания русской государственности, материальную его основу. Казалось бы, общество, пережившее столь серьезные потрясения, должно было искать покоя и отдыха. Однако ход истории предсказать невозможно.
В 17 столетии Святую Русь потрясли события, ударившие по духовной основе государства - по Церкви.
Василий Осипович Ключевский в курсе своих лекций замечательно определяет понятие церковного раскола: "Русским церковным расколом называется отделение значительной части русского православного общества от господствующей русской православной Церкви".
Начавшийся в правление царя Алексея Михайловича, церковный раскол продолжается и в наши дни.

Основная часть:

1. Русская церковь накануне раскола:

Если власть светская призвана охранять жизнь и физическое благополучие населения, то церковь выполняет роль хранителя и врачевателя нравственного здоровья народа.
Но в 17 веке становилось все более и более понятно, что сама Церковь находится в состоянии кризиса и беспорядка. Все чаще и чаще люди возмущались разночтениями в церковных службах, низким морально-нравственным обликом русского духовенства, пьянством.
Церковь все хуже и хуже выполняла свои социальные функции: закрытие кабаков, устройство богоделен и приютов для сирот - контроль за моральным состоянием общества.
Так же следует помнить, что в силу исторических причин на Руси сложились некоторые церковные мнения, обычаи и обряды, отличные от принятых в церкви греческой.
Основными среди них являются:
1) Двуперстное крестное знамение
2) Образ написания имени Иисус
3) Служение литургии на семи, а не на пяти просфорах
4) Хождение по-солонь (т.е. от левой руки к правой, обратившись лицом к алтарю)
5) Особое чтение некоторых мест символа веры ("царствию его несть конца", "в духа святого, истинного и животворящего").
6) Осьмиконечный крест.
7) Двоение возгласа "аллилуия"
Кроме того, в самой практике богослужения обнаружились беспорядки, самым значимым из которых было "многоголосие" т. е. произвольное сокращение церковной службы, одновременные службы разным святым и разным праздникам. Выражалось это в том, что одновременно священник читал свою молитву, дьячок в то же время свою, а хор пел псалмы - церковь наполнялась шумом, разноголосицей. Прихожане ничего не могли разобрать и часто выражали недовольство.
Следует помнить, что большинство этих обрядов были признаны церковным собором 1551 года, чем получили законодательное утверждение со стороны церковной власти. Однако "многогласие", например, Стоглавым собором было осуждено, но, несмотря на это, повсеместно практиковалось.

2. Причины и происхождение раскола:

До того, как перейти к научному объяснению происхождения раскола, стоит, мне кажется, посмотреть, как старообрядцы и никонианцы объясняли случившиеся.
Первые считали, что Никон, исправляя богослужебные книги, самовольно отменил двуперстие и другие церковные обряды, составляющие святоотеческое древлеправославное предание, без которого невозможно спастись, и, когда верные древнему благочестию люди встали за это предание, русская иерархия отлучила их от своей испорченной церкви.
Вторые же говорили, что раскол произошел от невежества раскольников, от узкого понимания ими христианской религии, от того, что они не умели отличить в ней существенное от внешнего, содержание от обряда.
Как мы видим, ни те, ни другие не дают глубинныго решения данного вопроса, цепляясь за внешние стороны проблемы.
Для дальнейшей работы по нахождению причин раскола, следует уделить внимание роли церковных обрядов и выяснить их силу.
Религиозный текст выражает суть, истинное содержание вероучения, показывает человеку его место во вселенной, определяет нравственность и мораль. Через усвоение догматов и заповедей - доступных формул понимания сути веры, - человек приближается к Богу.
Обряд же - совокупность действий, формирующих церковную службу и церковные действия.
Следует понимать, что церковные обряды являются лишь «оболочкой» вероучения, не имеющей прямого отношения к его сущности.
Почему же тогда обряды столь важны для религиозного человека? Объясняя это, В. О. Ключевский приводит замечательное сравнение: «Религиозное понимание, как и художественное, отличается от логического и математического тою особенностью, что в нем идея или мотив неразрывно связаны с формой, их выражающей. Какое угодно великое стихотворение переложи в прозу, и его обаяние исчезнет»
Стоит, однако же, помнить, что богослужебные обряды складываются исторически, не являются неизменными и неприкосновенными. Но раз это так, то почему же нигде из-за обрядов и мелких разночтений в текстах не поднималось такого шумного спора, какой имел место на Руси в 17 в?
Безусловно, данный вопрос требует решения, а в корне его лежат множество разноплановых причин, к ознакомлению с которыми мы и перейдем.
До определенного момента Русская церковь слепо подчинялась Византии, своей митрополии, между ними не возникало сколь-либо значительных конфликтов. Однако с 15 века авторитет Византии начал ощутимо подтачиваться и колебаться. Причиной этого было, с одной стороны, усиление власти московских князей, не желавших в церковных делах зависеть от кого бы то ни было. С другой же стороны, сама Византия находилась в состоянии культурного, политического и духовного кризиса, наиболее сильно выразившегося в глазах русских людей сначала во флорентийской унии 1439 года, а потом в падении Константинополя в 1453 г, являвшегося, будто бы, следствием унии.
Все сильнее в народное сознание проникала религиозная самоуверенность, подкреплявшаяся политическими успехами православной Руси и политическими неудачами православного Востока. Москва для русских окончательно стала Третьим и последним Римом, произошло самопризнание Руси Вселенской Церковью и последним оплотом истинного православия. В умах людей идея Русской Вселенской Церкви заместила идею Всемирной Вселенской Церкви.
Данная ситуация породила важнейшие следствия, связанные с возникновение раскола:
1) церковные обряды, завещанные стариной, получили значение неприкосновенной и неизменной святыни;
2) в русском обществе установилось подозрительное и надменное отношение к участию разума и научного знания в вопросах веры.
Так же важной причиной раскола стали поведение и действия самого патриарха Никона, которые прекрасно характеризует В. О. Ключевский: «Внося личную вражду в церковное дело, Никон одновременно и ронял свой пастырский авторитет, и украшал страдальческим венцом своих противников, а, разгоняя их по России, снабжал глухие углы ее умелыми сеятелями староверья. Так Никон не оправдал своей диктатуры, не устроил церковных дел, напротив, еще более их расстроил. Власть и придворное общество погасили в нем духовные силы, дарованные ему щедрой для него природой. Ничего обновительного, преобразовательного не внес он в свою пастырскую деятельность; всего менее было этого в предпринятом им исправлении церковных книг и обрядов. Корректура - не реформа., и если корректурные поправки были приняты частью духовенства и общества за новые догматы и вызвали церковный мятеж, то в этом прежде всего виноват сам Никон со всей русской иерархией: зачем он предпринимал такое дело, обязанный знать, что из него выйдет, и что же делали русские пастыри в продолжение столетий, если не научили своей паствы отличать догмат от сугубой аллилуии? Никон не перестраивал церковного порядка в каком-либо новом духе и направлении, а только заменял одну церковную форму другой. Самую идею вселенской церкви, во имя которой предпринято было это шумное дело, он понял слишком узко, по-раскольничьи, с внешней обрядовой стороны, и не сумел ни провести в сознание русского церковного общества более широкого взгляда на вселенскую церковь, ни закрепить его каким-либо вселенским соборным постановлением и завершил все дело тем, что в лицо обругал судивших его восточных патриархов султанскими невольниками, бродягами и ворами: ревнуя о единении церкви вселенской, он расколол свою поместную. Основная струна настроения русского церковного общества, косность религиозного чувства, слишком крепко натянутая Никоном, оборвавшись, больно хлестнула и его самого, и правящую русскую иерархию, одобрившую его дело».
Рассмотрев вопросы происхождение раскола, стоит, как мне кажется, перейти к историческому обзору событий.

3. История раскола:

На исходе 4 десятилетия из Киева, по приглашению, на Русь прибыли ученые монахи Епифатий Славицкий, Арсений Сатановский и Дамаскин Птицкий. Изучив русские книги, «ужасошася» и засели за их исправление.
В это же время в Москве сложился кружок «ревнителей древнего благочестия», членов которого также волновал вопрос неисправностей книг и обрядов, разгульной и пьяной монашеской жизни. Кружок возглавил Стефан Вонифатьев – царский духовник, протопоп Благовещенского собора. В него также входили окольничий Федор Михайлович Ртищев, Никон – к этому времени архимандрит Новоспасского монастыря, Иван Неронов – протопоп казанского собора, дьякон Благовещенского собора Федор. Кроме того, в его составе были и провинциальные пастыри – Аввакум из Юрьевца Поволжского, Даниил из Костромы, Лазарь из Романова, Логгин из Мурома и другие.
Все они – люди незаурядные, энергичные. Никон, Аввакум и Неронов – замечательные ораторы, послушать которых стекался не только простой люд, но и представители высших сословий, а иногда и сам царь Алексей Михайлович.
Большинство ревнителей считало, что богослужебные книги следует исправлять по старым русским рукописям и решениям Стоглавого собора. Только Вонифатьев и Ртищев соглашались привлечь греческие.
Патриарх Иосиф и созванным им Собор (февраль 1649) не поддержали ревнителей, несмотря на постановление Стоглавого собора разрешил многоголосицу. Ревнители же на своих службах, не подчинившись решению Иосифа, явочным порядком ввели у себя на службах единогласие. Царь сочувствовал ревнителям, поддерживал их. Однако не во всем, так как был убежден, что исправлять книги следует только по греческим источникам.
Вообще, следует обратиться к вопросу о греческом и русском обрядах. Современными исследователями русской церкви, в частности Е. Е. Голубицким доказано, что русские вовсе не исказили греческий обряд, что в Киеве во времена Владимира Святого крестились 2 перстами, точно так же, как и в Москве середины 17 в. Дело в том, что в эпоху христианизации Руси в Византии пользовались двумя уставами: Иерусалимским и Студийским, которые в обрядовом плане не совпадали. На Руси приняли первый, а у греков же, а вслед за ними и у других православных народов, в том числе и малороссов, возобладал 2-й.
При изучении ревнителями древнерусских рукописных книг выяснилось, что среди них нет одинаковых текстов, что там немало описок, исправлений малопонятных слов, терминов. Власти решили пойти на поклон к греческим оригиналам и ученым монахом. Работу возглавил Никон.
В 1652 году, после смерти Иосифа, в возрасте 47 лет Никон становится патриархом. Несмотря на то, что вопрос об избрании Никона патриархом был решен заранее, несмотря на то, что в пользу него высказались многие бояре и сам царь и православные патриархи Востока (константинопольский, иерусалимский, антиохийский, александрийский), Никон не пожелал согласиться на патриарший престол до того момента, пока сам Алексей Михайлович не опустился на колени и со слезами на глазах стал умолять гордого не отказываться от сана. Лишь тогда Никон согласил, взяв с людей клятву, что в случае избрания его будут чтить как отца и архипастыря, что ему дадут право устроить Церковь в соответствии со своими пожеланиями. Получив согласие, Никон согласился взять символ патриаршей власти – посох первого в Москве русского митрополита Петра.
Никон получил огромную власть и аналогичный царскому титул «великого государя» (1652). Быстро забыл новый патриарх своих бывших друзей из «кружка ревнителей благочестия». Уже спустя чуть более полугода он разослал память по всем церквам: отныне земные поклоны заменить поясными, а двоеперстие – троеперстием. Активно пошла работа по повторному переводу богослужебных книг. От старых книг они отличались некоторыми уточнениями и исправлениями. Например, вместо «певцы» в новых стояло слово «песнопевцы», вместо «вечного» - «бесконечного», заместо «молюся» - «прошу». Догматы остались неприкосновенными.
Однако Никон сразу же столкнулся с противостоянием реформам. Против него разносились звонкие и сильные голоса кружка ревнителей древнего благочестия, возглавлял которых протопоп Аввакум. Ревнители пишут царю, возражают против реформ, но Алексей Михайлович остается глух к их просьбам.
Никон же все более и более привыкает к власти. Он пытается распространить ее за пределы духовной сферы, в отсутствие царя лично занимается государственными делами, оскорбляет бояр, игнорирует их. Все более и более в его гордый ум проникает желание утвердить власть духовную над властью светской («Яко же месяц емлет себе свет от солнца, такожде и царь поемлет просвещение, помазание венчание от архиерея», - слова патриарха).
Собор, сованный Никоном в 1654 году, одобряет действия патриарха, на нем принимается решение привести обряды в соответствие с древней греческой и русской церковной практикой.
Однако в это же время намечается разрыв между царем и патриархом. Первый все более и более входит во вкус самодержавной власти, не может уже более сносить патриаршие претензии и выходки. Алексей Михайлович перестает посещать службы Никона, приглашать его на приемы во дворец.
В 1658 году, во время очередного праздника, царский окольничий, прокладывая дорогу государю, ударил палкой патриаршего человека, тот начал возмущаться, называя себя «патриаршим боярским сыном», и тут же получил еще один удар палкой. Никон, узнав об этом, пришел в крайнее негодование и потребовал у Алексея Михайловича расследования дела и наказания виновного боярина. Но расследование не было начато, а виновный оказался безнаказанным. Видя изменившееся отношение царя к себе, Никон решил прибегнуть к приему, уже испытанному при вступлении на патриарший престол. После обедни в Успенском соборе он снял с себя патриаршие ризы и объявил, что оставляет место патриарха и уходит в Воскресенский монастырь под Москвой, называемый Новым Иерусалимом. Попытки народа остановить патриарха были безуспешны. Несмотря на то, что народ выпряг лошадей из его кареты, Никон не изменил своего решения и ушел в Новый Иерусалим пешком. Патриарший престол остался пустым. Никон рассчитывал на испуг Алексея Михайловича, но просчитался. Царь не приехал к нему и постарался добиться от Никона окончательного отказа от патриаршего звания и возвращения патриарших регалий, чтобы можно было избрать нового патриарха. Никон же стремился доказать, что он волен вернуться на патриарший престол в любой момент. Так не могло долго продолжаться. На Соборе 1660 года Никон был лишен патриаршества. В Москву стали созывать великих патриархов для суда над Никоном, но только в 1666 г. в Москву прибыли двое из четырех патриархов - антиохийский и александрийский, имевшие, правда, полномочия от двух других православных патриархов - константинопольского и иерусалимского. Опального патриарха под конвоем стрельцов привезли в Москву, где он был осужден и сослан в Феропомтов монастырь, из которого позже Никона перевезли в Кирилло-Белозерскую обитель, где он и скончался в 1681 году. Но с уходом Никона реформы не завершились. Церковный собор 1666-67 годов проклял всех противников реформы. Всех сторонников протопопа Аввакума было приказано отдать в руки «градских властей». Данное событие и положило начало расколу русской православной церкви. В рядах старообрядцев были не только представители духовенства и простого люда, но и многие представители знатных боярских кругов – боярыня Морозова, ее сестра княгиня Урусова (обе умерли от голода и пыток в Боровской земляной тюрьме), князья Хованский, Мышинский и д.р. Народные недовольства церковными преобразованиями принимали разные формы: открытые восстания, уклонения от повинностей, коллективные самосожжения «гари». Стоит поговорить о каждой форме отдельно. К открытым восстаниям относятся: Соловецкое восстание 1668-76 годов, движение раскольников во время московского восстания 1682 года, восстания на Дону 70-80-х годов. Наиболее известным из них стало Соловецкое восстание. Соловецкий монастырь стал одним из центров противостояния старообрядцев сторонникам реформ. В нем участвовали представители различных социальных слоев: верхушка монастырских старцев, рядовые монахи, послушники и монастырские работники, пришлые зависимые люди, посадские люди, беглые стрельцы и солдаты, а также сподвижники С. Т. Разина. Число участников восстания – около 450–500 чел. Первый этап противостояния московских властей и братии Соловецкого монастыря относят к 1657. Монастырь в то время был одним из самых богатых и экономически независимых, в силу удаленности от центра и богатства природных ресурсов. В привезенных в монастырь «новоисправленных богослужебных книгах» соловчане обнаружили «богопротивные ереси и новшества лукавые», которые монастырские богословы отказались принимать. С 1663 по 1668 на имя царя было составлено и послано 9 челобитных и множество посланий, на конкретных примерах доказывавших справедливость старой веры. В этих посланиях также подчеркивалась непримиримость соловецкой монашеской братии в борьбе с новой верой. Второй этап начался 22 июня 1668, когда для усмирения монахов был выслан первый отряд стрельцов. Началась пассивная блокада монастыря. В ответ на блокаду монахи начали восстание под лозунгом борьбы «за старую веру» и заняли оборону вокруг крепости. В первые годы московское правительство не могло послать значительных сил на подавление восстания из-за других крестьянских волнений. Однако блокада продолжалась, и руководство монастыря, а также значительная часть чернецов (монахов, принявших схиму) выступили за переговоры с царскими воеводами. Миряне и пришлые люди отказались идти на компромисс и требовали от монахов «за великого государя богомолие отставить». Переговоры, которые велись с восставшими в течение 4 лет, ни к чему не привели. В результате в 1674 Алексей Михайлович увеличил войско, осаждающее крепость, назначил новым воеводой Ивана Мещеринова и отдал ему приказ «мятеж искоренить вскоре».
На третьем этапе борьбы осажденных со стрелецким войском предпринимались многочисленные попытки штурма крепости, долгое время заканчивавшиеся безуспешно. Несмотря на многочисленность (до 1 тыс. человек) стрельцов, брошенных на взятие непокорных и наличие у них огнестрельного оружия, крепость не сдавалась. В ходе осады идея «защита старой веры» сменилась отрицанием царской власти и централизованного церковного правления. («Никакого указа нам от великого государя ненадобно и не служим ни по новому, ни по старому, делаем по-своему»). В монастыре перестали исповедоваться, причащаться, признавать священников, стали привлекать к работе всех монастырских старцев – «в хлев, и в поварню, и в мукосейню». Организовались вылазки против осаждавших монастырь войск. Игумен Никандр специально кропил пушки осажденных святой водой. Возникавшие повреждения крепостной стены, образовывавшиеся после непрерывных обстрелов, быстро ликвидировались монахами. Противостояние неожиданно закончилось в январе 1676, когда перебежчик, монах Феоктиста, вероятно, прельстившийся какими-то посулами, указал стрельцам на тайный подземный ход в одной из башен. Небольшой отряд стрельцов проник внутрь монастыря и открыл ворота осаждавшим. За штурмом последовала жестокая расправа над осажденными (январь 1676), ознаменовавшая заключительный этап борьбы. Из 500 защитников крепости в живых осталось только 60, но и те вскоре были казнены. Лишь немногим была сохранена жизнь, они были разосланы по другим монастырям. Соловецкий монастырь был ослаблен репрессиями на долгие годы. Свидетельством «прощения» опального монастыря стало посещение обители Петром 1 почти через 20 лет после описываемых событий. Тем не менее, монастырь восстановил свое значение лишь в конце 18–19 вв. Соловецкое восстание стало одним из наиболее заметных выступлений против попыток реформировать религиозную жизнь. Тексты многочисленных списков «Повести и истории об отцах и страдалицах Соловецких» писателя-самоучки старообрядца Семена Денисова, рассказывавшие о жестокостях и репрессиях царских усмирителей, бытовали по всей России. Упорство в вере и мученическая смерть «соловецких старцев» создала вокруг них ореол мученичества. О соловецких защитниках слагались песни. В народе даже ходила легенда, что в наказание за эти злодеяния Алексей Михайлович был поражен страшной болезнью и умирал покрытый «гноем и струпьями». Другой формой протеста стали коллективные самосожжения. Сосланный в 1667 году в Приозерск, протопоп Аввакум не прекратил своей проповедческой деятельности. Вместе с ним множество других проповедников старообрядчества призывали народ к самосожжению как единственному способу спасения души. Сам Аввакум рассматривал самосожжение лишь как один из возможных путей борьбы с никонианством. А. М. Панченко доказал, что «гари» возникли не на пустом месте. Они были предварены теорией «самоуморения» старца Капитона, деятельность которого развернулась еще в 30-е годы 17 в. Учение Капитона было одной из самых известных жизнеоотрицающих ересей, признающих благость самоубийства. Подсчитано, что только в 37 «гарях» добровольно лишили себя жизни до 20 тысяч раскольников. До того, как перейти к разговору о значении и следствиях раскола, я более подробно остановлюсь на жизнеописании лидеров противостоящих групп – биографии патриарха Никона и протопопа Аввакума
4. Великие деятели раскола: патриарх Никон и протопоп Аввакум:

Никон (в миру Никита Минов) (1605–1681). Выходец из семьи крестьянина-мордвина, Никон родился в селе Вельдеманово (ныне – Перевозский район Нижегородской области) в мае 1605. Он рано обучился грамоте и уже 19-летним юношей стал священником в соседнем селе. Женился, но после смерти всех своих троих детей окончательно ушел из мира, избрав путь монашеского служения. С 1635 – в Соловецком монастыре, где принял постриг в крайне суровых и аскетичных условиях Анзерского скита. С 1643 – игумен Кожеозерской обители. Явившись с берегов Белого моря на представление царю (1646), Никон обратил на себя благосклонное внимание Алексея Михайловича и был поставлен архимандритом московского Новоспасского монастыря. Войдя в кружок. ревнителей благочестия, пользуясь неограниченным доверием государя, нашел максимальные возможности для воплощения своих чаяний, равно религиозных и политических. Крайне встревоженный окружающим неустройством, действовал Никон одновременно как благочестивый инок и непреклонный вождь. Став митрополитом Новгородским (с 1648), решительно способствовал подавлению местного бунта в 1652. В том же году, после кончины патриарха Иосифа, был избран всероссийским святителем. С весны 1653 патриарх Никон приступил к реформам, своей жесткой решимостью и отсутствием дипломатического такта фактически спровоцировав начало церковного раскола (в дальнейшем он старался опираться на авторитет созванного им в 1654 собора, но крутого нрава так и не преодолел). Позднее, судя по ряду свидетельств (в том числе Иоанна Неронова, его былого соратника по кружку «ревнителей», а затем непримиримого противника), признал историческое равноправие старых и новых обрядов. Но было поздно, анафемы на «непокоряющихся святому собору» уже прозвучали. К тому же – и это окончательно закрыло путь к мирному разрешению церковных нестроений – назрел и второй конфликт: противостояние Никона с царем. Упорно проводя идею о том, что «священство выше царства», вживаясь (когда замещал Алексея Михайловича во время польско-литовских походов 1654–1656) в титул «великого государя», Никон всячески стремился к усилению внешнего великолепия и внутренней государственно-экономической значимости Русской церкви как законной преемницы византийской святости. Монументальным символом этого великолепия стал основанный им в 1656 Воскресенский Новоиерусалимский монастырь под Москвой (Новый Иерусалим). Огромные имущественные ценности, собранные Никоном ради величия церкви, увеличили число его врагов. Не желая делиться властью (а по сути – уступать ее патриарху), царь в итоге резко разошелся со своим былым любимцем. Рассерженный Никон, объявив о том, что оставляет патриаршество, в 1658 удалился в Новый Иерусалим; в 1664 он попытался вернуться в Москву, но был отправлен обратно. Собор 1667–1668, подтвердив никоновские реформы, в то же время снял с их инициатора патриарший сан, причем главным обвинителем на соборе выступил сам царь. Никону, сосланному под надзор в Ферапонтов монастырь (а затем переведенному в Кирилло-Белозерский), разрешено было вернуться лишь в 1681 (новым царем Федором Алексеевичем); попутно начались переговоры и о возможности его восстановления в прежнем святейшем достоинстве. Скончавшийся по пути в Москву в Ярославле 17 (27) июля 1681, Никон был погребен в Новом Иерусалиме по патриаршему чину. Жизнеописание Никона («Известие о рождении и воспитании и о житии святейшего Никона...»), составленное его иподиаконом Иоанном Шушериным, напоминает по духу житие неканонизированного святого. Замечательную характеристику характеру Никона дал великий русский историк В. О. Ключевский: «Из русских людей XVII в. я не знаю человека крупнее и своеобразнее Никона. Но его не поймешь сразу: это - довольно сложный характер и прежде всего характер очень неровный. В спокойное время, в ежедневном обиходе он был тяжел, капризен, вспыльчив и властолюбив, больше всего самолюбив. Но это едва ли были его настоящие, коренные свойства. Он умел производить громадное нравственное впечатление, а самолюбивые люди на это неспособны. За ожесточение в борьбе его считали злым; но его тяготила всякая вражда, и он легко прощал врагам, если замечал в них желание пойти ему навстречу. С упрямыми врагами Никон был жесток. Но он забывал все при виде людских слез и страданий; благотворительность, помощь слабому или больному ближнему была для него не столько долгом пастырского служения, сколько безотчетным влечением доброй природы. По своим умственным и нравственным силам он был большой делец, желавший и способный делать большие дела, но только большие. Что умели делать все, то он делал хуже всех; но он хотел и умел делать то, за что не умел взяться никто, все равно, доброе ли то было дело или дурное».
Во многом походил на Никона и его убежденный противник – протопоп Аввакум, человек страстный и горячий, фанатичный и нетерпимый. Он родился в 1620 или 1621 в с. Григорово Нижегородского уезда. С 1647 входил московский кружок ревнителей благочестия. За открытое сопротивление церковным нововведениям патриарха Никона в 1653 был сослан с семьей в Тобольск, затем в Даурию, на границе Монголии. В 1663 по вызову царя явился в Москву, но с официальной церковью не примирился, приобретя гневными выступлениями против реформ многочисленных приверженцев (боярыня Морозова и др.). В 1664 сослан в Мезень. В 1666 на церковном соборе лишен сана и предан анафеме, в 1667 сослан в Пустозерский острог и заточен в земляной тюрьме, откуда еще в течение 15 лет продолжал борьбу, обмениваясь посланиями со своими последователями. Отстаивая «старую веру», Аввакум обличал пороки официальной церкви, придав оппозиционный характер массовому движению раскольников. Автор свыше 50 бесед, поучений, богословских сочинений, толкований библейских книг и т.д., из которых выдающимся памятником автобиографической, церковно-религиозной и социально-исторической литературы стало «Житие протопопа Аввакума», написанное им в 1672–1675 (три авторские редакции), где живым, близким к естественному разговорным языком, в повествовании, насыщенном картинами реального быта, злободневными страстями и полемическим пафосом, обогащенном яркой образностью, поговорками и пословицами, представлена как своеобычная картина сложного времени, так и незаурядная личность автора. Аввакум и его ближайшие сподвижники по указу царя Федора Алексеевича за «хулы» на царский дом (Аввакум написал царю письмо, в котором сообщил, что видел во сне Алексея Михайловича горящим в аду за грех отпадения от истиной веры, призвал Федора Алексеевича отказаться от «никонианства» дабы самому избежать подобной участи) были сожжены в срубе в Пустозерске Архангельского края 14 апреля 1682.

Заключение:

1. Значение раскола в истории Государства Российского:

Важнейшим значением реформ Никона и раскола русской Церкви, является, на мой взгляд, то, что из двух путей: изоляционизма (путь Аввакума) и создания вселенско-православной империи (путь Никона), Святая Русь выбрала вторую дорогу. Это привело к духовному единению православных народов, ибо по отношению ко вселенскому греческому православию, местные, национальные варианты (Великоросский, Малоросский, сербский) были лишь вариациями.
Кроме того, нельзя не отметить, что после Собора 1666 окончательно сошла на нет политическая роль русского духовенства, что открыло Святой Руси дорогу к усвоению успехов западного влияния.
События раскола способствовали и развитию просвещения на Руси, выразивщемуся в создании в 1681 году при московской типографии на Никольской училища с классами по изучению греческого языка, а позже, в 1681 году – и высшей школы, Славяно-греко-латинской академии.
Но не стоит забывать и о практической стороне дела: раскол на веки разбил Русскую Православную Церковь на 2 лагеря – никонианцев и старообрядцев, красной кровяной каймой окропив царственные палаты здания великой Русской Государственности.
Луций Корнелий Сулла
Мне, как сугубому дилетанту в вопросах религии (специализация - полит. история в. славян) интересно было бы услышать мнение специалистов по истории РПЦ.
мамай
Цитата(Луций Корнелий Сулла @ 06 May 2007, 19:34)
Мне, как сугубому дилетанту в вопросах религии (специализация - полит. история в. славян) интересно было бы услышать мнение специалистов по истории РПЦ.
*

Мнение неспециалиста.
В данной работе совершенно не учитываються политические факторы, повлиявшие на раскол.
Так, нельзя не заметить что церковь была единственной мощной структурой, которая не контролировалась полностью центральной (царской властью). Отсюда и многочисленные столкновения между церковью и светской властью. Можно вспомнить и попытки становления Митяя и столкновения Дмитрия Донского с Киприаном, и попытки секуляризации при Иване 3, и столкновения Ивана Грозного с Филипом Колычевым, и его же конфискации церковного имущества, особенно в Новгороде.
С другой стороны авторитет церкви очень серьезно вырос в период Смутного времени. Ведь царей, было много.
Поэтому наибольшим авторитетом пользовалась церковь. Не стоит забывать что и первое и второе земское ополчение (Минина и Пожарского) были собраны по призыву патриарха Гермогена, который в условиях развала стал наиболее авторитетным лицом в стране.
Затем фактическую власть в стране при своем сыне Михаиле осуществлял патриарх Филарет, который получил титул государя.
Таким образом раскол это еще и история усивающегося давления государства на церковь. В результате царь сначала протолкнул на патриарший престол своего фаворита, Никона.
Затем поддержал, и во многом навязал церковную реформу.
Более того, нельзя не отметить что вольно или невольно царь очень хорошо обыграл Никона.
После его ухода церковь и вся церковная иерархия как бы остались висеть в воздухе. Ведь было ясно что от решения царя зависит, вернется Никон или нет. Кого изберут на его место.
Будут ли признаны реформы удачными или неправильными.
Это означало что судьба всех высших иерархов русской церкви находилась полностью в руках царя. Недаром в этот момент правительство устанавливает жесткий контроль над церковью и ее доходами, создав Монастырский приказ.
Таким образом, история раскола это еще и история усиления абсолютизма и подчинения царской властью единственной мощной силой, способной воспротивиться царю.

Говоря о расколе следует учитывать и еще один момент.
Присоедениение Украины к России естественно поставило вопрос об объединении церквей. Такое объединение должно была еще крепче привязать Украину к России.
Но на Руси и Украине молились по разному. Настаивать на введении своих обрядов в только что присоедененной и во многом непокорной стране Москва немогла.
Таким образом реформа объективно сближала Россию и Украину.
Луций Корнелий Сулла
Цитата(мамай @ 09 May 2007, 14:46)
Цитата(Луций Корнелий Сулла @ 06 May 2007, 19:34)
Мне, как сугубому дилетанту в вопросах религии (специализация - полит. история в. славян) интересно было бы услышать мнение специалистов по истории РПЦ.
*

Таким образом, история раскола это еще и история усиления абсолютизма и подчинения царской властью единственной мощной силой, способной воспротивиться царю.
Но на Руси и Украине молились по разному. Настаивать на введении своих обрядов в только что присоедененной и во многом непокорной стране Москва немогла.
Таким образом реформа объективно сближала Россию и Украину.
*


Мамай, замечательно, я согласен со многим. Однако у меня об этом было сказано в заключении:

"Важнейшим значением реформ Никона и раскола русской Церкви, является, на мой взгляд, то, что из двух путей: изоляционизма (путь Аввакума) и создания вселенско-православной империи (путь Никона), Святая Русь выбрала вторую дорогу. Это привело к духовному единению православных народов, ибо по отношению ко вселенскому греческому православию, местные, национальные варианты (Великоросский, Малоросский, сербский) были лишь вариациями.
Кроме того, нельзя не отметить, что после Собора 1666 окончательно сошла на нет политическая роль русского духовенства, что открыло Святой Руси дорогу к усвоению успехов западного влияния
".

...Про абсолютизм. Весь 18 век - эпоха становления абсолютизма, это само собой разумеется и известно каждому 8-класснику.
Но выделять "усиление самодержавной власти" царя в одну из причин Раскола, по-моему, совершенно неразумно. Все-таки природа у него иная. Другое дело, что во многом благодаря усилению царской власти государство русское не погрузилось в церковные войны куда большего масштаба, чем те, что имели место быть в 18 веке.
smile.gif
мамай
...Про абсолютизм. Весь 18 век - эпоха становления абсолютизма, это само собой разумеется и известно каждому 8-класснику.
Но выделять "усиление самодержавной власти" царя в одну из причин Раскола, по-моему, совершенно неразумно. Все-таки природа у него иная. Другое дело, что во многом благодаря усилению царской власти государство русское не погрузилось в церковные войны куда большего масштаба, чем те, что имели место быть в 18 веке.
smile.gif
*

[/quote]

Не согласен.
Именно наличие мощной центральной власти позволило буквально продавить реформу через русское общество (хотя примерно 20 процентов населения страны оставалось старообрядцами)
Т.е. Раскол это еще и вопрос о том, насколько глубоко может и должна власть влезать в дела веры.
Предпосылок для религиозных войн я честно говоря не вижу.
Что касаеться идеи о том, что реформа позволила России стать во главе православных, то я тоже не согласен.
Россия действительно получала помощь от братьев по вере, но основными здесь были общие интересы, точнее общие враги.
Кстати замечу( хотя это уже другая тема) что в конечном счете Россиия слишком увлеклась идеей спасения славян, в итоге потеряла огромное количество жизний и ресурсов, а выиграли "братья -славяне" которые потом
обустраивали свою житзнь, либо отделываясь добрыми словами, либо просто плюя на Россиию.
Положительный момент Раскола можно видеть в том, что реформа
расчистила путь для усвоения новой культуры, европеизации страны.
.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.