- - -
Александр Беляев. Литературные находки
LitForum - Беседы о литературе > Цитадель Олмера > Форум Андроны
1, 2, 3, 4, 5, 6
Андрона
*** В творчестве Александра Беляева слишком много неизвестного. С одной стороны, писатель известный всем любителям фантастики. Каждые пять лет издается "новое" собрание сочинений. Его творчество изучалось лучшими исследователями фантастики: Бритиков, Ляпунов, Халымбаджа, Харитонов. С другой, в собрания сочинений вмещается только некоторая часть творчества. Не переизданным остается слишком многое.
***Сейчас я не могу представить, чтобы какому бы то ни было фантасту показывали макеты и проектную документацию гидростанций, не могу представить, чтобы литератор мог предсказать направление в ядерной физике, на котором через полгода после публикации статьи будет совершено открытие.
***А Беляев мог предложить архитекторам образ идеального города понятный архитекторам, Энергетикам статью о гидростанции, которая будет построена только через 17 лет, так как будто присутствовал на открытии, летчикам статью о роли авиации в предстоящей войне, с акцентами о возможности перехода на реактивную авиацию, (которая будет принята на вооружение только после ВОВ и после смерти автора). Так что, я не знаю, что считать более близким фантастике: рассказы, где только намеки на те или иные научные направления или статьи, где научная перспектива дана более развернуто и обоснованно,
*** Если бы сохранился архив писателя, то собрание сочинений могло быть гораздо больше. Но я постаралась собрать то, что возможно найти сейчас, не имея под рукой машины времени. wub.gif wub.gif wub.gif
*** Мне кажется, что если также внимательно подойти к творчеству Грина, то у него можно найти много неизвестных читателю рассказов.

Давно пора было сделать пост со ссылками внутри Беляевских тем, но как-то не доходили руки. Стал виден приблизительный объем проделанной работы. Почему-то полностью данные ссылки не размещаются, и где-то в середине происходит сокращение количества знаков. Вместо них появляется многоточие. Но для ориентировки внутри тем вполне подойдет. Да уж, краткое содержание почти 3-летней работы.
В этот список не вошли театральные рецензии Беляева и произведения других авторов расположенные в теме. Возможно, потом для них сделаю отдельный пост.

Содержание

1913 - Беляев А.Р. Прогулка на гидроаэроплане. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1031421
Беляев А.Р. Восхождение на Везувий. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1065530
1914 - Беляев А.Р. "Бабушка Мойра" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1064452
1924 - Беляев А.Р. В Киргизских степях. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1083026
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 4, С. 109-113 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1083349
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 5, С. 117-123 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082415
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 6, С. 117-123 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082364
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 7, С. 117-119 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082403
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 8, С. 113-118 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082440
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 9-10, С. 145-150 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1083206
Беляев А. О чем нам пишут./ А.Беляев // "Жизнь и техника связи", 1924, № 11, С. 123-127 http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1083202
Беляев А. Закон о частном радиолюбительстве. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082627
Беляев А., Лапин Н. Кабель Америка - Европа. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082773
1925 - Беляев А. На пороге 9-го года. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082455
Беляев А.Р. (под псевдонимом А. Ром) Три портрета http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1081695
Беляев А.Р. О рационализации в НКПТ. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1082312
Беляев А.Р. Среди одичавших коней. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1072366
Беляев А.Р. (под псевдонимом А. Ром) Страх http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085725
1926 - Беляев А.Р. Высокий штиль http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085959
Беляев А.Р. Страх http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085725
Беляев А.Р. О путях развития связи http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085961
Беляев А.Р. (под псевдонимом Ал. Ром) "Сверхъестественные задания" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085803
Беляев А.Р. Счастливые американцы. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085980
Беляев. А.Р. Английская забастовка и связь. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1086038
Беляев А.Р. [Положенцева Т.Г.] Современная почта за границей http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1100623
1927 - Верн Жюль В 2889 году: (перевод А.Беляева) http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1078187
Беляев А.Р. Народная связь в условиях социалистического строительства. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1103977
1928 - Беляев А.Р. Пересылка посылок. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1103981
Беляев А.Р. Предисловие к роману Джека Лондона "Лунная долина" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1074684
Беляев А.Р. Предисловие к роману Джека Лондона "Железная пята". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1074816
Беляев А.Р. Послесловие к роману „Человек-Амфибия". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1045784
1929 - Беляев А.Р. «Верхом на Ветре». http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1023172
Беляев А.Р. Отворотное средство http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1039503
1930 - Беляев А.Р. Город Победителя http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1051801
Беляев А.Р. Дорогой Чандана http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1086601
Беляев А.Р. "Гражданин эфирного острова"
1931 - Беляев А.Р. Воздушный змей. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1084178
Беляев А.Р. Земля горит http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1029539
Беляев А.Р. Каменное сердце. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1021814
Беляев А.Р. На воздушных столбах http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1083840
Беляев А.Р. Сильнее Бога http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1084579
Беляев А.Р. Освобожденные рабы http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085037
Беляев А.Р. (под псевдонимом Арбель) "Солнечные лошади". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1086216
Беляев А.Р. (под псевдонимом Арбель) "Веселый Таи". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1086568
1932 - Беляев А.Р. "Будет ли этому конец?" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1073284
Беляев А.Р. Больные вопросы рабочего изобретательства http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110741
Беляев А.Р. Голубой Уголь. http://www.fantlab.ru/blogarticle1896
Беляев А.Р. Создадим Мурманский зоопарк
Беляев А.Р. Озеленение Мурманска - забытый участок. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1067627
Беляев А.Р. Радио узел должен решительно перестроить свою работу. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1073274
Беляев А.Р. Спасайте архив по истории гражданской войны. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1083354
1933 - Беляев А.Р."Игры у животных". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1064195
Беляев А.Р. Огни социализма, или господин Уэллс во мгле http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1053573
1934 - Беляев А.Р. Создадим советскую научную фантастику http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1022688
1935 - Беляев А.Р. Памяти великого ученого-изобретателя http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1103628
Беляев А.Р. Константин Эдуардович Циолковский http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1061339
Беляев А.Р. Академик Павлов: очерк http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1041309
1936 - Беляев А.Р. Д. И. Менделеев. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1071471
Беляев А.Р. "Д. Уатт и И. Ползунов". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1071543
Беляев А.Р. "Михайло Ломоносов". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1065956
Беляев А.Р. К.Э.Циолковский
1937 - Беляев А.Р. Застрельщики новых открытий http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1075112
Беляев А.Р. "Подземный город" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085673
Беляев А.Р. "Север - завтра". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1085711
1938 - Беляев А.Р. "Арктания" (рецензия на роман Г. Гребнева. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1072860
Беляев А.Р. Золушка. О научной фантастике в нашей литературе. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1021404
Беляев А.Р. О научно-фантастическом романе и книге Гр. Адамова "Победители недр" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1020689
Беляев А.Р. Создадим советскую научную фантастику http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1070407
Беляев А.Р. К.Э. Циолковский http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1059392
Беляев А.Р. Парк чудес http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1046393
1939 - Беляев А.Р. "Аргонавты вселенной" (рецензия на роман В. Владко) http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1034128
Беляев А.Р. Визит Пушкина http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1077162
Беляев А.Р. "Великий транспортник" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1058465
Беляев А.Р. Иллюстрация в научной фантастике http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1025034
Беляев А.Р. О моих работах http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1036614
Беляев А.Р. "Сталинская забота о людях" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1084381
Беляев А.Р. Гор. Пушкин - рыбный город http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110522
Беляев А.Р. Досуг детей http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1086780
Беляев А.Р. Пусть пеняют на себя http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110525
1940 - Беляев А.Р. "Герой-победитель" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1104391
Беляев А.Р. "Жюль Верн" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1028222
Беляев А.Р. Гениальный ученый http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1027862
Беляев А.Р. Он жил среди звезд http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1061098
Беляев А.Р. Рождение радио http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1029179
Беляев А.Р. Интересное начинание. („Театр улыбки") http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110566
Беляев А.Р. Пятнадцать смелых http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1057767
Беляев А.Р. "Земля в ярме. Пламя на болотах". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1068906
Беляев А.Р. Завоевание стратосферы http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1062050
Беляев А.Р. На пороге великих открытий http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1061093
Беляев А.Р. Новости военной техники http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110446
Беляев А.Р. "Земля и небо" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1052989
Беляев А.Р. "Герой выходит из экрана" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1063999
Беляев А.Р. Что делают растениеводы? http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1084374
Беляев А.Р. На выставке работ пушкинских художников http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110445
Беляев А.Р. За культурный русский язык http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1061807
Беляев А.Р. Еще о библиотеке. http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110535
Беляев А.Р. Дворец Советов http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1051238
Беляев А.Р. Гигант на Волге http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1069632
Беляев А.Р. "Больше простоты, точности",
Беляев А.Р. Капризы климата, http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110540
Беляев А.Р. К истории нашего города http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1063491
Беляев А.Р. Об одном запущенном доме http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1084303
Беляев А.Р. "Михайло Ломоносов" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1065956
1941 - Беляев А.Р. "В мире атомов". http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1084411
Беляев А.Р. "Созидатели и разрушители" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1032128
Беляев А.Р. "Следопыты вселенной" http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1110643

Оказывается сделано несколько больше, чем думала. rolleyes.gif
За одно выяснила как сейчас может выглядеть библиографическое описание переведенного Беляевым рассказа:
Верн, Ж. В 2889 году: рассказ [Текст] / Ж.Верн; пер. с фр. А.Р.Беляев // Вокруг света. - М., 1927. - № 5. - С. 67-70.

***Чтобы было интересно не только новым читателям, но и старым подписчикам колонки начну с размещения статьи А.Беляева "О научно-фантастическом романе и книге Гр. Адамова "Победители недр", опубликованной в журнале "Детская литература" в №11, 1938, с. 18-22. Тем более, многие моменты описанные в ней остались справедливы спустя 70 лет после написания.
Цитата
А. Беляев "О научно-фантастическом романе и книге Гр. Адамова "Победители недр"

***"Искусство - трудно, критика - легка" это изречение особенно применимо к научной фантастике.
***Научно-фантастическое произведение должно удовлетворять всем требованиям, которые предъявляются к художественной литературе. Но сверх этого на авторе научно-фантастического произведения лежит дополнительная нагрузка: он должен овладеть научным материалом и умело подать его. Научная фантастика - труднейший жанр.
***Между тем, нет ничего легче, как критиковать научно-фантастическое произведение. Перед этой критикой не могут устоять даже классики научной фантастики. Теперь уже и пионеры знают, что жюль верновские герои. собравшиеся лететь на Луну, должны были погибнуть от толчка в первый же момент вылета снаряда из пушки, и что снаряд вообще не улетел бы в мировое пространство, что путешественники к центру земли должны были бы погибнуть от жары или задохнуться, что "Наутилус" капитана Немо должен был быть раздавлен давлением воды на той глубине. на которую его благополучно погружал автор. что уэллсовский "человек-невидимка", если бы он действительно стал совершенно невидим, и сам ничего не видел бы... и так далее и тому подобное.
*** К сожалению, не все критики научно-фантастических произведений, по-видимому, усвоили простые истины о том. что если бы научно-фантастические идеи были научны на все сто процентов, то тем самым они перестали бы быть фантастическими, что без научных "погрешностей", "допущений", которые автор делает вполне сознательно, научной фантастики вообще не существовало бы, что эти "ошибки" и "допущения" вполне законное, правомерное явление в научной фантастике.
***Но прежде, чем же отличается подлинная научная фантастика от беспочвенного фантазирования, оторванного от научных знаний? Тем, что в голом фантазировании ничего и нет, кроме пустой игры воображения, в научной же фантастике "опущения" и научные "ошибки" лишь порог, который необходимо переступить, чтобы войти в область вполне доброкачественного познавательного материала, основанного на строгих научных данных. Пусть Жюль Верн допускает ошибку при описании отлета на Луну. Эта ошибка дает возможность автору отправить героев в путешествие, следя за которым читатель знакомится с большим количеством отнюдь не фантастических, а вполне реальных научных знаний из области механики, физики, астрономии. Таким же образом, переступив через порог "ошибок" (вполне сознательно допущенных автором), читатель в самой увлекательной форме знакомится с геологией, совершая вместе с героями "путешествие к центр Земли", или океанографией, следя за удивительным подводным плаванием "Наутилуса".
***Научная фантастика в своей классической жюль-верновской форме, ставила задачей популяризацию современных автору научных знаний и изображение картин будущего развития науки и техники. Уэллс, а за ним и другие авторы, наряду с проблемами будущего развития науки и техники, внесли в научную фантастику социальный элемент. По существу, этот жанр следовало бы выделить как социальную фантастику, но, поскольку в этих произведениях в значительной доле имеется и технический элемент, такого рода произведения идут под старым названием научной фантастики.
*** Перед советской фантастикой стоят большие и ответственные задачи. первою из них является популяризация научных и технических знаний. Но, вместе с тем, советская научная фантастика. изображая современную или будущую жизнь нашей страны, неизбежно сталкивается с фантастикой социальной. Если советские писатели являются "инженерами душ", то писатели, работающие в области советской научной фантастики, должны быть как бы инженерами душ в квадрате: своими произведениями они должны способствовать и росту нового социалистического сознания и росту научных и технических знаний.
***Чем больше эти цели достигаются, тем большую ценность представляет собою и научно-фантастическое произведение.
***Следует еще сказать, что цели, стоящие перед советской научной фантастикой, делают из нее как бы совершенно новый жанр, при создании которого литературное наследство классиков помогает лишь в очень малой степени советскому автору.
***Ему приходится преодолевать огромные трудности, о которых не знает не только читатель, но и критик, а зачастую и товарищ по перу - писатель, работающий в другом жанре. Но эта тема требует отдельного места и времени.
***Рассмотрим недавно вышедший научно-фантастический роман "Победители недр".
***Гр. Адамов отправляет своих героев в недра земли в особом снаряде, который движется, отталкиваясь от почвы позади, а впереди врезаясь в слои любой плотности. Еще во время подготовки путешествия нетрудно было предвидеть, что на пути снаряда должны встретиться пустоты и водные пространства, в которых снаряд окажется в беспомощном положении, не будучи в состоянии двинуться ни взад, ни вперед, и что способ получения энергии по проводам с земли в высшей степени рискованный и ненадежный.
***Вызывает большие сомнения и вопрос о том, вместятся ли в снаряде все перечисленные автором предметы: запасы продовольствия, и баллоны с кислородом и "метализаторы", цементирующие почву позади снаряда после каждого его шага вперед, и машины, и части будущей подземной станции и т.д. Но не будем придираться к героям за то, что они организовали свое путешествие с огромной долей риска и даже легкомыслия. Героям других научно-фантастических романов приходилось благополучно выбираться и не из таких переделок. Не будем поэтому задавать автору и других неприятных вопросов, в частности относящихся к пребыванию героев в недрах земли на огромной глубине. Пройдем мимо и некоторых мелких ошибок и ляпсусов. Без этой доли легкомыслия и риска и без этих ошибок мы не можем мысленно совершить путешествие вместе с героями романа и не обогатим своих знаний.
*** Научное идейное содержание романа "Победители недр" распределяется на три раздела: геологии, энергетики и социологии.
***Каково же качество этого актива? Сбалансирует ли он пассив допущений и научных неточностей?
***Область социальных отношений. Характерные черты нашей эпохи отражены в романе достаточно полно: автором показаны и любовь к родине, и героизм советских людей, и чуткое отношение к человеку, и самопожертвование, и женщина, участвующая в социалистическом строительстве наряду с мужчиной, и герой-пионер, и соцсоревнование, и внимание всей страны к судьбе экспедиции и пр. Притом все это подано достаточно горячо, пожалуй даже с излишней акцентировкой, а местами и с несколько наивной "обнаженностью" тенденции. Большая сдержанность придала бы и большую силу художественной убедительности. Но эти небольшие погрешности легко выправить в следующем издании книги.
***Геологический материал не имеет бросающихся в глаза неточностей и ошибок, но и не отличается особой наглядностью, полнотой и систематичностью данных по геологии и истории земли. В большинстве это суховатые выдержки, приводимые к случаю. Заметим мимоходом, что один из героев романа жестоко и не совсем справедливо критикует Ж.Верна за "Ошибки" в романе "Путешествие к центру Земли" Нельзя забывать, что это произведение Ж.Верн дал непревзойденную по полноте, строгой научности и картинности популяризацию современных ему знаний по геологии. Эта критика Ж.Верна только наводит на не слишком выгодные сравнения геологического материала "Победители недр" с геологическим материалом "Путешествия к центру Земли" Ж Верна или "Плутонии" академика Обручева.
*** Не будь этого полемического выпада, никто не поставил бы в вину автору того, что геологический материал в его книге не стоит на таком же высоком уровне, как у классика Ж. Верна или академика Обручева.
*** Во всяком случае, не в геологической части самое слабое место романа, а в разработке им ведущей темы - проблемы энергетики.
*** С первых же страниц и строк автор становится на неправильный путь, противопоставляя различные виды энергии и отрицая право на существование хороших во имя лучших. Споры энергетиков-гелиотехников, ветротехников и других между собою о "непостоянстве" того или другого вида энергии, нездоровое препирательство между ними, - ты, мол, занимаешься "кустарничеством" и только разбазариваешь "казенные деньги", - звучат и неправдоподобно, и наивно. Серьезные ученые и техники различных областей энергетики не могут даже ставить так вопроса. Главная же ошибка такого противопоставления и взаимоотрицания различных видов энергии заключается в том, что такая "установка" находится в прямом противоречии с общими принципами построения нашего обобществленного энергетического хозяйства и генерального плана электрификации.
*** В капиталистических странах частный предприниматель действительно мог поставить вопрос: "или, или". Если бы киловатт-час электроэнергии на его гелиостанции обходился на копейку дороже и его установка работала бы с большими перебоями, чем скажем ветросиловая установка у его соседа, то владелец гелиостанции разорился бы. Для него "лучшее" действительно отрицает "хорошее".
*** У нас совершенно иное положение вещей. Мы строим наше энергетическое хозяйство на принципе кооперирования электростанций в пределах района, области, края, республики и как завершение этого принципа, на единстве всех электросетей СССР, на единой высоковольтной сети. Мы строим и намечаем строить в ближайшем будущем большие, средние и малые электростанции - тепловые и гидростанции, не пренебрегая и ветром. Мы придаем особое значение использованию местных источников энергии, но что же получилось бы, если бы наши гелиотехники, ветротехники и т.п. следуя примеру героев романа "Победители недр", легкомысленно бросили бы свою специальность и переключились бы на работу исключительно в области овладения энергией внутренней теплоты земного шара? "Или, или" - явно неправильная и даже вредная установка, как противоречащая одному из основных принципов нашего энергетического хозяйства.
***Вторая существенная ошибка автора заключается в том, что, расправившись столь жестоко и несправедливо со всеми прочими видами энергии, он неудачно рекламирует и рекомендует в сущности самый рискованный сложный и дорогой способ получения энергии путем проникновения в глубины земли. В книге Гюнтера "Энергетика будущего"*, которая конечно должна была находиться в руках автора, можно было найти более достойные объекты для фиксирования на них внимания молодого читателя.
(продолжение следует)
_____________________
* См.: Гюнтер Г. Энергетика будущего (через 100 лет). - М.: Гос. энерг. изд-во, 1933.
Андрона
Цитата
А.Беляева "О научно-фантастическом романе и книге Гр. Адамова "Победители недр" (окончание)

***И зачем автору понадобилось забираться под землю на пятнадцать километров? Оказывается, только для того, чтобы установить там термоэлемент. Как известно, электродвижущая сила термоэлементов ничтожна. Правда, один из героев романа нашел средство увеличить эту силу. Но если ему посчастливилось сделать это, зачем тогда было углубляться в недра земли? Не проще ли было для начала, использовать ту теплоту, которая находится почти на поверхности - на наших камчатских сопках, или теплоту среднеазиатского солнца, которое почти круглый год может служить источником тепла? Если применить несложные приборы вроде вогнутых зеркал, то от солнца легко получить достаточно высокую для работы термоэлементов температуру, холодильником же может служить вода рек. Это куда проще, дешевле и осуществимее, чем подогревать термоэлемент жаром недр земли и охлаждать жидким водородом, который подается с поверхности на глубину пятнадцати километров.
***Устройство мареевской подземной станции сопряжено с величайшими трудностями и громадным риском для людей. надежность работы такого "вечного" двигателя весьма проблематична, поскольку вся она зависит от исправности тонких проводов и газопроводов, соединяющих глубинную станцию с поверхностью земли. Ведь сам автор убеждает читателя, что материки движутся, что земная кора находится в беспрерывном движении. Значит, и сдвиги почвы, и размывы, и осадки, и соли и блуждающие токи, и прочие причины могут испортить провода и газопроводы. Ремонт же линии будет обходиться почти столько же, сколько первоначальная установка самой станции.
Нет, поистине невыгоден проект Мареева.

***Каковы же выводы? В целом роман неплох, написан живо, динамично, читается легко, с интересом, указанные недостатки нетрудно исправить в новом издании По-нашему мнению, эти исправления должны сводиться к следующему. во-первых, автор не должен "обижать" и все другие виды энергии.
***Следовало бы даже подчеркнуть, что различные виды энергии имеют равные права на совместное существование и на наше внимание, что проект Мареева отнюдь не самый идеальный и не самый дешевый. Если перенести действие романа в несколько более отдаленное будущее (по некоторым деталям можно догадаться, что действие романа происходит в наши дни), то легко будет объяснить, почему же наше правительство утвердило проект Мареева, хотя он и не лучший: к тому времени наша страна уже будет обладать столь большими накоплениями материальных ценностей, что сможет позволить себе роскошь отпустить средства и на осуществление мареевского проекта, наряду с другими.
***Пусть попытка Мареева проникнуть в недра земли будет сопряжена с явным риском, что соответствовало бы и действительности, а не проходит под флагом предопределенного успеха. как это в значительной степени имеет место в романе. Такая постановка, или вернее перестановка придала бы всем приключениям героев большую остроту и подняла бы их личный героизм еще выше. Читатель же получил бы более правильную ориентировку в важном и сложном вопросе построения социалистического энергетического хозяйства.

Александр Беляев
"Детская литература", 1938, №11, с. 18-22

***Трудно представить, чтобы сейчас при критическом анализе произведения проводилась с одной стороны литературоведческая, а с другой стороны научная оценка романа, которую параллельно Беляеву проводил академик В. Обручев.
***Приведу комментарий академика Обручева:
Цитата
***Идея использования тепла земли в качестве могучего и неистощимого источника энергии давно занимает человека. Она уже осуществлена в скромном масштабе в Тоскане (Италия), где в старом вулканическом районе посредством буровых скважин извлекают пар с температурой 190 градусов и используют его для добычи руды, борной кислоты, аммония, а также получения электрической энергии.
***Роман Гр. Адамова построен на идее термоэлектричества. Если сопоставить элемент из двух металлов, один из которых нагревать, а другой охлаждать, то получим электрический ток. Автор спускается на глубину 14 километров термоэлектрическую батарею, которая будет получать тепло из земли, а холод в виде жидкого водорода с поверхности по трубке. испаряясь, водород дает - 272 градуса и в виде газа возвращается по другой трубке наверх, где опять поступает в работу.
*** Для устройства такой батареи в глубине земля герои изобрели снаряд, который просверливает себе ход вглубь по вертикали, а возвращается назад по наклону. В снаряде помещаются люди и всевозможные инструменты, запасы, шланги, для водорода, провода для электрического тока, который подается в снаряд с поверхности для приведения в действие буровой коронки, сверлящей горные породы, и ножей, режущих их.
*** Углубляясь в недра земли, автор, конечно, встречается с вопросами геологии, которые должны быть освещены. В общем автор справился с этим удовлетворительно, но все-таки сделал некоторые промахи. Неверно, что тела ракушек и древесина ископаемого дерева растворяются в морской воде. (стр. 67, 69), что иглокожие и корненожки принадлежат вместе с плеченогими к ракушкам (стр. 68), что архегозавр жил в каменноугольном периоде, что для определения влажности и плотности известняка нужно производить общий анализ его (стр. 77, 84). Ножей, режущих твердые породы, еще не изобрели и едва ли изобретут; буровая коронка на головке снаряда была бы достаточна.
*** Больше промахов наверно, найдут в романе техники и физики, и более вдумчивому читателю многое покажется неправдоподобным. Но в научно-фантастических романах некоторые законы и техники обычно нарушаются, и ставить это в вину автору нельзя. Описание работы снаряда и разных препятствий и опасностей, которые благополучно преодолевают покорители недр, изложено очень живо и увлекательно и дает молодежи интересное и поучительное чтение.

Академик В. Обручев.
"Детская литература", 1938, №11, с. 22
Андрона
***Благодаря помощи сотрудников Исторической библиотеки в Москве размещаю ранее найденную статью Александра Беляева «Золушка. О научной фантастике в нашей литературе» на поиски которой, в свое время, ушел целый месяц.
*** При столь ярком языке как у Беляева статья не потеряла своей силы и значения даже спустя 70 лет после написания, сумев защитить как самого Александра Беляева, так и всех последующих советских и российских фантастов.
***Ту же ситуацию с настоящей фантастикой в 2000 году описал Андрей Валентинов в статье "Кто в гетто живет?".
***Это повтор странички моей колонки на фантлабе, но надеюсь, что на Литфоруме эта статья А. Беляева будет интересна.
Цитата
*** А.Беляев "Золушка. О научной фантастике в нашей литературе".
***Судьба советской научной фантастики похожа на судьбу сказочной Золушки — у обеих двойная жизнь: блестящий выезд на бал и унылое существование нелюбимой падчерицы, сидящей в затрапезном платье, в темном углу кухни.
***Выходит в свет научно-фантастический роман, и в несколько часов весь тираж буквально расхватывается. В библиотеках на такую книгу непрекращающаяся очередь. В анкетах журналов читатели неизменно выдвигают научную фантастику на первое место. Молодые читатели-школьники при встречах с издателями настойчиво требуют выпуска книг научно-фантастического содержания. Они же составляют «акционерные общества на паях» для покупки «по случаю» за 40-50 рублей старенького, растрепанного научно-фантастического романа, номинальная стоимость которого 50 коп. - 1 рубль. Взрослые читатели пишут письма в редакции журналов и авторам все о том же — «больше научной фантастики!»
***Успех у читателей — большой и бесспорный. Это праздник, бал. Это выезд Золушки в люди.
***А вот будни.
***Молодой писатель написал научно-фантастический рассказ. Куда отнести его? В какой журнал? Когда-то журналов, печатавших научную фантастику, было много. Сейчас издается только один журнал — «Вокруг Света». Другие же журналы, как общее правило, научной фантастики не печатают. «Рынок сбыта» для научной фантастики крайне ограничен. Быстро уяснив это, молодой автор переходит на другой жанр. Молодые всходы научной фантастики «увядают на корню».
***Не легче издать научно-фантастическое произведение и отдельной книгой. По типизации издательского дела научная фантастика была пристегнута к научно-популярному отделу издательства «Молодая Гвардия». В этом отделе существовали самые низкие ставки гонорара: научно-фантастический роман оплачивался в 3-4 раза ниже обычного. Все же какой-то «рынок сбыта» был. Но вот года полтора назад издательство «Молодая Гвардия» было реорганизовано, и оно отказалось издавать научную фантастику. Детиздат издает фантастику лишь с большим ограничением: «возрастной регламент». Гослитиздат и «Советский писатель» от издания научной фантастики отказывались до самых последних дней.
***Неблагополучно было и с редакторами. Лишь за последние два года положение в редакциях журналов, печатающих научную фантастику, изменилось к лучшему. Прежние редакторы были хорошо подготовлены политически, некоторые из них имели неплохое образование из области так называемых гуманитарных наук, знали историю, литературу. Но в области технических и естественных знаний они, за редким исключением, были совершенно беспомощны. Это осложняло работу. Те же редакторы, которые были более или менее знакомы с техникой, впадали в другую крайность — они старались превратить научную фантастику в сухую «занимательную» технологию или электротехнику в диалогах, где герои «романа» только и делали, что задавали вопросы и отвечали на них. Такие работники снижали тематику до узко-технических проблем. «Напишите роман об электроизоляторах», — предлагал один из таких редакторов.
***Автору советских научно-фантастических произведений приходится преодолевать большие трудности и творческого характера. Это сложный вопрос, который требует отдельного обсуждения. В настоящей статье мы коснемся другого: кто может помочь писателю в преодолении этих творческих трудностей, куда ему обратиться? В союз писателей, конечно. Но и в союзе автор научно-фантастических произведений оказывается в роли Золушки. В Cоюзе Писателей такой писатель просто не находит себе места. В самом деле, куда его «пристегнуть»? Там все разбито на секции. К поэтам — нельзя, к драматургам — нельзя, к «молодым беллетристам» — тоже не подходит. Остается детская секция, но и это не выход. Далеко не все научно-фантастические произведения пишутся для детей. Так, автор научно-фантастических произведений то ли из-за своей «специфики», то ли по другим причинам остается без творческой среды, без товарищеской помощи.
***Говорят, писатели, особенно крупные, уделяют мало внимания научной фантастике, считая ее литературой второго сорта. Это неверно. Литература всегда такого сорта, какого сорта литератор, создавший ее. Вернее же, писатели не жалуют научную фантастику потому, что писатели, как и редакторы и критики, не слишком тверды в технике, физике, биологии. Жанр этот очень трудоемкий и требует для каждой работы большой предварительной подготовки. Не может не отпугивать писателей и положение Золушки, в котором пребывает научная фантастика в нашей литературе.

«Литературная газета», М, 1938, № 27, (15.05)
Андрона
***Этого рассказа 1931 года обычно нет в сборниках Беляева. По библиографии А.Беляева, составленной Евгением Харитоновым этот рассказ был напечатан только однажды в журнале "Всемирный следопыт" в 1931 под псевдонимом Арбель. По современным меркам это совсем не смотрится фантастикой. И выглядит достаточно жутко. Но считаю необходимым напомнить о нем, так как любой кризис может вернуть такое "разделение труда".

Цитата
Александр Беляев "Каменное сердце".
***- Гастон приехал! Папа! Папа! Дядя Гастон приехал!
***Маленькая Ирен ворвалась в кабинет отца.
***Леон Шампетье де Риб посмотрел на дочь. Улыбнулся. Но тучка бровей тотчас согнала с лица луч улыбки.
***- Хорошо, хорошо! Иди, детка! Я сейчас приду. Дела прежде всего!
***- Дядя Гастон Прямо из Парижа, - пролепетала Ирэн и, посмотрев еще раз на брови отца, тихонько вышла из комнаты.
***У дверей кабинета отца стоял китаец-управляющий И-Дзю. Безмолвный, неподвижный как статуя.
***Покончив с делами и отпустив китайца, Леон Шампетье вошел в столовую.
***Там было шумно и весело.
***Гастон Гомаре, брат жены, подбрасывал к потолку свою племянницу, приговаривая «Гоп! Гоп!» Высокий, с седеющими волосами, стройный, с ленточкой почетного легиона в петлице. Увидев Леона, он опустил Ирэн на пол.
***- Ну, здравствуй плантатор! Какие вы все стали черные! Я не узнаю свое сестры Рашель положительно стала аннамиткой. Вот только Ирэн могла бы быть смуглее. И легкая , как пух!
***Гастон затронул больное место сестры Рашель Шампетье, такая же высокая и стройная, как брат, начала с волнением жаловаться на то, что у Ирэн совсем нет аппетита. Иногда повар приготовляет по пяти-шести блюд к завтраку, но Ирэн не притрагивается к ним.
***- Цыплят не ест. Яиц не ест. На сливки смотреть не хочет. Все это приходится доедать нашим фоксам. Только от бананов не отказывается..
***- Наши врачи никуда не годятся. Надо непременно пригласить детского врача из Туэ, - закончила она, обращаясь к мужу.
***- Ну да, ну да, - ответил Леон. – Разумеется. Это уже решено. Хотя по-моему Ирэн чувствует себя превосходно. Жива, как ртуть, весела, как молодая белка. – И чтобы поскорее перевести разговор на другую тему, он обратился к гостю.
***- Ну а ты, дружище Гастон, серьезно решил заделаться плантатором или приехал только полюбоваться на экзотику? Тигры, слоны, носороги, обезьяны? Все это есть, но признаться, кроме домашней обезьяны да слонов мы здесь не видим экзотики. У нас тут скучная степь – поля, поля. И работа, работа. Как говорится в поте лица. Да вот ты сам увидишь.
*** После завтрака решили проехаться на автомобиле, осмотреть владения Шампетье.
***Синий автомобиль медленно движется по дороге. В авто – семья Шампетье и Гастон. Все в белых костюмах. На головах мужчин – пробковые шлемы. У Рашель и Ирэн – широкополые соломенные шляпы.
рис. С. Расторгуева
***Аметистовое небо, как раскаленная чаша, прикрыло землю. На севере синеют горы покрытые лесами. На востоке, вдали зеленые просторы Тонкишского залива кругом рисовые поля, обсаженные шелковичными деревьями Леон смотрит на все с интересом приезжего.
*** - Нет, ты не говори, в этом все-таки есть экзотика!
*** - на парижские бульвары не похоже, это верно! – смеясь, отвечает Леон.
***Китаец-шофер переключает скорость. Машина взбирается на небольшой холм и, когда достигает вершины, Гастон вскрикивает от удивления. По ту сторону холма открылось странное зрелище.
*** Два десятка молодых и старых аннамиток в рубищах, едва прикрывающих худое тело, запряженных, как волы, тянут тяжелую телегу, нагруженную рисом. А возле женщин погонщик-китаец с длинным бичом.
Рис. С.Расторгуева
*** - Что это? Спрашивает Гастон, обращаясь к Шампетье. Он видит совершенно спокойные лица. Не только Леон, но и Рашель, и даже маленькая Ирэн не выражает не малейшего удивления. Для них видимо, это слишком знакомая картина.
***- Тебя удивляет это? – спрашивает Леон. А между тем дело объясняется просто. Оплата двадцати человеко-дней здесь гораздо ниже, чем расходы по однодневной работе одного буйвола.
*** - Так это твои вьючные животные? – спрашивает Гастон
***И-Дзю, мой управляющий, нанимает их, - отвечает Леон. И поверь, они очень благодарны мне. Если бы они не работали у меня, они умерли бы с голода.
***Автомобиль медленно нагонял воз, запряженный женщинами. Погонщик, увидав господ, захотел показать свое усердие. Он начал подстегивать бичом женщин, ударяя их по полуголым спинам. Женщины валились грудью на лямки. Постромки напряглись. Слышалось учащенное хриплое дыхание.
***Гастон опасливо посмотрел на племянницу. Но лицо девочки выражало безмятежную веселость.
***Внезапно одна женщина с глухим протяжным стоном зашаталась. Надсмотрщик начал стегать ее бичом. Она рванулась в последнем усилии и упала на землю. Изо рта ее хлынула кровь. Надсмотрщик кричал, награждая несчастную пинками. Это было по-видимому слишком и для привычных к подобным картинам Шампетье.
*** - Посмотри, Ирэн, какая птичка летает. Вон там, у шелковичного дерева! - сказала Рашель, чтобы отвлечь внимание дочери. И приказала шоферу-китайцу ехать быстрее.
***А надсмотрщик продолжал кричать на женщину. Она делала судорожные усилия, чтобы встать, и вновь падала на черную лужу крови. Стоявшие в упряжи женщины косились на нее, как испуганные лошади, но молчали – боялись навлечь на себя гнев надсмотрщика.
***А китаец, убедившись, что женщине не подняться, грубо приподнял ее, снял лямку, оттолкнул ногой в сторону и крикнул.
***- Хо-о!
***Колеса заскрипели. Телега двинулась Упавшая женщина Чунь лежала неподвижно у края канавы. Лицо ее посерело. На губах и подбородке запеклась черная кровь. Глаза были безжизненно закрыты. Она походила на труп. И вороны обманутые ее неподвижностью, уже подлетали к ней все ближе и ближе. А высоко в небе над «падалью» кружился ястреб.
***Но искра жизни еще не погасла. В затуманенном мозгу пролетали смутные мысли, как ночные птицы в безлунной темноте. Не надо птиц. Не надо мыслей. Их бесшумный полет мешает спать. Уснуть – умереть так приятно…
***- Цинь?
***Цинь – это мысль. Это образ. Цинь – это маленькая дочь Чунь. Это она зовет. Она напоминает о себе. Надо жить. Надо жить ради нее – Цинь! – и легкая судорога, вспугнувшая ворон, прошла по телу. – Цинь! – и Чунь открыла мутные глаза – Цинь! – и вот Чунь поднимается со стоном. Руки и ноги ее дрожат.
*** Чунь смотрит на дорогу. За облаком пыли скрылась телега. Далеко. Не дойти! Не возить ей больше телегу!
***Последние дни она чувствовала себя совсем слабой, и сердобольные женщины-товарищи по упряжке говорили:
***- Ты только впрягись в лямку, да делай вид, что тянешь, а мы вывезем!
***Но теперь Чунь и этого не может сделать. Она шатается, не в силах идти. Телега все дальше. Вместе с телегой уходит заработок.
*** Дома Цинь – голодная, худенькая девочка. Бедный ребенок! И ни горсти риса…
***Но ведь Чунь проработала почти весь день. Свалилась на закате солнца. Она пойдет в контору и потребует, чтобы И-Дзю уплатил ей за день.
*** И Чунь, собирая последние силы, прижав руки к больной груди, плетется в контору.
*** И-Дзю смотрит в книгу счетов и говорит бесстрастно:
***- За тобой еще долг за рис. А за сегодняшний день тебе ничего не следует: ты ушла до захода солнца. Не проработала двенадцати часов. Таково условие.
***И-Дзю смотрит на Чунь испытующим оком рабовладельца. Чунь «выжата до косточки». На свалку!

(Продолжение следует)
Андрона
Цитата
Александр Беляев "Каменное сердце" (окончание)

*** - Ты не можешь больше работать! – говорит он сухо. Тебе надо умирать! Уходи!
*** - А Цинь? – хрипло спрашивает Чунь, смачивая языком высохшие синие губы.
*** - Что Цинь?
*** - Цинь, дочь.
*** - Сколько лет?
*** - Пять, скоро шесть.
*** И-Дзю пожимает плечами.
*** - Мала для работы. Иди!
*** Не понял! Что будет делать Цинь, когда Чунь умрет?..
*** Чунь – вдова. ЕЕ мужа, безземельного крестьянина, раздавило деревом в горах, на лесных разработках господина Шампетье. И господин Шампетье не уплатил вдове за смерть мужа ни одного пиастра.
*** - Он не маленький. Твой муж умер по собственной неосторожности, - сказал господин Леон Шампетье. – Если я буду платит за каждого, раздавленного деревом, у меня не хватит никаких средств.
*** Чунь пыталась разжалобить И-Дзю. Но И-Дзю сказал, что смерть ее мужа была написана в книге судеб. А за судьбу не платят. Но он, И-Дзю, жалеет Чунь и потому берет ее на работу.
Рис. С. Расторгуева
*** И Чунь впряглась в лямку, сделалась вьючным животным, оставляя маленькую Цинь целыми днями бродить беспризорной по деревне.
*** Пока Чунь работала, они кое-как жили. Теперь пришел конец и этому…
*** Уже совсем стемнело, когда Чунь доплелась до своей хижины, сделанной из соломенных циновок. Двери хижины всегда были открыты: голых стен не надо сторожить. Одна комната. Алтарь предков. Стол посередине и нары для спанья у стен.
*** Чунь, хрипя и задыхаясь, опустилась на тряпье нар.
*** - Цинь!
*** Никто не отозвался. Девочка не ожидала матери так рано и по обыкновению где-нибудь бродила в поисках объедков.
*** Вот придет Цинь, увидит мать и задаст обычный вопрос:
*** - Что ты принесла, мама?- и жадно посмотрит на руки. Пустые руки! Пустая душа!.. Что делать? Как жить?
*** Чунь тяжело поднялась. Цепляясь за стол, доползла до алтаря предков и опустилась на колени. Она вопрошала мрак. Ее молитва была похожа на жалобу. Зачем так устроена жизнь? Зачем предки не помогут живым потомкам? Почему предки всегда молчат, не подадут хотя бы доброго совета? Или они не видят! Не хотят? Не знают, не могут? Или и это все ложь, и предки – только бессильный прах, и мир – только тьма без просвета?
*** - Кто здесь стонет? Мне страшно! – послышался во мраке детский голосок.
*** Это пришла Цинь. Разве Чунь стонала?..
*** - Это ты, мама? О чем ты плачешь? Почему сегодня ты пришла так рано? Что ты принесла, мама?
*** Вот, вот он, этот страшный вопрос! И вместо того, чтобы ответить дочери, Чунь прошептала:
*** - Я проклинаю вас!
*** - Что ты шепчешь, мама? Я есть хочу!
*** - Завтра… Завтра, моя Цинь. Сегодня я ничего не принесла. Ложись скорее спать. Сонный человек не знает голода. А завтра… - Чунь не могла больше говорить.
*** Голодная девочка долго плакала, но наконец уснула. Чунь не спала. Она думала, как спасти дочь от голодной смерти. Не сегодня-завтра Чунь умрет. А Цинь останется совсем одна на свете. Ей никто не поможет. Кругом в деревне такие же бедняки, как и Чунь. Как спасти Цинь?
*** И под утро Чунь сказала:
*** - Да, только это!..
*** - Вставай, Цинь, идем!
*** Цинь открыла глаза. Узкий луч солнца пробрался к ней на нару. Девочка схватила его, и руки ее сделались золотыми. Цинь рассмеялась, но тотчас нахмурилась.
*** - Есть хочется!
*** - Идем скорее! Я накормлю тебя рисом. Много рису. И свининой. И курицей. Идем.
*** Чунь отвела дочь на базар.
*** Там было шумно и весело. Крестьяне привезли домашнюю птицу, груды овощей. Как много вкусного! В толпе ходили важные чиновники. Слуга расталкивал перед ними народ, другой шел сзади и нес трубку, коробку для бетеля, бумагу, письменные принадлежности и чайник с чашкой. Богатые аннамитки ходили, поблескивая янтарными шариками в ушах. Буйволы звонили деревянными колокольчиками. Пронзительно кричали слоны, которых вели на водопой.
*** Девочка забыла про голод. Ей хотелось побегать по базару, но мать крепко держала ее за руку, пробираясь сквозь шумную толпу.
*** - Эге! И тетка Чунь привела на базар свою козочку! – крикнул знакомый крестьянин.
*** - Бедняжка! – подхватила старая крестьянка.
*** Чунь быстро пробиралась к большому тиковому дереву с серебристыми листьями и белыми цветами. Вблизи дерева стоял водоем, в котором приезжие богатые крестьяне-китайцы поили буйволов. Тут же несколько женщин мыли детей.
*** Чунь подошла к водоему, сняла с Цинь ее лохмотья и вымыла дочь.
*** - Стань здесь, Цинь! – приказала мать обнаженной дочери.
*** Вокруг дерева стояли несколько молодых и старых женщин с обмытыми голыми детьми. Дети были истощенные, худые, со всклокоченными волосами. Непослушными пальцами матери и бабушки приглаживали головки. Чунь критически осмотрела детей и осталась довольна: ее дочь выделялась своей стройностью.
*** Цинь не понимала, что происходит. Ее забавляли шум, пестрота толпы и присутствие детей. Она хотела поиграть с ними, но мать строго приказала, чтобы Цинь стояла на месте.
*** - Сколько просите? – спрашивали женщины друг у друга.
*** - Хочу пятнадцать франков.
*** - Не дадут, - с сомнением покачивала головою соседка. – Зимой покупали по пяти франков.
*** - Теперь не зима, - возражала женщина.
*** Скоро появились и покупатели – жирные старые китайцы под бумажными зонтиками в сопровождении слуг. Покупатели бесцеремонно разглядывали детей, поворачивали, щупали руки и ноги, словно они покупали на убой.
Рис. С. Расторгуева
*** К Чунь подошел толстый китаец. Слуга поставил складной стул, китаец уселся, закурил трубку и, пуская дым в лицо маленькой Цинь, начал рассматривать ее сквозь большие очки. Он долго сопел носом и наконец спросил:
*** - Сколько?
*** - Сколько ваша милость положит, добрый господин, - ответила Чунь.
*** Ведь она продавала дочь не ради денег, а только чтобы спасти ее от голода. Чунь решила: на полученные деньги она купит рису, свинины, курицу и все отдаст Цинь. Пусть по крайней мере она хоть раз наестся досыта.
*** - Семь франков! – сказал китаец.
*** - Чунь кивнула головой в знак согласия.
*** Другие женщины, продававшие детей, недовольно зашипели на Чунь: она не торгуется и сбивает цену. У них было по нескольку детей, и, продавая одного, они хотели подкормить других.
*** - Худа! – сказал китаец, видя, что Чунь не торгуется.
*** - Ее немножко подкормить, станет совсем хорошая девочка. Она такая понятливая, послушная. Очень хорошая работница будет! – расхваливала свой «товар» Чунь, боясь, чтобы покупатель не ушел.
*** - Пять франков! – сказал китаец, поднимаясь.
*** - Берите, добрый господин! – ответила Чунь упавшим голосом.
*** Китаец кивнул головой. Слуга отсчитал Чунь пять франков и взял девочку за руку.
*** - Только… не обижайте ее, добрый господин! – совсем тихо прошептала Чунь.
*** - Идем! – сказал слуга, дергая Цинь за руку.
*** - Куда? Я не хочу! – вдруг заплакала испуганная девочка.
*** - Иди, иди, деточка, тебе будет хорошо… - уговаривала Чунь.
*** Женщины-продавщицы отвернулись.
*** Плачущая Цинь исчезла в толпе.
*** - Что за дикари! У них совершенно нет сердца! Каменные сердца! Животное, и то не рассталось бы со своим детенышем! – сказала Рашель Шампетье. Она стояла с мужем и братом недалеко от дерева и наблюдала всю сцену.
*** - Каменное сердце. Ты хорошо сказала, Рашель. Они действительно заслуживают того, чтобы быть только вьючными животными, - ответил Гастон Томаре.
*** - Однако, пора и завтракать, - весело сказал Леон Шампетье. – У меня, признаться, аппетит разыгрался. Идем, Гастон. Ну, а чем же закончилось заседание палаты?
*** И Гастон начал рассказывать о заседании палаты депутатов, на котором он присутствовал перед отъездом из Парижа.
*** - Так вот. Самыми интересными были два вопроса повестки дня: об увеличении французского военного гарнизона в Гуэ и о применении принудительного труда в Советской России.

"Всемирный следопыт", М-Л, 1931, № 10, С. 1-3
Андрона
***Размещая эту статью Александра Беляева еще раз благодарю сотрудников отдела ЭДД (электронной доставки документов) Исторической библиотеки в виде исключения отсканировавших отреставрированный номер газеты «Литературный Ленинград» от 14 августа 1934 года.
***Чтобы прочитать три абзаца находящиеся в самом низу страницы мне пришлось вспомнить навыки палеографии, поэтому размещаю их в скобочках. Во избежание ошибок прошу проверить текст статьи по другим сохранившимся номерам.

Цитата
А.Беляев «Создадим советскую научную фантастику»
***Если советская литература отстает от темпов нашего строительства, то научно-фантастический жанр является наиболее отсталым участком литературы. Статьи о нашей фантастике имеют обыкновенно такие заголовки: «О жанре, которого у нас нет». — «Научная фантастика — белое пятно на карте советской литературы»
***Слишком нетерпеливые критики и читатели забывают, прежде всего, об одном очень важном обстоятельстве «исторического» порядка.
***Произведения, напечатанные до первой пятилетки, естественно не могли отвечать современным требованиям — «показа перспектив развития техники в условиях планового социалистического хозяйства» (как ни странно, автору и это иногда ставится в вину). В то время научная фантастика имела более скромные задачи. В продолжении всей первой пятилетки научно-фантастический жанр был, по существу, снят с литературного производства. И лишь после окончания первой пятилетки настало время заглянуть и в будущее, — научная фантастика была призвана на действительную службу социалистическому строительству. Это было всего полтора года назад, срок едва достаточный, чтобы написать один хороший роман и уже совершенно не достаточный, чтобы создать по существу новый вид литературы, с новыми героями, новой тематикой, новыми сюжетами, новым содержанием, новыми литературными формами. При всей быстроте наших темпов, в год-полтора всего этого не создать.
***На научную фантастику были возложены увлекательнейшие, но и труднейшие задачи. Большинство читателей и критиков не имеют представления о том, как велики эти трудности. Они столь сложны и многообразны, что в газетной статье можно дать лишь «краткий перечень» главнейших из них, отбрасывая по необходимости и богатый «иллюстративный» материал.
***От научной фантастики у нас требуется строгая научная обоснованность. Границы науки и научной фантазии неуловимы. Если «допущение» недостаточно обосновано научно, произведение квалифицируется, (иногда и незаслуженно) как «беспочвенная фантастика», «псевдонаучная фантастика». Вполне же научно-обоснованные «допущения» по сути дела являются не научной фантастикой, а беллетристическим пересказом еще не вошедших в практику новостей науки и техники. Новый упрек: «мало фантастики».
***Очень трудно установить и правильную пропорцию между научным и сюжетным материалом. Слишком занимательный сюжет отвлекает внимание читателя от научного содержания, вялый сюжет может оттолкнуть читателя от книги.
***Советский научно-фантастический роман является не простым показом «техники будущего», но показом техники социалистической. В самых «технических» романах нельзя обойтись без показа общего хозяйственного развития городов, семьи, быта будущего. Автор должен быть «плановиком-экономистом», выходящих за пределы пятилетних планов. А это не легкая задача. При том автор должен угадать соответствие характера производственных отношений с уровнем производительных сил через энное количество лет. Главное же, произведение лишь тогда будет художественно-убедительным, когда сам автор ясно представляет жизнь будущего. вплоть до мелочей быта. А какова она?.. Несколько лет тому назад в Москве была дискуссия о городах и быте будущего. Итоги невелики: по ряду вопросов высказывались диаметрально противоположные мнения. Многие дискуссионные вопросы так и остались до сего дня дискуссионными. Имеющийся литературный материал для проекции жизни будущего явно не достаточен.
***А между тем на авторе при показе будущего лежит огромнейшая ответственность, которой не знали фантасты и утописты минувших эпох. Ведь автор должен показать и показать идеологически верно, то самое будущее, ради которого мы сейчас совершаем героические подвиги, ведем напряженное строительство. Малейшая ошибка — и литературное произведение из начала организующего новое сознание может превратиться в свою противоположность.
***Сюжет. Западная литература оставила нам десятки динамичных, увлекательных сюжетных стандартов. Тут <и интриги, и похищения, и погони, и заговоры, и месть, и преступления... Но все они имеют один корень — частную собственность. Нам> не пригодны эти стандарты. Сюжет советского научно-фантастического романа необходимо строить, исходя из предпосылок: классы уничтожены, постепенно изживаются и остатки капитализма в сознании. Антагонизма между городом и деревней не существует. Разница между физическим и умственным трудом все более сглаживается. На чем же строить сюжет в бесклассовом обществе? С этим вопросом я обращался к десяткам авторитетных людей, вплоть до покойного А. В. Луначарского, и, в лучшем случае получал ответ в виде абстрактной формулы: — На борьбе старого с новым. И автор, на свой страх и риск, принужден экстраполировать законы диалектического развития и предугадывать, в каких формах будет проявляться «борьба противоположностей», «отрицание отрицания» при коммунизме.
***Автор показывает будущее читателю сегодняшнего дня. Если даже этот показ выйдет удачным в художественном и идеологическом отношении, то захватит ли герой будущего и его борьба читателей сегодняшнего дня, который не преодолел еще в собственном сознании пережитков капитализма и воспитан на более грубых — вплоть до физических проявлениях борьбы? Не останется ли читатель холоден? «Хвостизм» здесь столь же недопустим, как и отрыв от основной читательской массы.
***Все трудности при создании подлинно советской научной фантастики разрешаются автором на ходу производства, «приближенными исчислениями», опытом, экспериментом. Как результат, — огромные «отходы производства».
***Редакторы. могущие дать и научную и художественную оценку произведения, встречаются пока как редчайшее исключение. В журналах же, печатающих научную фантастику, нередко можно встретить редактора, который не знаком с элементарными понятиями физики, космографии и т. п. («Центробежная сила вызывает стремление тел к центру!"; «Собственным ли светом светит Луна?»). -Это создает случайность судьбы произведения; осторожный редактор, неуверенный в «научности», не принимает иногда доброкачественное произведение, неосторожный — печатает халтуру, полную научных ляпсусов.
***Литературные критики, профессионалы оказались также неподготовленными к новой роли — критиковать произведения, имеющие научную, техническую основу. О научно-фантастических произведениях они пишут мало не из пренебрежения к этому жанру (как кажется некоторым), а просто потому, что не знают, как «подойти». И о научной фантастике. если и появляются отзывы, то не присяжных лит-критиков, а чаще всего научных работников, — Я. И. Перельмана, например. Это очень ценная, но все же однобокая критика. До настоящего времени критика менее всего помогала скорейшему созданию советского научно-фантастического жанра.
***Издательства. Научно-фантастический роман должен отвечать и художественным и научным требованиям. «Производственные расходы» в этом жанре выше, чем в других. И казалось бы, научная фантастика должна оплачиваться если не выше, то и не ниже средней оплаты за художественную прозу. Оплачивается же она по серии «научно-популярной» литературы, — по ставкам более низким, чем ставки для так называемой «большой литературы». Последствием этого является не только недостаточно высокое качество продукции, но и отсутствие кадров: прозаику «большой» литературы (хотя бы и с небольшим именем) просто невыгодно всецело переключаться на фантастику, — засесть за учебу, за «философию сперва, там медицину и права», чтобы в конечном счете не выиграть а проиграть во всех отношениях. Даже литературный молодняк, при данных условиях не прельщается высоким званием «советского Жюль-Верна».
***Молодой советский читатель любит научную фантастику, увлекается научно-фантастическими романами, охотится за ними, читает и перечитывает их. Он прощает автору неизбежные ошибки и болезни роста, — он терпимее и терпеливее критиков и взрослых читателей этого жанра. Он. — пока только он, — морально поддерживает автора на трудном, ответственном пути создания подлинной советской научной фантастики.
***Эта горячая поддержка молодого читателя, — комсомольца в первую очередь, — гарантия того, что все трудности будут преодолены, и он, читатель. получит полноценный советский научно фантастический роман, отвечающий всем требованиям нашего времени.
*** ОТ РЕДАКЦИИ. Печатая статью А. Беляева, одного из немногих представителей научно-фантастического жанра в советской литературе и отмечая свое несогласие с рядом положений автора («невозможность» создания фантастического романа до начала второй пятилетки, неверное положение об «экстраполяции законов диалектического развития» художественном и т. п.), редакция всецело присоединяется к его требованию усилить внимание писателей, критиков и издателей в деле создания научно-фантастического романа и ставит этот вопрос перед писательской общественностью как один из важнейших.

«Литературный Ленинград», Л, 1934, № 40, (14.08)
Андрона
Буду рада любезной помощи посетителей сайта. Ниже размещаю список рассказов и статей Александра Беляева, которые мне пока не удалось найти.
Если будут точные библиографические описания, то, чтобы легче было искать, размещу и этот список.
Цитата
А. Беляев "Отворотное средство" // «Вокруг света» 1929, № 27. (найден)
А. Беляев "К. Э. Циолковский" // Полярная правда, 1932, 15 сентября. (найден)
А. Беляев "Памяти великого ученого-изобретателя" // Юный пролетарий, 1935, № 23, с. 43-44. (найден)
А. Беляев "Михаило Ломоносов" // Юный пролетарий, 1936, № 21, с.15-17. (найден)
А. Беляев "Дмитрий Иванович Менделеев" // Юный пролетарий, 1936, № 3, с. 24. (найден)
А. Беляев "Аргонавты вселенной" (рецензия на роман В. Владко) // Детская литература, 1939, №5, с. 51-55. (найден)
А. Беляев "Гениальный ученый" // Большевистское слово, Пушкин, 1940, 27.02. (найден)

Буду очень рада, если кто-то окажется достаточно везучим, чтобы их найти.

В течении 1938-39 гг в журнале "Детская литература" были опубликованы:
Цитата
А. Беляев "О научно-фантастическом романе и книге Гр. Адамова "Победители недр" // "Детская литература", 1938, №11, с. 18-22.
А. Беляев "Создадим советскую научную фантастику" // «Детская литература», 1938, № 15-16, с 1-8
А. Беляев "Арктания" (рецензия на роман Г. Гребнева // "Детская литература", 1938, № !8-19
А. Беляев "Иллюстрация в научной фантастике" // "Детская литература", 1939, №1, С. 61—67.
А. Беляев "О моих работах" // «Детская литература», 1939, №5, с 23 — 25
А. Беляев "Аргонавты вселенной" (рецензия на роман В. Владко) // Детская литература 1939, №5, с. 51-55.
Андрона
***Почему-то считается, что Александр Беляева в конце 20-х - самом начале 30-х практически не писал и не печатался, но это не совсем так. Многие его вещи, особенно относящиеся к острой социальной фантастике, печатались в журналах под псевдонимами А. Ром, А. Роме, Арбель, а возможно и другими, например рассказ "Верхом на Ветре" (1929) - А. Ром, рассказ "Дорогой Чандана" (1930) - Арбель, как и написанные чуть позже рассказы "Каменное сердце" (1931), "Веселый Таи" (1931), "Освобожденные рабы" - Арбель.
*** Язык этих рассказов очень острый, даже для современного читателя... Почему-то мне кажется, что среди них могли быть произведения, которые привели А. Беляева к "Мурманской эпопее" 1932 года.
***Без псевдонимов был напечатаны повесть "Земля горит"(1929) "Нетленный мир" (1930), этюд "Город победителя" (1930) - посвященный архитектурному планированию идеального советского города, и укладу жизни людей в таком городе и др.
***Пока мне не удалось найти его произведения подписанные псевдонимом "Немо", но может быть это приведет к новым находкам. biggrin.gif

Размещаю рассказ "Верхом на Ветре", напечатанный в журнале «Вокруг света» №23 за 1929 год.

Цитата
*** А.Беляев «Верхом на Ветре».

*** - Пощады! Пощады! Пожалейте детей, не делайте сиротами! Пощады! Пощады!..
*** Эти бабы испортили всю торжественность церемонии. Как они прорвались через цепь солдат? Генерал-капитан Буэнос-Айроса, диктатор Розас нахмурился. Его рыжий английский скакун нервно перебирал ногами, - детский и женский крик действовал на нервы лошади гораздо сильнее, чем на нервы седока. Женщины окружили лошадь, кричали «Пощады!» и протягивали к Розасу плачущих младенцев. Но "человек железа и крови", как звали его, не знал жалости. На его бритом лице с большим носом и бачками на щеках не выражалось ничего кроме досады на случайное нарушение порядка.
*** Высокомерный, гордый, в мундире с высоким воротником и в шляпе с плюмажем, он сидел на лошади так неподвижно, что его можно было принять за статую. Наконец крики ему надоели. Не поднимая руки от поводов, он приподнял указательный палец и сказал тихо, но внятно:
*** - Уберите женщин!
*** Адъютант отдал приказ офицерам, офицеры – солдатам, солдаты нехотя начали отгонять плачущих женщин. Площадь очистилась. Прямо перед Розасом виднелись пятьдесят столбов в рост человека с привязанными к ним полураздетыми солдатами. По левую и правую стороны от него стояли войска. Посреди площади, между Розасом и столбами, лицом к привязанным людям – цепь стрелков с ружьями наготове. За столбами виднелась груда человеческих тел. Розас производил суд над пойманными дезертирами армии. Заодно расстреливались и личные враги Розаса. Сегодня был большой день. С утра над площадью висела дымовая завеса, которую не мог развеять даже довольно сильный ветер, и слышались залпы. То диктатор Розас правил страной.
*** Когда вопли женщин и детей замолкли вдали, Розас махнул платком. Сухой треск выстрелов прокатился над площадью, и еще оин ряд привязанных к столбам полураздетых солдат склонил головы.
*** Внезапно наступило затишье. Вероятно Санта-Анна, кавалерист, стоящий невдалеке от Розаса в строю, не ожидал этой паузы, и его голос довольно явственно прозвучал в зловещей тишине:
*** - Гнусный палач!...
*** Мускулы лица Розаса чуть-чуть дрогнули. Он тронул повод. Лошадь – подарок одного скотопромышленника, недавно вернувшегося из Англии, легко перебирая ногами, приблизилась к лошади Санта-Анны. Розас впился в глаза кавалериста своими черными глазами, как бы желая пронзить его насквозь, потом тем же спокойным, несильным, но довольно внятным голосом сказал:
*** - Или я ослышался? Повтори, что ты сказал!
*** Лицо Санта-Анны побледнело, а грудь высоко поднялась, как будто он опустился в холодную воду. Тысячи глаз смотрели на него с любопытством и страхом. Санта-Анна молчал. Улыбка скользнула по губам Розаса. Презрительная улыбка была той искрой, которая подожгла в душе Санта-Анны пороховую бочку испанского самолюбия и гордости. Он поднял голову и, не спуская глаз с Розаса, отчетливо сказал:
*** - Сеньор генерал-капитан! Я сказал, что ваша милость - гнусный палач!
*** - Хить! – в воздухе раздался короткий возглас Розаса, похожий на свист хлыста, рассекающего воздух. В то же мгновение лошадь диктатора, вздернутая сильной рукой, поднялась на дыбы. Задние ноги ее плясали, а передними она махала в воздухе. Лошадь двинулась на Санта-Анну, как будто вызывая его на партию бокса. Лошадь кавалериста также поднялась на дыбы, но не пошла навстречу английскому скакуну, а, сделав поворот на месте в девяносто градусов, поскакала прочь. И она, конечно, вынесла бы своего седока на простор пампас так же, как не раз выносила его из гущи сражения, если бы чьи-то руки не ухватились за плечи Санта-Анны. Он был сдернут с седла, а лошадь, едва не перевернувшись навзничь, поплясала на задних ногах и умчалась за линию войск.

Рис. худ. А. Пржецлавского
*** Четыре солдата повисли на руках Санта-Анны, который стоял не сопротивляясь. Розас хмурился. Он был недоволен, что не сдержал гнева и унизил себя до того, что бросился на солдата. За это он возненавидел Санта-Анну еще больше.
*** - Расстрелять! – сказал он небрежно и посмотрел на тени на земле. Затем он вынул великолепный золотой брегет и самодовольно улыбнулся. Не даром в детстве он жил среди гаучо: он безошибочно определял время по тени. Стрелки часов показывали ровно двенадцать. Пора обедать. Розас вставал очень рано, обедал в полдень и потом предавался в самое жаркое время сиесте. И он повернул лошадь по направлению к городу. Казнь может совершаться и без него.
*** - Ну что же ты? Марш к столбам! – приказал офицер.
*** Санта-Анне нечего было терять. Он ухмыльнулся и дерзко ответил:
*** - Я всегда привык видеть начальство впереди. Идите вы, если вам нравится, а я за вами.
*** - Это бунт? – взвизгнул офицер и приподнял хлыст.
*** - Идем, товарищ, от смерти не убежишь! - сказал солдат, дергая за руку Санта-Анну, но тот упирался на каждом шагу. И вот, когда они были уже всего в двадцати шагах от столбов, случилось нечто, чего никто не ожидал. Откуда-то вихрем налетела лошадь Санта-Анны и со всего размаху боком ударилась в группу солдат тащивших его хозяина. Это был мастерский удар, которому она научилась в то время, когда Санта-Анна не был еще солдатом, а батрачил у одного из помещиков. У гаучо была любимая, довольно жестокая забава: когда клеймили скот каленым железом, и обезумевший от боли бык бросался в степь, считалось лихим молодечеством догнать его на скакуне и свалить с ног ударом груди лошади поперек туловища. И вот теперь лошадь Санта-Анны очевидно решила, что с ее хозяином хотят проделать нечто скверное, - более скверное, чем клеймление железом. Не даром он упирался и не хотел идти. Не даром эта площадь пропахла кровью, как поле сражения. Да, лошадь Санта-Анны видала виды и понимала своего хозяина без слов.
*** Удар получился на редкость удачный. Все солдаты полетели вверх тормашками. Правда вместе с ними упал и Санта-Анна. Но он-то скорее всех понял в чем дело. Его лошадь уже стояла как вкопанная, ожидая своего хозяина, а он не заставил себя ждать. И прежде, чем первый из упавших солдат поднялся с земли, Санта-Анна уже скакал далеко-далеко, распевая песню.
*** - Вперед! За ним! В погоню! – кричал офицер, но солдаты только безнадежно отмахивались руками.
*** - Как вы смеете не слушаться меня? Что это – заговор, военный бунт? – сердился офицер.
*** - Не горячитесь, сеньор, - ответил старый кавалерист, - Гнаться за Санта-Анной безнадежно. Ведь Санта-Анна улетел верхом на ветре!
*** - Что ты сочиняешь, осел? Он ускакал на обыкновенной лошади.
*** - Я утверждаю, сеньор, что он улетел верхом на ветре. Это необыкновенная лошадь. Такой, может быть, никогда не было и уж наверно не будет в пампасах. Ведь ее так и зовут: Эль-Виэнто (Ветер). Разве можно догнать ветер?
*** - Но я приказываю вам! Марш без рассуждений, хотя бы Санта-Анна оседлал черта! Если он не будет доставлен сегодня же к тому времени, как сеньор генерал-капитан поднимется после сиесты, то вы потеряете свои головы. Марш!
*** Несколько солдат, уныло тряхнув головой, поскакали следом за Санта-Анной. Они кричали, понукали своих лошадей, били их хлыстами. Но и для офицера было ясно, что лошадь Санта-Анны превосходит всех лошадей в быстроте. «Однако, что теперь будет, если они не догонят беглеца – думал офицер, страшась гнева диктатора, - Может быть он забудет… А если он не забудет… Была не была! Скажу, что Санта-Анна расстрелян».
*** Розас не забыл. В тот же вечер он спросил адъютанта, а адъютант – офицера, расстрелян ли дерзкий солдат Санта-Анна.
*** - Расс…стрелян, - ответил офицер, читая в душе молитву и прося Иисуса и Марию, чтобы его обман не всплыл наружу.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
**** А.Беляев «Верхом на Ветре». (продолжение)

***

*** А Санта-Анна в это время уже несся по необъятной степи. Он родился и вырос в пампасах. Ездить верхом он научился чуть ли не раньше, чем ходить. Он не мог представить себе жизни без лошади. Не даром у него были кривые ноги, как у всех гаучо. Его ноги были вторыми «задними руками», которые умели крепко обнимать бока лошади. Он и лошадь, как бы составляли одно существо подобное кентавру. Когда он сходил с лошади, то сразу становился беспомощным как инвалид, снявший артистически сделанные протезы ног. Он не мог и не любил ходить пешком. Дома, когда он занимался хозяйством, он иногда садился на лошадь, чтобы привезти бочку стоящую в ста шагах, и вообще много делал такого, что казалось бы, гораздо удобнее делать пешему. Лошадь была его крылатыми ногами, притом умными ногами. Когда он сидел в седле, ему можно было ни о чем не думать или думать обо всем, совершенно не заботясь о дороге.
**** Как хорошо скакать на добром коне, по степи, когда она покрыта высокой травой, - выше головы всадника! Здесь нет ни гор, ни озер, ни лесов. Степь, беспредельная степь, настоящее море травы, колыхающееся, как волны под дыханием ветра. И какая изумительная тишина! Пампасы молчаливы. Даже птицы здесь почти не поют и только иногда мелодично перекликаются. Ветер все время поет тихо и ритмично в травах и ковыле, как эолова арфа. Летишь вперед, все вперед, и кажется, будто в самом деле ты оседлал ветер. А иногда кажется, что всадник и лошадь стоят на месте, а земля несется с бешеной скоростью навстречу, и чтобы не умчаться назад вместе с землею, лошадь должна все время перебирать ногами – отбиваться от летящей под копыта земли. Но приятнее думать о том, что ты как ветер несешься поверх травы. Нет больше ничего, кроме сияющего неба над головой, кроме душистого ветра, обдувающего лицо и треплющего полы темно-оранжевого плаща – пончо, кроме травы и лошади под тобой. Никаких Розасов, диктаторов, крови. Нет утомительных походов на патагонцев, нет стонов раненых, нет воплей детей, матерей и жен...
**** Виэнто нельзя назвать красавцем. Голова у него довольно большая, уши еще больше. Сочленения толстоваты, хотя и общие пропорции правильны. И у него нет никакого щегольства. Когда он идет своей будничной походкой, он часто опускает голову и волочит ноги. И никто не сможет сказать, глядя на его невзрачную внешность, какая неистощимая энергия заключена в этом теле.
**** Нет ничего легче, чем управлять этой лошадью. Ее шея – самый чувствительный гальванометр. Довольно малейшего прикосновения пальцем к шее, как лошадь изменяет аллюр, поворачивает в сторону, неподвижно каменеет на месте или даже ложится на землю. Да, она беспрекословно слушается пальца хозяина, но только до тех пор пока… пока хозяин не ошибается. Санта-Анна никогда не заставляет лошадь поступать против ее воли. Ему не нужен хлыст, не нужны и шпоры. Для них обоих высшее наслаждение в жизни – мчаться вперед по беспредельной степи. И пока все благополучно – пускай хозяин играет на шее лошади, как виртуоз на музыкальном инструменте, извлекая тончайшие оттенки музыки движения. Но в решительные минуты Виэнто сам знает, что делать. Вот и сегодня. Кто подсказал ему выкинуть такую веселую штуку, которая спасла жизнь хозяину?
**** Санта-Анна усмехается и треплет лошадь по шее. Виэнто отвечает помахиванием хвоста и прядет ушами. Приятно чувствовать знакомую тяжесть тела любимого хозяина на своей спине. Вдвоем они умнее и сильнее. Он дает человеку свои быстрые ноги и острые чувства. А чувства у него острее не только человеческих, но и чувств его европейских собратьев. У тех конюшня притупила остроту обоняния и слуха. А у Виэнто? - Он может слышать за несколько километров.
**** Однако куда он несет Санта-Анну? К бедной деревушке, к землянке- «ранчо», в которой живет жена Санта-Анны. Не опасно ли теперь возвращаться домой? А впрочем – Виэнто прав. Кому же придет в голову, что приговоренный к смерти, беглец, дезертир поедет к себе домой, как во время отпуска?..
**** Виэнто примчал Санта-Анну прямо к землянке и остановился как вкопанный. Несколько часов без передышки бешеного карьера. И ничего! Только бока немного подвело.
**** Жена бросилась к Санта-Анне, но он довольно резко остановил ее, проговорив всего:
**** - Давай скорее мешок лепешек и мяса! За мною погоня!
**** Жена не испугалась, не заплакала. Она привыкла к печальным неожиданностям жизни. Через три минуты она подала ему мешок с кукурузными лепешками, домашним сыром и жестким жареным мясом. Санта-Анна, не слезая с лошади, подхватил с земли трехлетнего сынишку, выбежавшего из землянки, поднял, опустил на землю, потрепал по плечу жену и положив мешок на седло позади себя, крикнул, уже отъезжая:
**** - Если заедут солдаты, скажи, ты не видала меня.

***

**** И опять беспрерывная степь и мягкое колыхание в седле. Санта-Анна едва заметно притрагивается к шее лошади и та останавливается. Он становится во весь рост на седле, и прикрыв глаза ладонью от лучей солнца, смотрит назад, в беспредельную даль. Заходящее солнце золотит его бронзовое от загара и примеси индейской крови лицо. Зоркие глаза впиваются в линию горизонта. Но там ничего подозрительного. Ни одной точки, похожей на всадника.
**** Солнце погасло, погасло небо, зажглись звезды. Где-то в болотце заквакали, застонали голосистые лягушки, Степной ветер утих. Ветер-Виэнто также замедлил свой полет. Пора было подумать о ночлеге. Санта-Анна мог преспокойно уснуть, сидя на лошади. Даже мертвый, он не выпал бы из седла. Он видал не раз, как лошади вывозили с поля сражения убитых гаучо. Они так и застывали в седле, и их нелегко было снять с лошади. Санта-Анна мог спать в седле, как в колыбели. Но Виэнто нуждался в отдыхе, пище и питье. Сегодня для него выпал тяжелый день. Ночью можно не опасаться погони.
**** - Стой, Виэнто! Довольно покатались, - сказал Санта-Анна, и лошадь тотчас остановилась. Он неохотно спустился на землю и сразу почувствовал себя инвалидом на обрубках-ногах. Седло снимать было опасно, и Санта-Анна только ослабил подпруги и пустил лошадь пастись. Она найдет лужу или ручей, чтобы напиться, хотя бы вода была за несколько километров. Для этого Виэнто достаточно только потянуть воздух широко раскрытыми ноздрями. А травы хоть отбавляй.
**** Отдыхай, Виэнто! - Санта-Анна съел лепешку и, сняв через голову плащ, разлоил его на траве и растянулся. И он сразу уснул крепким сном здорового человека, который проскакал весь день. Нервы его были в порядке, и мысль о том, что за ним гонится смерть, не мешала ему храпеть во всю силу легких.
**** Он не мог определить, долго ли спал. Проснулся он оттого, что почувствовал, как кто-то вытягивает из-под него плащ. А ему хотелось еще поспать! Но Санта-Анна умел так же быстро просыпаться, как и засыпать. Открыв глаза, он увидел, что небо чуть-чуть побледнело на востоке, над ним стоит Виэнто и нетерпеливо теребит плащ. Потом Виэнто, чтобы скорее разбудить хозяина, начал толкать его мордой в бок.
**** - Что ты, Виэнто? – спросил Санта-Анна, приподымаясь.
**** Лошадь многозначительно фыркнула. Санта-Анна понял, что Виэнто разбудил его неспроста. В то время, как он отдыхал, Виэнто зорко следил за горизонтом. Его уши и ноздри работали лихорадочно. И как только лошадь услышала далекий топот копыт и людской и лошадиный запах, она подбежала к своему хозяину и разбудила его. Может быть, то гаучо перегоняли табуны коней. Но лошадь знала, что время опасное, и что надо быть ко всему готовым. Не прошло минуты, как Санта-Анна подтянул подпруги, вскочил на лошадь и встал во весь рост на седле. Да, его верный друг не ошибся. Кто-то скакал сюда. Это было похоже на погоню. Санта-Анна уселся в седло, и в тот же момент, не ожидая приказания, Виэнто рванулся вперед.
Рис. худ. А. Пржецлавского
**** Виэнто успел отдохнуть и теперь бежал с такою же бодростью, как и вчера. Можно было подумать, что он переживает и волнуется гораздо больше своего хозяина. То, что происходило, было так понятно. Двуногие звери, оседлав четвероногих, гнались по пятам, и надо было спасать свою жизнь. Правда, солдаты преследовали Санта-Анну, а не Виэнто, но лошадь не отделяла себя от хозяина.
**** Восток розовел, и скоро взошло солнце, а с ним настал жаркий сияющий день. Эолова арфа натянула свои струны – ветер запел в траве однообразную, но мелодичную песнь. Засвистало в ушах Санта-Анны. Земля уходила назад. Скакун поднимал ноги, чтобы пропускать ее под себя и отбрасывать назад вместе с преследователями. Скорее, скорее! Неподвижность и бешеная быстрота слились воедино. Санта-Анна застыл, как статуя, развязав все силы и всю сообразительность своей лошади. Теперь она руководила им.
**** Минуты текли за минутами, часы за часами. Где-то прозвучал далекий выстрел. С каждым часом расстояние между Виэнто и преследователями увеличивалось. Нет, не догнать! Разве можно догнать ветер?..
**** Санта-Анна касается пальцем шеи лошади. Она замирает на месте. Тогда он становится на свою живую вышку и смотрит. Никого не видно. Горизонт скрыл преследователей. Можно передохнуть Виэнто. Но лошадь не соглашается. Нет, нет, рано. Опасность еще не миновала. Вперед, вперед!.. шумит в ушах ветер, поет в ковыле. Бежит степная трава из-под ног лошади и уносит преследователей все дальше и дальше…

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
А.Беляев «Верхом на Ветре». (окончание)

* * *

*** Санта-Анна определил по солнцу, что Виэнто, сделав огромный полукруг, направляется к Буэнос-Айресу. Это неплохое средство сбить преследователей со следа. Время от времени они встречали на своем пути стада коров и табуны лошадей. Изредка попадались конные пастухи-гаучо. Виэнто не убегал от них и не выражал никакого волнения. Он знал, кто враг.
*** Однако преследователи были не так уж глупы. Не даром вся жизнь гаучо проходит в беспрерывной погоне и розысках умчавшихся в степь лошадей. И Санта-Анна, привстав на седле, неожиданно увидел вправо от себя всадника, мчавшегося ему наперерез. Он тронул шею Виэнто. Лошадь насторожилась, потянула ноздрями воздух, почуяла врагов и круто повернула налево. Но и там виднелись над высокой травой человеческие головы. Оставалось лететь вперед, по прямой, чтобы обогнать преследователей, прежде, чем они выедут на линию бега Виэнто.
*** Лошадь не надо было подгонять. Казалось, что до сих пор она мчалась с предельной скоростью. Но то был только ветерок по сравнению с ураганом, который поднялся, когда Виэнто увидал врагов, наседающих с двух сторон. «Ветер двенадцать баллов», как сказал бы моряк. Да, Виэнто несся со скоростью шторма, пригнув голову к земле, чтобы легче было дышать и разрезать встречный ветер. Все свои силы, все внимание он бросил на то, чтобы развить максимальную скорость, на какую только были способны его железные мускулы.
*** Неожиданно он увидел перед собой невысокую стену, сложенную из необожженных земляных кирпичей. Объезжать ее не было времени - сзади наседали преследователи. И Виэнто, вытянувшись в струну, красивым движением перескочил стену.
*** Санта-Анна даже крякнул от удивления. Эта стена как будто отделяла однообразную степь от какого-то заколдованного замка, утопавшего в чудесном саду. «Замок» был довольно приземистым одноэтажным зданием, растянувшимся в длину. Но сад был великолепен. Прекрасные пальмы, кактусы, цветущие кустарники, клумбы, водоемы, фонтаны и цветы, целое море цветов! Идеально содержимые дорожки посыпаны белоснежным морским песком. . Там и сям виднелись беседки, бельведеры, гроты. Контраст был так велик, что Даже Виэнто замедлил шаг. Он прогалопировал по широкой пальмовой аллее и вдруг остановился как вкопанный, встретив на повороте человека в ярко малиновом шелковом халате и в феске с черной кисточкой. Человек посмотрел на Санта-Анну, Санта-Анна на человека в халате, и они узнали друг друга. Перед Санта-Анной стоял сам Розас! Виэнто в пылу бега занес своего хозяина на загородную виллу диктатора.
*** Розас побледнел, как будто перед ним явилось приведение. Он не был трусом. Наоборот, он был на редкость храбрым мужчиной. Но Розас, как все испанцы его времени, был суеверен. Быть может ему в самом деле померещилось, что перед ним выходец из могилы. Ведь Санта-Анна был расстрелян.
*** - Ты… ты… что тебе надо? – спросил Розас неуверенным голосом. Санта-Анна также был смущен этой неожиданной встречей. Но он был на своем скакуне и потому не очень-то испугался.
*** - Я явился для того, сеньор генерал-капитан, чтобы спросить, не взяли ли вы назад свой приказ о моей казни?
*** - Я прикажу тебя казнить каждый день, если тебе мало одной казни! – крикнул Розас, приходя в себя.
*** - Гм… в таком случае, и я не беру назад своих слов. Вы – гнусный предатель! – уже издали крикнул Санта-Анна. Виэнто не позволил продолжать разговор и поскакал. Это было сделано вовремя. Несколько всадников-преследователей также перескочили через стену. Правда, увидав себя в царственно роскошном саду, они сдержали своих скакунов. Быть может некоторые из солдат узнали, кому принадлежит этот сад. Но в то же время по всем дорожкам уже бежали садовники и работники с лопатами, палками, граблями, косами. Санта-Анна задорно свистнул. Разве можно задержать человека, который оседлал ветер? Виэнто прыгнул через клумбу, другую, через водоем, в котором плавали золотые рыбки. Все эти места были неприкосновенны для Розаса, а Виэнто относился к ним с полным пренебрежением. Растоптав копытами несколько дорогих кустов цветущих роз, он вырвался из круга, перескочив через стену и был таков. Все это заняло несколько минут.
*** Розас был чрезвычайно расстроен. Ему казалось, что это плохое предзнаменование. Он потребовал к себе адъютанта и задал ему такую баню, какой тот давно не видал. Попало всем: начиная с адъютанта и кончая солдатами, которые до сих пор не смогли поймать Санта-Анну. Офицер, обманувший адъютанта и Розаса, был разжалован в солдаты, несколько солдат жестоко избиты и посажены на хлеб и воду. Но этого было мало. Розас не мог успокоиться до тех пор, пока Санта-Анна не будет пойман и приведен к нему живым.
*** - Сто золотых песо… двести золотых песо тому, кто приведет ко мне Санта-Анну, связанного по рукам и ногам! – заявил диктатор. Он был очень скуп, как все испанцы, и если теперь не скупился на такую кучу денег, то видно ему немало досадил Санта-Анна. Надменный и гордый до смешного, Розас не мог примириться с мыслью, что какой-то солдат-гаучо безнаказанно оскорбил его и теперь рыщет по степи, как ни в чем не бывало.
*** «Двести песо золотом за поимку Санта-Анны» - эта весть быстро облетела всех офицеров и солдат и почти со скоростью ветра достигла поселков гаучо и пастушьих стоянок. Но среди гаучо не нашлось предателей Каждый из них ненавидел диктатора и каждый понимал, что не сегодня-завтра и его может постичь участь Санта-Анны. Они не шли на золотую приманку. Зато среди испанцев было немало разговоров о том как бы заполучить увесистый мешок золота.
***Недавно произведенный за военные подвиги, совершенные спьяна, из солдат в офицеры Хозе-Родригес Папельяс поклялся на винной бочке, что не увидит своей покойной матери до тех пор пока не поймает Санта-Анну.» На его витиеватом языке это означало, что он готов посвятить всю жизнь до самой смерти этому благородному делу. Притом Папельяс недавно проигрался в пух и прах в карты и очень нуждался в деньгах. Он знал, что одному ему не поймать Санта-Анну и потому пригласил в компанию несколько таких же, как он, пьяниц и головорезов, надеясь в конце концов надуть их. Каждый из них впрочем лелеял ту же мысль – обмануть остальных и захватить всю сумму целиком.
*** Жадность и алчность – великая сила в том мире, где золото – бог. Во имя алчности люди могут совершать подвиги, не меньшие, чем во имя любви. Они могут недосыпать и недоедать, терпеть голод и холод, жертвовать жизнью, сделаться фанатиками и героями, превзойти себя…
*** Все это скоро почувствовал Санта-Анны на себе Санта-Анна. Он не знал, что жизнь его оценена, - об этом ему сказали позже пастухи-гаучо. Но если бы они и не сказали ему, он сам догадался бы, - настолько изменился характер преследований. Его гнали, как собаки гонят зверя. Он имел возможность остановиться только на несколько часов, чтобы поесть, попить, дать передохнуть Виэнто, - и то лишь потому, что и его преследователи нуждались в таких же коротких передышках. Положение Санта-Анны было особенно тяжелым потому, что его преследователей было несколько, а он один. Притом они по обычаю гаучо имели каждый по две запасных лошади. Они гнали этих лошадей перед собой. Когда лошадь, на которой они ехали, уставала, они пересаживались на свежую. А Санта-Анна все время скакал на своем Виэнто. И это скоро начало сказываться. Даже Виэнто не мог вынести этой бесконечной погони. Он начал уставать.

***

*** А преследователи все гнали его вперед, дальше и дальше. Наконец он очутился в Сиерра-де-Кордоба – живописной горной стране. Обрывистые скалы были покрыты лесами, со скал падали водопады. Здесь было прохладнее, чем в степях на низине. Но преследователи и здесь не оставили его.
*** Однажды рано утром Санта-Анна почувствовал сквозь сон, что Виэнто будит его, по обыкновению дергая за пончо. Еще не открывая глаз, Санта-Анна протянул руку к седлу, лежавшему под головой, взял его, посмотрел на Виэнто и сразу понял, что опасность близка. Виэнто имел испуганный вид. Через две минуты Санта-Анна уже сидел в седле и осматривал окрестность.
*** Здесь труднее было заметить приближение врага, чем в степи: бугры, скалы леса и перелески давали возможность преследователям укрыться. Санта-Анна находился на широкой поляне. Позади его была почти отвесная скала, за ней возвышались горы поросшие лесом. А впереди были разбросаны кустарники. Санта-Анна не двигался и ожидал, что будет. Вдруг он услышал свист. Что-то вылетело из-за куста и понеслось по направлению к нему, вращаясь на лету, как колесо. Санта-Анна вздрогнул… Болладор!.. три медных шара, обшитые кожей и привязанные к ремням или веревкам. Страшное метательное оружие гаучо. Вращающиеся шары опутывают веревкой ноги жертвы и ломают их… Уж лучше быть пойманным лассо.
*** Болладор пролетел мимо. Он был пущен не особенно умелой рукой.
*** - Плохи наши дела, Виэнто! – тихо сказал Санта-Анна. Лошадь похлопала ушами и тряхнула головой, как бы соглашаясь с хозяином. Она стояла неподвижно. Надо выждать, как пойдет игра.
*** - Эй, вы, молокососы! Вам за мамкину юбку держаться, а не болладор бросать! – крикнул Санта-Анна, вызывая врага на открытый бой.
*** За кустами послышались проклятия. Кто-то гикнул на лошадь, и сразу с двух сторон из-за кустов выехали два всадника. Они размахивали лассо, готовясь набросить петлю на Санта-Анну. Картина борьбы была еще не совсем ясна: в кустах могли скрываться другие всадники, но и от тех, которые выехали, надо было спасаться. Виэнто сделал прыжок в сторону. Брошенное лассо пролетело мимо. Всадники погнались за Санта-Анной. В то же время ему наперерез выскочил из-за кустов на коренастом коне сам Папельяс, - Санта-Анна узнал его. Паппельяс с криком направился на беглеца. Он размахивал боллодором, но так неудачно, что шар ударил его самого по руке и чуть не сбил с седла. Санта-Анна преувеличенно громко засмеялся. Испанец скрипнул зубами.
*** Позади Санта-Анны послышался свистящий звук, и чей-то боллодор едва не спутал ноги Виэнто. Шары зашуршали в траве, связав ее в узел.
*** - Не смейте метать болллодоры! – крикнул Санта-Анна. Вы перебьете ноги лошади!
*** На этот раз засмеялись испанцы.
*** - Сдавайся, если тебе лошадь дороже жизни! - крикнул Папельяс, - а лошадка недурна. Я с удовольствием поезжу на ней, когда тебя повесят!
*** Началась игра, в которой призом было двести золотых песо, а проигрышем – человеческая жизнь. Санта-Анна бросил повода и предоставил Виэнто самому себе. А Виэнто проявлял чудеса изворотливости и сообразительности. Он делал самые неожиданные пируэты, сбивал врагов ложными поворотами, вставал на дыбы и переворачивался на месте, летел быстрее ветра, замирал неподвижно. У Санта-Анны руки были свободны. Он держал в правой руке большой нож, с которым никогда не расстается гаучо. Одна петля лассо уже была наброшена на него, но Санта-Анна быстрым движением ножа перерезал веревку. Второй раз ему удалось нагнуть голову и широко расставить руки так, что петля не опоясала его тела, а была отброшена назад. Но каждую минуту его могли поймать лассо или же перебить ноги Виэнто страшными болладорами.
*** Если бы только удалось вырваться с этой поляны, пересеченной оврагами, на широкий степной простор! Там никто не угонится за Виэнто! Виэнто думал о том же. Он незаметно пробирался к краю поляны. Еще несколько кругов, несколько ложных скачков в сторону, и ему удастся обмануть бдительность врагов.
Рис. худ. А. Пржецлавского
*** Виэнто сделал огромный прыжок через овраг. Он был уже по ту сторону щели, но тотчас он взвился на дыбы, захрапел и грохнулся на землю. Вокруг шеи Виэнто туго затянулась петля лассо. Вместе с лошадью упал на землю и Санта-Анна. Он не бросился бежать, а поспешил разрезать ножом веревку. Лошадь вздохнула свободнее и начала подниматься. Но она снова упала на землю.
*** - Беги, Виэнто! - крикнул Санта-Анна.
*** Виэнто забил ногами, но не поднялся. Веревка слишком сильно перетянула ему шею, и он не мог быстро оправиться. Испанцы заревели от восторга. Санта-Анна и Виэнто были взяты в плен! Санта-Анну крепко связали веревками лассо и как мешок взвалили на круп лошади, за седлом солдата. А Папельяс начал поднимать Виэнто, сильно стегая его концом лассо. Потом, подойдя ближе, он стал бить животное шпорой в бок. Виэнто поднялся на ноги, покачался и вдруг побежал.
*** - Беги, беги, Виэнто! - крикнул Санта-Анна.
*** - Я ж тебя! – проворчал Папельяс и, обращаясь к товарищам, сказал: Отправляйтесь в путь, я догоню вас. Эту дохлую клячу нетрудно будет поймать.
*** И Санта-Анну, привязанного к седлу, повезли в Буэнос-Айрос, чтобы выдать диктатору. Испанцы ехали довольно тихо – они поджидали Папельяса, который не догнал их до вечера.
*** - А не вернется, тем лучше! – сказал один солдат. Доставим эту тушу, сдадим на руки, получим золото, да и поминай нас как звали!
*** Этот план был одобрен, и на следующий день солдаты гнали лошадей во всю. Санта-Анна болтался, бился лицом о бок лошади и страдал от палящего зноя, от мух, от боли.
*** - Убейте меня! – просил он.
*** - Это удовольствие мы должны предоставить генерал-капитану, - отвечал солдат. За живого зверя платят дороже.

***

*** Последнюю ночь перед Буэнос-Айресом Санта-Анна почти не спал. Ведь это была последняя ночь в его жизни! Завтра его казнят…
*** И вот в небе, среди тьмы и полной тишины вдруг зазвонили колокола. Звон был такой мелодичный, какого никогда не слышали испанцы у себя на родине. Что бы это могло быть? Кругом хоть целый день скачи – ни до какого монастыря не доскачешь. А колокола все звонили, как будто оплакивая Санта-Анну.
***- Что это?.. – шепотом спрашивали друг у друга суеверные солдаты, крестились и шептали молитвы.
*** - Это в небе отпевают праведника – ангелы служат по мне панихиду, ответил Санта-Анна, улыбаясь в темноте.
*** Колокола замолкли, и в то же время раздался чей-то безумный хохот, от которого у испанцев мурашки поползли по коже и зашевелились волосы на голове.
*** - А это дьяволы смеются, предвкушая удовольствие жарить вас на сковороде, когда вы попадете к ним в лапы, - продолжал Санта-Анна.
*** Солдаты поднялись, трясущимися руками оседлали лошадей и поскакали к городу – подальше от проклятого места, не ожидая утра.
*** А Санта-Анна усмехался. Он знал, что колокола были перекличкой в небе красивых птиц паламедей, а смеялась птица-пересмешница.

***

***Санта-Анну засадили в тюрьму.
***Когда наутро заскрипела дверь и хмурый сторож, чему-то ухмыляясь, сказал: «Выходи!» - Санта-Анна подумал: «Конец!».. Теперь не убежать. Виэнто нет, а без него не спастись»…
*** - Выходи! – настойчиво повторил тюремщик и вдруг, рассмеявшись, прибавил: - Ах, дурья голова! Совсем выходи! Нет больше Розаса, и не вернется. Свернули ему шею Урагваи с Парагваями. Сбежал Розас! Никому ты теперь не нужен!
***Санта-Анна все еще не верил. Он осторожно вышел из тюрьмы и огляделся. Всюду было ликование. Розас действительно свернул себе шею. Быть может его заместитель будет не лучше, но сейчас можно вздохнуть свободно.
*** Санта-Анна выпросил у знакомого солдата лошадь и направился к себе домой. Он радовался своей свободе, так неожиданно спасенной жизни.
***Ласково потрепал он по щеке свою жену и долго забавлялся с ребенком. Но в душе его жила тоска по верном друге – Виэнто.
***И какого же было удивление и радость Санта-Анны, когда в тот же вечер он увидел Виэнто, ковыляющего на трех ногах. Передняя правая нога была разбита. Санта-Анна, оставив сынишку, бросился к лошади, поцеловал в мягкие губы, обнял ее и начал исследовать рану. Рана была неопасная. Перелома не было. Санта-Анна принялся лечить, и через несколько дней Виэнто уже довольно уверенно стоял на четырех ногах.
*** - Ну-ка, скажи мне, старина, что с тобой было? Спросил Санта-Анна, поглаживая шею лошади.
*** А Виэнто уже давно хотел рассказать, что с ним было. И как только Санта-Анна уселся в седло, Виэнто побежал в степь, все в одном направлении, не желая сворачивать ни в право, ни влево. Он направлялся по прямому пути к тому месту, где всего несколько дней назад был пойман Санта-Анна…
*** Вот они, знакомые места! Виэнто подошел к скалистому обрыву и начал стучать ногой, потом объехал вокруг и спустился в расщелину. Там на острых камнях лежал распростертый изуродованный труп Папельяса.
*** - Так ты прикончил его! – весело сказал Санта-Анна.
***Как это произошло, лошадь не могла рассказать. Но Санта-Анна сам воспроизвел картину. Папельясу очевидно удалось поймать полузадушенного Виэнто Он уселся на лошадь. Но Виэнто не смог снести такого оскорбления и предпочел погибнуть вместе с врагом. Он помчался к утесу и скатился вниз. Он помчался к утесу и скатился вниз. Лошади посчастливилось: она отделалась ушибом, а человек…
*** Когда Санта-Анна поднялся наверх, он увидал неподалеку от места падения Папельяса его лошадь, пасущуюся на лугу. Седло еще держалось на ней, хотя и сползло набок. Санта-Анне не составило труда поймать эту добрую лошадку.
*** В последнюю ночь перед возвращением домой, это уже не была последняя ночь в его жизни! - Санта-Анна ночевал в степи, и опять звонили колокола и смеялась невидимая пересмешница.
*** - А ведь колокола-то звонили неспроста! – сказал Санта-Анна. – Только я не угадал, кого они хоронили. Они провожали в ад душу Папельяса. А пересмешница?.. Ну, конечно, она смеялась над Розасом! Виэнто, ветер пампы! Прокати меня, так, чтоб в ушах свистело!

"Вокруг света", 1929, № 23,
Андрона
Цитата
*** А. Беляев "ИЛЛЮСТРАЦИЯ В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ"

*** Вспоминаю свои детские годы. Первое знакомство с Жюль Верном, открывшим новый, необычайный и увлекательный мир фантазии. Первое, что встает в памяти, это не текст, а иллюстрации. Они были воротами в этот новый мир, явившийся изумленному взору. Я еще не прочитал ни одной строчки, но картинки уже приковали мое внимание к книге. А когда заговорил Жюль Верн, увлекая в недра Земли и глубины океана, его слова слились в единое целое с талантливыми иллюстрациями. Одно дополняло другое. Сила этого воздействия была такова, что мы с братом решили отправиться путешествовать к центру Земли. Сдвинули столы, стулья, кровати, накрыли их одеялами, простынями, запаслись маленьким масленым фонарем и углубились в таинственные недра Земли. И тотчас прозаические столы и стулья пропали. Мы видели только пещеры и пропасти, скалы и подземные водопады такими, какими изображали их чудесные картинки: жуткими и в то же время какими-то уютными. И сердце сжималось от этой сладкой жути.
*** Позднее пришел Уэллс с кошмарами «Борьбы миров». В этом мире уже не было так уютно. Иллюстрации почти пугали. Но и они дополняли и усиливали слова автора.
*** Вспоминая эти первые, непосредственные, детские и юношеские впечатления от научно-фантастических романов, я задаю себе вопрос: что если бы эти книги были изданы без иллюстраций? И отвечаю с полной категоричностью : они не произвели бы и десятой доли того впечатления или, по крайней мере, отсрочили бы на несколько лет увлечение научной фантастикой.
*** Ведь всякая фантазия, даже сказочная, в конечном счете, является результатом комбинирования, «перестановки» образов реального мира. А запас этих образов у ребенка не велик. Изобразительность слова имеет свои пределы не только в природе самого слова, человеческой речи, не только в таланте автора, но и в умственном багаже, запасе образов читателя. Расширить эти пределы может лишь художник-иллюстратор. Вот почему иллюстрация должна составлять необходимую принадлежность научной фантастики, предъявляющей повышенные требование к воображению читателя, в особенности если книга рассчитана на детей. В детской научно-фантастической книге иллюстрация абсолютно необходима, однако с одним непременным условием: чтобы она была хороша не только с художественной точки зрения, но и с точки зрения тех специфических условий, которые вытекают из научно-фантастического жанра.
*** Как же у нас обстоит дело с иллюстрациями научно-фантастических произведений? В целом, к сожалению, еще далеко не удовлетворительно, если не сказать плохо. Прежде всего эти иллюстрации страдают недостатками, о которых можно сказать словами заслуженного деятеля искусств К. Юона (статья «За чистоту стиля в советской живописи». «Известия» № 205 от 2 сентября 1938 г.) «Примитивный, внешне воспринятый, лозунговый подход к решению задачи или просто холодная констатация фактов… Без яркой характеристики живых типажей, без пережитой насыщенности и пережитого внутреннего и внешнего движения своих персонажей искусство не доходчиво».
*** К сожалению, штамп такого примитивного, равнодушного подхода лежит на большинстве иллюстраций научной фантастики. Не сживаясь с изображаемыми героями, не относясь к ним внимательно и любовно, зачастую наспех просмотрев рукопись, в самые «сжатые» сроки иллюстратор сдает «заказ». Вина в такой спешке лежит не на одном художнике, но об этом речь идет впереди. В результате же получаются сухие, холодные, формальные «канцелярские отписки», а не художественные произведения. Такие иллюстрации не только не помогают, а скорее вредят читателю и автору. Они скучны, а «нет ничего хуже скуки в искусстве». Реалистическая иллюстрация особенно необходима в научной фантастике, хотя на первый взгляд это кажется парадоксальным. Научная фантастика, если она подлинно научная, не теряет связи с миром реальным. Советская же фантастика всемерно стремится укрепить эту связь.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
*** А. Беляев "ИЛЛЮСТРАЦИЯ В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ" (продолжение)

*** Наши научно-фантастические романы уже не утопии, а произведения, которые ставят целью показать завтрашний день нашей науки, техники, быта на основе современных научных знаний, научного социализма. И чем реалистичнее, нагляднее, осязательнее покажет художник это будущее, тем лучше. Ведь одна из задач нашей научной фантастики и состоит в том, чтобы показать еще не существующее, как уже существующее. А разрешить эту задачу можно только на основе реалистического стиля.
*** Главная беда в области иллюстрирования научной фантастики проистекает из того, что ни издательства и редакции, ни сами художники, по-видимому, не пришли к той мысли, что иллюстрация научно-фантастических произведений имеет свои специфические особенности, которые требуют создания специальных кадров художников-иллюстраторов, что она требует от таких художников, кроме общей подготовки в своем искусстве, также и специфической подготовки. До сих пор дело велось и ведется так: в орбите того или иного издательства вращается известное количество художников. Заведующий художественной частью распределяет между ними работу над иллюстрированием научной фантастики, исходя из таких соображений, как: «менее других загружен», «дешевле берет», и менее и реже всего, руководствуясь спецификой жанра. Такая практика не годится. Не всякий художник, даже талантливый и высококвалифицированный, может успешно справиться с иллюстрированием научной фантастики.
*** Что же требуется от художника-иллюстратора научной фантастики? Первое – это умение читать, если понимать под этим умением способность точно переводить текст книги на язык собственных идей и образов. Умение читать необходимо всем иллюстраторам; иллюстраторам же научной фантастики же оно необходимо в особенности, так как в этих произведениях иллюстратору приходится иметь дело с материалом, выходящим из пределов обычного. К сожалению, художники в спешке не читают внимательно, и потому допускают вольные отступления от текста даже в самых обыденных вещах.
*** В приводимых далее примерах я пользуюсь наиболее близким мне собственным авторским опытом.
*** В одном романе о будущем я поставил целью показать многообразие вкусов человека будущего. Никаких стандартов в быту. Сообразно с этой задачей одних героев я изображаю как любителей ультрамодернизированной домашней обстановки – мебель и пр., других – любителями старинной мебели. Художник изобразил правильно, но заведующий художественной частью, который явно не читал романа, тотчас прислал художнику нравоучительное письмо о том, что иллюстратор-де допустил грубую ошибку, нарисовав героя сидящим в старинном кресле, когда дело происходит в будущем, и требовал переделки. К счастью, этот художник умел читать. Но пока шла переписка, хорошая иллюстрация не успела попасть в номер журнала и погибла…
*** В повести «Небесный гость» я описываю веранду скромной дачи астронома в Аббас-Тумане, на склоне горы, поросшей соснами. Иллюстратор изобразил… огромную веранду с полом из каменных плит, высочайшие, уходящие вершинами из поля зрения колонны и… роскошные тропические пальмы. Это на высоте-то 1243 метров! Тут уж имеет место дезориентация юного читателя в географии. Можете себе представить, какие же «вольные переводы» текста дают иллюстраторы при изображении новых научно-фантастических машин, сооружений, аппаратов.

*** Дело иногда доходит до курьеза. Мой рассказ «Идеофон» начинался словами: «Судебный следователь провел рукою по высокому лбу, орлиному носу, выступавшему из красных толстых щек, и зажал седеющую бородку». Вот как изобразил художник следователя, его толстые щеки и седеющую бороду (илл. № 1). В романе «Голова профессора Доуэля» сказано, что у Доуэля «волнистые, посеребренные сединой густые русые волосы». Иллюстратор же дает такой графический перевод этого образа – кстати сказать, положительного героя романа (илл. № 2). Патологическая, внушающая ужас маска, которая может только оттолкнуть читателя.

*** Подобные ошибки могли бы быть вовремя исправлены вдумчивыми, образованными заведующими художественной частью издательства, редакции. Но в большинстве случаев они – узкие специалисты и их критика направлена к тому лишь, чтобы рисунок был «графически грамотен», чтобы он соответствовал техническим требованиям, был удобен для верстки и т.д. Иногда, впрочем, они судят и по существу. Но так как они не умеют читать и спешат, то зачастую лишь вредят и художнику и автору.
*** Конечно, в этом неумении читать и в проистекающих отсюда ошибках часто виновата спешка. В значительной степени она является причиной иллюстрационных недоносков. В редакциях и издательствах не изжита штурмовщина, тем более досадная, что издательства нередко торопят художника, книга же затем месяцами лежит в ожидании печати. Необходимо покончить с таким положением вещей. Художнику должно быть предоставлено достаточное время для того, чтобы изучить и сжиться с материалом, выносить образы. Обдумать все детали, если нужно, посоветоваться с консультантами в той или иной области науки и техники, главное же – с самим автором.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
А. Беляев "ИЛЛЮСТРАЦИЯ В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ" (продолжение)

*** Связь художника с писателем должна стать непременнейшим условием иллюстрирования научной фантастики. Необходимо ввести как обязательное правило – не печатать ни одной иллюстрации без визы автора. Лучшие художники-иллюстраторы корифеев научной фантастики всегда находились с ними в творческой связи: так, например, художник Риу работал в тесном содружестве с Жюль Верном.
*** Второе, что требуется от иллюстратора научной фантастики, - это умение быть чертежником-конструктором, умение облекать технические идеи автора в плоть и кровь конструктивной, инженерной, строительной логики. Он должен иметь не только высокую графическую, чертежную, но и техническую подготовку, быть знакомым со строительной техникой, с научной аппаратурой, по крайней мере, настолько, чтобы не делать явных ляпсусов в изображении ферм каких-нибудь грандиозных сооружений, мостов, башен. Пока, к сожалению, наши иллюстраторы, за малым исключением, не обладают даже и этим минимумом. Наиболее осторожные из них поэтому ограничиваются рисунком, мало чем отличающимся от исходного чертежа, в котором изобретатель или писатель только схематично оформляет идею. Таково изображение гигантской подковы (идея Циолковского) для опытов над силой тяжести в романе «Прыжок в ничто» (илл. № 3). Невозможно в короткой статье описать все научные и технические ляпсусы и развесистые клюквы», которые преподносятся читателям нашими иллюстраторами научной фантастики.

*** И тут мы подходим к третьему требованию. Иллюстратор, который берется за иллюстрацию к научно-фантастическим произведениям, должен обладать гораздо большей научной подготовкой, большим образованием, чем иллюстраторы прочих литературных произведений. Он должен быть хорошо знаком и с географией, чтобы не помещать пальм на вершине кавказских гор, и с физикой, и с другими науками. Один, например, художник изображает отлет межпланетной ракеты по стартовому лотку, причем изображает этот лоток не прямым, а сильно изогнутым. Ясно, что при таком профиле и огромной скорости ракеты должно получаться колоссальное торможение, а следовательно и потеря первоначальной скорости. «Для чего вы это сделали»? – «Так эффектней». Для уменьшения трения в том же лотке должны быть уложены шарикоподшипники. Эти «шарики» изображены катящимися вниз по лотку после отлета ракеты, причем величина шаров превосходит высоту закраин лотка. По таким шарам ракета двигаться, конечно, не могла. А сделаны они такими огромными потому, что «так эффектнее». Циолковский проектировал для изучения силы тяжести и центробежной силы сделать огромный вращающийся шар и поместить в него испытуемых людей, животных и растения. Площадь пола шара должна быть параллельна земле. Так художник и нарисовал (илл. .№ 4). Но в следующем издании он «перестарался»: заново нарисовав ту же иллюстрацию, он придал шару наклонное положение (илл. № 5). Ясно, что в таком шаре силы тяготения и центробежная будут вести себя совершенно иначе, и едва ли человеку поздоровилось бы в таком не только равномерно вращающемся, но и «ныряющем» шаре. Идея Циолковского пошла кувырком. Во имя чего? – «Так эффектнее». Если бы художник имел хотя бы элементарное научное мышление и знал физику, он не допустил бы подобных ошибок. К сожалению, автору приходится обнаруживать эти ошибки «постфактум», когда книга или номер журнала уже вышла из печати.

*** Попутно замечу, что отсутствие достаточного научного образования у художников вызывает крайние трудности в иллюстрировании не только научно-фантастических произведений, но и книг научного и научно-популярного содержания.
*** А между тем в научной области художник может играть не только служебную, прикладную роль. Мир природы – при научном подходе к нему – мог бы обогатить художников новыми формами, красками, обогатить тематику, по-новому осмыслить природу, пейзаж. Многие ли художники, например, заглядывали в микроскоп, открывающий поистине новый мир, подчас необычайной красоты и оригинальности? Американский инженер Бернет ввел в «прикладное искусство» (узоры для тканей мебели, абажуров и пр.) «электронное рисование», фотографируя оригинальные узоры, которые появляются на экране телевизора, если включить катодную трубку переменный ток. И художники-рисовальщики на тканях и пр[очие] чрезвычайно заинтересовались этим «электронным рисованием», которое наталкивает их на совершенно новые мотивы, на новые разрешения чисто художественных задач декоративной живописи.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
*** А. Беляев "ИЛЛЮСТРАЦИЯ В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ" (окончание)
*** Вот один из примеров плодотворности связи искусства с наукой. Я знаком с интересным «человеком, влюбленным в зори». Он интересуется ими, как научный работник (зори – «индикатор погоды»), и влюблен в них эстетически. Он показывал мне многие сотни этюдов масляными красками – зарисовки зари во все времена года. Меня прямо ошеломили эти красочные симфонии необычайного богатства колорита и красоты. В живописи существуют маринисты, но почему нет «целинистов» (от латинского celum – небо)? «Небо как таковое» - не менее благодарный материал для живописи, чем море. Особенно поразил меня один этюд, стоящий на грани научной фантастики. Он изображал земной шар, половина которого была освещена солнцем, половина находилась в тени, а границей был заревой пояс. Заревой пояс! Кто о нем думал? Как много такая тема может дать и для популяризации научных знаний, и для художника. Есть ли у нас картины, изображающие лунный пейзаж? Если и есть, они не стоят на должной высоте ни в художественном, ни в научном отношении. Да и может ли быть иначе с лунным пейзажем, если наши художники делают научные ошибки и в земных пейзажах, изображая, например, кучевые облака на фоне зимнего пейзажа с лыжниками, или месяц, не считаясь с тем, что он меняет свое положение в зависимости от широты (рогами то вбок, то вверх в отношении горизонта).
*** Четвертое требование – иллюстратор научной фантастики должен обладать большой фантазией и богато развитым воображением. К услугам иллюстраторов сегодняшнего и вчерашнего дня и готовая натура, и фото, и иллюстративный материал журналов, и богатство архивов. Иное дело – научная фантастика, где приходится оперировать с вещами, еще не существующими, и где поэтому опираться приходится в значительной степени на фантазию, на воображение. Художник-иллюстратор научной фантастики по силе воображения и фантазии должен стоять, по крайней мере, на одном уровне с автором. Он должен с предельной полнотой воплотить в зрительных образах идеи автора, а подчас и восполнить недомолвки писателя.
*** Наконец, последнее требование – иллюстратор научной фантастики должен любить свою специальность. Без этого неизбежна в его работе печать равнодушия, казенщины, сухости. Без истинной, живой, горячей любви нет искусства. Именно она поднимал на такой высокий художественный уровень работы лучших мастеров-иллюстраторов научной фантастики.
*** Красноречивее всяких слов будет наглядное сравнение иллюстраций к романам Жюль Верна художников Риу и Невилля и нашего художника Н. Травина (илл. №№ 6 и 7).

*** В заключение, несколько замечаний, относящихся как к художникам, так и к издательствам.
*** За границей научно-фантастические произведения иллюстрируются очень щедро. Иллюстрируются даже смежные моменты: герой сидит за столом – одна иллюстрация; встал, перешел к окну – другая иллюстрация. И это неспроста: читатель скорее сживается с героем, воспринимает его как реальное лицо, когда зрительно воспринимает его во всяких поворотах и ракурсах. У нас, к сожалению, скупятся, - в книге дается, примерно всего одна иллюстрация на один печатный лист текста. Это очень мало. Какую ценность представил бы собою, например, роман о нашем будущем, если бы он был обильно иллюстрирован. Ведь на наших художниках, как и авторах научной фантастики, лежит почетная задача – быть активными участниками социалистического строительства. Какое огромное значение имел бы такой роман-альбом и не только для юных читателей. На много новых мыслей он мог бы натолкнуть архитекторов, проектировщиков новых форм мебели, костюмов обуви, и т. д.
*** Разумеется, выполнить такую «программу-максимум» нам не легко. Но необходимо, по крайней мере, расширить «лимиты». Сейчас из-за этих лимитов дело доходит до того, что в научно-фантастическом романе часто отсутствуют важнейшие объекты научной фантастики, - изображение научно-фантастических сооружений, машин и т.п. Это отчасти происходит от того, что художники, не отвечая указанным требованиям, обязательным для иллюстратора научно-фантастических произведений, уклоняются от трудных для них объектов и «отыгрываются» на «типаже». Главнейшие объекты научной фантастики должны быть иллюстрированы в первую очередь. Об этом необходимо помнить и заведующим художественной частью.
*** Выводы? Полагаю, читатель уже сделал их. Пусть издательства и художники сделают свои «оргвыводы».

"Детская литература", 1939, №1, С. 61—67.
Андрона
Интересно какие нормативы по количеству иллюстраций на авторский лист текста существуют сейчас? И какими спецтребованиями должен руководствоваться иллюстратор современной фэнтези или киберпанка?
Вот как теоретически описать стилистические требования по иллюстрациям конаниаде, что хорошо уловил Борис Вальехо, или Владимир Бондарь - идеальный иллюстратор Перумова, но это относительно легко при стилистической монолитности автора... А если автор полифоничен по определению? rolleyes.gif И играет с читателем в угадайку? Тогда же все теоретические предпосылки для художника летят по швам. tongue.gif
Андрона
****Представляю вашему вниманию А. Беляев «Огни социализма, или господин Уэллс во мгле» — М. «Вокруг света», 1933, №13, с. 10-13
Цитата
А. Беляев «Огни социализма или господин Уэллс во мгле»

****По берегам Вислы и Днепра, Дона и Чусовой еще не просохла кровь не пролитая в гражданской войне.
****Истерзанная страна залечивала раны. По городам брались на учет фабрики, заводы, склады, квартиры. Местные газеты печатали в отделе местной хроники: «За первую половину ноября выявлено 15 фабрично-заводских предприятий и 250 складов и квартир». Петроград замерзал. Не хватало дров, угля, лопнули трубы отопления. «Чрезутоп» рассылал боевые приказы. Вагоны были переполнены квалифицированными рабочими, возвращавшимися с фронта и деревень к опустевшим фабрикам, замороженным котлам, чтобы оживить их к новой жизни. Петроград напоминал искалеченного инвалида войны.
****Темным осенним вечером по Невскому проспекту осторожно пробирался, среди разношерстно одетой толпы, плотный человек в котелке, с коротко подстриженными усами. Когда на него падал тусклый свет керосиновой лампы из окна дома, прохожие с недоумением останавливались, чтобы посмотреть на этот призрак прошлого: он был в отличном демисезонном пальто заграничного покроя, на руках замшевые перчатки, ноги обуты в изящные ботинки. И какой независимый вид! Ну, конечно, это был иностранец!
****Он внимательно всматривался в лица прохожих. Прохожие появлялись из тумана и исчезали в тумане. Что за несчастный вид! Взъерошенные голодом и холодом, с поднятыми воротниками, надвинутыми на глаза шляпами, сутулые, они ползли, как последние осенние мухи. Правда, в толпе попадались и иные люди. Широким твердым шагом шли краснофлотцы, рабочие, моряки. но глаза иностранца не останавливались на них. Они были устроены так, что видели только обывателя. Иностранец не слыхал уличных разговоров, в которых можно было услышать радость нового пролетарского города. Он улавливал ухом только слова «неп, пайки», так уж было устроено его ухо.
****Иностранец загляделся на старика с породистым лицом и военной выправкой, который, почти откинувшись назад, шествовал в латаной, грязной солдаткой шинелишке, -«социальная мимикрия», — и едва не упал, поскользнувшись на выщербленной плите тротуара.
****Нет, с него довольно этого зрелища! Иностранец подошел к краю тротуара и махнул рукой шоферу автомобиля, медленно следовавшего за ним.
****«Дикие люди, дикая страна!» — подумал иностранец, захлопывая дверку и усаживаясь на мягкое сиденье. — «Дикая, несчастная страна!.."
****Иностранец был знаменитым писателем. Он приехал в Россию, чтобы видеть самому, что здесь происходит. Это было очень смело с его стороны — ехать в страну большевиков, где «свирепствует чудовищная Чека». Друзья и родные отговаривали его от безумного намерения. Но он все же поехал.
****Что притягивало его в Россию? Эксперимент! Великий эксперимент перестройки мира, старой цивилизации, культуры, создания нового общественного строя. Эта дерзкая попытка осуществить в жизнь то, что веками было предметом утопий. А разве утопии не были его коньком? Разве он в своих произведениях, которыми зачитывался весь мир, не рисовал картины будущего, картины мировых войн и революций, даже космическую борьбу миров, крушение старой цивилизации, зарождение новой, невиданный технический прогресс? Это была его мировая монополия. И вдруг эти люди — большевики — заявили о том, что именно они перестроят мир! Это задевало его, как профессионала, не могло не волновать.
****Он считал себя не только провидцем будущего. Он хорошо знал историю. Он читал, что на смену одной эпохи приходит другая, на смену одной цивилизации — новая. И эта смена никогда не проходила без острой борьбы, крови, страданий. Люди старой эпохи ненавидели тех, кто пришел смести их с лица земли со всеми их старыми ценностями. И все же новое побеждало, капитализм тоже не вечен. Разве не он — провидец будущего — много раз сам писал об этом в своих романах и статьях? Он наметил контуры будущего общества, будущей цивилизации, где все так красиво, гармонично и прилично, и из романа в роман он доказывал, что для перехода к социализму не нужно идти путем революций, потому что капитализм, как разумный назидательный мир, эволюционно перерастет в социализм, А большевики-рабочие всегда казались ему силой не созидательной, а разрушительной.
рис. Н. Кочергина
****Он слишком хорошо знал цену своей английской печати, чтобы верить тому, что в ней писалось о советской России. Он решил посмотреть лично. И он посмотрел.
****Конечно, газеты писали много глупостей и вранья. Большевики не людоеды и не национализируют женщин. Но все же действительность оказалась более удручающей, чем он предполагал. Полузамерзшие, голодные, погруженные во мрак столицы — Москва, Петербург... Изрытые мостовые, ободранные, искалеченные дома с разбитыми стеклами... Что стало с блестящей Английской набережной, Морской, Невским проспектом?.. А люди? Тончайшая культурная прослойка уничтожена. Осталось сто пятьдесят миллионов дикарей, которых кремлевская кучка мечтает превратить в высокоцивилизованных людей нового мира!
****О, этот кремлевский мечтатель! Великий иностранный писатель был у него. Слышал его речи об электрификации. Да, он увлекательно говорит. И когда его слушаешь, то почти веришь тому, что все это возможно. Но ведь это же не больше, как мечта! Разве можно думать об электрификации в равнинной стране с медленно текущими реками? Строить же расчеты на одном угле и нефти — еще большая фантастика. Это потребовало бы Монбланы угля и моря нефти.
****И все же даже не в этом — не в энергетике главный вопрос. Довольно выйти из Кремля на улицы Москвы, пройтись по этим азиатским кривым переулкам, тупикам, тонущим в темноте, чтобы рассеялись последние следы личного обаяния кремлевского мечтателя. Он, представитель английской цивилизации, великий романист и фантаст, умеет ценить силу воображения и отдает должное кремлевскому прожектеру. Великолепные планы, широчайшие горизонты. Но ведь Москва-то во тьме! Петербург во тьме! Что же говорить обо всей остальной мужицкой России?.. И кто будет строить? Где взять специалистов, средства? Сколько десятков лет нужно для того, чтобы страна поднялась из той пропасти, в которую ввергнута после войны и революции?..
****И, медленно двигаясь в своем автомобиле по разрытым мостовым Петрограда, эксперт по утопиям и специалист по социальным прогнозам сделал свое компетентное заключение:
****«Нет, это не реально. Это — беспочвенная фантастика. Мечта. Это не заря, не утренний свет. Это ночь. Глубокая ночь. Мгла над всей страной. Россия во мгле... кстати, неплохое название для книги, которую я напишу по возвращении в Лондон! Россия во мгле, надо записать. Или, быть может, назвать так: «Электрофикция России»?.."
****Знаменитый писатель, вероятно, был бы огорчен, если бы узнал, что не ему одному пришло в голову это ядовитое словечко.
****Электрофикция! Слово это уже ползло по Москве, перекочевало в Питер, расползлось по провинции.
****Слово «электрофикция» витало и по уголкам редакций. Литераторы, журналисты впадали в тихое недоумение. Надо писать об электрификации. Надо пропагандировать выработанный план. Но о чем именно писать? Как подойти к этому делу? С чего начать?.. Ну, конечно, с тезисов. Это легче всего! И они строчили тезисы, наводняли газетные листы длиннейшими и пустейшими рассуждениями о том, как подойти к выработке плана, тогда как этот план был уже выработан и оставалось только внимательно изучить его.
****Старый инженер-электрик потирал руки в кругу своих коллег по профессии:
— Я, во всяком случае, приветствую электрификацию!В конце концов, не наша забота, что выйдет изо всей этой затеи, — электрификация или электрофикция. Наши акции, во всяком случае, поднимаются. Без нас, старых, опытных специалистов, не обойдешься. Кто будет проводить план электрификации, строить электростанции? Уж конечно не коммунисты, которые генератора от трансформатора не отличат. Мы будем строить! А отсюда, как говорится, все организационные выводы для нас!
****А в Кремле нервно ходил по кабинету сам «кремлевский мечтатель», виновник всего этого брожения умов. На его письменном столе лежала стопочка бумаги. Время от времени он подходил к столу и заносил на бумагу несколько строк. У стола сидел седовласый автор плана ГОЭЛРО и внимательно слушал.
****— Взгляните на статью Крицмана в «Экономической жизни». Пустейшее говорение. Литературщина. Возьмите тезисы Милютина. Вслушайтесь в речи «ответственных» товарищей. Скучнейшая схоластика, то литераторская, то бюрократическая. Пустейшее «производство тезисов» или высасывание из пальца лозунгов и проектов вместо внимательного и тщательного ознакомления с нашим собственным опытом...
****Он подошел к столу, записал несколько строк и вновь зашагал из угла в угол.
****— Непонимание дела получается чудовищное... Вот этот-то разброд мнений и опасен, ибо показывает неумение работать, господство интеллигентского и бюрократического самомнения над настоящим делом... самомнение невежества! Надо же научиться ценить науку, отвергать «коммунистическое чванство» дилетантов и бюрократов, надо же научиться работать систематично, используя свой же опыт, свою практику.
****Он вновь быстро подошел к столу и записал последнюю фразу.
****Так, развивая свои мысли вслух, он готовил статью «О едином хозяйственном плане».
****— Электрофикция! — гневно произнес он и вдруг, сощурив свои глаза, в которых засверкали веселые огоньки насмешки, добавил:
рис. Н. Кочергина
****— Вумники!
****Если бы при таком разговоре, — а они повторялись нередко, — присутствовал знаменитый английский писатель! Он включил бы в свою книгу «Россия во мгле» целую главу — «Трагедия кремлевского мечтателя».
****Так написал бы знаменитый писатель.
****И он оказался бы в роли не только плохого провидца, но и плохого психолога: кремлевский мечтатель мог негодовать на тупость и косность. Мог выходить из себя, метать громы и молнии. Но он ни на минуту не сомневался в победе.
****«Тем хуже для него!» — сказал бы знаменитый писатель.
****— ...Приезжайте через десяток лет и посмотрите, что у нас будет! — сказал на прощанье кремлевский мечтатель знаменитому английскому писателю.
****Но писатель не приехал. А жаль. Пока он писал свою книгу «Россия во мгле», пока книга издавалась, переводилась на европейские и восточные языки, пока смаковалась поклонниками-читателями, «кремлевские мечты» превращались в действительность, план — фантастический план — ГОЭЛРО был выполнен.
****«Взъерошенные» люди, вызывавшие у великого писателя одно презрительное сожаление, извлекали из недр земли лежавшие под спудом рудные сокровища и превращали их в машиностроительные заводы, в генераторы, трансформаторы, гигантские турбины. Они научились делать это — «дикие, некультурные» люди! Они рыскали всюду, от полярного круга до горячего песчаного Туркестана, и в этой «равнинной стране с вялым течением рек» нашли бурные, стремительные реки, водопады, низвергающиеся с четырехсотметровой высоты, и сковывали их цепями железа и бетона. План ГОЭЛРО превратился в генеральный план электрификации СССР.
****Два миллиона киловатт ГОЭЛРО казались электрофикцией. Но когда эти два миллиона потекли по проводам, завертели колеса машин, засветились огнями — первыми огнями среди вековой тьмы российских просторов, — уже никому не кажутся фикцией шестьдесят миллионов киловатт генерального плана.
****Смешное стало страшным...
****И уже не один великий писатель, не один государственный человек захотел посмотреть, что же делается в непонятной Советской стране...
****...Это было на исходе лета 1933 года.
****Большой французский политический деятель, — и тоже писатель, но не фантаст, — человек с зоркими глазами трезвого политика и дельца, сидел на веранде гостиницы на берегу Днепра, смотрел и думал.
****Он бывал в России и знал ее историю. Он знал эти места, которые некогда были приютом дикой казачьей вольности. Он знал о днепровских порогах — этой «несправедливости природы», делавшей несудоходной прекрасную реку на самом ответственном участке. Он знал, как некогда гибли люди, прогоняя утлые «дубы» через бурливые, чертовские пороги.
****И вот он словно по волшебству перенесен в иную страну, иной мир, иную эпоху человеческой истории... Нет, это не Россия, какою он знал ее, не старый, дикий, непокорный Днепр, который он видел еще несколько лет тому назад.
рис. Н. Кочергина
****Пред ним лежала необозримая водяная поверхность, упиравшаяся в величавую плотину. Эта плотина!.. Мощная, спокойная, несокрушимая, как символ непреклонной воли ее строителей. Она убеждала без слов...
****По каналу проходили караваны судов. На противоположном берегу ослепительно сверкали в лучах яркого солнца белые дома города-сада. А за ним, вокруг всей гидростанции, на многие километры тянулись фабрики и заводы Днепровского комбината...
****Величавы голубые просторы Днепра, величава в своем красноречивом молчании плотина, величавы голубые небесные просторы с реющими вдали стальными птицами.
****Эти просторы воды и воздуха смягчают шум земли. Спокойствие природы здесь находится в новом гармоническом сочетании с кипучей деятельностью человека. Движутся аэропланы в синеве, движутся караваны судов, движутся толпы людей, движутся через плотину и по улицам новых городов трамваи, шумят созданные людьми водопады...
****Нет, шестьдесят миллионов — не фикция. Они создадут это!..
****Знаменитый французский вспоминает, как после шумных цехов заводов и оживленных улиц он спустился в «святилище» электростанции, где было тихо, словно в подземелье пирамиды, — остановился перед пультами управления... Он и его спутник долго молчали, охваченные невольным волнением. Повернуть этот рычаг — и шестьсот тысяч киловатт потекут по проводам. Из седых волн Днепра выйдут двадцать пять миллионов «механических рабочих» на помощь живым советским рабочим. Если бы собрать такую армию, построив по десяти человек в ряд, то она растянулась бы на 2500 километров — от Днепра до Тюмени...
****...Быть может, эта «днепровская симфония» настроила его самого на мечтательный лад, но он увидел нечто большее, чем профессионал-провидец — знаменитый английский писатель.
****Днепровская электрическая станция и весь узел вокруг нее — сейчас, пожалуй, самое интересное место не только в СССР, но и на всей земле: сидя на этой веранде гостиницы, «дышишь будущим»...
****— А ведь Днепр-то синий! — внезапно прервал путешественник общее молчание. — А вы уверяли, что он черный и мутный, как Дунай! — обратился он к своему спутнику и, помолчав, продолжал в задумчивости:
****— Масса воды, масса света, масса воздуха, масса зеленых насаждений, города-сады... Когда смотришь на все это, то кажется, что находишься в фантастическом уэлльсовском городе будущего!..
****...Вы слышите, знаменитый писатель, непревзойденный фантаст, пророк и провидец будущего, специалист по социальным утопиям?
****Фантастический город построен! Приезжайте и посмотрите на него своими «ясновидящими» глазами! Сравните его с вашими городами во мгле!
****Но напрасно знаменитый французский путешественник приписывает вам честь. Это не ваш, уэлльсовский, город! Ваши утопические города останутся на страницах ваших увлекательных романов. Ваши «спящие» не «проснутся» никогда. Это город — «кремлевского мечтателя».
****Вы проиграли игру!

«Вокруг Света» 1933, №13, с 10-13

**** Благодаря небольшим розыскам удалось узнать, что встреча двух фантастов Александра Беляева и Г. Д. Уэллса состоялась в 1934 г в Ленинграде и скорее всего, имела политический оттенок
**** Мне захотелось проследить предисторию этой встречи. Выяснилось, что для Уэллса это был третий приезд в Россию: первый — в 1914 году, второй — в 1920, когда между 9 и 14 октября Ленин принял Уэлса, беседовал с ним, и пригласил приехать в СССР через 10 лет. Следствием этого посещения стала книга Герберта Уэллса «Россия во мгле», которая при появлении ее в СССР была очень внимательно прочитана Лениным. Название этой книги было перефразировано Беляевым.
****Третий приезд состоялся в июле 1934 года. После встречи со Сталиным и Максимом Горьким, академиками И.П. Павловым и Л.А. Орбели, писателем А.Н. Толстым, Уэллс присутствовал на физкультурном параде на Красной площади в Москве.
****А 1 августа 1934 года в гостинице «Астория» состоялась встреча, в которой учавствовали профессор Борис Петрович Вейнберг (он согласился быть переводчиком), Яков Исидорович Перельман, Александр Романович Беляев, Николай Алексеевич Рынин, директор издательства «Молодая гвардия» Матвей Юльевич Гальперин и Григорий Мишкевич, сохранивший стенограмму этой встречи.
****Но тогда получается, что Уэллс, как фантаст, по силе мечты и возможности реализации соревновался не с Беляевым или Перельманом, а с Лениным.
****Получается, что гонения на фантастику связаны с тем, что на определенном этапе фантастика по силе воздействия конкурировала с политикой и идеологией.
Андрона
***** Казалось бы, что дальше друг от друга экспериментальная медицина и фантастика, но недавно нашла текст статьи Александра Беляева, посвященной значению научной деятельности Ивана Петровича Павлова — профессора военно-медицинской академии, академика и Нобелевского лауреата, создателя материалистического учения о высшей нервной деятельности.
***** Хочется думать, что интерес Беляева - фантаста к новейшим научным достижениям медицины своего времени был связан не только с личными проблемами со здоровьем, но и величием научных открытий.
*****Конечно, можно было дождаться 14 сентября - дня рождения Ивана Петровича Павлова или 27 февраля - дня его смерти, или 3 сентября - даты вручения Нобелевской премии, но желание поделиться найденным текстом было сильнее. tongue.gif
Цитата


*** А. Беляев "Гениальный ученый".
*** 27 февраля пополняется 4 года со дня смерти гениального ученого - физиолога Ивана Петровича Павлова, отдавшего научной работе более полувека. Умер он 86 лет и только года не дожил до 25-летия, со дня его избрания почетным доктором Кембриджского университета, - редкая честь для ученых - не англичан, - и 30-летия со дня избрания в действительные члены Академии наук.
*** Труды академика Павлова создали новую эпоху не только в физиологии, но и в смежных научных областях. Можно сказать, что он совершенно по-новому осветил рaботу тела и «души» человека и животных.
*** Начал он научную работу с узкой области - изучения физиологии пищеварительных желез, причем попутно, при постановке опытов, создал целую отрасль науки – «физиологическую хирургию пищеварительного тракта", которая дала толчок развитию физиологической хирургии вообще.
*** Создавая классические труды о работе пищеварительных желез, И. П. Павлов не оставил без внимания вопрос о влиянии нервной системы на работу аппаратов кровообращения и пищеварения. Он установил существование троякого рода нервных волокон с различными функциями, Это повело к целому ряду дальнейших открытий о роли нервной системы не только в здоровом, но и больном организме.
*** Впервые за все время существования медицины она подошла к пониманию глубочайших явлений патологических процессов, что помогло медицине перейти от слепых поисков при лечении болезней, к управлению патологическими процессами. Работы Павлова помогли медицине подвести теоретический фундамент, которого ей так не хватало.
*** Уже этих работ было бы достаточно, чтобы обессмертить имя великого ученого.
*** Но его пытливый ум пошел дальше. От его внимания не ускользнуло поведение собак при опытах кормления: появление у собаки слюны при одном виде пищи. В этих прозаических слюнях он увидел то, что до него не смог увидеть ни один ученый. Павлов понял, что этот простой факт может сделаться базой для больших научных открытий. И через несколько десятков лет неутомимый труженик создал стройное учение об условных рефлексах, являвшееся величайшим достижением науки в области изучения физиологии высшей нервной деятельности животных и человека, и экспериментальной естественно - научной основой современной психологии, a также невропатологии психиатрии и других медицинских дисциплин.
*** В этом учении не осталось не одного уголка для идеалистических представлений о «душе», «духе». Недаром крупнейшие ученые-идеалисты пытались возражать Павлову. Но его всегда точные, основанные на опыте, проверенные работы оказались неуязвимы для критики.
*** Исследуя процессы возбуждения и торможения, Павлов построил учение о типах нервной системы, открывшее необозримые перспективы во всех областях, относящихся к изучению поведения животного и человека - давшее ключ к новому пониманию «души», к новым методам воспитания.
*** Для всякого образованного человека совершенно необходимо не только познакомиться, но и глубоко изучить, учение Павлова о рефлексах.
*** Студентам и молодым научным работникам особенно полезно ознакомиться с методами работы Павлова, с его «заветами». Вот в кратком изложении эти заветы:
*** 1. «Рефлекс цели» - И. П. Павлов придавал огромное значение целеустремленности, - тому, чтобы человек ставил себе цель в жизни, стремился в ней. Павлов был глубоко убежден, что целеустремленность не только мобилизует все «душевные» силы человека, но и является оздоровительным фактором для телa, внося единство, стройность, чувство оптимизма в настроение, работу, в трудовой и жизненный режим.
*** 2. Сосредоточенность мышления, - как уменье неотступно думать об одном избранном предмете.
*** 3. Конкретность мышления, - уменье видеть действительность как она есть, т. е. во всем разнообразии и всех противоречиях.
*** 4. Исключительная свобода в построении научных гипотез, способность «лазать за кулисы фактов", - и в то же время:
*** 5. Беспристрастность: - «если хотя бы один факт идет в разрез с гипотезой, - безжалостно отбрасывай ее".
*** 6. Неустанная проверка пройденных этапов: «с самого начала работы приучайте себя в строгой последовательности в накоплении знаний, не боясь повторений и даже ища их",
*** 7. Детальность мысли - уменье обращать внимание на неуловимые детали опыта.
*** 8 Скромность – «Никогда не думайте, что вы уже все знаете. И, как бы высоко ни оценивали Вас, всегда имейте мужество сказать о себе: «Я невежа». Не давайте гордости овладевать вами. Из-за нее вы будете упорствовать там, где нужно согласиться, откажетесь от дружеского совета в помощи. Из-за нее вы утратите меру объективности…»
*** 9. К этому можно, пожалуй, прибавить и завет Павлова по поводу «мышечной радости». - полезности физического труда для умственного работника. «Всю мою жизнь я любил и люблю умственный труд и физический, пожалуй, даже больше второй. И особенно чувствовал я себя удовлетворенным, когда я последний вносил какую-нибудь хорошую догадку, т.е. «соединял голову с руками».
*** 10. Последний завет: - «Для молодежи… и для нас, вопрос чести - оправдать те большие упования, которые возлагает на науку родина».

"Большевистское слово", Пушкин, 1940, № 23, (27.02) ,

Буду рада комментариям к данному тексту.
Андрона
Уважаемые читатели данной темы!
У меня есть скан повести Александра Беляева "Земля горит" (1931). Но его размещение потребует значительных затрат сил по расшифровке текста. Механической расшифровке (распознаванию текста) он не поддается: программа ругается и спрашивает: "на каком языке это напечатано?", хотя изначально вроде бы все по-русски. rolleyes.gif
Поэтому, я заранее прошу отписаться тех, кто хотел бы прочитать эту повесть Александра Беляева.

P.S. Чтобы было понятно, о чем я говорю, привожу для примера один абзац текста из предисловия редакции:
Андрона
К дню Космонавтики размещаю статью Беляева, посвященную автору, который для читателей открыл возможность полета на Луну.
Цитата
А. Беляев. ЖЮЛЬ ВЕРН
(К 35-летию со дня смерти)

***Гениальный писатель Жюль Верн, создавший новый литературный жанр — научной фантастики, — неповторимое явление в капиталистическом мире.
***ХIХ век был периодом необычайного в истории технического прогресса. Еще до рождения Жюль Верна (1828 год) были изобретены: вольтова дуга, пароход, электродвигатель, паровоз.
***При жизни Жюль Верна почти каждый год появлялось новое изобреиение, зачастую вносящее революцию в область техники. Жюль Верн, по его собственным словам, нашел «златоносную жилу» специализировавшись в предугадывании новых научных открытий и технических изобретений.
***Возможность покорения воздуха особенно волновала умы современников молодого Жюль Верна. Интерес к воздухоплаванию не угасший после опыта Монгольфье (1784 года), достиг высшей точки после полетов Жиффара (1852 год). В это время выходит произведение малоизвестного автора Жюль Верна «Пять недель на воздушном шаре» (1863 год). Успех был небывалый. Многие читатели были уверены в том, что автор описал действительные события.
***С тех пор в продолжении 41 года Жюль Верн регулярно давал по два романа в год. Из года в год росла его мировая слава. Его «Путешествие к центру Земли», «От Земли до Луны», «Приключение капитана Гаттераса», «Дети капитана Гранта», «Вокруг Луны», «80 тысяч километров под водой» («20 000 лье под водой» — прим А.), «Приключения трех русских», «Восемьдесят дней вокруг света», «Таинственный остров», «Гектор Серведак» и другие были переведены на все европейские и многие азиатские языки и издавались небывалыми тиражами.
***В своей фантазии он предвосхитил многие изобретения вплоть до телевидения. Некоторые из них и сейчас ждут своего осуществления. Например: межпланетные путешествия.
***Жюль Верн был и остался гениальным непревзойденным популяризатором науки. Его заслуги в этом отношении колоссальны. Когда в 1928 у нас праздновалось столетие со дня его рождения, то многие крупнейшие советские ученые говорили, что на путь научной работы их натолкнуло еще в детстве знакомство с романами Жюль Верна. Об этом сам в своих воспоминаниях писал покойный К.Э. Циолковский.
***Его произведения интересны не только детям, но и взрослым. Не смотря на то, что в наше время научный материал романов Жюль Верна несколько устарел, его романы по прежнему читаются с увлечением. Жюль Верн захватывает читателя не только научными проблемами и изумительным мастерством построения фабулы, но и своим юмором, оптимизмом, а также изображением волевых, смелых, целеустремленных никогда не унывающих людей. Таким образом он является не только гениальным популяризатором, но и воспитателем. Эта сторона его творчества едва ли когда устареет.
***С уверенностью можно сказать, что буржуазная литература не создаст второго Жюль Верна. Доказательством этого может служить творчество Г. Уэллса.
***По литературному дарованию он стоит не ниже Жюль Верна, но Уэллс живет и работает в иную эпоху — эпоху загнивания капитализма. Уэллсу неоткуда взять жизнерадостных волевых людей. Подавленный и запуганный представитель обреченного класса, он подавляет своих читателей кошмарными картинами «Борьбы миров», «Гибели цивилизации» — буржуазной конечно.
***Второй Жюль Верн, еще более оптимистичный, жизнеутверждающий, увлекающий смелостью и грандиозностью научной фантастики и героизмом людей, может появиться только в одной стране — в стране «будущего», в стране научного и технического прогресса, претворяющий в жизнь то, что считалось научной фантастикой, — в СССР.
***Нового Жюль Верна выдвинет из своих рядов советская молодежь, - строитель новой счастливой жизни и такого научного и технического прогресса, о котором не смел мечтать даже гениальный мечтатель — старик Жюль Верн.

«Большевистское слово», Пушкин, 1940, № , (24.03).
Андрона
****Как я посмотрела по библиографии Беляева на ФЛ, повесть Александра Беляева "Земля горит" не переиздавали, возможно из-за острой социальной привязки, возможно просто из-за трудности работы с источником, но попробую познакомить с ней читателей.

Цитата

**** Александр Беляев "Земля горит"

****В Америке выдергивают из земли посаженный хлопчатник, радуются, что саранча съела „лишнюю" пшеницу. Это - капиталистическое земледелие. У нас в Советском Союзе идет борьба за расширение посевной площади, вводятся новые сельскохозяйственные культуры. Недавно в Москве закончилась всесоюзная конференция по борьбе с засухой, которая в особенности угрожает Поволжью. Царская Россия боролась с неурожаями и голодом молебнами. Мы мобелизуем на борьбу с природой все достижения науки. Вот почему читатель с особым вниманием должен отнестись к повести А. Беляева «Земля горит». Порадует недалекое будущее, когда будет осуществлен один из самых грандиозных проектов в истории техники: изменение течения Волги и орошения засушливых районов нашего союза. В основу повести положены работы инженера В.А. Авдеева, автора проектов каптажа Волги и улучшения водоснабжения Москвы. Сейчас тов. Авдеев по поручению С..О (?) ведет изыскания по каптажу.

**** В Дедовом дворе, в приемной председателя ВСНХ СССР, среди посетителей появился пожилой человек с потертым годами и жизнью лицом и в потертом пальто. Усевшись в углу, он сидел неподвижно, ожидая, когда начнется прием.
**** Дверь кабинета открылась, и оттуда выглянула секретарша. Она глазами пересчитывала очередь людей с портфелями и бумагами в руках. Несколько человек сорвалось с места и подошло к ней. Но человек в потертом пальто опередил всех.
**** — Скоро будет нарком?
**** — У него сегодня заседание в Совнаркоме, Часам к четырем должен быть. По срочным делам принимает его заместитель.
****- Мне нужен сам нарком, — внушительно сказал человек и уселся на стул с видом: умру, но дождусь.
**** Наконец он вошел в кабинет.
**** - Я вас слушаю, — коротко сказал нарком
**** И человек в потертом пальто заговора. Его фамилия Михеев. Он изобретатель. Его специальность — борьба с пустыней, со страшной пустыней, надвигающейся на Советский Союз. Он говорил страстно, путаясь в словах, сбиваясь с основной мысли. Огромные количества солнечной энергии, за лето производящиеся и скопляющиеся на песчаных и каменистых или только слабо подернутых растительностью грунтах, не имеют никакого другого выхода, кроме как на испепеление соседних еще живых и жилых земель. Земля горит.
**** Всякая местность, где дуют сухие ветры и мало атмосферных осадков, превращается в пустыню. Что видим мы в огромных пространствах Арало-Каспия? Мга, хмара, пески — эти «сухие слезы» и перегар — слюна сухих пустынь, с их губительным влиянием на жизнь. На всю растительность, особенно культурную и луговую. Цветы, не расцветши, отцветают, не давая плода или даже погибая в почках... Хлебные колосья и всякие злаки оказываются пустыми и дают слабый умолот... Листья на траве и на деревьях желтеют, опадая прежде времени. В Поволжье, на Северном Кавказе, в Украине.., Саратове, Сталинграде... И до Киева, Казань, Рязань... города и сами земли засаливаются пыльными бурями в сухие лета.
****— У вас есть проект, как бороться с пустыней? - спросил нарком, терпеливо слушавший его речь. И от вопроса Михеев как-то сразу успокоился.
****— Я — инженер. И если бы у меня не было разработанного плана, я не стал бы у вас отнимать время. Двенадцать лет я работал над этой идеей. Собрал огромный материал. У меня все вычислено, взвешено, выверено от самого общего до самой малейшей детали…
**** — И чем же заключается ваш проект?
****— Каптаж Волги. Барраж у Камышина. В каптаже устанавливается такой уровень нового образования реки, когда, с одной стороны, самотеком ее воды покрывают огромные пространства заволжских степей и пустынь, оживляя их, с потушением в них «пожара земли». С другой стороны, в самой реке подымается уровень на высоту, не нарушающую основных интересов прибрежных городов и населения.
****— Ваши материалы будут изучены. О результатах доложат мне, - сказал нарком, как бы заканчивая беседу. — Вам нужно повидаться с одним из членов коллегии ИКРКИ СССР, ознакомить его с материалом, сообщить о трудностях, которые вы встретили на своем...
- Алло, Да, я...
****Если бы сейчас появился изобретатель телефона Бель, Михеев убил бы его, так он ненавидел в эту минуту «невежливое изобретение», мешающее деловым разговорам.
****А из приемной уже выглядывал нетерпеливый инженер в очках и с портфелем, а секретарша уже принесла груду бумаг для подписи, а нарком уже протягивал Михееву руку...

****II.
****Пустыня... Она прожгла ужасом сердце еще в детстве, когда Михееву было не больше двенадцати лет. Он жил с отцом, земским врачом, в заброшенном степном селе за Волгой. Мга и хмара и сухие туманы для мальчика были не пустыми словами. Он вырос под багровым солнцем, словно задыхавшимся во мгле пылевой бури. От пыли не было спасения. Она покрывала серым налетом листья деревьев тощего садика, проникала в дом сквозь закрытые окна, пудрила столы, кровати, игрушки, залезала в нос, глаза, уши и легкие… И сон был тревожный, как во время сирокко. Там, за полями, притаилась пустыня как зверь, готовый к прыжку. Ее зловещий песчаный шепот был слышен далеко.
****И вдруг она громко постучалась у дверей и схватила за горло костлявой рукой голода. Это было в девяносто первом году прошлого столетия.
****Незабываемый год! Ребенка нельзя было уберечь от страшных картин голода как от хмары и мги. И Михеев на всю жизнь запомнил этот кошмар.
****Началось с того, что у знакомых мужиков лица становились серыми, глаза вваливались, нос и скулы обострились, щеки и животы втянулись. Их тела становились дряблыми, щуплыми, Миша Михеев не мог понять, отчего это. А потом многие иссохшие люди вдруг начали полнеть странной бело-желтой полнотой.
****Миша заглядывал в окна изб. Почти в каждой светился желтый огонек свечи в головах покойника. Но скоро огоньки погасли, — свеч не хватало, — а покойников становилось все больше. Живые люди превращались в трупы.
****Раздувшиеся трупы животных на полях. Смрад. Рои мух. Плач голодных беспризорных детей, потерявших родителей, И над всем этим — горящее, испепеляющее солнце и сухой туман, покрывающий саваном обреченный на смерть мир…
****А за селом стояли выжженные солнцем поля Сухие, бурые колосья бессильно клонили к земле пустой колос. Жгущий ветер сжигал их, песок заносил. Над когда-то тучными нивами, вырастали могильные песчаные холмы. Из этих могил кое-где торчали сухие колосья как последнее напоминание о гибнущих полях
****Пустыня убивала все живое... Этого нельзя забыть!
****Этот ужас не покидал его всю жизнь.
****Михеев видел во сне земной шар с большой высоты. Вот огромная плешь Сахары, вот пустыни Туркестана, Китая. И все эти плеши медленно расползаются во все стороны как проказа.. И вот весь земной шар превращается в пустыню. И последние люди задыхаются в песчаной буре без воды и воздуха.
****«Я буду инженером, чтобы знаниями победить пустыню», — решил молодой Михеев. Он сделался инженером - гидротехником, но пустыни не победил. Много лет разрабатывал он сложные системы оросительных каналов и бросал их.
****— Это все равно, что пытаться потушить пожар пульверизатором! — говорил он в отчаянии — Только обильные воды Волги могли бы потушить пожар пустыни.. А что если бы?..

**** III
****Михеев явился в РКИ, нагруженный огромными папками с рукописями, таблицами, графиками, картами, чертежами.
****Но у него оказалось кое-что поинтереснее мертвых чертежей. Михеев положил на стол коробищу величиной в метр и в кирпич толщиной. Там лежало его дорогое детище — «материализованная идея». Это был сделанный из мастики рельеф Волжского бассейна и Каспийского моря. Пашни выкрашены в желтый цвет спелой пшеницы. Луга - в светло-зеленый, а леса — в темно-зеленый. С востока в заволжские поля вклинились зловещие бурые, языки наступающей пустыни Русло Волги и дно Каспия были обнажены.
****Через полчаса комната была превращена в своеобразную лабораторию, наполненную зрителями.
****Михеев положил свою модель краями на два стола, под модель поставил пустое ведро, а полное — на стол и через резиновую трубку пустил воду в Самарскую Луку. Вода весело побежала по руслу, разбилась, в дельте сложным узором на рукава и начала наполнять дно Каспия. Когда море наполнилось до положенного предела, Михеев открыл внизу сток, чтобы вода держалась на одном уровне.
****— Годовой дебет Волги, — начал Михеев, — в круглом общем счете — триста пятьдесят — триста семьдесят кубических километров. Вся эта масса воды испаряется. И потому Каспийское море не повышается скорее повышается в годовом уровне. Мы не можем испарить воду в нашем опыте, и потому лишнее выпускаем вниз. Теперь вот что я предлагаю сделать с Волгой. — Михеев вынул из кармана изогнутую пластинку и вложил ее в паз на рельефе ниже Камышина.
****И на глазах зрителей запруженные воды Волги начали подыматься выше «плотины», а внизу, к Каспию потекла только узенькая струйка.
****— Высота этого барража — тридцать семь метров. И, смотрите, с этого горизонта Волга самотеком сливается в необозримые пространства заволжских степей и пустынь в трех мощных потоках.
****Поднявшаяся над плотиной вода минуту постояла в нерешительности как бы и недоумении перед неожиданным препятствием, и вдруг полилась на восток по скату, по руслам, впадинам, котловинам, образовав сложную сеть марсианских каналов и озер.
Рис. Н. Кочергина Аральское "море" (реальность)

****— Эти потоки достигаются не какими-нибудь искусственными и грандиозными, стоившими бы колоссальных средств, сооружениями и уж конечно не рытьем каналов. Они текут по естественным углублениям, впадинам и логам, конечно с соответствующим захватом и направлением потоков воды.
****— А зачем оставлен этот ручеек, впадающий в Каспийское море? — спросил один из зрителей.
****— Одна седьмая часть дебета Волги и оставляется в прямом, непосредственном течении в Каспийское море на непрерывное с ним, а значит и с Баку, водное сообщение. Половина этого еще и на обзаведение прямых непосредственных сообщений. Значит, около семидесяти кубических километров дебета Волги последуют непосредственно в Каспий. А триста кубических километров, вместо теперешней их пропажи в морской пучине, пойдут на оживление земель от Волги на восток по Эмбе и на потушение там «земного пожара» и, с ликвидацией там пустыни, на обзаведение новых хозяйств, на мелиорацию освобождаемых земель.
****— Значит море...
****— Каспийское море будет снижаться в своем уровне на две трети метра в год, и за тридцать семь лет состояние его уровня понизится на двадцать четыре метра, Каспий будет иметь вот какой вид.
****Михеев открыл кран под доской рельефа больше, вода из Каспия потекла в ведро сильнее, и уровень моря начал быстро понижаться. В секунде проходили года, и скоро знакомых очертаний моря было не узнать. Каспий – «усох» почти на треть. Дно северной части до Мангишлака и Махач Калы обнажилось. На нем осталось только несколько перекрещивающихся каналов да «озер» в северо-восточной части. — В общем, донные пространства освободятся на сто пятьдесят тысяч квадратных километров, то же до семидесяти тысяч в устьях Куры и у персидских берегов и в Кара-Бугаз, а самое главное по Апшерону и Челекену освободятся неизмеримо ценные пространства нефтяных земель; тоже в тысячах же квадратных километров. Наконец все побережье Каспия освободится от губительной там малярии.
**** Первым камнем в этот мир нового строительства закладывается проект каптажа Волги.
****Спецы, не последние спицы в колесе советского аппарата, волнуются.
****Извольте дать отзыв о проекте каптажа Волги! ВСНХ требует, Наркомзем и Госплан интересуются, РКП нажимает...
****Странный проект и еще более странный автор как будто и свой инженер не молодой человек. А проект, - не знаешь, как и подойти к нему. Размах большевистский, идея грандиозная, а что выйдет - Аллах ведает.
****Старые инженеры шушукаются:
****— Ведь, если этот проект пройдет — многим капут. Как же быть-то?
****— За свое место беспокоитесь?
**** — Что место? Если пройдет проект Михеева, то потребуется много инженеров... Место найдется. Но там будешь...
****— На михеевскую мельницу воду лить? Тебе черная работа, ему лавры.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
**** Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)
**** Хе-хе. Не волнуйтесь, однако, заранее. Может быть, еще провалят этот шалый проект. Все будет зависеть от того, какой отзыв даст эксперт - профессор Чичагов. Да вот и он, как кстати!.. Давайте, спросим. Здравствуйте, Иван Аркадьевич! Ну, как ваше мнение о каптаже?
**** Чичагов мнет мягкие губы и смотрит вверх через золотые очки. Свою седую голову он носит гордо - и бережно, как хрупкую драгоценность. В ней его капитал.
**** — Гм... да... каптаж... Я еще подробно не ознакомился с материалом. Притом я могу дать отзыв только по своей специальности. Технически конечно проект вполне выполним. Запрудить реку — не бог весть какая премудрость. В этом даже нет ничего оригинального. Михеев предлагает только в большом масштабе сделать-то, что делает рядовой мельник. Но в смете, мне кажется, автор жестоко ошибается. Тут дело пахнет не тремястами миллионов, а миллиардами, имея в виду проект в целом.
Рис. Н. Кочергина
**** — Миллиардами? Значит не под силу, а? Не пройдет номер? - Взгляд инженера налился надеждой и жадным любопытством.
**** Но Чичагов не обрадовал прямым ответом, а только неопределенно пожал плечами.
**** Да и что мог ответить старый профессор? По его мнению, большевики только и делали, что брались за непосильные задачи. С них хватит. Возьмутся за каптаж и... сделают, пожалуй!
**** — А вот еще я слыхал, - передал инженер мнение одного крупного специалиста. — Тот говорит, что проект Михеева — совершеннейшая чепуха. Ведь рыба Каспия привыкла к водяному режиму с данным процентом солености. Притом рыбе негде, будет метать икру.
**** — А представитель Наркомздрава,— вмешался другой инженер, — утверждает, что Михеев не только не уничтожит, как обещает, а увеличит малярию в ужасающих размерах. Подумайте только: пустить воды Волги самотеком! Они образуют множество заболоченных озер, заливчиков, водяных «оазов», как говорит сам изобретатель. Черт знает, что получится, и не только с малярией — изменится к худшему, а не к лучшему, и климат всего края. Ведь Каспий будет испарять значительно меньше влаги, из которой, в конце концов образуются облака.
**** — Ну, это не так страшно, - возразил Чичагов. — Общее количество влаги в крае не уменьшится. Ведь новые водоемы тоже будут испарять воду. Впрочем, это мое личное мнение, мнение профана в области метеорологии - скромно добавил он.
**** Инженер хотел задать еще один вопрос, но Чичагов решил, что сказал и так слишком много. Отговорившись тем, что он спешит на заседание, маститый профессор понес свою драгоценную голову дальше.
**** Это заседание, посвященное, обсуждению проекта Михеева, было довольно бурным.
**** Вначале спецы держали себя "сдержанно. Никто не решался „крыть проект во всю", но многие осторожно высказывали свои опасения", которые как капля яда должны были отравлять идею смелого проекта. В конце заседания страсти разгорелись, и уже слышались выкрики: „Глупость! Чепуха! Безумие!"
**** Тяжелая артиллерия - Чичагов — приберегалась противниками проекта к концу.
**** Речь профессор по форме была очень „объективна", а по существу он вылил ушат холодной воды: на энтузиастов, „высказав свое скромное мнение" о многомиллиардных затратах.
**** Проект висел на волоске.
**** Но тут неожиданно на помощь Михееву двинулись работники мест - волжане, живущие в непосредственной близости с „жаром земли". И натиск был, силен и дружен.
**** — Даешь Волгу!
**** Один из них повторил слова Михеева: „Ни капли живой воды, ни грамма гумуса, ни метра высоты Волги не должны пропадать в низинах соляной пучины Каспийского моря!
**** — Даешь Волгу!

**** IV
**** Большие звезды, не мигая, смотрят на землю словно глаза неведомых ночных птиц. Густая темень, пугливая и упрямая, подступила к самым углям догоревшего костра. Набежит ветер, вспыхнет язычок пламени, осветит лица рыбаков, край сохнущей сети, черное лоснящееся брюхо опрокинутой на берегу лодки и снова придвинется к углям. С берега тянет сыростью, дегтем, рыбой.
**** Усталые рыбаки доедали уху, черпая деревянными ложками из котелка.
**** — Лопайте напоследях. А потом каюк: заговеем на рыбу-то! — прервал молчание седой кряжистый старик Глеб Калганов, короче - Калган.
**** По сторонам его сидели три сына - справа старший, слева младшие, такие же крупные, бородатые детины, как и он сам, только черноволосые.
**** Глеб — староста рыбацкой артели. Каспий и низовья Волги — для него открытая книга, каждую строчку которой он знает наизусть. Знает воду, рыбьи повадки, капризы погоды, моря и его обитателей. По известным ему одному приметам умеет даже предсказывать, когда пойдет пузанок, бешенка, вобла, куда направят они путь, большой ли улов будет. Во всем, что касается рыбы, его слово — закон. А так как рыбацкое село только и живет рыбой, то слово Глеба и во всем прочем — закон. Что скажет, так тому и быть. До войны он был на промыслах не последний хозяин, имел капитал, снасть, посуду. Революция - разрушила его благосостояние, но не авторитет. Артелью он правил по старинке — вертел как хотел.
Рис. Н. Кочергина
**** Его слова вызвали удивление рыбаков. Чудит Калган!
**** — На наш век рыбы хватит! — отозвался рябой Сыч.
**** — Ложку оближи да язык проглоти. То-то что не хватит! — важно ответил Глеб, Помолчав немного, чтобы убедиться, что никто больше не прерывает, он продолжал: — Последние времена приходят. Отнял бог разуму людей, и дела их безумными стали. Божий мир по-своему переделать хотят: море высушить, Волгу-матушку в степи заволжские повернуть. И останемся мы как рак на мели. Истинно на мели!.. И отцы, и деды наши жили у моря, рыбачили. Море да Волга были нам пашней, а рыба — хлебом. А тут — на тебе! Высохнет море, уйдет Волга, подохнет рыба, подохнем и мы. Куда пузанок да вобла да прочие морские твари икру метать пойдут? Некуда. Нету Волги! Крышка! И будут хаты паши стоять в голом степу. А дно морское пахать начнут. Где рыбка божия резвилася, там трахторы затарахтят, совхоз устроят. Сельсовет на дне морском. Красота!.. Пропали наши рыбацкие головы! Без Волги моря нету нам жисти!
**** Глеб замолчал, склонив голову как бык под удар обуха.
**** Рябой Сыч сплюнул громко, выругался.
**** — Да ты может, выпил лишнего, Калган, не проспался? Очнись, перекрестись! Что бредни разводить на ночь? Мыслимое ли это дело?.. — И осекся.
**** Глеб поднял голову и строго посмотрел на Сыча:
**** — Я никогда ума не пропивал и брехней не занимался... Вчера мне сам председатель сельсовета говорил. Приехали, говорит, какие-то из Астрахани, начальство, людей на работу нанимать. Они все и рассказали, что Волгу закроют, море осушат. От Астрахани, говорят, море верст на триста отойдет. Значит и от нас немного меньше. Ниже Камышина, у Сестренки, говорят приезжие, уже землю роют, камень, песок подвозят, бараки строят. Плотиной Волгу перехватят. Одним словом, упокой, господи, души усопших рабов твоих!
**** Рыбаки вдруг зашумели, словно грозовой ветер по лесу прошел.
**** — Как же быть теперича? — перекричал всех молодой испуганный тенор.
**** Глеб усмехнулся в седые усы — просияло!
**** - То-то как быть, — важно заговорил он — Времена-а! Что год, то хуже. И все оттого, что бога забыли. Сказал бог: „Все добро зело". А они нате! Выходит, богом неправильно сотворено. Поправлять взялись! А было-то разве плохо? В старину как жилось? — И Глеб уже оседлал своего конька. Он говорил о „золотом веке", когда в Каспие и низовьях Волги вылавливали рыбы больше восьмидесяти миллионов килограммов в год на двенадцать миллионов рублей, о белуге весом в полторы тысячи килограммов, о севрюге в пятьдесят килограммов, о стерляди в шестнадцать килограммов.
**** — А теперь что? Белужка — пятьдесят пять килограммов, осетр — десять-двенадцать, севрюжка и вовсе шесть килограммов. Мельчает рыба, падают промысла. А теперь и вовсе извести их хотят.
**** После такой подготовки Глеб хотел повести речь дальше. Но тут неожиданно в разговор вступил худой рыбак Кузьма Сысоев, весь колючий как каспийский бычок: колючая, давно небритая борода, колючие глаза и слова колючие.
**** — Большевики виноваты, говоришь? Они рыбу извели? А ты нет? А кто в запретное время да в запретных местах рыбу ловил? Скажешь не ты? Кто реку неводами загораживал, рыбу в места нереста вверх не пущал? Кто на „ямах" становищ облавщиков устраивал да зимовавших там леща да сазана да сома вылавливал? Не ты? Ты и есть первый рыбный вредитель! Рыбу изводил, а сам раздувался. Это теперь-то тебе животы подтянуло, вот и заскулил: ха-арашо жилось! Кому харашо, а кому плохо. Все рыбаки окрест у тебя в кабале были! Отъелся на нашем поту — крови, на тебя сволоча работали.
**** Глеб хоть бы что, как будто и не о нем речь. Трубочку закурил, в потухший костер плюнул и спокойно ответил:
**** — Ну что же, братцы, нехорош я вам стал, выжил из ума старик, ищите себе старшого помоложе. А я вижу, что делать мне тут больше нечего. Завтра чуть свет возьму котомку за плечи да с сыновьями своими и побреду по дорожке, куды глаза глядят.
**** Рыбаки встревожились.
**** — Буде, Калган!
**** — Без тебя как без глаз!
**** — Не бросай нас!
**** — Собака мелет — ветер носит!.. — послышались из темноты голоса рыбаков. Но просоленный, густой бас Глеба покрыл все эти голоса:
**** — Мое слово твердо! Как сказал, так и быть. А теперь спать!
**** Вздыхая и охая, рыбаки улеглись. Стало совсем тихо. Слышен был только плеск набегавшей волны.
**** — Никита! — тихо сказал Глеб, толкнув в бок своего сына. — Ш-шш... Проползи, посмотри, спит ли этот черт ершистый — Кузьма!
**** — Похрапывает, - доложил через минуту Никита.
**** — Разбуди осторожно остальных... Сыча, пожалуй, тоже не трожь.
**** И когда рыбаки проснулись, Глеб начал говорить им:
**** — Вот что, ребята. Дело наше — табак. Но только я так думаю, что еще можно спасти море и Волгу. Не дадим их в обиду! Ш-ш-ш! Слухайте! Говорили в совете, что эта чертова плотина стоит миллионы, а денег в обрез отпущено. Вот я и думаю... — Глеб заговорил еще тише: — Ежели эту плотину прорвет, то и весь план их прорвет к чертовой бабушке. Больше денег у них не хватит. Смекаете? Пойдем мы всей артелью в Камышин, наймемся в землекопы, а там... видно будет. Кто согласен, тот завтра и записывайся!
**** Опять тишина. Крупные звезды начали мигать часто-часто, словно у ночных птиц глаза слипались.
**** Маленький приволжский городок Камышин затоплен пришлым людом; сезонниками, рабочими, служащими, техниками, кооператорами…
**** Село Сестренка с правой стороны Волги, Солодушино с левой и остров Шишкин, лежащие на линии барража, неузнаваемы. Как грибы после дождя выросли бараки, кооперативы, столовые, фабрики-кухни, клубы, больницы.
**** Камышинские огородники, проклиная барраж, каптаж и Михеева, перенесли свои баштаны далеко за город. Как-то будут расти на новом месте дыни, огурцы и знаменитые камышинские арбузы?..

**** (продолжение следует)
Андрона
Цитата

**** Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)
**** — Разорили! Под корень подрезали! Погубили! Пропала рыба, пропадут и наши арбузы! — ворчали старики - баштанники.
**** Станция Камышин до отказа забита прибывающими грузами: лесом, машинами, рельсами. Змеями расползлись по стройке узкоколейки. Задорно кричат кукушки, таская за собой хвосты вагонеток с песком, землей, камнем. Залязгали железными челюстями экскаваторы. Зачвакали, засопели драги, скрипят краны.
Круглые сутки идет работа. Яркие огни фонарей и прожекторов разгоняют мрак.
**** Не спится старикам - камышанам. Выйдут из дома и долго смотрят на огни, отраженные в водах широкой реки, и кажется им, что попали они в иной, страшный и непонятный мир, где ползают гигантские железные чудовища, ворочают шеями длинней телеграфного столба, чавкают пастями, в которые бык с рогами пройдет. А люди - маленькие, суетливые — ухаживают за этими неведомыми чудовищами.
**** Михеев почти не спит и ест на ходу. Он счастлив. Мечта его жизни осуществилась. Пустыне объявлена война, он — главнокомандующий на фронте, брандмейстер на „пожаре земли". Он бегает день и ночь с непокрытой головой. Его лысина красна от солнца, ветра и волнения. Острый нос еще более заострился, глаза пыли. Он весь раскален огнем вдохновения.
**** Бежит по берегу, размахивает руками. Следом за ним, едва поспевая, шагает долговязый молодой инженер.
**** — Жидкий воздух — вот мой секрет! — кричит Михеев, не оборачиваясь к инженеру. — Аппарат Линде, несколько видоизмененный мною. Давление — двести двадцать атмосфер... Мы проводим жидкий воздух по трубам и выпускаем прямо в воду. Он замораживает воду. И перед кессонами мы жарким летом получим прочную ледяную стену. Под ее защитой нам легко будет работать. Эта лучше, чем временные перемычки, применявшиеся на Днепрострое... Что же вы отстаете? Скорей, скорей!..
**** Работа кипит в три смены. Одна смена посылает другой вызовы на соревнование. Днем и ночью перекликаются кукушки. Грохочут машины, мечутся люди.
**** — Как на пожаре! — говорят камышане.
**** — Пожар и есть; земля горит, тушить надо!
**** Лихо работает Глеб Калган со своей артелью. Сыновей молодых за пояс заткнул старик. А кончит артель работу, на ночь-полночь берут захваченные с собой сети и в лодки. Река тянет, рыба тянет.
**** И тут, среди своих, изливает старик горечь, облегчает сердце, до краев переполненное злобой.
**** — Погодите! Подопрут плотину воды осенние, тут мы и ахнем своей артелью им на помощь. Одно плохо — ночью работают, огни горят. Ну, да изловчимся как-нибудь. Главное — высмотреть, где тоньше.
**** — Не туда! Не туда, черти, дьяволы! Не туда, ребятушки! — доносится с острова Шишки голос Михеева.
**** — Ишь, востроносый черт! — ворчит Глеб. — Угомону на него нету! Ну, погуляй, покричи маленько. Угомоним и тебя.
**** — Дядя Глеб, — говорит вдруг молодой рыбак. — А я вчера Кузьму встретил. Около цементного завода шлялся. Там наверно пристроился.
**** Глеб нахмурился.
**** За этим ершом колючим смотрел в оба надо. Донесет. Все дело провалит, если чуть что заметит. Да может для того и на стройку пришел, может подслушал тогда... ночью-то?..
**** — Дядя Глеб, а зачем трубы прокладывают?
**** — Среди лета воду газом заморозить хотят. Судаков мороженных захотелось. Ну, только несбыточное это дело: до того люди еще не дошли, чтоб лето на зиму переворачивать.
**** Весть о том, что «Волгу будут замораживать», быстро облетела стройку, камышинские старожилы были потрясены.
**** — Видно, не все брехня, что старухи болтают. Летом реку льдом сковать — разве это не такое же чудо, как море высушить и огнем запалить?
**** — Поморозят арбузы! Хоть бросай баштан да уходи, куда глаза глядят!..
**** Все-таки надеялись: не сотворить чудо человеку!
**** Но не сбылись эти надежды: заморозил-таки «востроносый» Волгу. Правда, не всю, но всю ему и не надо было. А перед кессонами замерзла вода, стала ледяной стеной. Не то что камышане, а и сезонники глазам своим не верили, рукой лед щупали. Настоящий, без подделки. Холодный и крепкий!
**** День за днем отвоевывают люди у реки метр за метром. Опускают на дно деревянные ящики-кессоны, возводят бетонные кубы-бычки. Вода устремляется в пролеты, кипя и волнуясь. Уровень полузапруженной Волги повышается.
**** А сверху подходит осеннее половодье.
**** Бетонные быки, звенья цепи, которая должна сковать Волгу, готовы почти все. Остаются закончить последние, перекрыть железными щитами, и Волга, встретив препятствие, повернет свои обильные воды, двинется в заволжские степи тушить „пожар земли".
Но надо переждать осеннее половодье, а оно в этом году небывалое: все лето и осень шли прошеные дожди.
**** Вода прибывает с каждым днем, мутная, темная, угрюмая. Бушует, бьется о бетонные быки. Сухие листья, травы, кустарники, ветки, целые деревья — все, что захватила река на своем пути, облепили выступы быков, засоряют берега.
**** Но тысячи строителей день и ночь куют цепи для реки.
**** Кузьма Сысоев работает на стройке вместе с женой. Он стал как будто еще колючей. Похудел, оброс бородой. День работает, а ночью не спит, ворочается, словно его самого колют сухие кости.
**** — Чего не спишь? — ворчит жена.
**** Вздыхает Кузьма в темноте.
**** — Глеб проклятый покою не дает со своей артелью... Вчерась ночью вышел я на барраж, а он ходит около трубы с воздухом, вынюхивает. А смена не его. Что ему там надо? Увидал меня — смылся.
**** — А тебе какое дело? — ворчит жена — За собой наблюдай. Вот зима на носу. А ты еще шубы да валенок не получил. Другие давно получили.
**** — Завтра обязательно надо „востроносому" сказать, - продолжает Кузьма, думая о своем.
**** — И давно пора, — успокаивает жена. Вдруг гудок, прерывистый, набатный, рвет на части ночную тишь. Тревога...
**** Кузьма выбежал на улицу.
**** Что за погода проклятая! Ветер с ног валит, дождь хлещет, река гудит. Рабочие бегут. Крик, шум, не понять, в чем дело.
**** — Почему тревога? — спрашивает Кузьма.
**** — Авария. Труба с жидким воздухом не действует, лед растопило, кессон заливает, — отвечает кто-то на бегу.
**** Кузьма прибавляет шагу. Река съела ледяную стену и напирает на кессон. Вот мелькнула как будто седая голова Глеба и скрылась.
**** «Оп,,. Не иначе, как его рук дело», — думает Кузьма.
**** Человек в старом драповом пальто без шапки бегает по самому краю кессона. „Востроносый". Кричит, размахивает руками. К трубе полез, возится.
**** - Уходите, — кричат ему. — Вода зальет.
**** Куда там! Михеев ничего не видит, не слышит: «Только бы пошел жидкий воздух».
**** А вода все выше, вот-вот зальет кессон. Вода валит Михеева с ног, но он опять ползет, цепляется за трубу…
**** И вдруг треск, шум; белое облако, шипя и свистя, наполняет кессон. Прорвись труба, и жидкий воздух пошел прямо на Михеева.
**** Михеев поднял руки и… так и окоченел, превратился в ледяную статую.
**** Буря, грохот, шум и вой...
________________

**** Деревня Сухой Дол словно развороченный муравейник. Посмотреть — и не поймешь, что случилось. У крестьян постарше на лицах недоумение, молодежь весела, а женщины воют, как по покойнике. Никто дома не сидит, все бегают из хаты в хату.
**** А у сельсовета уже толпится народ, собирают сход.
**** Два человека приехали на автомобиле, они и разворошили деревенский муравейник. Объявили: Волга в степи поворачивает, и по Сухому Долу потечет вода. Надо на гору перебираться. На перевоз и стройку будут выданы деньги. У кого хата старая, новый лес получат.
**** Шумит народ. Получить деньги, обзавестись новой хатой хорошо. Бросать насиженное место плохо.
**** Ипат, называющий себя «крепким середняком», поглаживает длинную бороду, которая почему-то поседела с одного бока.
**** — Так-то оно так. А соглашаться дуроломом тоже не приходится. Может на горке воды нет. Может там рыть колодцы — до воды не докопаешься.
**** — Да ведь у воды, пегая борода, жить будем. Хоть из окна воду хлебай.
**** — Ему новую хату на каменном фундаменте жаль бросать. Весь фундамент покрошите. Не охота трогаться.
**** — Кому охота, — отвечает Ипат. — Сегодня на гору, завтра под гору... Прямо ставь хаты на колеса.
**** — Верно. Не пойдем на гору.
Разбились на партии. И снова приезжали из города, приходится убеждать сход. Бились, бились, отложили до вечера.
**** — Ребята, а Панас Чепуренко ни почем не пойдет на гору. Упористый старик.
**** — Кто это Чепуренко? — спрашивают приезжие и узнают, что Панас — кряжистый дуб девяноста двух лет, но еще крепкий, выходец из Украины. Упрям, как чурка. В бога верует. Табак нюхает, сам растирает.
**** Маришкин и Курилко, которые на автомобиле приехали, решают после схода навестить Панаса.
**** Он с граблями в руках копается в огороде. На приветствие ответил низким поклоном и зовет в хату.
**** — Да мы с тобой тут на вольном воздухе поговорим.
**** Но старик непреклонен.
**** — Як що на розмову, то прошу до хаты. — И первый уходит.
**** Делать нечего, пошли за ним.
**** — Вот что, дедушка, — говорит Маришкин - на гору надо перебираться. Если сам не сможешь, люди помогут.
**** — А навище менi на гору дертится. Мeнi и тут гораздо.
**** — Нельзя, старина. Тут скоро вода все зальет.
**** Панас слушает внимательно, гладит длинные усы, не спеша вынимает тавлинку, нюхает табак и наконец отрицательно качает головой.
**** — Не може цього бути, — уверенно отвечает он. — Бог общяв, що зливи бильш не буде.
**** Приезжие переглядываются. Они не ожидали такого возражения. Маришкин, чтобы сразу не озлобить старика, решил действовать дипломатически.
**** — Да ведь то про всемирный потоп сказано, а тут Волга только несколько деревень зальет, вот и вашу тоже. Для орошения полей, понимаешь? От засухи.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата

**** Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)

**** Ведь заливает же села и деревни весенний разлив. Так это же не потоп.
**** — Повiдь — инша справа. Разумеется речка й знову в береги зайде. А ви кажете, що все залле на вiкi вiчнl. А ви дурницю кажете, що залле. Не може цього бути. Бог сказав, що зливе не буде, тай не буде. Нiкуди не пiду.
**** Ну что с ним поделаешь? Маришкин вынул из кармана платок и вытер вспотевший лоб.
**** — Ты подумай: подъемные дадим на новую стройку. В новой хате жить будешь.
**** Не треба мене ваших перiездных. Не пiду, тай кiнец.
**** Так и ушли городские ни с чем.
**** — Я вижу, ты не веришь нам. Ну, так вот что, дед. Поезжай с нами на автомобиле. Сам стройку посмотришь, убедишься своими глазами. Увидишь, что там с Волгой делается, и поверишь.
**** — А на бiс менi ваш автомобиль? Не пiду. Ось туточки жив, тут i в домовину ляжу.
**** Но после их отъезда крепко задумался Панас. И на другой день неожиданно для всех запряг своего конька, взял ковригу хлеба и уехал со двора неизвестно куда.
**** Приехал он к Волге, пришел на стройку.
**** Народу видимо-невидимо. Через Волгу мост, машины, грохот, суета… Между быками рабочие прилаживают железные щиты. Опустят щиты, - и готова запруда. Запрудят Волгу, потечет в степи, — больше воде деваться некуда.
Рис. Н. Кочергина
**** Панас пошел на фабрику-кухню, откуда видна вся стройка Просидел у окна молчит весь день и выпил несметное количество чаю. А когда вечерние огни залили стройку и шум работ не убавился, старик проговорил глухо в седые усы:
**** — Так вони, сучi дiти, таки потоплят нас, - и трудно было понять, чего больше в его словах — порицания или хвалы.
**** Приехал Панас домой и три дня из хаты не выходил. Уж думали, не занемог ли с дороги. А потом вышел и начал говорить на сходе такое, что суходольцы даже рты пооткрывали. Не бывало еще у «Каптажа Волги» такого агитатора.
**** И дружно потянулись на горку суходольцы, а за ними и соседние деревни
**** — Бей в мою голову! — Кондрат Семеныч стукнул огромным кулаком по столу так, что подпрыгнула чернильница. Председатель правления „Каптажа Волги", товарищ Марков, вздрогнул и поправил очки.
**** — Ну, однако ж вы того... не слишком, — сказал он, щуря подслеповатые глаза.
**** — Что того? Это вы того, — не унимался Кондрат Семеныч, - и он вдруг поднялся во весь рост, словно готовясь к бою. Его рыжие волосы растрепались, глаза метали искры. Огромное лицо было багровым, словно он сошел с банною полка. — Не дам тронуть совхоз. А вы бы побывали в „Красных зорях" да сами посмотрели, что у меня там наворочено. Одна силосная башня чего стоит! — Кондрат Семеныч загнул толстый палеи. — Из цемента. Красота! Ее не перенесешь. Так значит и бросить? Будет стоять среди озера, как маяк. А Эмтеэс, — загнул второй палец. — Такой машино-тракторной станции во всей округе не сыщешь. Каменное, капитальное сооружение. Элеватор, ремонтная мастерская, электростанция, конюшни, хлева, сыроварни, маслобойни… Все перечислять – пальцев не хватит. Все это под воду.
**** Пред «Каптажа» снова поправил очки и мягко сказал:
**** — Но ведь вы знаете, что Волга потечет самотеком. Нивелировка же показывает, что „Красные зори" лежат на пути разлива и будут залиты без малого на метр.
**** — Значит не надо пускать Волгу самотеком. Возводите плотины, стройте обводные каналы.
**** — Если рыть каналы да возводить плотины, то весь план работ изменится, — возразил Марков. — Это будет стоить огромных денег.
**** Секретарь ячейки Туляк, небольшого роста, коренастый, в старенькой кожаной тужурке, усмехнулся, поднялся и, глядя прямо в глаза Кондрату Семенычу, заговорил ровным металлическим голосом:
**** — Никто не сомневается, товарищ, в том, что вы крепко любите „Красные зори". Вы — прекрасный хозяйственник. Но и у прекрасных хозяйственников бывает свой недостаток. Даже порок: делячество. Нельзя смотреть только со своей колокольни. Мы не можем ломать план работы. Вопрос обсуждался специалистами и здесь и в центре и изменен быть не может. Хотите вы этого или не хотите, а „Красные зори" будут перенесены.
**** — Не хочу.
**** — Тогда вас придется убрать с дороги.
**** Кондрат Семеныч сразу даже не понял. Потом его толстые пальцы дрогнули, а лицо побледнело.
**** — Меня… убрать... Меня, который создал этот образцовый совхоз. Меня...
**** — Да, вас. Потому что вы не умеете подчиняться директивам. На фронте стройки должна быть такая же железная дисциплина, как и на войне, а вы сами бывали на фронте и должны знать, что такое дисциплина. Повторяю: мы ценим ваши хозяйственные и организаторские способности. Поэтому я и даю вам добрый совет: одумайтесь и не упрямьтесь. Мы умеем ценить людей. Но тот, кто станет нам на пути, будет снят, какие бы заслуги за ним не были.
**** Кондрат Семеныч грузно опустился на стул. Сел и Туляк.
Наступило напряженное молчание. Все внимательно наблюдали за Кондратом Семенычем. Глубокие складки на его лбу и переносьи говорили о тяжелой внутренней борьбе.
**** — Ладно, — наконец буркнул он угрюмо, сорвался с места, крикнул: — Пока — и убежал.
**** Все вздохнули с облегчением.
**** — С ним было труднее справиться, чем со старым Панасом, — улыбаясь, сказал Марков Маришкину. — А все-таки понял его Туляк.
**** — Еще бы. Легче, как говорится, душе с телом расстаться, нем Кондрату Семенычу с «Зорями»
************** _____________

**** Еще юношей, не боясь пуль, ломал Валькирный хребты колчаковцам. Побывал и под стенами Варшавы. Везде удивлял железной волей и характером. Покончил с «гражданской», осел в заволжских степях и занялся хозяйственной деятельностью. «Красные зори» — один из первых больших совхозов, возникших в 3аволжьи. Немало пришлось подраться Валькирному и за «Красные зори», за племенный скот, за машины, за каждый трактор. Подобрались ребята подходящие и сделали большое дело. И теперь чем приказывают разрыть все до основания своими руками.
**** — Пош-шел! — гневно кричит Валькирный и бьет по бокам сытых совхозных лошадок.
Холодно... Жгучий восточный ветер выжигает лицо, поднимает с земли мелкий, сухой снег с пылью. Бесснежная зима. Как бы не повредила озимым... Местами ветер сдул снег с дороги, и под железными полозьями саней трещит и шипит песок. Кондрат Семеныч нахлобучивает покрепче финку и стегает лошадей...
**** — Пошшел!.
**** Приехал на заре, разбудил конюха, сам распряг лошадей, поставил в стойла...
**** — Чего-то как будто невесел, Кондрат Семеныч? — спросил конюх, зевая и почесываясь.
**** — Чорт борова на осине повесил, оттого и невесел, — сердито ответил Валькирный и быстро вышел из конюшни.
**** При свете занимавшейся зари Валькирный побрел по поселку. Здесь каждый кирпич, каждое бревнышко рассказывали ему свою историю.
**** Постоял перед силосом. Хороша башня Выше пожарной каланчи. Сто лет простоит... Глянул за электростанцию, на скотные дворы... защемило сердце.
***************** _______________

**** Через четыре дня Валькирный неожиданно явился в ремонтную мастерскую.
**** — Сколько у нас тракторов не отремонтировано?
**** Мастер Широков посмотрел на Валькирного и ответил весело:
**** — Шестерка, Кондрат Семеныч. К тому времени, как земля оттает, все будут в исправности.
**** — Значит шестьдесят шесть. Ладно.
**** С этого дня Валькирный пришел в себя. Стал разговорчивым, деятельным попрежнему. Как будто гора с плеч у него свалилась или разрешил он трудную задачу. А когда сотлел снег и веселые ручьи зажурчали по склонам, собрал Кондрат Семеныч правление и обратился к нему с такой речью:
**** — Вот что, ребята. Получил я бумагу из Камышина. Первого мая запрудят Волгу, и потечет она в наши степи. Один из потоков пойдет прямо на «Красные зори», но только краешком заденет. Чтобы не переносить «Зори» на новое место, довольно нам сделать небольшую плотину в двести пятьдесят метров длины и более метра вышины, и вода обойдет нас и потечет на юг.
**** — А вдруг затопит?
**** — Не затопит. Я все сам вымерял. Вода у нас будет стоять только на шестьдесят сантиметров над уровнем «Зорь», а мы сделаем плотину в метр, ну, даже в полтора метра
**** — А сделать-то как? — спросил Грачев.
**** — И очень просто. Тракторы есть, сделаем в (наших мастерских лемехи побольше, пустим наши «танки» — и они мигом отворотят нужный пласт земли. Мерекаете?
**** Кое-кто еще не мерекал и Волькириый, как всегда, терпеливо и обстоятельно разъяснял.
Закипела работа. Грачев был «маленько изобретатель» и с жаром взялся за проектирование «траншейной машины» Сделал не очень аккуратный, но толковый чертеж. Валькирный одобрил, кузнецы принялись за изготовление лемехов, трактористы приводили в порядок машины.
**** — Так, так, ребята. Жарьте так, чтобы небу жарко стало, чтоб искры летели, — подбадривал Кондрат. Он опять чувствовал себя как на фронте. Был одушевлен, подвижен, весел, ел за троих и работал за десятерых.
************** _____________

**** Скоро тракторы, превращенные в траншейные машины, выехали на поле и, по указанию Валькирного, начали отворачивать пласт за пластом.
**** Солнце пригревало все сильнее. Весна была дружная.
**** Плотина протянулась уже больше чем на половину, когда случилось одно происшествие.
Валькирный командовал своими танками на полях, как вдруг к нему подбежал растерянный Грачев. В руках он держал бумагу.
**** — Ты что? — спросил Валькирный, насторожившись
**** — Кондрат Семеныч, что ж это такое?.. Как же это так? - начал Грачев. — Вот бумага пришла из «Каптажа» тут пишут…
**** Валькирный не дослушал. Выхватил бумагу из рук Грачева и, хлопнув его по плечу так, что тот осел на один бок, сказал строго:
**** — Идем за мною... — и они отошли от тракторной колонны, чтобы не слышно было их разговора.
**** — Ну, в чем дело? Говори.
**** — Да вот, «Каптаж» спрашивает, как у нас идет работ по переносу «Красных зорь» на новое место. И закончим ли мы работу к первому мая? Как же это так, Кондрат Семеныч?
**** Валькирный досадливо крякнул.
**** — А вот так. Бей в мою голову. Не допущу. Плотину устроить скорее и дешевле, чем целый поселок переносить. Понимаешь? Когда они увидят, как все это просто устроилось, сами благодарить будут. А выгонят меня - чорт с ними. Только бы «Зори» отстоять.
Рис. Н. Кочергина
**** — Ну, а если кто-нибудь из них, от „Каптажа" сюда приедет да все это откроет?
**** — Не приедет. Теперь у них там своих делов много. Все уж объездили. А приедут, увидят, что мы еще не начинали переносить „Зори", отругаются, да и оставят по-моему. Я так полагаю... Разве что вышвырнут меня из «Зорь». Ну что ж. Ты предом будешь... Что нос на квинту повесил?
**** — Я ничего...
**** Грачев поплелся за Валькирным и теперь новыми глазами посмотрел на возводимую плотину. Недоумение и страх отражались на его лице.
**** А Валькирный и виду не подает. Командует, как ни в чем не бывало. Крепкий человек.
************** _____________

**** Дождь прошел. Под лучами весеннего солнца заблестели мокрые рельсы, крыши станционных зданий, новенький паровоз. Пыхтит он, сил набирается, — сейчас пойдет развозить по свету разных людей с разной их судьбою.
**** С крыши арестантского вагона капают капли, блестящие, как ртуть. Зарешеченное окно открыто, а в окне, как из рамы — голова старика. Хмуро смотрят темные глаза из-под клочковатых бровей. Жадно втягивают широко раскрывают ноздри влажный вспененный воздух Душно в вагоне, а Глеб Калганов привык к вольному воздуху моря и Волги смотрит Калган на станционную суету и словно не видит. Ушел мыслью в себя.
И вдруг его взгляд ожил, налился злобой. Калган увидел Кузьму Сысоева, хочет спрятаться, отойти от окна, — поздно. Колючий глаз Кузьмы уже впился в его темные глаза, держат, не отпускает.
**** Случайна или не случайна эта встреча? Пожалуй, что и не случайна. Кузьма был главном святителем обвинения на суде.
**** Пришел! Своими глазами хочет видеть, что не вырвалась из сетей щука зубастая. **** Продирается сквозь толпу, не спуская глаз с Калгана. К окну прилип, глаза словно пьявки впились в лицо Калгана, держит.. Молчит Калган,
**** — Сидишь? — спрашивает Кузьма.
**** — У, змея!..
**** Загудел паровоз, тронулись вагоны.
**** Глеб тяжело опустился на скамью И посмотрел на дюжих сыновей своих, сидящих напротив. А рядом с ним угрюмо насупились рыбаки из его артели.
**** — Поехали! — глухо сказал Калган.
**** — К чортовой бабушке в гости, — проворчал рыбак, сосед Калгана. — Все по твоей милости!
**** — Сам в омут головой и нас туда же! — подхватил другой. — «Не дадим Волги-матушки!» Вот и не дали. Поверили старому псу
**** Молчит Калган. «Вот, - думал Михеев всему причина Востроносого со свету сжить, плотину прорвать — и спасена Волга. Думал так, а вышло иначе. Плотина прорвалась, а Волгу все-таки завтра запирать будут. В чем причина?.. Вот и Кузьма — малорослый, щуплый, когтем придавишь. А снял голову с плеч Глеба. Почему? Потому что он с теми, что строят". Тяжело вздыхает Глеб.
**************** _____________

**** Отгремели оркестры, отзвучали речи ораторов. Торжество закончено. Взяты в плен широкие волжские воды.
**** А несметные толпы народа еще не расходятся. Смотрят, что дальше будет с Волгой. Ждут необычайно. Но Волга словно испытывает человеческое терпение. Ее уровень повышается почти незаметно для глаз.
Идут посмотреть на реку ниже плотины. Там интереснее. Вода быстро спадает.
**** — Мелеет! На главах усыхает!.. — слышится взволнованный, веселый голос. Толпа любопытных спешит туда.
**** Да, мелеет Волга. Из-под воды показываются песчаные островки, — вершины «банок», перекатов. Вот и дно. Песок, пласты ила, затонувшие якоря, обросшие плесенью темные остатки когда-то потонувших рыбачьих судов и барок... Торчит нос полузанесенной песком рыбачьей лодки со сломанным парусом… Речное кладбище. Волга открывает свои подводные тайны.
**** Несколько неудачливых рыб, не успевших вовремя уйти с водою вниз, бьются на песчаном дне, сверкая серебром чешуи на весеннем солнце.
**** — Смотрите! Сом! — кричит тот же веселый голос. - Усища-то! Усища!
**** — А ведь верно. Попался, голубчик! Ну и сом! Пудов на шесть. Тащи на фабрику-кухню!
**** Огромный, усатый сом остался в яме, наполненной водой. Бьется. Тычет в песок тупым рылом, взметает хвостом грязные брызги.
**** И уж толпа обсуждает план, как достать сома.
**** — А ну-ка, ребята, за мной, по морю яко по суху! — с отчаянной веселостью кричит молодой парень и пытается добраться до сома. Но ноги вязнут во влажном иле. Махнув безнадежно рукой, парень вылезает на берег.
**** -— Тут и сам пропадешь вместе с сомом!
**** — Доски положить! предлагает кто-то. До самой ночи толпились любопытные по берегам реки.
**** Барраж делал свое дело. К ночи Волга начала медленно заливать левый берег. Ее обильные воды пошли в наступление на пустыню, гадить пожар земли.
**** Едет Матвей по степи на буланой лошадке, песню поет. Буланый словно заслушался, плетется шажком и ушами прядет.
**** — А ну, веселей подбирай ноги, Коська-а! — покрикивает Матвей и продолжает песню.
**** К Волге Матвей едет за товаром для колхозного кооператива. Время весеннее дорого, вот и выехал ночью, чтоб к утру вернуться.
**** Коська опять ушами прядет и хвостом крутит. Или песня не нравится? Можно другую. Но не успокаивается конь. Голову вперед вытянул, воздух нюхает, фыркает. Даже дрожит как будто. Что за причина? Зверя почуял? Но какой тут зверь в степи? Одни суслики.
**** Стоп! Стал Коська как вкопанный, назад прет, фыркает. Оказия! Привстал Матвей на телеге и вдруг видит... и глазам своим не верит.
**** Далеко-далеко в степи при свете месяца вода серебрится широкой полосой. Волга? Да ведь еще и полпути не проехал! Может померещилось?
**** — Но, пошел! — Не идет конь. Задом пятится.
**** А серебристая полоса на горизонте переливается синим светом, растет, ширится. Река не река, озеро не озеро. И вдруг осенила мысль: Волга двинулась.
**** Говорили об этом Матвею, предупреждали, но не очень-то он беспокоился: „Пока Волга до нас дойдет, двадцать раз успею вернуться!" А вот не успел, захватила.
**** Дернул вожжами Матвей, повернул телегу назад. Коська будто только и ждал этого. Откуда и прыть взялась! Скачет — подгонять не надо,
**** А вода за ними идет, тихо так, словно играючи, заливает да заливает степные просторы.
И вдруг зашумела вода — сначала по задним колесам, потом по передним залила ноги лошади и покатилась вперед, застилая степь. Глянул Матвей на землю, — в воде отражается месяц.
**** — Вывози, Коська! — кричит Матвей. А Коська сразу ходу сбавил: в грязи вязнет.
Коська еле ноги перебирает. Пошлепал еще маленько по воде и стал. Увязла телега в жирной степной грязи. Не вылезешь... Сойти, что ли, в студеную воду, да помочь коню?..
**** Ну и холодна вода! А делать нечего. Бултыхнулся Матвей, начал телегу тянуть, коня понукает...
Рис. Н. Кочергина

**** А воды идут все дальше.
**** Вот они нашли русло высохшей речки и, сдавленные берегами, потекли быстрее. Они вычерчивают новую карту края с новыми озерами, заливами, реками...
**** Колхозники Сухого Дола с полуночи дежурят возле новых хат на высоком холме. По радио уже разнеслась весть: идет вода! Там, где была безводная степь, потечет река.
**** Ребята, взгромоздившиеся на крыши, увидали первые.
**** — Вода! Иде-ет!..
**** При лучах восходящего солнца расплавленным золотом текла вода, заливая старое речное ложе, оставленное быть может тысячу лет назад.
**** — Трофим! Тащи сеть! Рыба в гости идет! — Сухой-то наш Дол теперича мокрый выходит!
**** — Дед Панас! Надо бы тебе в старой хате остаться! Был бы ты теперь дед водяной и рыбой командовал бы!
**** Панас щурит от света старые глаза, улыбается. И вдруг новый выкрик с крыш;
**** — Пароход идет!
**** Это уж ни с чем не сообразно! Все головы повернулись назад. Там среди водяной глади шевелилась какая-то черная точка, медленно приближавшаяся.
**** — Какой пароход! Это лодка!
**** — Чорт на дьяволе, ей-богу!
**** Наконец черная точка приблизилась: человек верхом на коне едет. Усталый, весь мокрый, подъехал Матвей, бросивший телегу в степи.
***************** ________

**** Новая река, еще безыменная, течет на восток, увлажняя воздух и землю. Она пришла сюда, в выжженную солнцем степь, чтобы тушить пожар земли. Шла ощупью, осторожно, как слепая, нащупывая все неровности почвы, заливая ямы, иногда ответвляясь в сторону, и вдруг — стоп! наткнулась слепая на стену. Постояла маленько и повернула на юг, изменив намеченный ей старым руслом путь.
**** — Станция «Красные зори»! — крикнул Грачев.
**** На плотину высыпал весь поселок. Валькирный улыбается. Все вышло так, как он хотел. «Красные Зори» спасены, Была опасность, не зальет ли река поселок, обойдя плотину сверху, но и эта опасность миновала: к югу скат, и река направила туда свои воды.
**** — Пусть теперь из Камышина приезжают да посмотрят! Я им сберег не один десяток тысяч рублей. И весь „барраж" сами соорудили, ни копейки у них не попросили!
**** — Молодец, Кондрат Семеныч! Голова!
**** — А теперь за работу, ребята! Нечего, зевать! — и он зашагал к спасенным „Красным зорям".
**** Однако день этот кончился совсем не так радостно, как начался.
**** Валькирный отдавал распоряжения на скотном дворе, когда к нему прибежал запыхавшийся Грачев. На нем лица не было. — Кондрат Семеныч, беда!
**** — Что, плотину прорвало? — быстро спросил Валькирный и сам немного побледнел.
**** — Нет, нет! Наделали мы делов, Кондрат...
**** — Да говори же, чорт, толком!
**** — Сейчас звонили по телефону из Суханова. Говорят, залило деревни Игошки и Черняево, которые не надо было заляпать. Черняево маленько залило, а Игошки в лощине, так ту совсем по крыши. Мы, значит, речку своей плотиной повернули не туда, куда надо. Просят помощи...
**** Валькирный уже не слушал. Он рванулся и побежал к конторе, крикнув на ходу
**** — Звони тревогу!
**** Но Грачев отстал от него, и Валькирный, первый добежав до площади перед конторой, где висел колокол, созывающий на работу и обед, начал бить в набат. Отовсюду сбегался народ. Валькирный отдавал приказания:
**** — Запрягайте лошадей, живо! Берите багры, топоры, веревки, не жалейте лошадей, гоните во всю. Летите в Игошки. Там наводнение!..

(продолжение следует)
Андрона
Например, читатели 70-летней давности и без объяснений понимали, что такое "каптаж Волги", упоминаемый в повести "Земля горит", из-за чего его создавали, и как в итоге частично реализовали. Мне кажется, что проекты Волго-Донского канала и использования Арала , где разобрали Амударью и Сырдарью на полив хлопка, в результате чего Арал "усох", очень схожи по методам с описанными в повести. Фото Арала
После каких исторических событий вообще были нужны подобные проекты
Но у читателей прошлого не спросишь.
Скажем так, нужны комментарии, не на уровне "нравится - не нравится", а на уровне исторических реалий, послуживших основой текста.
Андрона
Цитата
**** Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)

****А сам побежал к конюшням, выбрал лучшего коня, наскоро надел уздечку и помчался на неоседланном гнедке по степи, берегом новой реки.
****Деревня Игошки была в двадцати километрах от „Красных зорь".
****Добрый конь летел вихрем, а Валькирному казалось, что он еле плетется. Кондрат Семеныч бил по шее лошади концом уздечки и каблуками в бока.
****„Ведь вот оказия! Я думал, что река пойдет левее... А ну как там еще люди потонули..." — думал Валькирный, и в то же время невольно осматривал местность. Совсем незнакомая! Река, заводи, озера...
****Вон и крыши Игошек виднеются над золой. На крышах люди, петухи, кошки... Крик, стон, плач...
****Крестьяне, успевшие выбраться, пока вода была не высока, сидят на берегу с унылым видом. Вокруг на земле одеяла, подушки, самовары, тулупы, — что успехи вынести. Собаки, подняв морды, воют, глядя на затопленную деревню.
****Валькирный подъезжает и круто осаживает лошадь.
****— Отчего не спасаете, сидите сложа руки? — набрасывается на крестьян.
****— А как спасешь? — огрызается рыжий крестьянин. — Лодок нет, с голыми руками в воду не полезешь.
****— Амбар разобрать надо было, да плот сделать! — говорит Валькирный.
****— Языком-то легко! — слышатся враждебные голоса. — Сам сделай! Топоры потопли, веревок нет, чем плот свяжешь?
****— Руками можно было амбар разорить. На бревне не утонешь. Так понемногу и перетащили бы народ на берег.
****Валькирный, как был, в тяжелых сапогах и неизменной кожаной куртке, плывет к ближайшей избе. Он снимает с крыши мальчика, садит себе на шею и плывет обратно к берегу, не обращая внимания на толпу.
****Несколько человек успел уже перетащить на берег Валькирный, когда приехали краснозорьцы.
****Работа закипела. Разобрали по бревнам старый амбар, смастерили плот и на нем перевезли всех с крыш на берег.
****— В хатах никого не осталось? Утонувших нет? — спросил Валькирный.
****— Как будто все целы... — Начали считать, перекликаться.
****Валькирный уже собирался вернуться в „Зори", чтобы распорядиться, как разместить людей, оставшихся без крова, когда с дороги неожиданно послышался гудок автомобиля.
****Приехал из Камышина секретарь ячейки, Туляк, которому уже сообщили по телефону обо всем.
****Он подошел к Валькирному, положил ему руку на локоть, — до плеча не достал, — и, глядя прямо в глаза, сказал:
****— Ну, что, Кондрат Семеныч, теперь вы понимаете, почему частное надо подчинять общему? Посвоевольничали и наделали делов! Придется теперь ответ держать!
****Валькирный молчал, опустив голову.

****Письмо первое
****„Дорогой Ленц!
****Не знаю, с чего начать. У меня такое состояние, словно я просмотрел без перерыва сорок кинофильмов. Попробуй, разберись во всем этом. Из вороха разнообразнейших впечатлений выбираю общее: колхоз „Новый путь", по-моему, самое интересное место на земном шаре. Я словно переселился на другую планету, где время движется с неимоверной быстротой.
****Начать с того, что от Камыина, где я осматривал великую волжскую плотину, в колхоз я летел прямым сообщением на большом почтово-пассажирском аэроплане. Постоянная линия. В „деревню" на аэроплане. Недурно?
****Был ветреный день, и я словно катился по американским горам над широкою степью. Когда-то она была безводной, засушливой, капризной на урожаи. Теперь вся она залита водой: реками, озерами, лагунами... Местами я еще видел деревянные „хаты" деревень, но чаще встречались на пути (или, вернее, под путем, так как я смотрел сверху) каменные четырехэтажные дома, целые городки таких домов.
****— А вон виднеется и „Новый путь", — сказал мне сосед, указывая на горизонт.
Я увидал дымящиеся трубы завода. Много фабрично-заводских труб. Не ошибся ли мой попутчик? Я вопросительно посмотрел на него. Он улыбнулся и, видя мое недоумение, поспешил объяснить:
****— Это колхозные фабрики и заводы по первичной переработке сельскохозяйственного сырья: льна, пеньки, кенфа(?), консервированных фруктов и овощей, мясохладобойни, сыроварни, мельницы, элеваторы, рыбно-консервные, сахарные, маслобойные заводы.
****Через несколько минут я увидел весь сельскохозяйственно – фабрично - заводский колхозный город. Он стоял у реки, — новой реки, созданной каптажем, которая снабжала его водой. Выше по течению, отделенный широкой полосой леса от дыма фабричных труб, расположился „жилой" город, весь из белых двухэтажных домов, утопавших в садах и парках. Несколько домов выделялась своею величиной, — вероятно дома правительственных и общественных учреждений. На реке виднелись купальни, сновали лодки.
****Когда мы пролетали над лесом, отделявшим город от фабрик и заводов, я увидал ровную, как по линейке, дорогу, прорезывающую лес. Она была асфальтирована. По ней взад и вперед сновали трамваи и автомобили.
Рис. Н. Кочергина
****Мы пролетели над городом, и вновь перед нами потянулись поля. Шли весенние полевые работы. С высоты аэроплана тракторы казались маленькими жуками, кем-то выдрессированными. Ровненько двигались они по полям стройными рядами, оставляя позади себе черную, взрыхленную почву. За ними ползли другие машины, вероятно бороны, следом за теми — сеялки.
****Местами среди полей виднелись стройки. Строились новые двух - трехэтажные дома.
****— Новые деревни, — улыбаясь, сказал мой сосед. — Старые деревни строились без плана. Теперь вся площадь колхоза, — а он у нас не маленький, — разбита на участки; и все население, занято сельским хозяйством, будет равномерно размещено по всей площади колхоза так, чтобы каждый населенный пункт обрабатывал прилегающую к нему территорию. Сократятся расстояния до конечного пункта, а значит и время на переезд. Экономия в топливе машин, быстрота...
****— Вы в колхозе работаете? — поинтересовался я.
****— В колхозе. Помощник бухгалтера. А вы не корреспондент? — спросил он меня в свою очередь.
****— Нет, — ответил я. - Я тоже еду работать в колхозе. Я — электротехник.
****— Иностранец?
****— Да, немец.
****— Вот мы скоро и дома, — сказал помбух.
****Я увидал на горизонте высокую ажурную башню радиостанции.
****— Приемно-передающая. Наша колхозная.
****Вскоре показались и дома. Много хороших каменных домов, площадь, окруженная высокими зданиями, сад, памятник: человек с поднятой правой рукой — Ленин. Зеркалом блеснула излучина реки. Сколько здесь рек!..
****Аэроплан начал снижаться, и скоро мы опустились на хороший аэродром. Я вышел. Меня удивило обилие аэропланов, стоящих на аэродроме.
****— Уж не имеет ли колхоз и собственные аэропланы? — спросил я моего спутника.
****— Общественные. Осоавиахимовские. Для посевов и борьбы с вредителями.
****С легким чемоданом, — багаж мой шел отдельно,— я пешком отправился в деревню, колхоз, город, агрогород, — уж не знаю, как назвать.
****Город новенький, с иголочки. Кое-где еще оканчивают штукатурку и побелку зданий.
****Я без труда нашёл дом и комнату, предназначенную мне для жилья. Ты хочешь знать, какова эта «колхозная» комната для одинокого? Двенадцать-пятнадцать метров площадь. Продолговатая. Большое венское окно без шторы. Под окном — трубы водяного отопления. Голубоватые стены. У окна справа — небольшой письменный стол со стулом и настольной электрической лампой. Другая лампа под потолком. Рядом со столом, на стене маленькая полочка для книг. У левой стены — диван, служащий и кроватью. Постельные принадлежности — в выдвижном ящике в самом диване. Ближе к двери, в той же левой стене — стенной шкап для платья, немного выступающий. У правой стены — умывальник, отделенный с боков, на высоте пояса, толстыми стеклянными стенками, чтобы не разбрызгивать волу. Дальше, у стола — телефон. Над входной дверью — рупор громкоговорителя.
Дом довольно большой. В нем имеется хорошая общественная столовая, клуб, при нем — небольшая библиотека. Если в ней нет нужной тебе книги, можешь заказать ее по телефону в центральной городской библиотеке. В конце коридора — ванные комнаты, где в определенные часы дня можешь и побриться.
****Я позавтракал и отправился к своему „начальству". Но об этой посещении разреши написать в другой раз.
****Будь здоров. Твой Карл Э."

****Письмо второе
****— Вы знаете агрономию? — спросил меня бригадир, когда я явился к нему. Вопрос несколько удивил меня.
****— Я электротехник.
****— Я тоже электротехник, — ответил он — Но у нас и в электротехнике агрономический уклон. Так сказать агроэлектрика, как бывает агрохимия. Не думали ли вы, что вас пригласят возиться с электрическими лампочками? С этим у нас и школьные ребята справляются. Вся электропроводка в новых домах лежит на них. У нас требования к электротехнике свои. От электричества мы требуем кое-чего большего, чем освещение домов и полей. Вы приехали в интересный момент, когда мы, пользуясь дешевой электрической энергией, которую дал нам каптаж, переходим к электрификации сельского хозяйства. Мы получаем ток от большой электростанции острова Шишки. Видали?
****Я кивнул головой.
****— Да, грандиозное сооружение. Но вы еще не установили проводов высоковольтного напряжения?
****Бригадир усмехнулся и ответил;
****— Не спешите отрицать существования того, чего вы не видите.
****Этот ответ удивил меня, но я скоро понял. Ведь советские ученые еще несколько лет тому назад изобрели изоляторы, позволяющие прокладывать под землею кабели для высоковольтной передачи на большие расстояния.
****— Подземные кабели? — спросил я. Бригадир утвердительно кивнул головой.
****— Это дешевле, — ответил он, — и экономичнее в сельском хозяйстве. Хотя у вас земли и много, но мы дорожим каждой пядью. Надземная проводка отняла бы немалую площадь полей для установки башен и затруднила бы работу тракторов.
****— Какое же применение будет иметь электричество в вашем сельском хозяйстве?
****— Самое разнообразное. Идемте, я покажу вам нашу работу. Много сделано, еще больше придется сделать. — Бригадир критически посмотрел на меня. — Вы уже человек немолодой, а учиться придется вам многому.
**** Мы прошли на окраину колхозного городка. Там, где начиналась полевая дорога, стояло большое, длинное одноэтажное здание со многими широкими дверьми. Сквозь открытые двери я увидел тракторы нового для меня типа.
****— Электротракторы, — объяснил бригадир. — Последняя модель. Работают на аккумуляторах. Волжские воды, которые тысячи лет понапрасну растрачивали свою энергию, теперь отдают ее нам. Наши тракторы, как рабочие лошади, насыщаются этой энергией и идут на поля.
****— А что вы будете делать со старыми тракторами, работающими на горючем?
****— И им найдется еще немало работы. Передадим их в те колхозы, которые находятся слишком далеко от источника электроэнергии. Электричество сбережет нам немало драгоценного топлива. Ведь жечь нефть, из которой можно получить ценнейшие химические продукты, в сущности говоря — варварство.
****Мы прошли в соседнее здание. Там стояли другие машины: электрические бороны, косилки...
****— У нас все будет делать электричество, — с гордостью сказал он. — Этой же весной мы возьмем наши поля в электрический оборот. Нас и так опередили. Как-нибудь в выходной день поезжайте в соседний колхоз Реадовский,(?) — это ближе к Волге. Полюбуйтесь, что там делает электричество. Идемте теперь на скотные дворы, они у нас уже с осени электрифицированы.
****Дорогой он продолжал говорить:
****— Мы не только обрабатываем землю электричеством, но и греем ее. Под землей прокладываются электрические грелки. Слишком поздняя весна и ранняя осень не будут нам больше страшны. Но и это еще не все. У вас есть поле, где мы ионизируем растущие злаки, и результат получается превосходный. А вот и стойла.
****Чистые, теплые, проветриваемые помещения, освещенные электричеством. Возле каждой коровы — электрическая дойка.
****— Рука человека не прикасается ни к корове ни к молоку. Электричество доит, перерабатывает молоко, чистит коров и стойла.
****Затем мы осматривали инкубаторы. Длиннейшая комната, напоминающая заводский цех. Да так оно, в сущности говоря, и есть. Это настоящая фабрика. Здесь «полуфабрикат» — яйцо — превращается в «конечный продукт производства» — живого цыпленка. Тянутся длинные черные ящики. Тишина. Безлюдье. За людей работает электричество.
****— Присматривать за температурой больше не приходится. Она регулируется автоматически. Электрические грелки работают идеально. Все рассчитано. Когда приходит срок, сюда являются наши птицеводы только для того, чтобы взять „готовых" цыплят и заложить в инкубаторы новые порции яиц.
****Следующая комната встретила меня разноголосым писком. Это „детская", брудергауз. Здесь воспитывают вылупившихся птенцов. Они разделены по возрастам и помещаются в ящиках с невысокими стенками. Над ящиками — электрические лампы я провода, какие-то металлические шары с иглами.
****— Ионизация и воздействие ультрафиолетовыми лучами. Растут как на дрождях. Заболеваемость сведена почти к нулю.
****— Электрические цыплята, — улыбаясь говорю я.
****— То ли еще увидите, — отвечает бригадир. — Производство наше не останавливается круглый год, так как куры несутся и зимой не меньше, чем летом.
****— Удивительно! — сказал я, с восхищением глядя на тысячи пушистых желтеньких цыплят, весело и хлопотливо копошащихся в ящиках.
****— Пожалуй, электричество призвано сыграть самую важную роль в сельском хозяйстве? — сказал я.
****Бригадир посмотрел на меня с некоторым сожалением, — так мне показалось этакая, мол, малая сознательность у человека!
****— Так может рассуждать только узкий специалист старого времени, — ответил он. — Мы — диалектики, и от нас не ускользает общая связь явлений. Электротехника, химия, физика, агрономия, ботаника, биология, бактериология, метеорология — все имеет свою цену: так же как для растений важны и воздух, и солнечный свет, и вола, и минеральные удобрения. Все одинаково важно. Отнимите одно — и растение погибнет несмотря на то, что всем остальным оно будет обеспечено достаточно. Вот вы познакомьтесь с товарищем Бойко, химиком нашей опытной сельскохозяйственной станции. Поговорите с ним. Он столько расскажет вам об агрохимии, что, я уверен, химия покажется вам самым важным в сельском хозяйстве. Но ни он ни я так не думаем.
****Мы возвращались к гаражу, где я скоро должен был приступить к работе и учебе.
****— Вы сегодня вечером свободны? — спросил меня бригадир.
****— Совершенно.
****— Так вот что. В Реадовку вы еще успеете съездить. А сегодня приходите к восьми часам в клуб. Я покажу вам киноленту, на которой засняты все моменты электрифицированной обработки земли в одном из лучших наших колхозов. Посмотрите.
****В тот же вечер я видел, как огромные электрические плуги врезались в землю и отворачивали пласт за пластом. Я видел, как за ними, словно пехота после артиллерийской подготовки, шли „добивать врага" другие машины, которые разбивали комья земли. Третьи машины рассыпали удобрения, четвертые сеяли, ровно, бережно, аккуратно, пятые косили, жали, связывали и привозили с поля снопы пшеницы и связки сена. Нет, не сена, а свежей травы, которая отправлялась в гигантский силос, где электрическим током убивались бактерии.
****Над полями реяли аэропланы; часть сева производилась с аэропланов. Другие аэропланы распыляли отраву для вредителей.
****Я видел электрические молотилки, дающие чистое, полное зерно. Наконец, я увидел, как электричество наполняло зернами огромные элеваторы.
****„Где, — думал я, — надрывающиеся лошади, истомленные быки, облитые потом косцы, женщины, шатающиеся от усталости, истощенные, кормящие тут же на ниве дряблой грудью детей?.. Вместо них — везде машины, а возле машин и на машинах видны ловкие, здоровые, уверенно работающие колхозники в синих рабочих комбинезонах, забрызганных машинным маслом".
****Признаюсь, я не видал картины более увлекательной. Это апофеоз энергетики, техники, электрификации, организованного труда, торжествующего над стихийными силами природы...
****Будь здоров. Пиши. Твой Карл Эрнст.

****(Продолжение следует)
Андрона
Irena в личку со ссылкой на книгу Остроглазов НГ. И. "Новые точки на карте СССР". - М.: ОГИЗ, Молодая Гвардия, 1933. - 224 с., прислала вот такую информацию:
Цитата
*** "Вопрос об ирригации Поволжья имеет довольно длинную историю. Но недавно инж. Авдеев (Анова) предложил новое решение этой сложной проблемы. Оригинальность его проекта, известного под названием "каптаж Волги", заключается в том, что Волга должна прекратить своё течение в Каспийское море и уйти в заволжские степи. Несколько громадных барражей, т.е. валов, идущих поперёк течения на несколько километров, перехватят Волгу и отбросят её в левобережье. Здесь Волга пойдёт по оврагам и ложбинам в глубь степей и без всяких искусственных сооружений создаст сеть ирригационных каналов.
***Уход Волги приведёт к тому, что Каспийское море будет осушено в значительной своей части. Дно Каспийского моря будет представлять новый нефтеносный район. Кара-Бугаз обнажит свои колоссальные запасы мирабилита.
***Однако этот проект содержит ещё много неясностей с точки зрения технического осуществления. Заволжье с отрогами возвышенности Общий Сырт расположено значительно выше, чем долина реки. Пойдёт ли Волга самотёком в степь и можно ли при таких условиях создать правильную систему орошения? Как отразится на климате осушение Каспийского моря? Не превратится ли горячий язык пустыни в раскалённую печь на дополнительной площади каспийской низменности? По проекту инж. Авдеева путь Волги будет преграждён барражами высотой в 40 м. Это создаст громадные затопления и вызовет необычайные технические трудности при постройке огромных сооружений на песчаных грунтах".
Андрона
Цитата
****Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)

****Письмо третье
****Дорогой Ленц.
****Бригадир был прав: когда я побывал у агрохимика Бойко, то я готов был прозакладывать голову, что самое важное в сельском хозяйстве — это химия.
****Встретил меня Бойко в химической лаборатории опытной станции,
****— Приехали к нам поработать? — спросил он, протягивая мне руку. Он был в сером халате, прожженном кислотами.
****У лабораторных столов стояли в халатах юноши и девушки, они возились с горелками, колбами, стаканами, перегоняли, кипятили, охлаждали...
****В отдельной комнате — святилище, куда не заходят химические газы — под стеклянными ящиками стоят химические весы.
**** — Обратите внимание: чтобы сотрясение почвы не отражалось на них, весы стоят не на столах, а на полках, прикрепленных к стенам. Вот наше последнее советское достижение, — с гордостью сказал Бойко, поднимая стеклянный ящик с новеньких весов… — Оторвите клочок бумажки и бросьте на весы.
****Я сделал это. Бойко взвесил клочок, снял с весов, протянул мне и сказал:
****— Теперь черкните на клочке карандашом вашу фамилию.
****Я исполнил и это. Бойко вновь положил клочок на весы. И что же? Весы отметили прибавку в весе от коротенькой карандашной надписи.
****— Вот мы и узнали вес вашей фамилии, — улыбаясь, сказал Бойко.
****— Здесь у нас „болтуны", — продолжал он шутить, вводя меня в новую комнату. ****Маленькими деревянными лопаточками молодые люди взбалтывали в стаканах жидкости темного и светлого цветов. — Анализы почвы.
****— И долго приходится так взбалтывать?
****— Часами, днями, неделями, а иногда и месяцами. У нас есть несколько механических болтушек, но их недостаточно.
****— Но для чего это?
****— Для того чтобы узнать, какова почва. Мы растворяем горсть почвы в стакане, взбалтываем, пропускаем через мельчайшее сито и отсеваем самые крупные частицы, взвешиваем, подсчитываем. Затем болтаем и осаждаем до тех пор, пока через двадцать четыре часа после отстоя жидкость не окажется совершенно прозрачною. Чем больше мелких частиц в почве, тем лучше почва. Если в пробе, в маленьком сосуде величиною с наперсток, окажется менее биллиона семисот миллионов частиц — почва никуда не годна. Почему? Потому что слишком крупные частицы почвы не обеспечивают питания корням. Ведь в одном кубическом метре почвы поверхность частиц, с которой приходят в соприкосновение корни растений, представляет площадь примерно в гектар... Идем дальше. Здесь у нас дестиллируют воду, здесь моют химическую посуду. А вот эта комната… Не приятная комната. В ней мы производили работы, при которых выделяются самые ядовитые газы.
****Несмотря на то, что лаборатория пустовала несколько дней при открытых окнах, тяжелые кислотные запахи еще не улетучились. Они раздражали нос и щипали глаза.
**** — Да, тяжелая ваша работа, — сказал я. Бойко сверкнул глазами, словно я нанес оскорбление близкому ему человеку.
****— Увлекательная работа. Изумительная работа, — с жаром сказал он и потащил меня в маленький кабинетик при лаборатории. На большом письменном столе лежало несколько книг на русском и немецком языках по химии, главным образом аналитической.
****— Садитесь, пожалуйста, и выслушайте, что такое агрохимия.
****Дорогой Ленц! Ты просил меня подробно писать тебе обо всем. Не сетуй на меня, если тебе придется прослушать лекцию.
****— Химизированное сельское хозяйство — это неисчерпаемые золотые россыпи, — начал Бойко. — Не верите? Приведу вам пример из прошлого. В то время, когда Соединенные штаты Америки еще „процветали" и капитализм не подорвал вконец фермерского хозяйства, это хозяйство за два года давало стране богатство, превышающее всесветную добычу золота на земле за весь период со времени открытия Америки Колумбом. За два года ценность продуктов сельского хозяйства превысила в шесть раз общий капитал всех американских банков. Но такие успехи сельского хозяйства в Америке стали возможными только тогда, когда там на помощь фермеру пришла химия. Капитализм скоро свел на нет все эти успехи. Но это уже вина не химии, а капитализма.
****Теперь посудите сами, что же может дать, дает и даст в будущем химия для нашего социалистического сельского хозяйства. Питание для всего населения, огромные экспортные излишки, миллиарды рублей на строительство фабрик и заводов. В настоящее время вся наша агрономия теснейшим образом связана с химией. Вспомните дореволюционную Россию. Она была классической страной перемежающихся с урожайными годами недородов, а порой страшных голодовок населения. Два-три года средний урожай, а на следующий год — ужаснейший недород. На эту кривую урожаев в начале восьмидесятых годов прошлого столетия обратил внимание еще Карл Маркс и дал такое объяснение, главная причина неурожаев — отсутствие искусственного удобрения.
****А теперь что мы видим? Поля, удобрения, жизнь и питание растений и самого человека — все это одна гигантская химическая лаборатория. Химия решает об искусственном удобрении, о наилучшем корме для скота. Химия изучает почву. Ведь почва — это не мертвая земля, а своего рода живой организм, в котором непрестанно происходят всевозможнейшие процессы. Почва „дышит", „питается", наливается плодородными соками или истощается и умирает, чтобы возродиться, воскреснуть вновь, если к ней на помощь придет химия. Химия объясняет и предупреждает порчу сельскохозяйственных продуктов. Скисание молока, гниение овощей — все это химические или химико-бактериологические процессы. Химия выяснила роль бактерий в обогащении или истощении почвы азотом. Химия объясняет, почему портятся сельскохозяйственные машины, орудия, — ржавеют в „кислородном горении металла". Наконец химия оказывает огромную помощь хозяйству в борьбе с вредителями. Но об этом вам лучше расскажет товарищ Брызгалов, наш „главком" по борьбе с вредителями. Непременно познакомьтесь с ним!
****Химия открывает земледельцу новый мир. Разве старый хозяин обращал внимание на воздух? Знал ли он, что именно углекислота воздуха, при помощи солнца и хлорофилла растений, превращается ими в питательный крахмал и сахар? И не из воздуха ли химия извлекает теперь азот, необходимый для питания растений? Не химия ли дает ответ, чего не хватает почве, и определяет „дозировку" почвенного питания фосфором, калием, кальцием, азотом? Ведь почву можно не только недокормить, но и перекормить, и тогда будут потеряны и удобрения и урожай.
****А вода? Растения состоят из семидесяти-девяноста процентов воды. Старый крестьянин знал, что вода нужна растению, что растение пьет воду. Но знал ли он, сколько именно нужно воды растению? Знал ли он, что картофелю, например, или клеверу нужно тысяча двести тонн воды на гектар, кукурузе — всего девятьсот, а подсолнечник любит воду, как старая московская купчиха любила чай ему давай не меньше восемнадцати тысяч тонн! Знал ли старый крестьянин, что растения не только пьют, но и испаряют воду в воздух, и испаряют втрое больше, чем пьют.
**** Некоторые растения являются настоящими насосами: средний тополь выбрасывает в воздух в сутки не меньше бочки воды. И чем суше воздух, тем больше испарение. Плодородным, но засушливым степям Заволожья не хватало воды. Мы страдали не только от недостатка воды в почве, но и от сухости воздуха, которая заставляла растения усиленно извлекать из почвы последнюю влагу, чтобы напрасно выбрасывать ее на воздух. Но тут на помощь почве и растениям пришла техника Каптаж. Теперь наша почва напоена водой, а воздух настолько увлажнен реками, озерами, водоемами, созданными человеком, что испаряемость воды растениями понизилась до нормального уровня. Наш край ожил. Без техники — гидротехники — здесь была бы бессильна и химия. Но в целом химия является могущественнейшим двигателем сельского хозяйства.
****Мы производим в год около двух миллиардов центнеров зерна. И из них по крайней мере полмиллиарда — дар химии. Но она еще не сказала своего последнего слова. Мы рассчитываем в самом ближайшем будущем увеличить урожай по крайней мере на треть. Вы понимаете, что это значит? Мы сможем прокормить население еще одного СССР и иметь сверх этого значительные излишки для экспорта.
****Можно ли после этого сказать, что труд химика тяжел? Нет, это самый радостный, самый живой, самый творческий, увлекательный труд! Я вам покажу настоящие чудеса химии: как она буквально из камня и воздуха делает хлеб, как оживляет вконец истощенные почвы, как заказывает почве урожай с точностью до нескольких десятков килограммов на гектар, словом, как у нас делают урожай, а не ждут его от случая или от бога...
****Когда мы уходили, Бойко сказал на прощанье:
****— Так заглядывайте непременно. Вам надо быть в курсе всего.
**** (Продолжение следует)
Андрона
Не знаю как это видят другие, но описанный Беляевым совхоз, пардон, "агрогород" - смотрится полной утопией! rolleyes.gif Не то, чтобы каждая конкретная деталь выглядела фантастичной. Нет. Детали - реальны. Но в комплексе, ой! Хочется реально увидеть такой агрогород. biggrin.gif Но увы, скорее всего не получится. huh.gif
Андрона
Цитата
****Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)
Письмо четвертое

****«Главкома» по борьбе с вредителями я застал в ангаре. Он был в рабочем костюме, как и другие рабочие, и я сразу не мог определить, кто из них „рядовой" и кто „главком".
****— Могу я видеть товарища Брызгалова? — спросил я.
****Плотный, коренастый человек, с густой шапкой черных волос, сдвинул на сторону кепку и сказал:
****— Я Брызгалов.
****Мы познакомились. Брызгалов, не прекращая работы, — он загружал аэроплан ядом, — сказал мне:
****— Интересуетесь вредителями? Так. Могу показать. — Брызгалов говорил отрывисто, короткими фразами. Выпалит одну фразу и крепко сожмет губы. — Летать со мной хотите?
****— С удовольствием, — ответил я. Брызгалов молча кивнул головой и принялся вместе с механиком выверять части мотора.
****— Завтра. Ровно в четыре утра. Будьте здесь. Никишка, заправляй самолет горючим.
****На другой день в половине четвертого я был уже на аэродроме.
****Еще совсем темно. Только восток как будто вылинял. У старта яркий дуговой фонарь. Крылатая машина уже выкачена из ангара. Брызгалов и механик контролируют работу мотора. Брызгалов видит меня, молча кивает головой. Мотор сердито чихает, словно злится, что его разбудили так рано, и оборвал. Тишина. Брызгалов что-то говорит мне, но я не разбираю: немного оглушен. Вымпел на мачте аэродрома трепещет от ветра, Брызгалов неодобрительно дергает головой:
****— Может отложим? — спрашивает механик.
****Но Брызгалов, вместо ответа, кивает головой в мою сторону и, показывая на фюзеляж, говорит:
****— Лезьте! Не туда! Это для летчика. Заднее место!
****Я взбираюсь, усаживаюсь. Быстрым, привычным движением, словно кавалерист на коня, вскакивает на свое место Брызгалов. Рядом со мной усаживается веселый паренек Никишка. Три человека и груз. Но аэроплан большой, мог бы поднять, пожалуй, и четырех.
****Ангары подо мной кренятся на бок, круто поворачивают, как карусели, и исчезают.
****Внизу — огни города, впереди — темные поля. Мы летим на восток. Он все больше бледнеет. Я вижу неясные очертания локтей, спины и головы Брызгалова.
****Ветер крепчает. Полет аэроплана становится неровным.
****Розовая щель раскалывает восток. Румяными огнями зари наливаются озера, реки, пруды.
****— Куда мы летим? — кричу я Никишке в самое ухо.
****— К леса-ам! — так же отвечает мне Никишка.
****„К лесам!" Как это странно звучит в голом, степном Заволжьи, где люди веками топили печи соломой и навозом.
****Впрочем, я теперь они не отапливаются дровами. Каптаж дал возможность насадить леса, и они насаждаются для улучшения климата и защиты от песков. Молодые леса. За ними ухаживают, как за ребенком. Они стоят, словно пограничные отряды, отражая натиски пустыни. Я вижу их стройные полки, вытянувшиеся в длинную линию фронта с севера на юг. Зеленые молодые леса. А в них — союзники пустыни: жучки, бабочки, мухи... Но подождите. Брызгалов не дремлет у своего руля!..
****Взошло солнце. Оно светит прямо в глаза и вероятно очень мешает Брызгалову. Я вижу, как он вертит головой.
****Вот и лес. Локти Брызгалова приподнимаются, весь он наклоняется вперед. Аэроплан делает вираж, входит в полосу леса и сразу снижается. Но Брызгалов предвидел это и набрал высоты.
****Никишка дергает рычажок, открывает отверстие опылителя и смотрит вниз. От аэроплана протянулся вниз пылевой хвост. Солнечные лучи играют на пылинках.
****— Что?.. — кричу я, указывая на хвост. Никишка догадывается.
****— Мышьяковистоки-ислый ка-алий! — орет он мне в ухо и гордо прибавляя в химическую формулу, что-то вроде «Два Ка-три-Ас-О-три...»

****Мы долетаем до поперечной просеки, вдруг круто поворачиваем на запад. Аэроплан убрал свой пылевой хвост. Мы израсходовали двести килограммов яда и летим за новой порцией.
Снижаемся на аэродроме. Тут лицо Брызгалова проясняется: видимо доволен работой.
****— Вот у нас и есть свободное время побеседовать о вредителях, — говорит. -Присаживайтесь ко мне поближе!.. Недавно попалась мне в одном библиотечном архиве старинная детская хрестоматия, — начал Брызгалов. — Прочитал я там одно стихотворение. Про мотылька. Мальчик хочет поймать на поле мотыльке А мотылек просит: „Не губи, человек ведь короток мой век" или что-то в этом роде. Идиоты! Какой вредной ерундой засоряли детские головы! Жалость возбуждали к поэтическому мотыльку! А одни луговые мотыльки в год могут проесть стоимость большого сахарного завода! А стоит завод больше десятка миллионов. Еще недавно сельскохозяйственные вредители пожирали хлебов больше, чем надо для прокормления всего населения СССР. Хомяки, суслики саранча, жуки, бабочки, гусеницы, мухи сорняки, крысы, мыши, бактерии... Тысячи тысяч! То, чего не успевали уничтожить полевые вредители, доканчивали амбарные. Теперь мы боремся с ними химией. И сберегаем государству миллиарды. Но наша работа должна быть напряженной, неослабной, планомерной коллективной. Истребите миллиарды вредителей, оставьте в живых пару, прекратите борьбу, — и через год-два их снова будут миллиарды. Сейчас они принялись за наш молодой лес. Хотят прорвать и открыть фронт для нашего главного врага — пустыни. Я летал над лесами, над полями, над болотами...
****— И над болотами?
****— Комары. Малярия... Знаете Рионскую долину на Кавказе? Плодороднейшая в мире. Чудесный климат. Пропадала. Пустовала. Малярия. Страшная смертность окружающего населения, рабочих. Теперь там — цветущие нивы и рисовые поля. Здоровые растения и здоровый, сытый народ. Химия!.. Мы все принимали участие в этой войне. Опыливаем, окуриваем, обрызгиваем поля с ранней весны до поздней осени. Это у нас обычная работа. Бывает и ударная. Когда какой-нибудь вредитель размножается чрезвычайно. Тогда — мобилизация. Все на ногах. Кордоны. Заградительные отряды. Люди в противогазах... Война! При единоличном хозяйстве борьба была невозможна. Межи. Овражки. Сорняки — приют для вредителей. Невежество Раздробленность действий... Теперь — общий план, и мы...
****Через минуту я услышал шум заводимого мотора и отрывистый приказ Брызгалова:
****— Контакт!
****Война продолжалась...
Письмо пятое

****Бригадир, Бойко, Брызгалов — все это своего рода агроинтеллигенция. Но каков средний колхозник? — спрашиваешь ты.
****Познакомился я и с этими „среднеарифметическими колхозниками". Что же я могу написать о них?
****Все они хорошо знакомы с техникой, агрономией, химией. Прекрасная политехническая школа. Хорошая библиотека. Театр, и главное — телевидение и звуковое кино дают им то, чего не могут дать тонны старых книг. Они слушают лекции лучших профессоров Союза, передаваемые по радио, они видят лучших артистов на экране. Они „присутствуют" зрением и слухом всюду, как бы принимая непосредственное участие в мировых событиях.
****Когда-то деревенским клубом была завалинка у хаты. Старики жаловались здесь друг другу, что господь за грехи не дает дождика и наказывает неурожаями, женщины судачили у колодцев, молодежь хулиганила, те и другие заливали „горькой" горькую жизнь. Их кругозор не шел дальше сельской колокольни.
Теперь „завалинка" — ярко освещенный электричеством клуб. Темы разговоров — о новом научном изобретении, о последнем полете в Арктику, о необычайном овоще, выращенном на опытной станции.
****Не думай, однако, что жизнь здесь похожа на тихое болото с блаженно прозябающими лягушками. Здесь тоже есть борьба, и здесь нередко разгораются страсти. Спорят о методах электрификации, и о планировании новых городов, и о новых сельскохозяйственных мероприятиях.
****Новый быт строится не без борьбы. Сколько споров было хотя бы о домах-коммунах! В какой мере обобществлять быт? Что делать с детьми? Как строить дома-коммуны? Тут тоже были перегибы и правые и левые уклоны. Их история запечатлелась даже в архитектурных формах домов. Ты можешь встретить несколько типов жилых домов, от казарм и до домов типа меблированных комнат.
****Недавно, в тихий весенний вечер, я беседовал на веранде дома-коммуны с одной пожилой колхозницей, Марьей. Она рассказывала мне историю своей борьбы с домом-коммуной.
****— Сколько лет уж прошло, — говорила она своим украински - певучим голосом. — В первые годы трудновато жилось в колхозах. Хозяйство большое, хозяев много. Что голова, то ум. Каждый думал по-своему, как лучше общественные дела наладить. Свары, споры. Но все утряслось понемногу. Решили дом-коммуну строить. А я ни за что! И слушать не хотела! Привыкла к своей хате, как корова к хлеву. Хлев горит, корову выведут, а она вырвется да назад. Хоть в пламя, да в свой хлев! Так и я... А муж-то у меня был активист. За дом-коммуну первый агитатор. „Ну, — говорит, — оставайся в своей хате, а я один пойду жить в дом-коммуну". Ушел муж, а за ним старший сынишка. Я с двумя малыми да со стариком в хате осталась. Уж и трудно было, а не сдавалась. Общественную работу кончишь, придешь домой — за стирку становись да за котел. Плюнула на свою хату. Теперь давно уж в коммуне живу.
****Эпизод... Один из тысячи эпизодов. Одна буква из великой книги о строительстве нового быта...
****Друг мой, Ленц! Не похожи ли мы с тобой на эту Марью? Ты знаешь, я не молод. И вот я, как Марья, жалею теперь только о том, что годы напрасно потеряны для тебя и для меня.
****Бросай все! Бросай свою швейцарскую сыроварню и приезжай скорее вместе с женою и детьми в советский колхоз варить советский колхозный сыр!
****Твой Э.

****— Слышите, колокольчик звенит? Это Карась рыбу сзывает, кормить будет. Идем, посмотрим! — говорит руковод экскурсии, загорелый юноша, За ним тянутся экскурсанты — ученики заводской школы. Приехали посмотреть рыбный совхоз.
****Реки, пруды, озера покрыли некогда безводную степь. Дома утопали в садах. Кругом — тучные нивы, не знающие больше засух. На заливных лугах пасется племенной скот. Над прудами и речками склоняются тенистые ивы, — берегут воду от жгучих лучей солнца. Пустыня отброшена далеко за Урал-реку. Но и там ведется на нее наступление. Все дальше отступают пески на восток. Гаснет пожар земли...
****— Карась у нас — за-амечательно башковатый старик. Рыб знает, как свои пять пальцев, и любит, словно детей родных, — говорит руковод.
****— Карась — это его фамилия?
****— Прозвище. Прозвали мы его так — Карась. А фамилия его Барышников Иван Федорович. О рыбе может день и ночь толковать. Да вот вы сами его послушаете.
****Словно зеркало в зеленой раме, блестит широкий пруд, обросший по берегам ивами и тростниками. На небольшом деревянном помосте сидит на корточках Иван Федорович Барышников, — он же Карась, — ученый рыбовод рыбного совхоза Карповки. На нем — широкополая соломенная шляпа — изделие школьной мастерской, длинная толстовка и белые брюки. На ногах — сандалии. Ему за пятьдесят. Длинные седые усы спускаются вниз, словно мартовские сосульки. На тупом носу — очки. Он низко наклонился к воде и кормит рыб, приплывших на его звонок целой стайкой.
****— Карась карасей кормит, — улыбаясь, тихо говорит руковод и подходит к старику. — Рыбок кормите, Иван Федорович?
****— А как же! Они у меня что цыплята. На зов идут и из рук корм берут. Здравствуйте, ребятки, — говорит он экскурсантам. — Приехали наших карпов посмотреть? Наш совхоз карпами славится. Это у нас первая статья.
****— Не оттого ли и совхоз Карповкой называется?
****— От того самого. Уж очень хороши у нас карпы, и много мы их добываем. Жаль, что железная дорога далековата. Говорят, ветку проводить будут. А пока мы больше районные совхозы снабжаем, коптим немного...
****В эту минуту к пруду подъехал синий запыленный автомобиль. На подножке стоял председатель правления совхоза Садов. За рулем — молодой безусый шофер в кепи. Салов соскочил еще на ходу. Вслед за ним из автомобиля вышел шофер.
****— Иван Федорович, — сказал Салов, — позвольте вам представить главного инспектора Волго-Каспийского рыбоводства, товарища Бекирову! — и он указал на шофера.
****Бекирова улыбнулась и протянула Карасю руку.
****— Ну, показывайте ваше хозяйство! — сказала она низким грудным голосом.
****— Принесите сеть! — командовала Бекирова через минуту.
****Руковод, служащий совхоза, побежал за сетью, а Бекирова достала из машины чемодан, вынула оттуда резиновый комбинезон, натянула его поверх платья и в этом водолазном костюме, но с открытой головою, вошла в пруд и начала ходить по дну, ощупывая ногами почву.
****— „Задев" много, — говорила она, передвигаясь с места на место. — Корчаги, кочки... Вы содержите дно в плохом состоянии...
****Бекирова вышла из воды, сняла водолазный костюм, подхватила его одной рукой, в другую взяла чемодан и отправилась к автомобилю. Карась вдруг возненавидел ее жгучей ненавистью. А Бекирова продолжала пытать его.
****— Какая у вас система прудов?
****— Ступенчатая и цепная! — ответил он свирепо.
****— Самая невыгодная. Чтобы очистить один пруд, вам приходится спускать все разом.
Карась простонал. Разве он не знает всего этого?
****— Идемте в контору! Вы мне покажете цифры улова.
****В этот день Карась потерял все свое благодушие. Каждый вопрос Бекировой наносил удар его самолюбию и авторитету. Ему казалось, что все экскурсанты смеются над ним. Но Барышников еще не терял надежды дать ей генеральное сражение. Пусть не придирается к мелочам. Цифры улова — больше трехсот кило на гектар — сами за себя говорят! Он предвкушал, как обрушит на ее голову эти триста кило. Такого улова наверно у нее у самой нет!
****Еще раз в этот злополучный день самолюбие Карася было уязвлено перед самым отъездом Бекировой. Она разговаривала с Саловым о совхозе. Карась случайно слышал этот разговор, сидя в своем малиннике.
****— Я быть может, несколько сурово вела себя в отношении товарища Барышникова, в особенности в конторе, — говорила Бекирова. — Но это необходимо. Барышников неплохой рыбовод, но он...
****— Он очень любит свое дело, — вставил словечко Салов, желая поддержать Карася. — Барышников, можно сказать, романтик рыбоводства.
****— А нам нужны техники и инженеры рыбоводства. То, что он делает, — кустарничество. Товарищу Барышникову надо приехать ко мне в совхоз Первомайский, поработать у нас и кое-чему поучиться. Сейчас отпущены большие средства на реорганизацию рыбного хозяйства. С осени мы приступили к работе.
****Несколько дней Барышников выдерживал характер. Не выходил из лома. Сидел мрачный и даже не ел любимых карасей в сметане. Но в конце концов не выдержал. Проснулся однажды на заре, и вдруг ему жалко стало рыб.
****— Сколько дней я не кормил их! Чем рыба-то виновата?..
****Карась тихо поднялся, чтобы не разбудить жену, взял корму и отправился к пруду.
****Солнце еще не вставало, — ранний час, — его никто не увидит.
****Барышников присел на помост. Звонить в колокольчик он не решался. Но рыба и без звонка заметила его знакомую фигуру и, голодная, начала сбегаться к плотику.
****Опять дни потекли обычным порядком, но Карась чувствовал, что это — только отсрочка.
И наконец настал день, когда в конторе была получена официальная бумага. Барышников приглашался в рыбный совхоз Первомайское для ознакомления с новыми методами ведения рыбного хозяйства.
****Салов даже не ожидал, что Карась так легко согласится на поездку. Но у Карася были свои соображения. Он, обманывая самого себя, решил, что поедет только из любопытства, а главное — чтобы дать решительное сражение Бекировой. Он докажет, что знает не меньше ее! Там волей-неволей она должна будет выслушать его. „Ну что они там нового могут придумать? — думал он, собираясь в дорогу. — Рыба остается рыбой". А ему ли не знать, чем „дышит" рыба? Он прожил с рыбой долгие годы. У него опыт. Он еще утрет нос молодым!
С такими воинственными мыслями отправился Карась к „щуке".
****Путь был не близкий. Пришлось пересечь почти весь орошенный Волгой район с северо-востока на юго-запад.
****И на всем протяжении пути тянулись поля, луга, озера и реки. Новые водные, железнодорожные и шоссейные пути соединяли новые города и селения. Везде кипела работа. Здесь „делали хлеб с маслом", как писал некогда Михеев.
****Барышников больше всего интересовался рыбным хозяйством. Он присматривался к садкам, прудам и озерам.
****«То же, что и у меня! — думал он. — Напрасно девчонка нападала на меня. Я не хуже других". — Эта мысль успокоила его.
****Вот и станция Первомайская. Барышников нашел присланный за ним автомобиль и покатил по хорошей шоссейной дороге. Он был на территории показательного рыбного совхоза и сразу почувствовал, что здесь многое не так, как у него.
****Пруды — в идеальном порядке. Вдоль прудов — обводные каналы, соединенные с прудами таким образом, что каждый пруд можно спускать отдельно через особое приспособление. Возле прудов и каналов — шоссированные и бетонированные дороги, по которым хлопотливо снуют грузовики и авто. Через каналы и реки переброшены мосты. По ту сторону прудов — полотно железной дороги. На железнодорожных путях — невиданные Карасем длинные, огромные вагоны. А дальше, за озером, виднеются фабрики, заводы, станции, большая электростанция, жилые корпуса... Целый город!
Рис. Н. Кочергина
****Автомобиль проехал мимо молодой каштановой рощи. Широкая аллея рощи упирается в огромное восьмиугольное здание со стеклянной крышей, сверкающей на солнце.
****Неожиданно Барышников увидел у берега озера площадь с разбитыми на ней клумбами. Огромное четырехэтажное здание из стекла и бетона замыкает площадь полукругом. Шофер подъехал к подъезду и, дав гудок, остановил машину.
****Из дверей вышел молодой человек и, спросив фамилию Барышникова, сказал:
****— Второй этаж, комната семьдесят шесть!
****Его ждали. Барышников захватил небольшой чемодан и прошел в отведенную ему комнату.
****Светло-голубые стены, белая металлическая мебель. Окно во всю стену. На стене телефон, возле — план дома по этажам и телефонный указатель.
****Карась вымылся в ванной комнате, переоделся, позавтракал в большой, светлой столовой и, вернувшись к себе, позвонил в бюро справок.
****— Могу я видеть товарища Бекирову? — Он горел нетерпением сразиться с нею.
****— Товарищ Бекирова на работе. К вам зайдет аспирантка Научно - исследовательского института рыбоводства, товарищ Голубева, — отвечал женский голос.
****„Да что у них тут все бабы?" — с неудовольствием подумал Барышников.
****Скоро в его комнату постучались. Вошла молодая девушка, краснощекая, улыбающаяся, в свободном, коротком белом платьи, остриженная „под мальчишку".
****— Здравствуете, товарищ Барышников! — обратилась она к нему, как к старому знакомому. — Товарищ Бекирова на дальних прудах. Она и поручила мне ознакомить вас с совхозом. Если вы не устали с дороги, идемте. Начнем с наших научных лабораторий в этом доме.
****И краснощекая девушка повела Барышникова по этажам и залам.
****Уже при этом первом, поверхностном осмотре Карась был поражен.
****Вот кабинет с надписью „Планктон". Здесь изучают микроскопический мир прудов. Микроскопы, сложные аппараты... В стеклянных кубах выводят, размножают, питают, изучают жизнь и борьбу за существование маленьких обитателей воды. Рядом — «Акклиматизационная». Дальше — „Кабинет питания рыб", напротив — „Искусственного оплодотворения". Голубева объясняет:
****— Мне приходилось слышать, что при устройстве каптажа Волги многие боялись за судьбу рыбы. Волгу замкнет плотина, и рыбе некуда будет идти метать икру. Рыба погибнет - страхи эти оказались неосновательными. Рыбе теперь совсем не приходится искать мест нереста, так как оплодотворение производится искусственно. А вам конечно известно, что искусственное оплодотворение происходит более полно, чем естественным путем. Мы теперь экспортируем оплодотворенную икру на аэропланах за тысячи километров, и она доходит благополучно до места назначения.
****Следующий кабинет: — „Санатория". Этого еще не хватало!
****— Для служащих? — спросил Барышников.
****— Нет, для рыб, — отвечает, улыбаясь, его краснощекая спутница. — Вы знаете, что рыбы также подвержены болезням. Многие рыбы страдают и умирают от паразитов. Некоторые передают этих паразитов людям.
****— Щука передает солитера! — вставил Барышников.
****— Иные рыбы гибнут от недостатка кислорода или от неподходящей, пищи. Мы изучаем причины болезней рыб, даже лечим их, но главное - вырабатываем профилактические меры. Вот в этом аквариуме — большие угри. В их брюшной полости находятся аскариды и филариды. Мы уже на верном пути к тому, чтобы уничтожить этих паразитов. Интересен и следующий кабинет, где происходят опыты над скрещиванием…
****Многое из того, что видел Барышников, было ему известно. Но какой размах, какая постановка дела!
****Окончив осмотр дома, они вышли к прудам. Голубева показала Барышникову, как производится у них „облов".
****Вода из пруда постепенно уходила в канал. Рыба собиралась по сборным канавам, сделанным на дне, в обловную яму с сетчатым ящиком. Ящик поднимался краном, и все содержимое пруда сразу оказывалось на поверхности. Рыба попадала на транспортеры, проходила через сортировочные столы и передавалась транспортерами, еще трепещущая, на консервные заводы, в холодильники и в длинные вагоны для экспорта.
(Продолжение следует)
Андрона
Цитата

**** Александр Беляев "Земля горит". (продолжение)

**** Если бы сюда заглянул Глеб Калганов, он ничего не понял бы в этом „производстве" с его подъемными механическими сетями, транспортерами, лабораториями, малинами… Но и Барышникову было чему удивляться.
**** Они перебрались на другую сторону озера, и Барышников заглянул в необычайный вагон для перевозки рыбы.
**** Целый маленький завод на колесах — С компрессорами, нагнетающими сжатый воздух для освежения воды в аквариумах, насосами для накачки воды, холодильными установками, подъемными кранами, баками для рыб, помещениями для служащих, кладовыми и даже кухней-столовой.
**** — При помощи жидкого воздуха мы понижаем температуру наших прудов, чтобы дать студеную воду форелям. У нас в каждом пруде — особая температура, регулируемая аппаратами, особый процент насыщенности воды кислородом, особый планктон. Для наблюдения за жизнью рыб на многих прудах имеются подводные камеры. Там вы еще успеете побывать.
**** Когда Барышников вышел на шоссе, у него голова кругом шла. Теперь он уже не хотел видеть Бекирову. Надо было раньше разобраться во впечатлениях и избрать новую тактику в обращении с нею. О генеральном сражении он уже не думал.
**** И надо же было случиться, что Бекирова обогнала их на своем длинном автомобиле, узнала Барышникова, задержала машину и предложила ему сесть с ней рядом у руля.
**** На этот раз она более дружелюбно встретилась с Карасем. Посмотрев на его растерянное лицо, она спросила:
**** — Ну, как вам понравилось?
**** — Признаюсь, я не ожидал... — ответил Карась, вздохнув.
**** — Разница между вашей системой и нашей заключается в том, — сказала она, — что вы ограничиваетесь подражанием «естественным» условиям. Вы только копируете природу, а мы идем дальше. Мы заставляем природу работать на нас, по нашим указаниям и согласно с нашими требованиями и целями.
**** ...В тот же день вечером Барышников писал председателю совхоза:
**** „Товарищ Салов! Я был старый осел и шляпа. Я видел здесь такие чудеса, какие и не снились старым рыболовам и рыбоводам. Здесь рыбу не разводят, а буквально делают, как любой товар, по заказу потребителя, и все время улучшают „качество продукции". Да, рыба перестала быть рыбой. Они тут чорт знает что делают с ней. Изменяют строение, форму, выводят почти бескостных рыб, вообще..." Дальше шло длиннейшее описание совхоза.
******* ________

**** Солнце. Синь неба. Зной.
**** В золотой пшенице перекликаются перепела, квохчут дрохвы, жужжат пчелы, стрекочут кузнечики.
**** Над полями летят люди. Учебный полет дирижабля „Коминтерн" Ветер попутный. Моторы выключены. Тихо проплывает низко над землей воздушный кит. Из кабины хорошо видно, как колышатся широкими волнами колосья. Здесь когда-то бушевали волны Каспия. Теперь на осушенном дне морском растет пшеница.
**** Просторы золотых полей. Тишина. Проходят минуты. Летит дирижабль. Синяя тень дирижабля ложится на желто-золотистые поля.
**** Откуда-то издалека послышался смутный шум, гул, уханье, лязг. Мотор? Поезд?..
**** На ровной поверхности янтарного моря показалась длинная полоса, словно кто прошел машинкой для стрижки волос по густой шевелюре. В конце полосы ворочается черное чудовище с поднятым хоботом, быстро ползет по ниве, оставляя за собой вихрь пыли и разметанной соломы. И где проползло — как машинкой выстригло.
**** По каналу двигались пароходы и баржи.
**** Моторы на дирижабле заработали. Воздушный кит начал набирать высоту. Горизонт раздвинулся и как будто поднялся выше. Там и сям виднелись на полях тракторы и комбайны. Вдали показался ровный канал, по которому двигались пароходы и баржи.
Рис. Н. Кочергина
**** Вот во что превратилась Волга ниже барража. С „печки" нового волжского уровня суда спускаются по шлюзам и идут по этому каналу в Каспийское море.
**** Какая суета на полях! Можно подумать, что идет сражение. Две армии с „пушками и танками" движутся по обеим сторонам канала.
**** Да здесь и идет „бескровное" сражение социалистическое соревнование двух совхозов.
**** Из брошюры В. Куликова „На дне Каспия"
**** „Два гигантские совхоза раскинулись на „бывшем" дне морском по обе стороны Волго-канала На правом берегу — совхоз имени тов. Сатина", или Сатинка, и на левом — совхоз имени тов. Левшина, или Левшинка Плодородный ил, нанесенный веками Волгой, не уступающий нильскому, дает неслыханные урожаи. Пласт ила так мощен, что миллиарды тонн его, без ущерба для совхозов, были сняты с поверхности и перевезены на скудные земли когда-то „потребляющей" полосы.
**** Площадь совхозов и техническое вооружение почти одинаковы. И с самого основания Сатинка и Левшинка находятся в бесконечной войне соцсоревнования.
**** Впрочем, история знает случаи, когда сатинцы и левшинцы заключали оборонительные союзы против общего врага. Так было например в первые годы их существования, когда южные, более низменные участки совхозов заливались морем: южный ветер гнал воду и затоплял нивы. Тогда сатинцы и левшинцы объединяли свои силы и бросались на водяного врага возводили плотины. Но море давно укрощено. Вражеские волны разбиваются о бастионы плотин. Год за годом море уходит дальше. Плотины постепенно срываются, дно выравнивается. Тракторы и комбайны не любят неровностей почвы.
**** Сатинка и Левшинка бесспорно признаются лучшими совхозами в мире. Туда ежегодно приезжают тысячи иностранных товарищей, в особенности из аграрных стран, чтобы поучиться и использовать наш опыт для своих молодых совхозов".
**** „Война" — в двадцать часов.
**** Не было человека, от старшего агронома до судомойки, кто не принимал бы участия в обсуждении плана уборочной кампании. Воля масс сосредоточилась теперь в „штабе совхоза". Оттуда расходятся приказы „главкома" — старшего агронома.
**** „Обоз" выехал с вечера — ровно в двадцать часов Грузовики с лагерными палатками, походные кухни, амбулатории, летучие отряды РОККа, ремонтно-тракторные бригады, автовагоны с электро и радиостанциями, прожекторы, вагоны-цистерны с артезианской водой, переносные души, автоцистерны с горючим, кинопередвижки, грузовики с рабочими-иностранцами... Великое переселение народов...
**** Больше чем на километр растянулся поезд по хорошей шоссейной полевой дороге, называемой по-старому „американской".
**** Шум моторов, лязг металлических частей, гудки, песни и смех потонули в сумерках среди бескрайних полей..
**** Ровно в четыре, на другое утро, с гулом, стуком, грохотом и лязгом выступила „тяжелая артиллерия" — огромные колесные и гусеничные тракторы с комбайнами. Серыми железными чудовищами управляют люди в синих комбинезонах и защитных очках.
**** Через час на дороге двигаются обратные грузовики, уже нагруженные зерном. „Сражение" началось.
**** Штаб Левшинки. На стене большая карта „военных действий": оба совхоза, разделенные каналом.
**** Карта разделена на квадраты, по десяти гектаров каждый. Радиотелефон и телеграф. Телефон агрогорода, теперь объявленного «на военном положении». Главком, молодой агроном, отмечает на карте флажками донесения с театра военных действий.
**** Левшинка н Сатинка идут пока ровно.
**** За первый час семь левшинских гектаров уместились в зерновых баках первых двух комбайнов и по трубам-шейкам за сто секунд пробежали в кузов автогрузовика. „Агрегат" — трактор с двумя комбайнами. Действуют исправно. Общий часовой итог: сто агрегатов убрали 3500 га. Автогрузовики перевезли уже зерно в элеватор.
**** Самопишущие учетные аппараты Бруно, похожие на будильники, прикрепленные к каждому трактору, указывают безостановочную работу.
**** „Простоев нет, поломок нет. Настроение бодрое".
**** Сатинка к концу часа убрала 3550 га. Но Левшинка еще обгонит. К ночи левшинцы вольют в армию десятки новых агрегатов, только что полученных совхозом. Сатинцы этого не знают. Главном Левшинки спокойно отдает приказания.
**** На полях. Жара невыносима. Комбинезоны лоснятся от пота. Очкастые люди сидят у рулей тракторов или стоят, как на корабле, у штурвалов комбайнов и уверенно направляют рычащие чудовища на густые заросли высокой пшеницы.
**** Непривычный треск. Внезапная тишина. Машина стала. Поломка!
**** Словно на пожар мчится „скорая помощь" — ремонтная бригада. Каждая минута дорога. На ходу соскакивают с автомобиля монтеры, уже вооруженные инструментами.
**** Старший монтер отдает краткие, быстрые приказания...
**** — Пошел!
**** Машины не останавливаются ни на минуту.
**** — Что сатинцы?
**** — Досадно! У нас еще поломка. Ну ничего. Догоним, У них тоже не без аварий. Два агрегата прогуляли сорок минут.
**** Ночь. Сверху — яркая луна, а над полями лучи прожекторов горят еще ярче. Гул не умолкает.
**** К ночи сатинцы обогнали левшинцев на двести пятьдесят гектаров.
**** С полевой дороги послышался рев моторов, дреньканье железных частей комбайнов. Прибыли резервы — новые десять агрегатов.
**** — Теперь держитесь, сатинцы!
**** На скошенных полях — музыка. Радиопередача. Косцы лежат на соломе и слушают. Отдыхают. Неутомимая молодежь пляшет в сторонке.
**** В три часа разлетелась по полям Левшинцев новая весть: сатинцы тоже подготовили резервы и бродили на поля двенадцать новых агрегатов.
**** Спорчее ночью идет работа: прохладно и светло, как днем.
**** Штаб Левшинки. Квадраты на карте испещрены флажками, У левшинцев уже завоевано на сто пять гектаров больше. Можно и отдохнуть. Стучит радиотелеграф, автоматически записывая на ленту. Главком берет ленту, хмурится. Помощник читает через плечо главкома точки и тире: „Са-ран-ча!.."
**** Звонит телефон. Говорит главком Сатинки.
**** — Да, — отвечает левшинский. — Мы уже имеем телеграмму. Наступает с северо-востока. Нет, не крылатая. Личинки в последней стадии развития. Ползет со скоростью пятисот метров в час. Шесть аэропланов? Хорошо! Мы пошлем восемь. Да. Но у нас маловато мышьяковисто-кислого натра. Да, считая на один гектар до четырех килограммов... Идет!
**** Главком звонит в ангары, в базу Авиахима, летчикам. Тревога! Тревога!..
**** Необходимо бросить на войну с саранчей все тракторы и комбайны обоих совхозов.
**** В воздухе зарокотали моторы. Аэропланы, вооруженные опрыскивателями, летят на врага.
**** Штаб. Донесение: аэропланы начали опрыскивать поле. Миллионы саранчи гибнут, сотни миллионов продолжают ползти, съедая все на пути.
**** Саранча уже в пяти километрах от границы Левшинки. Через десять часов враг начнет пожирать поля. Успеют ли комбайны вовремя притти на место?...
**** В воздухе. Эскадрилья аэропланов низко летит над землей. За аэропланом тянутся хвосты распыленной жидкости и стелются по земле. Бескрылая саранча сплошным серым мохнатым ковром устилает землю. Там, где хвост водяной пыли разостлался на земле, пучится, шевелится серый ковер. Гибнет саранча, но несметные ее полчища продолжают полати. За нею — ни былинки ни соломинки, — все сожрала прожорливая стая!..
Штаб. Молодой авиахимовец главкому:
**** — Вот что я придумал, товарищ, как преградить путь саранче. Вырыть неглубокую канаву, — можно скоро, — налить нефтью и нефть зажечь.
**** — Средство не новое и не дешевое. Но действуй. Идет! Организуй живо!

**** (продолжение следует)
Андрона
Цитата
**** Александр Беляев "Земля горит". (окончание)
**** Поля. Вечер. Солнце заходит. Горит нефть в канаве. Миллионы саранчевых личинок гибнут в огне, а новые полчища все лезут. Сгорают и лезут, лезут и сгорают.
**** В одном месте пламя погасло. Нефти не хватило, потушила ли саранча своими телами, — погасло пламя, прорвалась саранча — ползет.
**** — Нефти! Скорее нефти! Подливай! еще!
**** Школьники в резиновых перчатках и противогазовых масках бегают по полю с ящиками, разбрасывают отраву, иногда под ядовитым дождем, падающим с аэропланов Саранча ест приманку и дохнет. Но саранчи больше, чем приманки.
**** Штаб. Донесение: саранча переступила границу совхоза. Идет по жнивью. Машины жнут пшеницу быстрее, чем движутся остатки полчищ саранчи.
**** — Все дело в темпах, — говорит с облегчением главком.
**** В комнату вбегает молодой биолог.
**** — Нашел! Открыл! Смерть саранче!
**** - В чем дело?
**** — Заражение саранчи особыми паразитами. Молниеносная смерть!
**** — На этот раз ты маленько опоздал. Урожай спасен, — говорит главком-3 - Но если твое средство...
**** - Радикальное!
**** — Посмотрим!
**** ___________________

**** Анка Плетнева и Лев Палов — рабочие крекинг - завода. Сегодня у них выходной день, и они решили провести утро на море.
**** С моря открывался вид на город и промыслы.
**** На море у берега разбросаны странные металлические сооружения — кубы на плотах. У самого берега — кайма из полукруглых плотин. То, что недавно было берегом моря, возвышается теперь пологой горой, покрытой асфальтом. На асфальте железные шестигранники, — дома не дома, — с железными дверями, но без окон. Словно несгораемые шкапы, сбежавшиеся сюда из душных контор. Между ними — цветники, сады, фонтаны. И всюду, как паутина, — электрические провода на эбонитовых столбах. Людей не видно.
**** Высоко на горе блестят стеклянными стенами жилые дома. Густая роща айлантов отделяет жилой город от нефтеперегонных заводов.
**** Есть еще на промыслах старики, которые помнят, что тут было, когда хозяйничали капиталисты. Они любили не нефть, а барыш. До остального им дела не было. Всюду воняло здесь нефтью. От нефтяных испарений даже небо здесь было тусклое, словно смазанное мазутом. Липкая грязь по колено. Драгоценная эмульсия бежала в беспризорные пруды, впитывалась в землю. Скважины бурились по нескольку лет ударным бурением. А вы знаете, что это за работа? Нужда сгоняла сюда бедняков-горцев. Униженно стаскивали они с бритых голов папахи и пробили:
**** — Хлеба нет, барашка нет, руки есть. Дай работу!
**** И становился этот сын гор на каторжный труд. От зари до зари смотрит, как поднимается на два метра и вновь падает острый конец бурильной свечи. Или запрягут его в тартальщики. Вместо чистого горного воздуха — тяжелый запах нефти. Однообразный, убивающий труд... Человек изнашивается скорее, чем желонка, черпающая густую вонючую жижу.
**** А теперь посмотри на промыслы: ты и людей-то не увидишь. Все машины. И запаха нет, и самой нефти не увидишь, — разве в заводской лаборатории. Нефть теперь так и не видит солнечного света. Разведка — вращательным бурением, откачка из скважины — глубокими насосами, пересылка — трубами нефтепроводов. Фонтаны одеты в непроницаемые будки, вот в эти, похожие на несгораемые шкапы.
**** Рядом контора — светлое одноэтажное здание. Тишина. Карты промыслов, разбитые на участки, и номера вышек. Аппараты сообщают, как идет работа на каждой вышке. Техник следит за аппаратами. Вот он отметил какую-то неправильность. Бросает коротко дежурному рабочему.
**** — 72 — 315.
**** Это значит: на семьдесят втором участке вышка номер триста пятнадцать.
**** Рабочий выходит, садится на мотоцикл и едет.
**** Тысячи гектаров драгоценнейшей нефтеносной земли скрывало море в своих недрах целые тысячелетия. Мы добрались до этих скрытых богатств. Сбросили крышку водяного сундука и извлекли оттуда наше жидкое золото. Мы в несколько десятков раз увеличили добычу, а нефти — еще неисчерпаемые запасы. Словно под дном Каспия залегло еще нефтяное море.
**** Группа рабочих, приехавших из-за границы, осматривала промыслы под руководством Ника Вагнера, уже давно поселившегося в Баку.
**** — Ведь, это уже вода? Море? — спросил один из экскурсантов, указывая на карту.
**** — Да, это море. Еще не осушенное море.
**** — Почему же оно у берега также разбито на участки?
**** — Секрет, — улыбнулся Ник. — Но не для вас, товарищи. Я вам открою этот секрет, когда будем на берегу. Идем!
**** Гости заходят в эксплуатационную вышку. И здесь ни души. Только мерно хлопает насос.
**** — У этого железного рабочего голова не закружится, — улыбаясь, говорит Ник.
**** В бурильной — грохот. Стены дрожат легкой судорожной дрожью. На огромной глубине долото со «сталинитовым» наконечником дробит твердые породы, хранящие скрытые богатства.
**** - Во всем этом нет еще ничего нового, — скромно говорит Ник.
**** — Но размах, техника, организация! — восхищенно возражает румын Миронеску.
**** - Да, пожалуй, — соглашается Ник. — Но мы можем похвалиться и кое-чем новым. Идемте на берег моря. Каптаж Волги, — продолжал Ник, — освободил огромные донные пространства нефтеносных земель. Наши промыслы уже давно первые в мире по количеству добываемой нефти. Соединенным Штатам пришлось уступить нам первенство. "Рояль детч шелл" давно погиб. Американский "Стандарт ойль" еще существует, но и его дни сочтены. У Штатов остались промыслы, лежащие на их территории: в Пенсильвании, Калифорнии, у Мексиканского залива, в Оклахоме и Техасе. Но все они уже сильно истощены. Венесуэла, Мексика, Колумбия, Аргентина перестали кормить своей нефтью английский и американский капитал.
**** Море не поспевает за нашими темпами. Усыхает слишком медленно. Правда, каждый год оно отдает нам все новые нефтеносные площади. Но отдает, как скупец. Мы не можем ждать, и вот мы решили... Видите вы эти полукруглые плотины, пришитые к берегу? Мы строим их, откачиваем плавучие базы прямо на воде и на них ставим бурильные машины. Эти «гидронефтяные установки» — техническая новость. Трубы машин проходят сквозь воду, и затем бурильные сверла врезаются в дно. По мере того как море усыхает, базы опускаются, трубы укорачиваются, пока наконец вся установка не оказывается на осушенном дне.
**** — Можно осмотреть? — спросил венгерец Бачани.
**** — Разумеется.
**** — Добрый день, — вдруг услышали они за собой голос. К ним подходил американец Эдвин Брусе во фланелевом белом костюме и панаме.
**** — Принесла нелегкая! — проворчал Ник. — Здравствуйте, мистер Брусе! Хорошая сегодня погода! — обратился он к нему по-русски.
**** Брусе побарабанил пальцами по пуговице жилета, сказал еще несколько слов и отошел..
**** — Не нравится мне этот тип! — сказал Ник.
**** — А кто он?
**** — Представитель. "Стандарт ойль". Приехал «искать путей для сближения». Он очень интересуется нашими водяными установками, но мы его туда не пускаем... А теперь, когда этот мистер удалился, сядем в лодку и осмотрим наши «гидропромыслы».
**** Анка шла по айлантовой роще, направляясь в радиотеатр;
**** Один старый рабочий рассказывал как-то Анке историю этой рощи.
**** ______________

**** Айлапт, — удивительное дерево. Оно как будто Создано для того, чтобы расти вблизи фабрик, заводов, нефтяных промыслов. В копоти, дыме, газовых испарениях дерево чувствует себя прекрасно. Великолепно сопротивляется ветру. И вот лет двадцать назад, когда «город ветров» Баку и другие нефтепромысловые города не были еще так забронированы асфальтом и благоухали нефтью, были выведены из Китая айлантовые деревья. Они очищали воздух и прекрасно росли, словно питаясь копотью труб и жирными испарениями нефтеносной земли. Теперь эта роща «китайского ясеня» сделалась любимым местом прогулок.
Анка подошла к радиотеатру. Это обширное знание в восточном стиле, с двумя высокими «минаретами», между которыми протянута антенна.
**** Анка вошла в зрительный зал и уселась. Левки еще не было. Его место пустовало.
**** — Добрый вечер, Анка! — услышала девушка голос Ника. Он сидел позади нее со всей «интернациональной» компанией: немцем, румыном и венгерцем. Да и вся публика была интернациональная. Много европейских рабочих, китайцы, персы, индусы, афганцы, негры сидели с бакинскими рабочими и изъяснялись, забавно перемешивая свои и иностранные слова. Чаще всего слышался немецкий и русский язык.
Прежде чем большой белый экран ожил, раздались звуки увертюры. Лампы зала медленно повисли, и экран вдруг превратился, словно по волшебству в сцену берлинского оперного театра.
**** Рабочее предместье Берлина. Ночь. Фонарь. Глазастый автомобиль выехал из-за угла. Сирена угрожающе воет. В автомобиле — шуцманы с собачьими мордами противогазов. Толпа рабочих преграждает путь автомобилю. Хор...
**** Шла опера молодого немецкого композитора „Наш Октябрь". Иллюзия была полная. Зрители захвачены исполнением и оригинальной музыкой.
**** Вдруг зал всколыхнулся, словно электрический ток прошел по рядам. Удар грома, сопровождаемый протяжным гулом, потряс театр.
**** — Это уж слишком натурально, — сказал кто-то вполголоса.
**** Внезапно замолкли звуки, погас экран, вспыхнули будничные лампы. Чей-то голос сказал в наступившей тишине:
**** — Товарищи! Спектакль прекращается. На промыслах вспыхнул пожар!
**** Зрители спешно, но в полном порядке покинули зал.
Рис. Н. Кочергина
**** Стволы айлантов четко, как нарисованные тушью, выделялись на ярком багровом фоне. Над вершинами деревьев виднелся пылающий небосклон. Даже здесь было слышно, как клокотала, шипела, гудела огненная стихия. В воздухе сильно пахло горящей нефтью.
**** Над промыслами стоял огненный столб, поднимающийся к самым облакам, которые стали багровыми. А вокруг огненной вершины багровели густые громады дыма. Это было страшно, как извержение гигантского кратера. Море на огромном пространстве стало багрово-красным.
**** До огня далеко, но жар уже на этом расстоянии был почти невыносим. А каково-то пожарным! Правда, они работают под зонтиками-душами, непрерывно окачивающими их водой. Но жар так велик, что вода превращается в пар на их прогретых костюмах.
**** Пущены в ход все стационарные насосы, подающие в резервуары кислотные и щелочные растворы с примесью лакрицы. Пеной тушат! Но невероятная температура и постоянные взрывы затрудняют работу.
**** С грохотом проезжают пожарные автомобили. На автомобилях пеногенераторные машины. Новоприбывшие быстро окружили огненный столб кольцом, и машины начали выбрасывать потоки пенной жидкости на высоту двадцати метров.
**** Огненный столб потускнел.
**** Новый страшный взрыв — и новое огненное дерево с гулом, ревом, свистом, шипеньем выросло над промыслами.
**** Анка едва устояла на ногах, когда горячий воздушный вал обрушился на нее. Толпа отхлынула.
**** И вдруг, заглушая рев пожара, загремел, как гром, человеческий голос. Заговорил гигантский громкоговоритель с трехтысячекратным усилением. Этот чудовищный голос был слышен больше чем за тридцать километров. Вблизи громкоговорителя нельзя было стоять, он буквально потрясал колебаниями воздуха.
**** — Товарищи! — гремел сверхчеловеческий голос, — немедленно отправляйтесь каждый на свои фабрики и заводы. Там получите боевые приказы. Пожар вышел из обычных «границ». Пожарным нужна ваша помощь.
**** Два раза прозвучал этот призыв. Но этого можно было и не делать: рабочие начали тотчас расходиться.
**** Анка отправилась в завком крекинг-завода. Там она узнала, что все склады пенообразующего порошка исчерпаны. Шесть грузовиков с порошками, прибывшие из старого Баку, несколько поправили положение, но оно еще остается очень напряженным. На химическом заводе, в двадцати километрах от нового Баку, идет лихорадочная работа по изготовлению порошка. Но рабочие химического завода не справляются и просят помощи. Надо немедленно отправляться туда.
**** На заводе всю ночь шла лихорадочная работа. Каждый час приезжали порожние грузовики за порошком, и шоферы сообщали о пожаре. Был момент, когда угроза пожара повисла над всеми промыслами. Порошка не хватало. Но быстрая мобилизация рабочих спасла положение. Последние известия на рассвете были утешительны: пожар утихал, хотя принес уже многомиллионные убытки и стоил нескольких человеческих жертв. Рабочие и пожарные победили огонь.
**** Рано утром, выходя из завода, Анка встретилась с Ником.
**** — Моторная баржа взорвалась и сгорела, как предполагали, со всеми рабочими, находившимися на ней, — сказал он. — Но вот сейчас нашли моториста с баржи. Он порядочно обгорел, но остался в живых. Взрывом его сбросило в воду, и он еще имел силы доплыть до берега и лежал там без сознания до утра. Так вот. Теперь он пришел в себя и говорит, что пожар начался от огня в выхлопной трубе баржи. Вчера вечером, — продолжал Ник, — на баржу заходил этот мистер. Но он был на барже за час до пожара. Правда, странно, что вчера же вечером он улетел в Тегеран. Следствие все это выяснит.
**** Из путевого дневника Эдвина Бусса.
Гостиница для туристов «Красная звезда». Ну, разумеется, красная. Разве здесь могут обойтись без красного? Здесь все красное: «Красный пахарь», «Красный печатник», даже «Красный колос».
**** Вверху, на плоской крыше гостиницы - высоко укреплена огромная пятиконечная звезда, которая ночью горит ярким красным светом. Звезда служит маяком для аэропланов местного сообщения, садящихся прямо на крышу. С озера довольно красивый вид. Как бы далеко ни отъехать на лодке, красная звезда маячит в небе и отражается в воде. Красный огненный след протягивается через все озеро до самой лодки.
**** Гостиница стоит на самом берегу большого озера — Жемчужного озера. Оно рождено каптажем в голой стели. Спокойное, огромное зеркало неба, окруженное тенистыми рощами и красивыми белыми курортными виллами.
**** Наконец-то я могу отдохнуть и разобраться во впечат...
Рис. Н. Кочергина
**** Вчера я не дописал фразы. Мне сказали, что гидроплан отлетит в пять утра. Надо было собираться. И вот я продолжаю свой дневник уже в "городе нефти", новом Баку — цели моего путешествия. Вернее — конечной цели.
**** Конечная цель — нефть. Но хозяин поручил мне попутно ознакомиться с каптажем. Хорошо сказать, «попутно». Ознакомление с каптажем надо начинать с Москвы, так как каптаж сказался даже в Москве.
**** По милости каптажа Москва стала портом. Даже можно сказать — морским портом. Благодаря сложным гидротехническим сооружениям Москва оказалась соединенной через Москву-реку, Оку и Волгу — с Азовским, Черным и Каспийскими морями. Глубоко сидящие суда с углем, хлебом, нефтью подходят почти к самым стенам Кремля. А на улицах Москвы можно теперь видеть матросов почти всех стран.
**** Из Москвы я отправился на юг. Из Москвы!.. Но и до Москвы у меня было одно незабываемое впечатление. Я летел в Москву через Сибирь и спешил сделать остановку в Магнитогорске. О, эта Магнитная гора! Мне казалось, что она тяжестью всей своей руды придавила меня. Здесь я получил первый удар, от которого не могу оправиться до сих пор.
**** Я летел над голой, выжженной солнцем степью. Уныло, безлюдно, мертво... «Здесь все осталось таким, как было тысячи лет назад", — думал я. «Тысячи лет. Тысячи лет застоя!» — смеялась душа моя.
**** Орел-стервятник погнался за аэропланом. Несколько минут я следил за птицей, а наша стальная птица продолжала лететь быстрее орла. Случайно я посмотрел вниз, и то, что увидел, поразило так, что я тотчас забыл об орле.
**** Я не узнавал местности. Словно кто подменил ее. Мертвой степи больше не было. Мы летели над сплошным заводом, которому, даже с высоты аэроплана, казалось — нет конца.
**** Словно вся степь превратилась вдруг в сплошной гигантский завод. Семьдесят квадратных километров, как узнал я потом. Это — площадь одного завода.
**** Магнитная гора оказалась не одна. Она состоит из шести горных кряжей, опоясывающих Магнитогорск с востока до запада. Эти шесть кряжей: Дальний, Узянка, Ежевка, Атач, Ай-Дарлы и Сосновый — словно передовой отряд Уральского хребта. За Магнитной на севере виднеются пологие мертвые холмы. Далеко на горизонте синеет Уральский массив. Эти шесть кряжей — советские сундуки, наполненные великолепной рудой, Четыреста, может быть пятьсот и больше миллионов тонн. Миллионы тонн еще неоформленных тракторов, машин, железнодорожных мостов. Прожорливые доменные печи, — я насчитал их восемь, — величайшие в мире, пожирают ежедневно по тысяче двести тонн руды. Эти великаны поглощают столько кислорода, что его хватило бы на дыхание миллиона человек. Почти семь миллионов тонн металла — такова продукция этих печей, этих восьми вавилонских башен. Шесть тысяч поездов в год едва успевают вывозить металл.
**** Семьдесят миллионов ведер воды выпивает один завод. В три с половиной раза больше Москвы. Железобетонная плотина на реке Урале — первая по длине в шире: целый километр — создана для того, чтобы направить речную воду в прожорливую пасть завода. Но ему того мало. Вторая Плотина дает воды в пятнадцать раз больше, чем первая. И этого мало ненасытному Магнитогорску. Мало реки, — он выкачивает воду из озер, расположенных в двадцати-тридцати километрах. Плотинами создаются новые пруды и озера в десятки квадратных километров.
**** А город с его двухсоттысячным населением! Город, который, как Нью-Йорк, не знает ночи, потому что работа идет крутые сутки... Асфальт, электрическое освещение, трамваи, автомобили, автобусы, парки, цветники, скверы, огни клубов, общественных столовых и кафе, кинематографов и «универмагов»... Европа... Но на тротуарах здесь не увидишь разряженных дам и мужчин в котелках и цилиндрах. Город рабочих. Одни из них, в рабочих костюмах, идут на работу, другие отдыхают в парках, садах культуры и отдыха, все в опрятных, простых костюмах.
**** Еще одно ошеломляющее дорожное впечатление... Сталинградский тракторный завод. Собственно говоря, после Форда, сам завод не ошеломил бы так, если бы я не знал, чей это завод, кто создал его и в какой срок. Я стоял с часами в руках и наблюдал, как из ворот завода выезжали тракторы, чтобы взобраться на вагон-платформу и отправиться в путь на советские поля. Двадцать тракторов в час прошли мимо меня. Сто сорок тракторов в день. Пятьдесят тысяч в год. Это значит полтора миллиона лошадиных сил... А ведь Сталинградский — не единственный тракторный завод в СССР.
**** От Сталинграда идет новый канал прямо на юг, пересекает по пути канал Волго-Донской, соединяется с Тереком... Теперь можно проехать прямым водным путем из Москвы в Сталинград, Тифлис и дальше по Куре на юго-восток и по каналу, проведенному на осушенном дне морском, до Баку и в Каспийское море. От Дона тоже проведены каналы по осушенному дну моря к восточной его оконечности. Из Астрахани — тоже канал, опять-таки через осушенную территорию, к морю. Вообще все осушенное дно перемечено большими и малыми каналами.
**** Попутно я осматривал большую гидростанцию у села Сестренки на острове Шишки. Надо признаться: грандиозное сооружение, которым впору было бы хвалиться и нам.
**** Высота падения — тридцать семь метров. Три тысячи кубических метров воды в секунду. Энергии — больше трех миллионов лошадиных сил, т. е. в десять раз больше Днепровской.
**** Два мира! Здесь я почувствовал это особенно остро. Не только словом, но и показом дела они каждую минуту словно хотели вбить мне в голову острый гвоздь мысли: их мир — будущего, мой — прошлого, обреченного на слом...
**** Осмотрев электростанцию, я осмотрел совхоз имени товарища Михеева, названный так, если не ошибаюсь, в честь первого строителя каптажа.
**** До каптажа здесь атмосферных осадков было совсем мало, каких-нибудь двести пятьдесят миллиметров. А теперь на гектар приходится семьдесят тысяч ведер воды в год, что равняется как бы тысяче двумстам миллиметров атмосферных осадков. Отбросьте на сток, и все-таки получите не менее девятисот. Это вместо двухсот пятидесяти-то! Да и настоящих небесных атмосферных осадков у нас стало выпадать куда больше с тех пор, как насадили здесь леса. Леса-то ведь задерживают облака! Часть своих атмосферных осадков они даже «одалживают» в Средней Азии. Там большая сеть электростанций искусственного дождевания.
Я летел на гидроплане из Шаумянска в Новый Баку.
**** Под самолетом проходила флотилия огромных судов. Можно было подумать, что флот великой морской державы выходит на маневры. Но это были лишь рыболовные суда, сделанные по последнему слову новейшей рыболовной техники.
**** Ровная линия судов медленно загибалась в полукруг. Да, с таким флотом и с такими мощными орудиями лова можно „вычерпать море".
**** В Новом Баку меня более всего интересовали новые гидронефтяные установки. Но мне не удалось осмотреть их, в вечернее время не допустили, это очевидно... Со мной предпочитали говорить о погоде, пока я не принужден был уйти. А между тем трое иностранных „товарищей" — я сам видел — после моего ухода отправились туда в сопровождении бакинца.
**** И причиной всему — каптаж. Я не видел всего СССР. Видел только один каптаж с его производными. И вот я стал одним из этих производных. Каптаж раздавил меня морально и идейно. Но я сделаю то, что мне поручил хозяин. Их нефть нам мешает. Ее нужно уничтожить...
**** Приписка через несколько недель: Не удалось. Миллионы строителей непобедимы.

Александр Беляев, "Вокруг света", 1931, № 30-36.
Андрона
****Выкладываю найденный очерк А Беляева «Прогулки на гидроплане» с предисловием Олега Орлова.
Цитата
Рис. С. Острова.
А Беляев «Прогулки на гидроаэроплане»

***... Авиатор осмотрел наши шляпы. Моим «кепи» удовлетворился, натянув его мне больше на уши. Попросил снять пенсне, — чтобы не сдуло ветром. Легкую шляпу моего соседа авиатор заменил теплой вязаной «авиаторской» шапкой, закрывающей всю голову, кроме лица. Авиатор собственноручно натянул на голову моего товарища эту шляпу, чем вызвал восторг собравшихся на берегу мальчишек.
***После того, как мы были превращены таким образом в авиаторов, наш «капитан» отдал приказ спускать аппарат на воду.
***Пять или шесть рабочих подъехали в лодке, зацепили веревкой за одну из лодок гидроаэроплана и стали отвозить аппарат от берега, лавируя меж стоящих на рейде лодок и судов.
***Когда все лодки остались позади, аппарат повернули к выходу из рейда.
***Авиатор, стоя распоряжавшийся всеми этими работами, отставил свое кресло, освободив этим место для вращения рычага, пускающего мотор в ход, и не без труда повернул ручку рычага. Мотор стал выбивать дробь, и мы медленно начали продвигаться по бухте.
***...Гидроаэроплан помчался со скоростью хорошей моторной лодки, вспенивая воду. Авиатор делал по бухте большой полукруг, чтобы направить аппарат в открытое море, против встречного ветра.
***Это «водяное» путешествие показалось мне довольно продолжительным, может быть потому, что скорее хотелось подняться в воздух. Мы описали дугу. Мол под маяком остался вправо, перед нами было открытое море.
***Авиатор поставил мотор на максимальную скорость, оглушительная дробь перешла в однотонное жужжание, которое казалось, стало тише. Лодки нашего аппарата резали волны, оставляя за собой пушистую полосу пены.
***Чем дальше выезжали мы в открытое море, тем выше были волны и тем больше качало наш аппарат.
***Это уже не было «плавание». Наше движение походило на полет над водой отяжелевшей птицы.
***Наступил момент отделиться от воды.
***Авиатор с напряжением поворачивал рычаг. Хвост аппарата коснулся воды, передняя часть лодок приподнялась. Волны бросают под лодки целые водопады и разбиваются в белое облако. Точно какое-то сказочное чудище разыгралось с волнами... Волны бьют все сильнее, и при каждом ударе аппарат неравно дрожит и как раненая птица, делает порыв вверх, стараясь вырваться из этой кипящей белой пены. Но тяжесть одолевает...
***Авиатор, покрасневший от усилия, «взнуздывает» аппарат вверх, и гидроаэроплан, повинуясь этому движению, как лошадь становится на дыбы, почти отделяясь от воды. Но сила тяжести побеждает опять, и аппарат снова грузно шлепается в воду своими лодками, поднимая тысячи брызг и весь содрогаясь.
***Еще прыжок, и еще падение... Так аппарат начинает скакать над водой все более и более гигантскими прыжками. И чем выше прыжок, тем с большей силою ударяется о воду.
***Но вот постепенно удары начинают ослабевать. Еще несколько прыжков — и мы уже совершенно отделились от воды. Последний раз коснулись лодки своим задним краем хребта большой волны, разбили его в облако белой пыли. И сразу поднялись над водой на несколько саженей. Аппарат еще раз нырнул вниз, но уже не коснулся воды.
***Наконец мы в воздухе! Море под нами уходит все ниже. Ветер начинает дуть с такой силой, что мешает смотреть. Веки закрываются и надо усилие, чтобы раскрывать их.
***Мы поднимаемся все выше и одновременно заворачиваем к заливу. Аппарат наклоняется на повороте и мы видим берег. Но как он изменился с высоты! Домики окружающие залив, кажутся не белыми, а красными, потому что сверху мы видим только их черепичные крыши. Белой ниточкой тянется у берега прибой. А вот и люди на пляже, — черные точки. Они машут нам шляпами и зонтиками, мы отвечаем на их приветствия и двигаемся вдоль залива.
***Горы приблизились. Ясно видно облако, засевшее в расщелине скал. Залив все более становится похожим на ярко раскрашенную географическую карту: голубое море, красные домики и коричневые скалы с пятнами темной зелени. Берега медленно проплывают мимо нас.
***Аппарат движется совершенно плавно. Ни дрогнет, ни шелохнется. Временами кажется, что мы стоим неподвижно. Только порывистый ветер заставляет вспомнить, с какой головокружительной скоростью несемся мы вперед.
***... Авиатор машет рукой, мы смотрим в том направлении. и перед нами развертывается. как в панораме, берег Ривьеры. Словно игрушечный, лепится на скалах Монакский замок...
***Вероятно с берега мы кажемся вместе со своим аппаратом не больше стрекозы. Но зато какая маленькая стала и земля! Позади нас итальянская Вентимилья, впереди французская Ницца, а посреди маленькое княжество Монако.
***Пора возвращаться!
***Авиатор делает вираж, и аппарат устремляется в открытое море. Вид его с такой высоты очаровал нас.
***Горизонт поднялся и стоял над нами недосягаемо высоко, как завеса. Даль бесконечно расширялась. Я посмотрел вниз. Море из ярко-лазурного стало темно-синим, как ночное небо. Казалось мы летим меж двух сходящихся краями прозрачных полушарий: голубого — неба и синего — моря. Внизу глубоко под нами проплывает большое трехмачтовое судно. А впереди пустыня, на горизонте которой смыкаются две бесконечности, неба и моря. и в этой пустыни видишь только край серенькой лодки, на носу которой сидит человек и управляет колесом. И послушная ему несется лодка в воздушном пространстве.
***Иногда налетает порыв ветра, и лодка плавно поднимается, и опускается и опускается по широкой воздушной волне. и опять так спокойно, будто стоит неподвижно, ветром несется вперед.
***Под нами прошло еще несколько судов и лодок, и мы опять увидали берег.
***...Да уж наша ли это гавань? Но авиатор правит уверенной рукой, и скалы с каждым мгновением растут перед нами.
***Чем ближе мы приближаемся к берегу, тем заметнее становится, с какой бешеной скоростью несется аппарат.
***Скалы все приближаются, грозной стеной вырастают под нами, а аппарат с той же бешеной скоростью, будто забыв о море, несется прямо на скалы.
***Невольно шевелится мысль: успеет ли авиатор умерить быстроту полета и свернуть перед этой твердыней? Но аппарат по-прежнему летит на скалы. Наконец, крутой поворот, аппарат сильно накреняется в сторону поворота, и мы мчимся к бухте.
***Вот и мол, и маяк.
***Авиатор берет руль глубины, и мы начинаем «скатываться» с поднебесных высот вниз, точно с ледяной горки. И опять обман зрения. Волны кажутся уж совсем близко от нас, а аппарат с прежней скоростью падает «носом» вниз и, кажется, еще мгновение — и он зароется в волны. Но это только кажется.
***...Мотор с жужжанием переходит опять на частую дробь, аппарат становится параллельно воде, мы уже летим над самой бухтой. Несмотря на уменьшенную скорость, берега быстро мелькают мимо нас, как в окне курьерского поезда. Ход мотора все уменьшается, и аппарат приготовляется сесть на воду: передняя часть поднимается хвост опускается. Еще момент — и аппарат мягко шлепает своими лодками в воду, поднимая целый каскад брызг...

«Костер», 1971, № 8, С. 43-45


****Публикация в журнале «Костер» № 8 за 1971 год явно не могла быть местом его первой публикации, хотя бы в силу некоторых особенностей языка. Например «авиаторов» уже многие годы называли «летчиками», а в 1971 году не было моды летать на «ретросамолетах». Публикация 1971 года вышла с предисловием О. Орлова и иллюстрацией С. Острова.
**** Впоследствии удалось выяснить, что этот очерк впервые был напечатан в газете «Смоленский вестник», Смоленск, 1913, 21 апреля
**** Возможность человека Взлететь в Небо - овеществленная Научная Фантастика! В 1913 году Беляев писал о том, что Великая Мечта Человека о Полете - Осуществилась! Сейчас даже полет в космос - работа, и почти никакой романтики.
****На Авиационной неделе 1910 года в Петербурге помимо состязания авиаторов проводились состязания в воздухоплавании и змееплавании. Иногда кажется, что те самолеты летали на благодати smile.gif)), а не на законах аэродинамики. Законы аэродинамики нужны были для оправдания почему ЭТО Летает.smile.gif))
"Утка" Henri Fabre, 28 марта 1910 года.
**** В данном случае показательна биография Игоря Сикорского, который помимо создания самолета "Илья Муромец" и изобретения вертолета написал несколько богословских трактатов: «Послание молитвы Господней», «Невидимая брань», "Невидимая встреча", "Эволюция души. О смысле жизни", "В поисках Высших Реальностей".

****Помимо полетов в Италии весной 1913 года удалось выяснить, что Беляев в 1912 году летал на одной из первых моделей инженера Якова Модестовича Гаккеля (13.05.1874 - 12.12.1945 г.). http://www.litportal.ru/index.html?a=7&v=1 Если учесть, что полеты на модели "Гаккель-VIII" после устаноления русского рекорда высоты в 1350 м проводились не только в Москве и Петербурге, но и в Смоленске, то летал Беляев именно на нем.
Цитата
*** «Гаккель-Vlll» был дальнейшим развитием типа VII, но с двигателем «Аргус» в 80 л. с. при тех же размерах; в соответствии с требованиями Конкурса военных аэропланов 1912 г. самолет имел фюзеляж четырехгранного сечения с округлым гаргротом впереди и сзади двухместной кабины. Под центропланом верхнего крыла, несколько увеличенного в размахе, было два обтекаемых бензобака и радиатор. Общее производственное выполнение было намного выше, чем у самолета типа VII.
*** Самолет был закончен постройкой весной 1912 г. и направлен на 2-ю Международную выставку воздухоплавания в Москве в мае того же года. Там Я.М. Гаккель получил за него от Московского общества воздухоплавания Большую Золотую медаль.
Я.М. Гаккель
По окончании выставки, на состязаниях в Москве, летчик Г.В. Алехнович на этом самолете установил русский рекорд высоты, равный 1350 м, а также производил опыты полетов в ночное время, приземляясь на поле, освещавшееся подожженным бензином. Потом Г.В. Алехнович выполнил ряд публичных полетов в Курске, Смоленске, Вязьме, Гомеле. По окончании их самолет был отправлен в Петербург для участия в конкурсе.
http://www.trlg.ru/plane.php?art=82


Может быть удастся найти статью 1912 года о полетах в Смоленске на этом красавце.

___________
Спирин И. Т. Записки авиатора. — М.: Воениздат, 1955. — 144 с.
Катышев Г."Небесное отечество Игоря Сикорского". // "Журнал Московской Патриархии", М, 1998, №1

Продолжение: http://www.olmer.info/index.php?s=&sh...t&p=1069827
Андрона
**** К Дню Победы размещаю самую маленькую, но очень яркую статью Александра Беляева, опубликованную в газете «Большевистское слово» 26 июня 1941 года, посвященную решимости защитить страну от фашизма. 26 июня Беляев еще не мог знать, насколько кровопролитной будет Великая Отечественная война.
****Значение этой статьи Беляева (кроме того, что это одна из его последних известных статей) еще и в том, что она вышла за неделю до знаменитого выступления Сталина «Братья и сестры! Я обращаюсь к Вам, друзья мои...» прозвучавшего 3 июля. Уже через 4 дня после начала войны Беляев знал за счет чего «Враг будет разбит! Победа будет за нами!»

Цитата


Александр Беляев «Созидатели и разрушители»
****Труд — созидает, война — разрушает.
****Наше отечество — государство трудящихся. Мы созидатели. И наша политика была политикой мира.
****Нам навязали войну-разрушительницу. Что же? Будем «разрушать разрушителей»! Наша доблестная Красная Армия докажет вероломному врагу, что рабочие и крестьяне, из которых она состоит, умеют не только строить заводы и фабрики, но и разрушать «фабрики войны».
**** Какие бы тяжелые испытания ни пришлось нам пережить, армия великого народа не сложит оружия, пока враг не будет отброшен и уничтожен.

«Большевистское слово», Пушкин, 26 июня 1941 года.

Она осталась правильной несмотря на все прошедшие годы.
Андрона
Возможно, эта статья лучше смотрелась бы 12 апреля или еще в какую-либо дату посвященную космонавтике, но считаю возможным разместить ее и сейчас.
Цитата
**** А. Беляев "АРГОНАВТЫ ВСЕЛЕННОЙ"

****Детиздат Украины выпустил вторым изданием роман В. Владко «Аргонавти всесвiту». Этот же роман вышел на русском языке в Ростовском областном кни­гоиздательстве.
****В послесловии украинского издания сказано: «Автор использовал свое выгод­ное положение писателя, который писал роман о межпланетных путешествиях уже после многих предшествующих произведе­ний. Это дало ему возможность избегнуть многих ошибок, которые допускали в сво­их талантливых произведениях авторы фантастических произведений о межпла­нетных путешествиях...»
****Это совершенно верно. Однако положе­ние писателя, который пишет на тему, уже использованную его предшественника­ми, имеет не только свои выгодные сто­роны. Избегать ошибок предшественников - этого еще мало. Необходимо избегать и повторений, по-новому раскрывая старый ма­териал и обновляя его новейшими достижениями науки.
****Рецензируемая книга, таким образом, поднимает важный вопрос о произведе­ниях, написанных на одну и ту же или близкую научную тему. Академик В. А. Об­ручев в статье о научной фантастике (журнал «Детская литература» № 1, 1939 г.) правильно пишет, что нам надо создать в ближайшее время целый ряд поучитель­ных научно-фантастических романов на наиболее интересные и актуальные научные темы: о межпланетных полетах, о проникновении в недра земли, в ледяные просторы Арктики, в морские глубины и т. п.
****Некоторые из этих тем очень широко использованы в мировой литературе. На­пример, мой роман «Прыжок в ничто», по словам профессора Н. А. Рынина, с кото­рым я консультировался, занимает по сче­ту 701-е место в ряду произведений о межпланетных путешествиях. Советские авторы дали едва ли более десятка из это­го числа. Количество переводов также не­значительно. Работы впереди много, зада­чи ответственны, и, чтобы мы успешно справились с этими задачами, нам необ­ходимо следить за работой друг друга, учиться на своих и чужих ошибках, избегать повторений, стараться, чтобы книги на одну и ту же научную тему как-то до­полняли друг друга, а не дублировали материал. Необходимо тщательно изучать уже вышедшие книги и научный материал на данную тему, иметь живой контакт, знакомить друг друга со своими творче­скими планами. К сожалению, этого нет. Наши писатели-фантасты все еще, как и зарубежные, работают изолированно друг от друга.
****Это отзывается на качестве произведе­ний и в конечном счете на интересах чи­тателя.
****Вернемся к рецензируемой книге. В от­ношении научного материала автор В. Владко находился действительно в выгод­ном положении. К его услугам был значи­тельный научно-популярный и научный материал. Надо было только хорошо обра­ботать его. И автор сделал это вполне доб­росовестно. В книге отсутствуют научные ошибки, за исключением разве мелких опи­сок; так, например, на границе 59 автор пишет, что остатками человеческого дыха­ния являются «лишний углерод и вредные газы», а на странице 58 говорится об угле­кислоте и вредных остатках дыхания. В основном использован материал К. Э. Циол­ковского и Н. А. Рынина. Имеется хоро­ший чертеж ракеты. Хотелось бы, чтобы вопрос об управлении ракетой был изложен более подробно, иначе у читателя мо­гут возникнуть некоторые вопросы. Все устройство ракеты, например, рассчитано на то, чтобы путешественники могли удоб­но расположиться не только в невесомом состоянии, но и в пределах, где сущест­вует тяжесть. Судя по описанию спуска на Венеру, управление, было далеко не идеально. При таком положении вещей ра­кета, опустившись на почву Венеры, мог­ла лечь, если так можно выразиться, ки­лем вверх. Что осталось бы тогда от всех удобств, предусмотренных автором, как люди поднимались бы по перевернутым лестницам, что было бы со складами, ма­шинами и пр.? Однако такие недомолвки трудно ставить в вину: материал неисчер­паемый.
****Плохо то, что в романе много дублирова­ния, повторения других произведений. Ес­ли бы читатель, прочитавший мой роман «Прыжок в ничто» и «Звезду КЭЦ», вслед за этим прочитал «Аргонавтов вселенной», он был бы поражен обилием совпадений, и у него, пожалуй, явилась бы даже мысль о том, что кто-то у кого-то позаим­ствовал. Причем в невыгодном положения оказался бы писатель, произведение кото­рого вышло последним. Я лично не сомне­ваюсь, что никто ни у кого не заимство­вал, что сходство объясняется единством исходного материала и его внутренней логикой (приготовление к отлету, отлет, в мире невесомого, посадка, обратный путь, возвращение). Если все же у кого-нибудь явится мысль, что В. Владко использовал «мой» материал, то в утешение В. Владко могу ему сообщить, что, когда появился мой роман «Прыжок в ничто», Я. И. Перельман писал в своем отзыве, что я со­вершил чуть ли не плагиат, повторяя «его» материал. Его же материал в свою очередь повторяет иной, хотя бы из ро­мана «Вторая луна» Артура Трэда и Р. Вуда (журнал № 2, 1922 г., «В мастер­ской природы», под редакцией Я. И. Перельмана). И уж, конечно, весь этот материал целиком повторяет перво­источник — высказывания К. Э. Циолков­ского.

****Так Циолковский иллюстрирует жизнь без веса, между прочим, примером того, как будет вести себя в невесомом прост­ранстве жидкость: вытолкнутая из сосуда, она превращается в шар. Этот же шар фигурирует у Перельмана, у Артура Трэна и Вуда, у Беляева и Владко. И эти шары, конечно, похожи друг на друга, «как две капли воды».
****Я думаю, нам не следует устанавливать патенты и авторские права на идеи, тем более не нами выдуманные, и вступать в споры по поводу того, кто первый сказал «э». Гораздо полезнее, если мы позаботим­ся о том, чтобы не пичкать читателя одни­ми и теми же шарами в каждом романе. Не следует забывать, что даже Циолковский не исчерпал материала, не привел всех частных случаев общего закона. И мы должны позаботиться о том, чтобы вводить новый иллюстрационный мате­риал.
****Вот, например, как авторы «Второй лу­ны» описывают момент исчезновения силы тяжести: «Хукер положил руки на пол сбоку и, оттолкнувшись, поднялся на всю длину рук. Он легко держался на кончи­ках обоих указательных пальцев; потом, к изумлению своих спутников, быстро поднял руки, но вместо того, чтобы упасть, медленно вернулся в первоначальное по­ложение, подобно телу, взвешенному в жидкости».
****Кончики указательных пальцев, поддер­живающие вес человеческого тела, — вот один из бесчисленного количества вариан­тов того, как можно о старом сказать по-новому. Но для этого необходимо самостоятельно продумать то или иное новое положение, исходя из общего закона. Это, конечно, труднее, сложнее, ответственнее, чем простое повторение пройденного.
И дело не только в подобных мелочах, а п в том, чтобы в целых разделах научного материала мы проводили размежевание. В одном романе можно уделить главное вни­мание технике и теории реактивных дви­гателей, в другом — более подробно объяс­нить сущность астронавигации и т. п. Тогда каждый новый роман будет давать читателю и новый материал, один роман будет дополнять другой.
****То, что отмечено выше, не может быть отнесено к числу недостатков романа В. Владко, а скорее к недостаткам нашего Союза писателей, который до сих пор не нашел писателям-фантастам определенно­го места, не умеет объединить их. Науч­ная же сторона романа Владко, безотноси­тельно взятая, безупречна. Удачно поданы приключения на Венере: каждое из них играет какую-то служебную роль в раз­витии сюжета или подаче научного мате­риала. В общем роман читается с интере­сом, но следует указать, что значительная часть этого интереса держится на увлека­тельном материале о межпланетных путе­шествиях. Этот материал сам по себе так ярок, разнообразен, обилен, что он засло­няет собою недостатки романа, а они име­ются.
****Прежде всего — люди. Нелегкая задача показывать «четырех представителей наилучшей части человечества — советского общества», как называет своих героев сам автор. К сожалению, эти герои выглядят далеко не наилучшими оригинальными фи­гурами. Их язык, их остроты — все гово­рит о невысоком уровне культуры. «С чем его кушают», «не по адресу обратились» — такими шаблонными, дешевыми остротами обмениваются герои. Вместо конфликтов, возникающих на несходстве характеров, между ними возникают только словесные препирательства, споры, «подкалывания» друг друга. «Уж если опять заспорили, опять начали грызться, все напасти по­зади», говорит о своих спутниках сам на­чальник экспедиции. Хороши наилучшие представители человечества! Правда, когда нужно, они приходят друг к другу на по­мощь, проявляют заботу, но все же они больше проявляют черты мелкого харак­тера. И как обрисованы эти характеры! Профессор Рындин — спокойный. Охотник Гуро — спокойный и насмешливый. Геолог Сокол — обидчивый и нервный. Василий Рыжко, попавший «зайцем» на ракету, — типичный юноша - совершенство. Кстати, не слишком ли много, «зайцев»?.. Они стано­вятся постоянной принадлежностью наших научно-фантастических романов.
****С безбилетными пассажирами, с «зайца­ми», нам необходимо повести серьезную борьбу не только потому, что такой персо­наж и такой эффект становится уже де­шевым, шаблоном, но и потому, что «заяц» - герой — фигура очень вредная в педагоги­ческом отношении. «Заяц» не только недис­циплинированный человек, но и преступ­ник, если брать всерьез те последствия, к которым может повести появление «зай­ца» в ракете или подземном, подводном снаряде. Это может повести к гибели всех, к провалу дела, на которое правительство затратило миллионы. А между тем этот дезорганизатор в романах возводится в ге­роя, идеализируется, наделяется всячес­кими достоинствами, и получается так, что без «зайца» люди не справились бы с ра­ботой, даже погибли бы.
****Угрожающие размеры также принимают словечки-ярлыки, которыми подменяется характеристика, вроде излюбленного Ва­силием словечка «факт», которое он упот­ребляет к месту и не к месту.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
А. Беляев "АРГОНАВТЫ ВСЕЛЕННОЙ" (окончание)

****К недостаткам романа следует также от­нести неудачную форму подачи научного материала. Самая простая и примитивная — это вопросно-ответная. Есть в романе профан и всезнайка. Профан спрашивает, все­знайка отвечает. Совсем избегнуть вопрос­но-ответной системы трудно, но надо ста­раться хотя бы соблюдать некую обосно­ванность и правдоподобие. В романа В. Владко часто встречаются мало обосно­ванные и неправдоподобные вопросы. Вот пример. Весь мир следит и интересуется отлетом ракеты. Вне всякого сомнения, газеты, журналы полны статьями, объясня­ющими научные основы межпланетных пу­тешествий. Даже в наше время редкий пио­нер не знает, почему летит ракета. А в романе представитель газеты, фоторепор­тер, обращается к Рындину с наивным во­просом: каким образом ракета отделится от земли? «Крыльев у нее нет. Как же?» И Рындин через голову невежественного фоторепортера должен был «терпеливо» объяснять принципы ракетного двигателя непосвященным читателям. Больше того, даже непосредственные участники полета оказываются совершенно не подготовлен­ными, к тому, что их ожидает. Люди, ко­торые намереваются сами совершить пер­вое в истории человечества межпланетное путешествие, по-видимому, не проявили ни малейшего интереса к этому делу. И Гу­ро, и Сокол ведут себя в невесомом мире так, как будто невесомость явилась для них полнейшей неожиданностью. И они так же задают Рындину вопросы, как профаны в этом деле: «Значит, мы уже далеко от Земли? Ведь я ничего не вешу... Я не совсем понимаю, однако: ведь Луна притягивается к Земле... Почему ж не притягиваюсь я?..» и тому подобное.
****Такие недостатки не составляют принад­лежности только романа В. Владко. Мы, все советские научные фантасты, в том числе и я, не овладели еще уменьем обри­совывать характеры героев, уменьем связывать Фантастическое с реальным, как это мастерски делает Уэллс, уменьем незаметно и естественно подавать научный материал.
****На вопросе о причинах слабой характе­ристики героев в научной фантастике сле­дует остановиться. Чем это объяснить? Прежде всего, конечно, личным дарова­нием автора. Один одарен способностью хорошо изображать пейзаж, другой — лю­дей, портреты. Так ведь и в живописи. Бальзак говорил про Фенимора Купера, что он был бы великим писателем, если бы умел так нее хорошо изображать ха­рактеры, как природу.

****Очевидно, есть и общая причина, воз­можно, и не одна. Одной из таких причин может быть раздвоение внимания при работе над научно-фантастическим произ­ведением между научным материалом и изображаемыми людьми, причем первый приковывает дольше внимание автора.
****Основная причина плохого изображения характеров — в недостатке мастерства, литературной техники, художественной культуры. Мы добросовестнее многих зарубежных писателей в подаче научного материала, но далеко отстаем от их литературного мастерства.
****Почему так медленно идет наша лите­ратурная учеба? Доля вины за это приходится на наших редакторов. Почти до самого последнего времени они не только не указывали автору на этот недостаток, но был период, когда принимали активное участие в обезличивании героев. Невероят­но, но факт. В моем романе «Прыжок в ничто», в первоначальной редакции, харак­теристике героев и реалистическому эле­менту в фантастике было отведено доволь­но много места. Но как только в романе появлялась живая сцена, выходящая как будто за пределы «служебной» роли ге­роев — объяснять науку и технику, на по­лях рукописи уже красовалась надпись редактора: «К чему это? Лучше бы опи­сать атомный двигатель».
****С героями поступалось строго. Они должны были неукоснительно исполнять свои прямые служебные обязанности руко­водителей и лекторов в мире науки и техники. Всякая личная черта, всякий личный поступок казался ненужным и да­же вредным, как отвлекающий от основ­ной задачи. А между тем именно на та­ких личных элементах и держится вся ткань художественной характеристики, только в таком смешении личного и «служебного» и возможно придать реальный характер миру фантастическому.
****Роман В. Владко в некоторой степени отражает редакционные требования того времени. «Аргонавты вселенной» находят­ся в пути сто сорок шесть дней. Почти полгода. Большой срок. Что же мы узнали о них за этот долгий период? За все время они только один раз позавтракали, да и то «по служебным обязанностям», чтобы демонстрировать и объяснить читателю, как сложна эта процедура в мире невесо­мого. Затем обязательные служебные раз­говоры — о силе тяжести и т. п. Сколько они могли бы рассказать друг другу о се­бе во время длительного путешествия! А между тем они и автор хранят почти гро­бовое молчание о личной жизни. Сокол имеет невесту и скрывает это поч­ти как нечто постыдное. Мы так и не знаем, имеет ли семью Рындин. Все по­глотило служебное усердие. Где же здесь место обрисовке характеров?..
****Проблема человека приобретает особое значение в наше время, в нашей стране. У нас создаются грандиозные научные учре­ждения, по-разному исследующие проб­лему человека: Всесоюзный институт экспериментальной медицины, Институты мозга, Физиологический институт им. Пав­лова и др. Научные темы этих институтов и исследовательские работы могут дать огромный материал для научной фантасти­ки. На этом материале я и предполагаю построить свой новый большой научно-фантастический роман.
**** Интересует меня и человек будущего, жизнь, быт коммунистического общества. Первой попыткой дать более или менее развернутую картину жизни нашего буду­щего я даю в романе «Лаборатория Дубльвэ» (с большими сокращениями пе­чатался в журнале «Вокруг света» в 1938 году). В переработанном виде роман вый­дет в Детиздате. В этом романе я еще не решаюсь дать характеристики людей будущего, — для этого у меня недостаточно материала. Главное внимание обращено на описание городов будущего, коммунальных учреждений, квартир, транспорта и т. п. При обилии описаний сюжет не может быть слишком острым, захватывающим, иначе читатель начнет пропускать описания. Именно поэтому роман получился не очень занимательным по сюжету.
______________________________
****В. ВЛАДКО. Аргонавты вселенной. Перевод с украинского. — Ростиздат. 1939. 262 стр. Ц. 3 руб., перепл. 1 руб. Тир. 20 000.
****В. ВЛАДКО. Аргонавти всесвiту. Дитвидав. ЦК ЛКСМУ. 1939. 308 стр. Ц. 3 р. 50 к. Тир. 11000.

Беляев А.Р. "Аргонавты вселенной" // Детская литература; 1939, №5, с. 51-55.
Андрона
*** Почти все читали роман Беляева "Голова профессора Доуэля", но вряд ли многим известны факты из предъистории создания этого романа. Наконец-то нашла возможность вывесить статью Беляева «О моих работах», отрывок которой как-то нашла на сайте Фэндома.

Цитата
*** Александр Беляев «О моих работах»

***В рецензии на мой роман «Голова профессора Доуэля» (журнал «Детская литература» № 1, 1939 г.) тов. Рыкачев между прочим пишет, что моя критика научных ошибок в романе Гребнева «Арктания» имеет четко выраженный самокритический характер. Должен сказать, что все мои критические высказывания имеют и самокритический характер, так как все недостатки других авторов имеются в большей или меньшей степени и у меня. И, пожалуй, единственный случай, когда критика не являлась и самокритикой, — это случай с моей критикой научной ошибки Гребнева, и вот почему.
***Рассказ и роман «Голова профессора Доуэля» был написан мною 15 лет назад, когда еще не существовало опытов не только С.С.Брюхоненко, но и его предшественников, проложивших ему дорогу: проф. И. Петрова, Чечулина, Михайловского. «Голова профессора Доуэля» была уже напечатана в 1926 году в журнале «Всемирный Следопыт», а первые экспериментальные исследования по оживлению животных были произведены проф. И. Петровым в Ленинградском институте охраны труда в 1928 году. Работы же Брюхоненко относятся к еще более позднему периоду. (См. статью проф. И. Петрова «Проблемы оживления», «Известия» от 10 мая 1937 г., № 109.) Таким образом, работы С. С. Брюхоненко никак не могли явиться для меня непосредственным толчком. Мой роман для того времени являлся научным предвидением.
***Как же явилась у меня идея написать его? Могу сообщить, что «Голова профессора Доуэля» — произведение в значительной степени... автобиографическое. Болезнь уложила меня однажды на три с половиной года в гипсовую кровать. Этот период болезни сопровождался параличом нижней половины тела. И хотя руками я владел, все же моя жизнь сводилась в эти годы к жизни «головы без тела», которого я совершенно не чувствовал: полная анестезия. Вот когда я передумал и перечувствовал все, что может испытать «голова без тела». Когда я поправился, уже в Москве мне попалась научная статья с описанием работы Броун-Секара (1817-1894 гг.), который делал опыты, еще очень несовершенные, оживления головы собаки. Эта статья и послужила толчком, так как она к личным переживаниям «головы» прибавила научный материал, на котором мне представилось возможным создать научно-фантастический роман. (Это послужило толчком и ко всем дальнейшим работам в области научной фантастики.) Сначала я написал рассказ, в котором фигурирует лишь оживленная голова. Только при переделке рассказа в роман я осмелился на создание «двуединых людей», окрыленный опять-таки работами не С. С. Брюханенко, а хирургов-практиков, в особенностти харьковских, которые в то время создали ряд изумительных операций — пересадок органов и частей тела от человеческих трупов к живым людям.
***С. С. Брюханенко подвергся жестокой критике ученых отнюдь не за высказывания о возможности «воскрешать» «необоснованно умерших» людей. Такие воскрешения уже существуют, и их можно наблюдать хотя бы в Московском институте им. Склифасофского и в институтах переливания крови. Воскрешают не только вливанием крови, но и электризацией. Брюхоненко критиковали только за то, что он высказал предположение и даже уверенность в возможности возвратить жизнь спустя долгий период после наступления смерти. Речь шла конкретно об Амудсене, можно ли вернуть его к жизни, если удастся через несколько лет найти его замороженный труп. В романе же «Голова профессора Доуэля» операции сшивания и возвращения к жизни производятся во всяком случае над совершенно свежими трупами.
***Советская научная фантастика неизбежно должна была пройти стадию ученичества у западно-европейских мастеров. Естественно, мы должны были овладеть и стандартными формами. «Голова» и отражает этот период. И наиболее печальным в анахронизме я нахожу не то, что книга в виде романа издана теперь, а то, что она только теперь издана. В свое время она сыграла бы, конечно большую роль: ее недостатки и достоинства сослужили бы большую службу. Но не бесцельно ее появление и в настоящее время, судя по тому интересу, который возбудила книга, в особенности в среде молодых медицинских научных работников. Сотрудники Московского института переливания крови (например В. А. Неговский) указывали, что издание такой книги имеет большое значение для привлечения внимания к очень важной области науки, кстати сказать, имеющей близкое отношение к полевой хирургии, а следовательно, и к обороне. В Ленинградском медицинском институте научные проблемы романа разбирались на лекции студентами совместно с профессором. Привлечь внимание к большой проблеме — это важнее, чем сообщить ворох готовых научных сведений. Толкнуть же на самостоятельную научную работу — это лучшее и большее, что может сделать научно-фантастическое произведение. А среди отзывов читателей есть и такие. Одна молодая читательница из Курска пишет: «Прочитав такой роман («Голова профессора Доуэля»), я сама решила учиться на врача, чтобы делать открытия, которые не знают профессора мира. Мои труды будут совершаться во имя нашей социалистической родины».
***Еще одно замечание, уже о дальнейших моих работах. Тов. Рыкачев, ссылаясь на мое высказывание в рецензии об «Арктании»: «Чем больше у нас будет романов на тему о борьбе с классовым врагом, тем лучше», пишет , что это высказывание, несомненно, определит тему дальнейших работ самого А. Беляева».
***Посвящая этим темам работы в прошлом (например романы «Подводные земледельцы», «Продавец воздуха» и др.) и отнюдь не отказываясь от них в будущем, я однако должен разочаровать тов. Рыкачева, сообщив ему, что например последний мой роман «Лаборатория Дубльвэ» написан не на тему о классовой борьбе, также как и новый роман над которым я работаю. Почему? Самое легкое — создать занимательный, острофабульный научно-фантастический роман на тему классовой борьбы. Тут и контрасты характеров, и напряженность борьбы, и всяческие тайны и неожиданности. И самое трудное для писателя создать занимательный сюжет в произведении, описывающем будущее бесклассовое коммунистическое общество, предугадать конфликты положительных героев между собой, угадать хотя бы две-три черточки в характере человека будущего. А ведь показ этого будущего общества, научных, технических, культурных, бытовых, хозяйственных перспектив не менее важен, чем показ классовой борьбы. я беру на себя труднейшее.

«Детская литература», 1939, №5, с 23 — 25
Андрона
*** Собрала материалы о научных разработках С.С.Брюхоненко и его последователях, но даже не знаю стоит ли знакомить с ними форумчан. blink.gif Когда ученые начинают реализовывать идеи фантастов, становится ОЧЕНЬ страшно.
*** Большая просьба! Читайте с осторожностью и НЕ включайте воображение.
Сайт Московского института скорой помощи им. Склифосовского и других подобных организаций слишком специфичны.
Цитата
*** Сергей Сергеевич Брюхоненко родился в 1890 г. в г. Козлов Тамбовской губернии. В 1914 году окончил медицинский факультет Московского университета. Во время 1 мировой войны служил военным врачом. С 1919 - ассистент клиники частной патологии и терапии 2-го МГУ. В 1920-1925 изобрел автожектор, а в 1926 году разработал метод искусственного кровообращения. В 1926 – 30 был заведующим химико-терапевтической лабораторией Научно-исследовательского химико-фармацевтического института.
*** В 1928 г. на Третьем съезде физиологов страны С. С. Брюхоненко впервые продемонстрировал автожектор – первый в мире аппарат искусственного кровообращения по схеме сердца теплокровных животных и осуществлял с помощью электромоторов два круга кровообращения.
***Роль артерий и вен в этом аппарате выполняли каучуковые трубки, соединявшиеся в большом круге с головой собаки, а в малом – с сосудами изолированных легких животного. Тогда же С. С. Брюхоненко впервые в качестве антикоагулянта (фармакологического средства, препятствующего свертыванию крови) предложил использовать препарат «BAYER-205», применявшийся ранее лишь как лекарство.
***Он существенно отличался от предыдущих конструкций автоматическим регулированием скорости тока крови и возможностью снабжать кровью весь организм, а не только отдельные изолированные органы. С.С. Брюхоненко с помощью автожектора удалось выводить из состояния клинической смерти подопытных животных, а продемонстрированный им на 3-м Всесоюзном съезде физиологов в Москве эксперимент по оживлению изолированной головы собаки нашел широкий отклик как среди отечественных, так и среди зарубежных ученых.
***Корреспондент La Presse Medicale описал опыты Брюхоненко и опубликовал фотографии аппарата в действии. Изолированная голова животного реагировала на окружающую обстановку, открывала рот и даже проглотила помещённый туда кусочек сыра. Эксперимент был продемонстрирован международным учёным и Луначарскому, министру образования СССР.
***Научные труды Брюхоненко, посвященные проблемам искусственного кровообращения, с 1929 г. были опубликованы в СССР и за рубежом.
***В последующие годы работа состояла в усовершенствовании метода искусственного кровообращения и разработке непосредственно связанных с ним вопросов, а именно:
***• создание более совершенной аппаратуры (автожекторов);
***• получение специфических стабилизаторов крови и изучение их действия;
***• газообмен при искусственном кровообращении («искусственное легкое»).
*** Для проведения операций внутри сердечных полостей автожектора, выполнявшего роль сердца, было уже недостаточно. Возникла необходимость создания «искусственного легкого». С. С. Брюхоненко совместно с другим исследователем В.Д. Янковским разработал сплошную систему «искусственное сердце – легкое». Ими предлагался пенный способ оксигинации крови в аппарате искусственного кровообращения, сущность которого заключалась в том, что кислород, выходящий мелкими пузырьками из погруженной в кровь трубки, вспенивает ее и тем самым обеспечивает нужную поверхность соприкосновения крови с кислородом.
*** В 1930 г. С. С. Брюхоненко и В. Д. Янковский предложили способ выделения гормонов, при котором с целью получения гормонов из вытяжек, органов или каких-либо растворов их высаживают либо слабыми органическими кислотами, либо слабыми органическими основаниями, после чего нерастворимый осадок гормонов удаляют из раствора. Изобретение получило патент № 235622.
***В 1931—35 заведующий лабораторией экспериментальной терапии Центрального института гематологии и переливания крови. С 1935 директор основанного по его инициативе Института экспериментальной физиологии и терапии (закрыт в сентябре 1948 после «лысенковской» сессии ВАСХНИЛ).
*** Среди изобретений С. С. Брюхоненко прибор для просвечивания непрозрачных для света тел. Преимуществом этого прибора в сравнении с рентгенаппаратом являлась, по словам С. С. Брюхоненко, возможность производить наблюдения за движением и работой внутренних органов просвечиваемого тела. Кроме того, просвечивание исследуемого объекта электромагнитными лучами соответствующей частоты являлось более безопасным, чем просвечивание рентгеном. На этот прибор С. С. Брюхоненко в 1936 году получил авторское свидетельство № 4942284.
***В 1942 году во время Великой Отечественной войны, когда положение на фронтах было очень тяжелым, в Московском институте скорой помощи им. Склифосовского была создана Лаборатория экспериментальной патологии. Первыми руководителями лаборатории были профессора С.С. Брюхоненко и B.C. Троицкий. Существенный вклад С.С. Брюхоненко внес в проблему переливания крови. К началу Великой Отечественной войны под его руководством были разработаны условия консервирования крови, позволяющие сохранять кровь в течение двух-трех недель, что имело чрезвычайно важное значение при оказании помощи раненым.
***После окончания войны С. С. Брюхоненко изучал возможности оживления скоропостижно скончавшихся людей с помощью метода искусственного кровообращения.
***В 1946 г. в институте была произведена серьезная реорганизация, коснувшаяся и экспериментального отдела, который к тому времени возглавлял доктор биол. наук B.C. Троицкий. В отдел вошли шесть лабораторий, задачей которых было создание полноценной экспериментальной базы для проведения научных исследований различными подразделениями института в тесном контакте с сотрудниками отдела. В свою очередь сотрудники экспериментального отдела принимали участие во внедрении полученных результатов в клинические подразделения.
***В 1948 г. в институте была организована лаборатория трансплантации органов, которую много лет возглавлял доктор биол. наук В.П. Демихов. В лаборатории впервые в мире были разработаны методы пересадки сердца отдельно и в комплексе с внутренними органами грудной и брюшной полости. В.П. Демиховым была выполнена операция по пересадке у собаки второго (дополнительного) сердца. Он впервые описал методы трансплантации сердца, легкого, матки и других органов. Циклом работ В.П. Демихов впервые экспериментально доказал принципиальную возможность пересадки сердца у человека. В 1954 г. впервые в мире им была успешно проведена пересадка второй головы собаке, которая прожила несколько месяцев.
***К этому времени с 1951—58 года С. С. Брюхоненко участвовал в организации нового НИИ экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов, где сначала был заместителем директора по медицинской части, а потом до 1958 года возглавлял физиологическую лабораторию. Под его непосредственным руководством разрабатывались темы:
***• «Изучение морфологического состава крови, свертывания крови и применение антитромбина для борьбы с тромбозами при испытании создаваемой институтом аппаратуры и инструментов».
***• «Изучение моторной и сосудистой функций трансплантированной конечности собаки под действием условных и безусловных раздражителей».
***• «Гематологические исследования при экспериментальных испытаниях аппаратов и инструментов, создаваемых в институте» и др.
***В 1958 - 60 годах С. С. Брюхоненко руководил московской лабораторией искусственного кровообращения Института экспериментальной биологии и медицины Сибирского отделения АН СССР.
*** С. С. Брюхоненко скончался в 1960 году в возрасте 70 лет, оставаясь настоящим ученым-исследователем. Похоронен на Новодевичьем кладбище. А в 1965 году ему была присуждена Ленинская премия (посмертно).
*** В 1960 г. В.П. Демихов опубликовал монографию "Пересадка жизненно важных органов в эксперименте", где были изложены результаты опытов по пересадке сердца, легких, головы, почек и других органов. Книга опубликована на многих языках мира и является настольной книгой многих знаменитых хирургов.
***В лаборатории много внимания уделялось разработке физиологических методов консервирования оживленных изолированных органов. Результаты пионерских исследований В.П. Демихова были отражены во многих ведущих зарубежных газетах и журналах. Многие отечественные ученые и специалисты других стран посещали лабораторию В.П. Демихова с целью изучения методов пересадки органов. В 1953 г. в эксперименте была разработана операция по предупреждению развития инфаркта. Эти эксперименты явились основой для широкого внедрения в клинику операций коронарного шунтирования. В 1988 г. совместно с хирургами, внедрившими этот метод в клинику, В.П. Демихов был удостоен Государственной премии СССР.
***Ныне автожектор Брюхоненко хранится в Музее сердечно-сосудистой хирургии, созданном в 1998 году, а медицина пошла дальше фантастики 30-х.

От экспериментов на собаках, до экспериментов на людях - один маленький, почти незаметный шаг. Оживлять "необоснованно умерших людей" собирались со страстью, достойной лучшего применения. Потом правда перешли к более земным вопросам.
Для 1934 года вера в близкое наступление коммунизма по накалу была максимальна.
А если говорить о фантастике, так и хочется представить роман об утопическом социализме, где в управлении СССР принимали бы участие оживленные Карл Маркс и Фридрих Энгельс.
Как Вы понимаете, по тогдашним меркам эта пара явно вошла бы в число "необоснованно умерших" и "подлежащих оживлению". Мумификация тел лидеров коммунистического государства, явно должна была быть продолжена последующим их оживлением.
Андрона
Цитата

А. Беляева "ОТВОРОТНОЕ СРЕДСТВО"
Юмористический рассказ

Рис. Б. Антоновского

*** - Что ты сегодня такая задумчивая, Катюша?
*** - Так...
*** - Это ж не ответ! Помолчали.
*** Катя Опочкина и Алеша Кучин — вузовцы, товарищи, друзья неразлучные. Оба молодые, румяные, голубоглазые, — как брат с сестрой. Только у Катюши глаза посиней.
***В воздухе пахнет молодыми клейкими листочками тополя. Весна!
***Катя опускает голову, внимательно смотрит на тротуар и говорит как бы невзначай.
*** - Мама меня хочет выдать замуж...
*** - Что?., вы?., за?... — Алеша останавливается, как вкопаный. От удивления у него даже рот раскрылся. Несколько мгновений он стоит в окаменении, потом нагоняет Катюшу, которая прошла вперед, и разражается целым водопадом негодующего красноречия. Он говорит о предрассудках, о насилиях над личностью старого, отжившего мира, о новом быте, о правах женщины, об ее раскрепощении, об обязанностях комсомолки... И, странное дело, эти слова, которые Катюша слышала так много раз на собраниях, лекциях, дискуссиях, теперь ей кажутся какими-то новыми, волнующими, живыми... Она с удовольствием слушает Алешу, изредка поглядывая на него.

*** - И неужели же ты, — заканчивает патетически Алеша, — подчинишься этому насилию?
***Лицо Катюши еще грустное, а губы уже улыбаются.
*** - Нет, Алеша, я не подчинюсь. Но придется выдержать большую борьбу, быть может, поссориться с матерью, это так неприятно. Мне тяжело огорчать ее. Она ошибается, но ведь она это делает из любви ко мне...
*** - Эгоизм это, а не любовь! — говорит Алеша несколько успокоившись. - А кто он, нареченный, которого прочат тебе в мужья?
*** - Николай Семенович Глухарев.
*** Мясник? Частник? — опять кричит Алеша с возмущением. Но в этом возмущении уже как будто меньше личной заинтересованности: ведь Катюша не выйдет замуж за мясника.
*** — Я не ожидал этого от Марьи Григорьевны. Толстомордый дядя, не меньше сорока лет!.. И чем же он привлек так твою мамашу?
*** — Она очень беспокоится за мое будущее. Она говорит, что молодые люди теперь все испорченные, легкомысленные. Сегодня женится, завтра бросит, И буду я несчастная. «А за Николаем Семеновичем ты будешь, как за каменной стеной. Такой не изменит, не бросит. И домик есть, торговлишка есть. Голодать не будешь... Дай мне умереть спокойно», — говорит мама.
*** - Мещанское болото... буржуазное окружение... — бурчал Алеша.
*** - Я не выйду замуж за Глухарева, но мне и маму огорчать не хочется. Я не знаю, что мне делать... Если бы можно было так, чтобы это дело с Глухаревым само как-нибудь расстроилось...
*** - Убить этого гада, — вот и расстроится! Но только это не годится. Лучше вот что. Бросай ты свою мамашу и переезжай ко мне. Поплачет твоя Марья Григорьевна и помирится.
***Катюша отрицательно покачала головой.
*** — Это убьет ее. Лучше бы как-нибудь иначе.
*** - Но как же иначе? Застращать, что ли, Глухарева? Тоже не годится. Да он, может быть, и не из трусливого десятка. Чорт, вот теорема! Но ведь пойми же ты, что другого выхода нет: или ты должна выйти замуж за этого мясника, или же выйти из родительского повиновения, хотя бы это и расстроило твою уважаемую мамашу.
*** - Лучше бы как-нибудь иначе! — упрямо твердила Катюша.
***Они шли молча до самого Каменного моста, каждый погруженный в свои думы. И вдруг среди моста Алеша схватил Катю за руку и крикнул.

*** — Стоп! Придумал! — Они пошли замедленным шагом. — Собственно говоря, — продолжал Алеша, — я еще ничего не придумал, но я вспомнил о человеке, который может придумать, что нам, то есть тебе, делать, чтобы и замуж не выходить за мясника и мамашу не рассердить. Иван Иваныч! Иван Иваныч Отрогов! Помнишь? Знаешь? У меня встречала! Последнего курса. Медик. Рефлексолог. Пойдем к нему и потребуем, чтобы он приложил свою науку к практике жизни. Для построения нового быта, так сказать. Он придумает! Он — голова. Я думаю, он сейчас будет дома. Он недалеко, в Лефортове живет. Идем, что ли?
*** — Мама к обеду ждет...
*** — Скажи, что общее собрание было... У меня трамвайные билеты есть. Айда?
***В Лефортове еще больше пахло весной. Этот запах вливал энергию в Алешу.
*** — Тащись, что ли?! Устала? — поощрял он свою спутницу. — Вот и пришли!
*** Алеша остановился, как вкопанный.
*** Иван Иванович Строгов, лохматый молодой человек с небольшой, недавно отпущенной бородкой, встретил их у примуса, который никак не хотел разгораться.
*** — Здравствуйте, садитесь!
***— Мы к тебе по делу, Иван Иваныч, — сказал Кучин, не садясь. — Видишь ли, какая теорема.., - и он рассказал о том затруднительном положении, в котором находится Катя.

*** — Тут, понимаешь, твоя голова нужна, плюс электрификация, — наука то есть, понимаешь? — закончил Леша.
*** Примус разгорелся. Иван Иваныч сел на табуретку лицом к гостям и, не глядя на них, начал пощипывать свою бородку,— он никак не мог привыкнуть к ней. Алеша и Катя сидели молча, как на приеме у доктора, который окончил осмотр и сейчас должен назначить лекарство. Молчание длилось довольно долго. Отрогов думал, изредка улыбаясь какой-то своей. мысля. Улыбка эта все шире раздвигала его губы и, наконец, он засмеялся вслух.
*** — Так, говоришь, наука должна служить практическим интересам трудящихся? - спросил он Алешу.
*** - Это ты всегда говорил, а вот теперь я пришел, чтобы ты слова применил на практике.
*** — Ну, да, ну, да, вот именно! Это я и хочу сделать. — Он подошел к шкафику у стены и вынул оттуда небольшую банку. Затем, обернувшись, он посмотрел на Катюшу и сказал:
*** - Я дам вам, товарищ Катя, отворотного порошку!
*** - Как?.. — спросила Катюша, широко открывая глаза.
*** — Не понимаете? Разве от своей мамаши не слыхали о таких порошках. Есть приворотные средства, — если человек не любит, а вы хотите, чтобы он полюбил вас. А есть средства отворотные, чтобы так сказать от ворот поворот сделать. Вместо симпатии ненависть к человеку возбудить. Всякая уважающая себя знахарка и колдунья имеет в своей лаборатории теже средства. Ведь вам надо, чтобы гражданин Глухарев не показывался больше в вашем доме, не так ли? Вот я и даю вам отворотное средство.
*** Катюша в недоумении посмотрела на Алешу, но у того глаза были еще круглее я больше от удивления. Зато глаза Строгова искрились от подавляемого смеха. Алеша обиделся.
*** — Товарищ Отрогов, — сказал он. — Мы пришли к тебе по-товарищески за помощью и советом, а ты что? Насмешки делаешь? Как тебя понять? Что мы не по адресу обратились? Что нам надо было к ворожее итти, на бобах гадать, а не беспокоить ученых людей? Мог бы это просто сказать, без порошков!
*** — Да нет же, я совершенно серьезно говорю, — настаивал Отрогов.
*** Что серьезно? Где серьезно? Колдовство серьезно? Довольно глупо для научного работника! Отворотные порошки — не наука, а предрассудок и жульничество!
*** Не кипятись и выслушай меня. Мой отворотный порошок — самая настоящая наука. Вы сначала попробуйте, а потом говорите. — Отрогов открыл баночку, посмотрел и с огорчением покачал головой. — К сожалению, у меня осталось очень мало. На донышке. Но может быть хватит. А если не хватит, скажите мне, я достану еще. Я сейчас высыплю вам в бумажечку, товарищ Катя!
***Катюша побледнела.
*** — Может быть это... отрава? - спросила она дрогнувшим голосом.
***Иван Иваныч посмотрел на нее строго и укоризненно.
***— За кого вы меня принимаете? Хотите — я возьму сейчас отсюда порошку и приму на ваших глазах...
*** — Не надо, я верю вам! — остановила его рукой Катя. Ей уже стало жалко тратить порошок. — И что же я должна делать с ним? Подсыпать в стакан Глухареву?
***Отрогов подумал и потом спросил:
*** — А с кем он больше бывает: с вами или с вашей матушкой?
*** - Конечно, с мамой, - ответила Катюша. — Я всегда стараюсь уйти, когда он приходит. А мама с ним почти каждый вечер чай пьет и беседует.
*** — Так. Чай вы разливаете, когда все вместе бываете? Отлично! Так вот что вам надо делать. Перед тем как разливать чай возьмите маленькую щепотку этого порошка в левую руку. Это вы можете сделать в своей комнате, И держите незаметно, вот так. А когда будете наливать чай матушке, бросьте в ее чашку щепотку. — Катя опять побледнела. — Уверяю вас, что ничего вредного в этом порошке нет. Не стану же я делать преступление, да еще при свидетелях. Ведь Алеша меня со свету сживет, если я вашей мамаше хоть малейший вред причиню, ведь так? Алеша покраснел и что-то пробормотал.
*** — Ну, вот. Слушайте дальше. Так вы, Катя, поступайте каждый раз, когда будет приходить Глухарев. Хорошо, если вы не будете пропускать вечерних чаепитий несколько дней подряд. Уж вы потерпите! Зато потом сразу от тяжести освободитесь. Должен вас предупредить, что, после того как ваша мать попьет чая с этим порошком, она наверно будет жаловаться на легкую тошноту. Но так надо. Ничего опасного в этой тошноте нет. А порошок чудодейственный. Не одним же колдунам чудеса делать! Наука тоже умеет это. Приходите через неделю и скажите, как идут дела.
*** — Но как же все-таки отворотит Глухарева этот порошок? — спросил заинтересовавшийся Алеша.
*** — А вот узнаете как! — ответил загадочно Отрогов.— А когда с Глухаревым будет покончено, тогда меня приглашайте свидетелем в ЗАГС.
*** Такая догадливость, пожалуй, была и излишня. На этот раз покраснели оба: Катя и Алеша. Катя зажала в руке отворотный порошок, поблагодарила Строгова и выбежала на улицу. Следом за ней вышел и Кучин.
*** — Ну, что? Я говорил; А? Вот голова-то! Дюжине знахарок нос утрет, если только этот отворотный порошок поможет.
*** — Я тоже думаю об этом. Если поможет. И если... не наделает какого вреда...
*** Мать поворчала за то, что Катюша опоздала к обеду, выбранила заседания «и всякие там клубы», но в общем все обошлось благополучно. А когда Катюша сказала, что сегодня вечером она никуда не пойдет, то Марья Григорьевна совсем повеселела.
*** — И лучше! Посидим, чайку попьем. Николай Семенович обещал притти на часок... Вот человек! Не то, что нынешние! — Марья Григорьевна не упускала случая похвалить Глухарева.

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
А. Беляева "ОТВОРОТНОЕ СРЕДСТВО"
Юмористический рассказ (окончание)


***Скоро пришел и он. У Катюши сердце упало, когда Марья Григорьевна, сказала свою обычную фразу:
***— Чайку, что ли, попить!
***Чайник давно уже кипел на кухне. Катя быстро накрыла на стол новую скатерть и поставила чашки. Николаю Семеновичу всегда ставилась огромная чашка покойного Опочкина, с надписью: "Пей другую". Эта надпись неизменно служила поводом для острот Глухарева и завязывала несложную нить разговора. -
Перед тем как разлить чай по чашкам, Катюша вышла в маленькую каморку, где она спала и занималась, и, быстро развернув порошок, взяла щепотку!
***Как она волновалась, всыпая порошок в чашку своей матери! Ее руки дрожали так, что это заметил Глухарев. Но он понял ее волнение в самом благоприятном для себя смысле и потому стал еще разговорчивее, Он, как граммофон с единственной пластинкой, повторялся изо дня в день, Говорил о том, что дом у него — полная чаша, — «конечно, по теперешнему масштабу, советская так сказать». — При этом он и мать Катюши неизменно смеялись. — Что не хватает ему только хозяюшки, - и он многозначительно поглядывал в сторону Катюши.

***В этот вечер было как всегда. Только когда разговор коснулся "советской чаши", Глухарев рассмеялся громче обыкновенного, а у Марьи Григорьевны смех вышел какой-то кислый. Катюша внимательно наблюдала за ее лицом. У Марьи Григорьевны расширялись ноздри, она шлепала дряблым губами и от времени до времени как-то вытягивалась.
***После упоминания Глухарева о том, что ему нужна хозяюшка, установленный обычай требовал, чтобы Марья Григорьевна начала говорить о современной молодежи, о том, что девушки теперь бегут от хозяйства, а молодые люди, все, как саврасы без узды. Этот монолог у нее выходил всегда очень гладко, вызывая сочувственные покачивания головы гостя. Но сегодня у Марьи Григорьевны не ладилось. Она все шевелила губами, лицо ее имело такое выражение, как будто вместо вина она хлебнула уксуса. Но Глухарев не замечал этого. Он был заинтересован все увеличивающейся нервностью и волнением Катюши.
***«Пронял - таки ее сердечко! — думал он. — Весна-то что значит»
***Он засиделся несколько позже обычного. А когда ушел, Марья Григорьевна вздохнула с облегчением и сказала:
*** — Наконец-то! Меня что-то тошнит, я уж не могла дождаться, когда он уйдет...
***На другой день повторилась та же история. А на четвертый день во время обеда Марья Григорьевна говорила своей дочери:
*** — И что это такое значит? Как Николай Семенович приходит, так меня тошнит! Тошнит и тошнит. Я уже думала, не от чая ли? — Катюша едва заметно вздрогнула. Ложка стукнула о ее зубы. — Так нет! Утром пью чай одна, и ничего. А как вечером с Николаем Семеновичем — тошнит. Тебя от чая не тошнит?
***— Нет, — ответила Катя сдавленным голосом.
*** — И Глухарева, видно, не тошнит. Если бы тошнило, не пил бы вторую «Пей другую». Нет, это не от чая. Прямо, как от Николая Семеновича! Посмотрю на него, и тошнит... И отчего бы, понять не могу? Такой приятный человек, а тошнит!..
***Прошло еще два дня. Катюша перед разливкой чая вынула в своей комнаты бумажку с порошком, но порошка осталось так мало, что она не могла набрать даже одной маленькой щепотки...
***В этот вечер Марья Григорьевна пила чай без порошка. И Катя с тревогой смотрела на ее лицо. Неужели ее мать не будет теперь тошнить от вида Николая Семеновича? Порошки действовали хорошо, — Марья Григорьевна все чаща жаловалась дочери, что от Николая Семеновича ее тошнит. И вот теперь отворотные порошки кончились и, быть может, Глухарев опять сделается самым приятным человеком для матери...
***— Да-с, — говорил Глухарев, отхлебывая из большой чашки, — дом мой тоже вот как эта чаша. Полная чаша, только конечно в современном масштабе. Теперь таких чашек не делают. Чая не хватит. Советская чаша! Ха-ха!
***Но Марья Григорьевна, хотя она пила чай без отворотного порошка, вдруг скривила лицо и зашлепала губами, точно на них остался вкус касторки. И речь ее о современной, молодежи была совсем смята. Катюша не верила своим глазам. Это было похоже на волшебство. «Наука также умеет делать чудеса», — вспомнились ей слова Строгова. Неужели произошло это чудо науки? Порошка уже нет, а отворотное настроение у матери осталось. Конечно, у матери тошнота! Вот как искажается ее лицо. И она почти с ненавистью смотрит на Глухарева. Она откидывается на спинку и стонет. Глухарев сочувственно спрашивает, что с ней.
***— Что-то болит... тошнит меня!.. Простите... — и она, поднявшись, быстро уходит из комнаты. Глухарев смущен, как актер, неожиданно покинутый среди акта заболевшее партнершей. Надо говорить какие-то новые слова, какую-то «отсебятину», — как говорят на сцене, но слова не идут на ум. И, не допив чашки, он поднимается.
***— Вашей матушке надо отдохнуть, — не буду ее беспокоить, — говорит он и, наскоро попрощавшись, уходит.
***Когда дверь закрылась за ним, в комнату вошла Марья Григорьевна.
***— Ушел-таки? — спросила она и ее на морщинистом лице грозно сдвинулись.
***— Уморил! Прямо умирил, и что за тошнотворный человек - так с души и воротит. Тошно! Смертушка! Не человек, а касторка. Даже на губах от него вкус касторки чувствую.
***На другой день, в девять часов вечера, когда послышался звонок, Марья Григорьевна вдруг вскрикнула:
***— Это он! Он всегда в это время приходит. Ой, тошнит! Уже тошнит! Не открывай ему, Катюша! Пусть звонит. Тош-ни-ит, смертушка! Нет, открой и скажи, - что больная, принять, мол, не могу. И вообще принимать его не надо. А то уморит, непременно уморит!..
***Катюша торжествовала. Глаза ее светились скрытым смехом, когда она, приоткрыв дверь на цепочке, сказала Глухареву:
***— Мамаша больна и видеть вас не могут... потому что от вас тошнит ее! — и захлопнула дверь.
***— Катюша, Катюш! Ты так и сказала, что от него тошнит меня? Ах ты... ну, да ладно. Так оно, пожалуй, и лучше! Как будто отходит тошнота... — Марья Григорьевна вздохнул а.
***— Вот только придется другого мясника подыскать. Не могу ходить больше в мясную Николая Семеновича, — тошнить будет меня. Да и спрашивать начнет... Фух! Совсем не тошнит!
***Катюша на следующий день после лекции сделала подробный доклад Алеше: отворотный порошок помог. Мама в полном здоровье, а Глухарева больше не пускает на порог.
***— Ну-у! — удивился и обрадовался Алеша. Ай да Ван Ваныч! Он просил нас зайти к нему через неделю. Идем? Кстати, надо узнать, что это за чертовщина такая - отворотный порошок, в самом деле!
Строгов выслушал Катю с видимым удовольствием.

***— Ну, вот,— сказал он, обращаясь к Алеше, — наука и пришла на помощь практическим интересам?
***— Но в чем дело? — спросил Алеша.
***— Дело очень простое. Ты знаешь, что я изучаю рефлексологию, — слыхал, что это за зверь? — Алеша утвердительно кивнул головой. — Об условных рефлексах тоже слыхал? Если вы, Катя, не слыхали, я вам объясню примером.
*** Я показываю собаке кусок мяса. Собака голодна. При виде мяса у нее начинает выделяться слюна. Так. В этот же самый момент я свищу в свисток. Вид мяса и ощущение свиста связываются у собаки как бы в один узел, И чем чаще проделывать такую вещь — показывать собаке мясо и в то же время свистать, тем крепче будет этот узел. Через несколько дней я уже не показываю собаке мяса, а только свищу. Но так как свист сопровождал много раз зрительное представление мяса, то один этот свист уже вызывает у собаки слюнотечение. Вот это и есть то, что называют условным рефлексом, то есть искусственно привитым рефлексом. Мяса уже нет, а у собаки слюнки текут от свиста. Если бы собаку каждый раз били, когда свистели, то свист вызывал бы у собаки страх и она убегала бы от свиста. Таким образом, можно привить те или иные рефлексы не только животному, но и человеку.
*** Вы уж простите, Катюша, но я решил проделать опыт, над вашей матушкой. Для меня это был только научный опыт. Я решил так: если подсыпать ей в чай тошнотворного порошку в то время, когда она будет встречаться с Глухаревым, то через несколько дней у нее должен появиться стойкий условный рефлекс: тошнота, чувство тошноты у нее тесно свяжется с видом Глухарева. Сначала эта тошнота, вызывалась искусственно. Но когда условный рефлекс закрепился, у Марьи Григорьевны начала появляться тошнота при одном виде Глухарева уже без тошнотворного порошка.
*** — Так же, как слюна у собак.. при свисте, но без куска мяса? — спросил Алеша,
*** — Совершенно также, не нужно пичкать вашу матушку тошнотворными порошками. Один вид Глухарева вполне заменяет их!
Андрона
Цитата
*** Рассказ опубликован в журнале «Вокруг света» в 1929 году № 27. Единственное упоминание о содержании рассказа содержится в книге ученого и литературоведа А.Ф. Бритикова «Русский советский научно-фантастический роман» (Академия наук СССР, изд «Наука», 1970 Ленинград). Кроме того А.Ф. Бритиков, вместе с дечерью писателя С.А. Беляевой, редактировал 5-томное собрание сочинений А. Беляева (1983-85 гг.)
Цитата
*** «Остроумно, доступно и не огрубляя существа дела писатель знакомит нас с учением И. П. Павлова об условных рефлексах. Отрицательный рефлекс на алкоголь и есть то самое отворотное средство, которым находчивый студент-медик излечивает неисправимого пьяницу.»

*** Где-то около года назад составила аннотацию к этому рассказу для фантлаба, взяв информацию из монографии Бритикова. Но похоже случилось диво-дивное и я поймала Бритикова на ляпе. Верной осталась только первая фраза цитаты.
*** Как можно увидеть из текста ни о каком пьянице в рассказе речи не идет, скорее уж о "влюбленном" мяснике. И если читать рассказ внимательно, то становится ясно, что зашли они не к студенту-медику с последнего курса, рефлексологу Иван Иванычу Строгову, а к основалелю теории об условных рефлексах Ивану Петровичу Павлову лично. Для студента это была бы почти диверсия, а для академика - милая шутка.
*** Кстати, из рассказа становится ясно, что у рефлексологии БЫЛО практическое применение. huh.gif
*** Но чтобы это обнаружить надо было докапаться до № 27 журнала «Вокруг света» за 1929 год.
Velena
Цитата
Иван Иванович Строгов, лохматый молодой человек с небольшой, недавно отпущенной бородкой, встретил их у примуса, который никак не хотел разгораться.
*** Марья Григорьевна скривила лицо..
*** — Здравствуйте, садитесь!

n.b. Андрона, тут ошибка что ли? Вроде бы в этой сцене недолжно было быть Марьи Григорьевны? Или я чего-то не поняла? smile.gif

А вообще жуткий рассказ. Пока читала всё время гётевскую Маргариту вспоминала, - ради любви отравить мамашу… тенденция, однако.
Андрона
Velena, спасибо за найденную ошибку. В этом месте был рисунок, размещенный чуть ниже. Рисунок перенесла, подпись осталась. smile.gif
Статьи о Павлове рисуют еще более жуткую картину, но невзирая на идеологические особенности картину правдивую. Только пока читаешь статью почему-то представляется несколько иная цель опытов для которых понадобились "4 камеры звуко­непроницаемые, три — полузаглушенные", чем описано у Беляева.
Андрона
Цитата

А. Беляев "АКАДЕМИК ПАВЛОВ"
*** Имя величайшего физиолога нашего вре­мени академика Ивана Петровича Павлова широко известно. Но далеко не все имеют ясное представление о его работе, о нем самом, как о человеке и ученом.
*** Работа акад. И. П. Павлова протекает в трех пунктах. Первый и старейший — физиологический отдел Всесоюзного инсти­тута экспериментальной медицины (ВИЭМ). Лаборатория имеет звуконепроницаемые камеры, получившие название «Башни мол­чания». Это основное место научной дея­тельности И. П. Павлова до революции. Второй пункт — Институт физиологии и па­тологии высшей нервной деятельности Академии Наук; и, наконец, третий, наиболее известный — Колтуши. История создания этого пункта такова. С 1924 года И. П. Павлов избрал для летнего отдыха село Колтуши, расположенное в 27 км от Ленингра­да. В Колтушах началась интенсивная на­учная работа. В ознаменование 85-летнего юбилея акад. Павлова Совет народных комиссаров постановил построить в Колтушах специальную научную лабораторию, целый научный городок, — превратить «Малые Колтуши» в «Большие». Строительство раз­вернулось с конца 1933 г. О размахе этого строительства можно судигь хотя бы по ассигнованной сумме — 10 миллионов руб­лей. Миллион рублей ассигновано на содер­жание штата — 120 человек. Главное здание лаборатории располагает десятью рабочи­ми местами (камерами) для работы по ус­ловным рефлексом, из них 4 камеры звуко­непроницаемые, три — полузаглушенные и три — обычного типа. Имеются предопера­ционные и операционная, оборудованная по последнему слову техники, имеется биб­лиотека.
***Можно без преувеличения сказать, что нигде в мире научное учреждение не об­ставлено с такою полнотою и учетом всех научных н бытовых нужд, как в Колтушах. Создание «Больших Колтуш» свидетельствует о колоссальной заботе о науке нашей родины.
*** Сама жизнь И. П. Павлова глубоко по­учительна. Некоторые считают его сухим, даже педантом. Но это не так. ***Достаточно прочитать его печатные труды, чтобы ви­деть, какой всепожирающей страстностью к науке он исполнен, как способен «изумляться», «поражаться», «огорчаться», «негодовать» и «радоваться», проникаться в научной работе «чрезвычайным воодушевлением и истинной страстью». Его кажущаяся сухость проистекает не из недостат­ка темперамента. Он только умело приме­няет к самому себе свои научные методы. Основная цель его работы — «сделать че­ловека здоровым, сильным и умным через познание функционирования тончайшей и сложнейшей системы человеческого орга­низма, научиться, как правильно работать и отдыхать, думать и чувствовать». И в личной жизни он достиг этой цели. Своей при­родной экспансивности, легкой возбуди­мости он противопоставляет сдерживающие начала — «торможение» (самодисциплину. Он разумно и бережно относится к данно­му от природы капиталу физического здо­ровья. Говорят, когда врачи дают ему со­веты о жизненном режиме, он, шутя, отве­чает им: «Попробуйте сохранить до моих лет свое здоровье так, как сохранил я, и тогда давайте советы». И он прав. Врачи, исследовавшие его во время болезни, пора­жались «свежести» его организма. В 86 лет он остается страстным игроком в рюхи, ездит на велосипеде, играет в бейсбол, кри­кет, мастерски владеет садовыми инструмен­тами.
***«Мускульная радость — это чувство удов­летворения после успешной мышечной ра­боты — для меня зачастую больше, чем ра­дость при разрешении научной проблемы». Но и в этих словах нет измены науке, основной цели жизни.
***Как И. П. Павлов от изучения чисто фи­зиологических вопросов перешел в область явлений, обычно называемых психически­ми? Этот неожиданный, но вполне есте­ственный переход произошел 30 лет тому назад. И. П. Павлов занимался в то время изучением нормальной деятельности пище­варительных или слюнных желез. Объектом его научных опытов и исследований были собаки. Он поражался высокой приспособ­ляемости работы слюнных желез. «Вы дае­те животному твердые, сухие сорта пи­щи — льется много слюны, на богатую во­дой пищу — слюна выделяется меньше, сам химический состав слюны изменяется в за­висимости от того, какую вы даете пищу — кислую, пресную и т. д. Перед нами факты, как бы обнаруживающие некоторую разум­ность. Однако, механизм этой разумности для физиолога совершенно ясен. Физиоло­гам уже давно был извстен факт, что слюнные железы имеют свои центробежные нервы, которые то гонят слюну, то накоп­ляют специальные органические вещества, и что внутренняя стенка полости рта пред­ставляет отдельные участки, обладающие различной специальной раздражительностью: механической, термической. Все, что по­падает в полость рта (пища, камни, пе­сок и пр.), вызывает раздражение окончаний соответствующих центростремитель­ных нервов. По этим нервам, как ток по проводам, раздражение перелается в центр, а оттуда — по центробежным нервам в же­лезу, вызывая в ней определенную работу. Получается то, что называют простым реф­лекторным актом. Он же осуществляет со­бой и приспособление организма к воздей­ствиям внешней среды».
***«Грандиозная сложность высших, как и низших организмов остается существовать как целое только до тех пор, пока все ее составляющее тонко и точно связано, урав­новешено между собой и окружающими условиями».
***Все это было известно физиологам. Но И. П. Павлов обратил внимание на один факт, перед которым физиологическая мысль становилась в тупик. Дело в том, что у собаки выделяется слюна не только тогда, когда ей кладут пищу, — например, кусок мяса, — в рот, но и в том случае, если ей только показывают этот кусок мяса, — когда она видит его на расстоянии. Никакого со­прикосновения мяса с полостью рта и окончаниями нервов не происходит, а меж­ду тем слюнная железа выделяет слюну. Происходит как бы «психологический» акт. А если это так, то нельзя ли и всю «психо­логическую» деятельность животного изу­чать в лаборатории, при том теми же средствами, которыми пользовались до сих пор для решения различных физиологических вопросов?
***И. П. Павлов поделился этой новой мыслью со своими сотрудниками. Среди них «выделялся один молодой доктор, — вспоминает Павлов. — В «нем виднелся жи­вой ум, понимающий радости и торжество исследующей мысли. Каково же было мое изумление, когда этот верный друг лабора­тории обнаружил истинное и глубокое не­годование, впервые услышавши о наших планах... Никакие наши убеждения не дей­ствовали на него, он сулил и желал нам всяческих неудач. И, как можно было по­нять, все это потому, что в его глазах то высокое и своеобразное, что он полагал в духовном мире человека и высших живот­ных, не только не могло быть плодотворно исследовано, а прямо как бы оскорблялось грубостью действий в наших физиологиче­ских лабораториях...»
*** Довольно было прикосновения истинного, последовательного естествознания к «пос­ледней грани жизни», как «верный друг ла­боратории» превратился в непримиримого идеологического врага, желавшего «всяче­ских неудач». Это было началом борьбы идеализма с материализмом на фронте нау­ки в области изучения высшей нервной де­ятельности животного и человека. Идеали­сты прекрасно поняли, куда повернуло и куда заведет изучение работы слюнных же­лез собаки. «Психологи» восстали против фи­зиолога, решившегося со своими «грубыми методами» вторгнуться и «смятенную об­ласть духа».
***Не без колебаний и «нелегкой умствен­ной борьбы» вступил И. П. Павлов вступил на путь нового исследования... Правда, борьба с «психологами» не могла слишком беспо­коить его хотя бы потому, что психологи­ческая (читай — идеалистическая) школа не могла похвалиться успехами в изучении того, что было принято называть душев­ной жизнью животных и человека.
*** «Можно с правом сказать, — говорит И. П. Павлов в одной из своих речей, — что неудержимый со времен Галилея ход естествознания впервые заметно приоста­навливается перед высшим отделом мозга или, общее говоря, перед органом сложней­ших отношений животных к миру. И, каза­лось, что это недаром, что здесь действи­тельно критический момент естествознания, так как мозг, который в высшей своей фор­мации человеческого мозга создавал и со­здает естествознание, сам становится объ­ектом этого естествознания».
*** Но «кризис естествознания» в области изучения мозга зависел, конечно, не от одной этой трудности «познания самого органа познания». Такая трудность, конеч­но, велика. Еще древние философы ука­зывали, что труднее всего «познать самого себя». Но, повторяем, кризис естествозна­ния в области Изучения мозга проистекал не из этих трудностей, а потому, что на эту область науки наложили мертвящую ру­ку идеализм, религия, мракобесы, оберегающие «бессмертную душу» от грубых рук материалистов, которые легко могли сло­мать столь «хрупкую вещь». Это они, иде­алисты, направили изучение работы мозга по ложному, ненаучному пути, задержав на 300 лет ход естествознания. И они сами, конечно, не могли выбраться из сумереч­ного хаоса субъективных, псевдо-научных гипотез, «предложений». Пытаясь объяс­нить поведение животных по аналогии с че­ловеческими чувствами и переживаниями, эти ученые доходили до курьезов. Напри­мер, один из лучших знатоков образа жизни певчих птиц, французский ученый Лекюйе, в своей книге «О языке и пении птиц» утверждал, что пение птиц вызывается.. сознательной любовью к отечеству и созна­тельной хвалой творцу жизни... Что же такой субъективист мог сказать о жизни низших животных?
***«В самом деле, — пишет с иронией И. П. Павлов, — трудно же, неестественно было бы думать о мыслях и желаниях какой-ни­будь амебы или инфузории».

(продолжение следует)
Андрона
Цитата
А. Беляев "АКАДЕМИК ПАВЛОВ" (продолжение)

*** Путь, на который вступил Павлов, — путь чистого физиолога, путь строгого наблю­дения и опыта, — был совершенно новый, неисследованный. Удастся ли, в самом деле, скрыть до конца, изучить и объяснить сложнейшие «психические» процессы, оста­ваясь только внешним объективным наблю­дателем и экспериментатором?.. Приходи­лось бороться и с самим собой, «со властью над нами привычки к психологическому истолкованию нашего предмета». Павлов признается, что трудность и сложность за­дачи в первые годы смущали его, вызывали «мучительнейшие сомнения», хотя он и скрывал это от окружающих.
***Скоро, однако, он убедился, что стоит на правильном пути. Никаких субъективных фантазий. Только «наблюдательность и наблюдательность». Теперь этот лозунг, как стяг победы его метода, гордо красуется на фронтоне здания главной лаборатории в Колтушах.
***«Двадцатилетний опыт объективного из­учения высшей нервной деятельности животных» — так скромно («опыт!») назвал осторожный исследователь акад. Павлов результаты своих двадцатилетних трудов (изд. в 1925 г.). Сам И. П. Павлов в про­должение двадцати лет олицетворял собою «башню молчания». Только через два десятка лет напряженной работы, по усилен­ному настоянию сотрудников, он решил опубликовать свой «опыт». Через восемь же лет он уже «берет смелость» издать «По­следние сообщения по физиологии и пато­логии высшей нервной деятельности». Боль­шие полушария головного мозга — центр «психической» деятельности — окончательно «завоеваны» физиологами. Правда, это стоило тридцати лет упорнейшего труда са­мого Павлова и десятков его сотрудников. В сущности говоря, и сейчас грандиозное здание не подведено под крышу. Предстоит еще огромная работа, тем более, что и вы­сота здания неудержимо растет в самом процессе стройки. Но крепкий фундамент уже заложен.
***Некоторые интересуются, почему вся ра­бота И. П. Павлова основывалась главным образом на изучении работы слюнной же­лезы и именно собак. «Основания для это­го, коротко говоря, следующие: слюнная железа есть орган, почти непосредственно обращенный в сторону внешнего мира (в виде разных веществ, извне поступающих в рот), она имеет незначительные внутрен­ние связи и работает одна, сама по себе, а не как всякий скелетный мускул, работаю­щий в сложных комбинациях». Что же ка­сается собаки, то «если это и не самое выс­шее животное (обезьяна выше на зоологи­ческой лестнице), то собака зато самое при­ближенное к человеку животное, которое сопровождает человека с доисторического пути. Я слышал, как покойный зоолог, Мо­дест Богданов, разбирая доисторического человека и его спутников, главным образом собаку, выразился так: «Справедливость требует сказать, что собака вывела чело­века в люди». Такую высокую цену он ей приписывал. Представьте себе собаку сто­рожевую, охотничью, домашнюю, дворо­вую, — перед нами вся ее деятельность, все высшие проявления. И на этот раз собака ведет человека на высшую ступень позна­ния, часто жертвуя своею жизнью (много собак было «израсходовано» для опытов)». Второй вопрос - что называется высшей нервной деятельностью и какое ее отличие от низшей? Высшая нервная деятельность заключается в работе больших полушарий головного мозга, низшая — в работе других отделов головного мозга и спинного мозга. (Работа низшей нервной системы может быть обнаружена даже на обезглавленном трупе животного: пропуская электрический ток, можно вызвать сокращение мышц и т. п.).
***Теперь переходим к главному, прибегая для ясности к примерам и сравнениям. Со­бака видит пищу и тянется к ней. Заяц ви­дит собаку — и убегает. Это то, что назы­вается безусловными, прирожденными реф­лексами, или инстинктами. Таковы — пище­вой рефлекс, оборонительный, половой и др. Механизм их изучен давно. Состоит он из рецептора — воспринимателя раздражений внешнего мира (окончание нерва — глазно­го, ушного и т. п.), кондуктора — провод­ника, центростремительного нерва, передающего нервный ток от «рецептора» в центр нервной системы. Из центра, по другому «проводу» — центробежному нерву — идет нервный ток к соответствующему органу (например, в слюнную железу) и вызывает в нем соответствующий эффект (выделение слюны). Это — эффектор, производитель действия. Итак: 1) раздражение, 2) переда­ча этого раздражения в центр и оттуда — передача нервного тока, и 3) — эффектор — «реагирующий» орган. Весь этот путь называется «рефлекторной дугой». Это аппа­рат приспособления, «уравновешивания» жи­вого организма с окружающей средой. Без­условными рефлексами обладают от рожде­ния все без исключения животные, — иначе они не могли бы и жить, — они и умирают, если механизм «рефлекторной дуги» испор­чен. (Улитка при малейшем прикосновении убирает свои «рожки» и замыкается в рако­вину, еж свертывается клубком и т. п.). Высшие животные и люди в раннем, младен­ческом возрасте обладают только этими безусловными прирожденными рефлексами, поэтому они так беспомощны (дети, щеня­та) и нуждаются в постоянном материнском присмотре. (Самые низшие животные вслед­ствие этого несовершенства их аппарата приспособления к внешней среде гибнут в неимоверном количестве, сохраняя вид только усиленным размножением. Некото­рые инфузории, например, размножаются через каждые 4—б часов. Через сутки из одной инфузории получается 128 и т. д.).
***Живой организм, совершенствуя аппарат своего приспособления к внешней среде, создал в помощь безусловным, прирожден­ным рефлексам так называемые условные рефлексы. В чем же сущность условных рефлексов? Приведем пример. Собака по­лучает в рот кусок мяса. У нее тотчас на­чинает выделяться слюна. Это безусловный рефлекс. Но вот мы производим опыт. Каждый раз, когда даем собаке мяса, раз­дается свисток. Проделав это несколько раз, мы замечаем, что у собаки начинает выде­ляться слюна, как только она услышит сви­сток, даже если ей и не дают мяса. Мясо раздражало слюнную железу, свисток одно­временно раздражал слуховой нерв. Между этими двумя раздражителями, действующи­ми одновременно, установилась связь, — связь настолько прочная, что уже одно слуховое раздражение вызывает выделение слюны («психологи» называют это явление ассоциацией). Продолжаем опыт. Раздается свисток, но собака мяса не получает. Так повторяется несколько раз. Что же заме­чаем? На звук свистка слюна еще выде­ляется, но с каждым разом все меньше. Условный рефлекс угасает - и, наконец, со­вершенно пропадает. Приходится вновь, од­новременно со звуком свистка, давать со­баке мяса, чтобы восстановить условный рефлекс.
***Таким образом, мы убеждаемся, что услов­ный рефлекс есть «временная нервная связь бесчисленных агентов (звуков, запахов и т. п.) окружающей животное среды, воспри­нимаемых рецепторами данного животного, с определенными деятельностями органов».
***«Основная физиологическая функции больших полушарий и состоит в постоянном присоединении бесчисленных сигнальных, условных раздражителей, иначе говоря, в постоянном дополнении безусловных реф­лексов условными».
***Значит, высшая нервная деятельность представляет собою не только проводнико­вый, но и замыкательный аппарат. В боль­ших полушариях головного мозга происхо­дит то замыкание, то размыкание, разложе­ние условных рефлексов. «Рефлекторная ду­га» усложняется У высших животных. К «ре­цептору» прибавляется «анализатор» — разлагатель, к кондуктору (проводнику) — кон­тактор — замыкатель (смыкание и размыка­ние условных рефлексов с безусловными).
***Так животное, в ходе эволюции, получило новые, мощные орудия приспособления, ориентировки. На помощь прирожденным, безусловным рефлексам пришли условные.
***Во всем этом разнообразии поступающих из внешнего мира сигналов надо (выражаясь «психологическим» термином) разобраться, выделить важнейшее, устранить, «разом­кнуть» второстепенное. И вот тут-то и вы­ступает все значение анализатора, раэлагатсля, механизма торможения. Приведем при­мер из области человеческого поведения. Мать слышит незнакомые голоса в передней и направляется туда («ориентировочный рефлекс»). Вдруг она слышит звук падения и плач ее ребенка. Мать «тормозит» пер­вый рефлекс, — спешит не в переднюю, а в спальню, на помощь к своему ребенку.
***Чрезвычайно тонкий и сложный механизм — образование условных рефлексов, — заметим попутно, — требует и особой обстановки для их изучения. «Каждый звук, как бы он ни был слаб, появляющийся среди постоян­ных звуков и шумов, окружающих живот­ное, каждое усиление или ослабление этих постоянных звуков, каждое колебание: скроется ли быстро солнце за облаками, прорвется ли луч света из-за туч, произой­дет ли внезапное усиление или ослабление электрической лампочки, пробежит ли по окну и комнате тень, распространится ли по комнате какой-либо новый запах, проникнет ли в комнату откуда-нибудь струя теплого или холодного воздуха, коснется ли что-нибудь, хотя бы самый, незначительный предмет, (кожи собаки (муха, ничтожный кусочек штукатурки с потолки) - во всех этих и подобных им бесчисленных случаях наступит деятельность того или иного отдела скелетной мускулатуры животного: придут в специальное движение веки, глаза, уши, ноздри животного..., переставятся так или иначе голова, туловище и другие части животного...» Причем следует иметь в виду, что некоторые органы чувств у собаки более тонки, «совершенны», чем у человека. Собака, например, через сутки способна отличить 100 ударов в минуту метронома от 104 или 96 («условный раздражитель»), воспринимает звук такой высоты (80 — 90 тыс. колебаний в секунду), которую уже неспособно воспри­нять человеческое ухо (предел — 40—50 тыс. кол. в сек.).
***Теперь станет понятным назначение «ба­шен молчания» и всего оборудования, инструментария и пр. павловских лабораторий. В них не должно быть места каким бы то ни было случайным раздражителям, кото­рые могут погубить результаты иногда очень длительных опытов.
***Опыты показали, что раздражение и тор­можение могут отличаться: 1) силою, 2) вза­имным соотношением (что больше действу­ет: возбуждение или торможение) и 3) по­движностью (быстрота реакции).
Пропорции, комбинации этих особенно­стей и создают то, что называется «харак­тером», «темпераментом».
***Так по силе раздражения и торможения высшие животные (собаки, обезьяны) и люди разделяются на сильных и слабых. Сильные по соотношению между раздражительным и тормозным процессом — на уравновешен­ных (равновесие двух родов нервной деятель­ности — раздражения и торможения) и не­уравновешенных. С своей стороны, сильно уравновешенные, по подвижности, разделя­ются на медленных и быстрых. Получаются четыре основные «характера» (с их пере­ходными вилами), в общем, совпадающие с древней классификацией «темпераментов»:
***1) сильный — безудержный (холерик), 2) силь­ный уравновешенный медленный (флегматик), 3) сильный — уравновешенный бы­стрый (сангвиник), 4) слабый (меланхолик).
***По мнению академика Павлова:
***«Вся жизнь от простейших до сложней­ших организмов, включая, конечно, и чело­века, есть длинный ряд все усложняющих­ся до высочайшей ступени уравновешиваний внешней среды. Придет время, пусть отдаленное, когда математический анализ, опи­раясь на естественно-научный, охватит ве­личественными формулами уравнений все эти уравновешивания, включая в них, на­конец, и себя».
*** В области «познания органа познания» — мозга — Павлов сделал не меньше, чем Га­лилей, Ньютон, Дарвин сделали в области познания внешнего мира и законов, им уп­равляющих.
*** Работа настолько подвинулась вперед, что Павлов сам уже перекинул первый мост от своих теоретических исследований к прак­тическим их приложениям. Применение его научных данных и методов к патологии уже осветило многие доселе темные вопросы «душевных» заболеваний и наметило новые пути их лечения. На основе павловского учения об условных рефлексах будут напи­саны многие книги о новом научном, раци­ональном воспитании домашних животных.
***Наука достигает в нашей стране небыва­лой высоты. Забота большевистской партии и рабоче-крестьянского правительства о на­уке, культуре обеспечивает дальнейший рост и расцвет научного прогресса в нашей со­циалистической стране. Только благодаря победам Великой пролетарской революции в СССР и социалистическому строительству могла так широко развернуться наша наука во всех ее областях, в том числе и в области физиологии, во главе которой стоит блестящий непревзойденный ученый - И. П. Павлов.

"Юный пролетарий". - 1935. - N 24. - С. 44-48.
Андрона
Цитата

Александр Беляев "ПОСЛЕСЛОВИЕ К РОМАНУ „ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ"".

*** В основу романа «Человек-амфибия» автором положены действительные события, хотя и случившиеся разновременно.
8** Всеобщая забастовка рабочих Буэнос-Айреса и аграрное движение относятся к 1919 —1921 гг. В Аргентине свыше двух третей сельских хозяев — арендаторы и издольщики, арендные же цены чрезвычайно высоки. Это общественно-экономическое положение и питает в Аргентине аграрное движение, подавляемое капиталистическим правительством с не меньшей жестокостью, чем оно подавлялось в царской России.
***Профессор Сальватор — не вымышленное лицо, так же как не вымышлен и его процесс. Этот процесс действительно происходил в Буэнос-Айресе в 1926 году и произвел в свое время не меньшую сенсацию в Южной и Северной Америке, чем так называемый «обезьяний процесс» в Дейтоне (САСШ). В последнем процессе, как известно, обвиняемый — учитель Скопе оказался на скамье подсудимых за преподавание в школе «крамольной» теории Дарвина. Сальватор же был приговорен верховным судом к долгосрочному тюремному заключению за святотатство, так как «не подобает человеку изменять то, что сотворено по образу и подобию божию». Таким образом, в основе обвинения Сальватора лежали те же религиозные мотивы, что и в «обезьяньем» процессе.
***Разница между этими процессами только в том, что Скопе преподавал теорию эволюции, а Сальватор как бы осуществлял эту теорию на практике, искусственно преобразовывая человеческое тело.
***Большинство описанных в романе операций действительно были произведены Сальватором. По его проекту, мышцы у сгиба руки переходили в особые ремешки, благодаря которым рука могла поворачиваться на 180°. На груди слева он проделывал полость для... бумаг, на правом бедре в коже прорезал карман и т. п., словом, он приспособлял организм (по его словам) «к требованиям современной цивилизации». Все эти опыты он проделывал над детьми индейцев, которые боготворили его.
***По сообщениям газет, на суде Сальватор проявил необычайную ясность ума и вел свою защиту сам, научно обоснованно доказывая правильность своих опытов и их полную допустимость.
***«В этом деле я ничего не понимаю», — подлинные слова главного эксперта верховного суда профессора Шейна....
***Что же в этом романе от действительности, а что от фантастики?
*** Как мы указали, действительностью являются и сам Сальватор, и производимые им операции, и его процесс, и общественный фон, на котором разыгрываются события.
***«Сад чудес» должен был представлять в натуре нечто подлинно необычайное. Правда, в романе в саду Сальватора фигурируют не только «люди - уроды», но и животные и птицы. При всей фантастичности в описании обитателей сада, - все же здесь больше «фантастики природы и искусства человека», нежели оторванного от жизни фантазерства.
***Ученые действительно производили, многочисленные и удачные опыты рассечения и сшивания различных частей животных, создавая, таким образом, как бы новые, не встречающиеся в природе виды. Притом Сальватор, работая в области изменений в организме, производимых хирургическим путем, не мог не интересоваться всякими отступлениями от нормы, проявлениями атавизма у человека и животного и т. п. А в этом отношении сама жизнь могла ему доставить немало экземпляров таких необычайных существ.

***Вот, например, изображение хвостатого ребенка из племени самоа (рис. 1), а также несколько образцов одноглазых уродцев — «циклопов» (рис. 2). Все они выглядят достаточно фантастично, и тем не менее, эта игра природы — факт, а не фантастика.

***Хвостатые и поросшие волосами люди, искажающие «образ и подобие божие», являются неоспоримым доказательством кровного родства человека с его животными предками.
***Один из уродцев — одноглазый поросенок с хоботком (рис. 3) — несколько напоминает, как «сон природы о прошлом», вымершее чудовище — трицератопса (см. изображение рогатого кабана на рисунке в № 3 журнала «Вокруг Света», также несколько напоминающее трицератопса).

***Таким образом, в описании «сада чудес» фантастика проявится скорее в количестве, чем в качестве изображаемых «монстров».
***Элемент чистой фантастики, — считая фантастикой то, чего еще нет в настоящий момент, — введен автором лишь в отношении центральной фигуры романа — «человека - амфибии» Ихтиандра. Но и здесь фантастика не лишена известной научной основы или, по крайней мере, переплетена с этой основой. Ведь «человек - амфибия» — только соединение в одном существе двух отдаленных стадий эволюции. Недаром выведенный в романе эксперт, профессор Шейн, говорит на суде о родстве человека с рыбой.
***Мы не будем повторять содержания этой речи, но дадим к ней лишь несколько иллюстраций.

***На рисунке 4 показаны различные стадии развития человеческого зародыша. На известной ступени развития зародыш человека почти не отличается от зародыша животного. Так, жаберные дуги («человек - рыба») обнаруживаются у человека на двадцатый день, затем зародыш приобретает сходство с зародышем птицы, потом — с зародышем четвероногого млекопитающего и лишь под конец — форму, свойственную только человеку.
***Вот рисунок, изображающий человеческий зародыш в стадии, наиболее близкой к зародышу рыбы (рис. 5).

***В дальнейшем жаберные дуги преобразовываются. Следующий рисунок показывает, во что они преобразовались у взрослого человека (рис. 6).

***Однако как атавистический признак иногда следы жаберных щелей остаются даже у взрослого человека, как мы это видим на рисунке 7.

***Таким образом, Шейн имел основания предполагать, что Ихтиандр — продукт задержки развития зародыша на стадии рыбы, хотя и сам Шейн указывает также на недостаточность, даже недопустимость такого объяснения: Ихтиандр, был бы уродом, если бы его жабры не превратились в слуховой аппарат, подъязычною кость и пр.
***Сальватор также отверг это объяснение. Он говорил, что сделал Ихтиандра земноводным существом хирургически, — вшив ему жабры акулы.
***Живой Сальватор (не из романа) не производил такой операции...
***Но возможно ли вообще проделать такой опыт?
***На этот вопрос приходится ответить отрицательно, — по крайней мере, имея в виду современное состояние науки. Правда, успехи хирургии за последние годы так изумительны, что такая операция, как пересадка человеку жабер акулы, как будто не представляется технически невозможной. Однако трудность заключается не в самой технике пересадки, а в том, что в организм человека пришлось бы «включить» новый орган, соединив его нервную и кровеносную систему с общей системой и внеся этим существенные функциональные изменения.
***Иной вопрос — может ли быть произведена такая операция не в наши дни, а хотя бы в отдаленном будущем? На этот вопрос можно сказать одно, что эта задача при современных головокружительных успехах хирургии кажется, во всяком случае, менее фантастичной, чем показалась бы несколько десятков лет назад мысль о пересадке кожи, о живом пальце, отрезанном от руки и продолжающем самостоятельную жизнь, об оживленном сердце, вырезанном из груди человека, и т. п. И здесь, быть может, применимы слова профессора Сальватора о том, что совершенное им сегодня — завтра может оказаться доступным рядовому хирургу.
***Эта вера в могущество человеческого знания разделяется многими учеными. Вот что говорит, например, всемирно известный русский ученый доктор Сергей Воронов в своей последней книге «Завоевание жизни», вышедшей в Париже в 1928 г.:
***«В конце прошлого века все еще властвовала догма, гласившая, что только природа способна снабжать живое существо теми органами, которые ему предназначены. Дерзкая мысль, что человек имеет право принять участие в создании жизни, родилась лишь в XX веке, веке, столь богатом чудеснейшими открытиями...»
***«Дерзкая мысль» человека, таким образом, все больше вторгается в права и круг деятельности не только «божества», но и самой природы. И кто знает, где предел этой «дерзости»!..

Вокруг света, М, 1928, № 13, С. 200-202

Честно говоря, немного страшно от того, насколько практически воспринималась научная фантастика в 20-40-е годы.

Разместила иллюстрации, но даже не знаю как лучше: с иллюстрациями или без.
Удалось найти несколько статей, где обсуждалось такое понятие как "парк чудес".
Velena
С иллюстрациями лучше – а то в статье есть отсылки к ним, а самих их не видно, сиди и воображай…
Андрона
А меня, как раз, они напугали. Кроме самой первой. rolleyes.gif
При таком подходе "Собачье сердце" Булгакова популяризация медицинских разработок и сатира над социальным экспериментом своего времени.
Velena
Андрона, Ты меня удивляешь! smile.gif Находишь такой материал, а потом сама же пугаешься. Нет уж, давай придерживаться первоисточника! А то это как-то в отрыве получится. Люди должны осознавать до чего могут доводить опыты над людьми.
Это страшно! И чтобы никто не захотел этого делать!!!
Андрона
Нахожу материал не всегда я: данное послесловие прислал Евгений Харитонов. В том номере журнала "Вокруг света" был опубликован первый вариант романа (тогда еще рассказ) "Человек-амфибия".
Размещать-то я буду все, но иногда после размещения текста на войну с фотошопом не хватает сил.
А во-вторых, мне действительно страшно, когда понимаю, что например разработки Павлова использовались для ночных допросов в НКВД. sad.gif
И сцена допроса судьи Бао из "Мессии очищает диск" могла проходить не только в Китае ХV века в параллельном мире.
Андрона
В послесловии к рассказу "Человек-амфибия" был упомянут "парк чудес". Мне показалось, что эти статьи чем-то связаны. Эту статью удалось найти в подшивке газеты "Большевистское слово" за 1938 год. Когда и говорить о красоте природы, как ни летом. rolleyes.gif

Цитата
Александр Беляев "ПАРК ЧУДЕС"

***Дискуссия о судьбе пушкинских парков разрослась. Ревнители «всего высокого, всего прекрасного» стараются сохранить «созерцательную» неприкосновенность парков, охранить их от вторжения шумной толпы, от превращения вековых парков в неопрятный базар с пошлыми, безвкусными ларьками и нелепыми уборными на месте былых «храмов красоты». Их противников — «хозяйственников» — больше интересует вопрос о том, как бы максимально уплотнить парки доходными предприятиями. И пока идет как будто неравный спор: ревнители красоты пишут, взывая к лучшим чувствам, «хозяйственники» — проводят свою экономическую экспансию парков.
***Нельзя не признать, что позиция ревнителей красоты весьма привлекательна. Пушкинские парки — мировой уникум среди подобных памятников старины. Но сверх того они и часть живой природы, которой так бедны жители городов. Эта сторона дела, пожалуй, недооценена в дискуссии. Уголок природы, парк, лес вблизи, а тем более в черте города — это бесценное сокровище, и такими уголками надо дорожить.
***Вспомним Булонский лес в Париже. Он занимает 848 гектаров, из них 480 га сплошного леса. Эта лесная часть имеет вид нетронутого уголка природы. Гуляя в лесу, парижане забывают о том, что находятся в городе с многомиллионным населением. В нем они находят отдых от городского шума и суеты. В этом тихом лесном уголке вы не встретите ни кричащих реклам, ни назойливых киосков. Для доходных статей найдены другие места. Забота о сохранении характера настоящего леса там простирается до того, что в лесу нет даже скамеек. Но в кустах спрятаны легкие железные стулья, окрашенные в желтый цвет (чтобы их легче было найти) — гуляющие находят эти стулья, ставят и отдыхают, где им больше нравится, и вновь прячут в кусты.
***Мы сделаем большую, непоправимую ошибку, если не сохраним, как заповедник, хотя бы часть бывшего Александровского парка (Пушкинский парк имеет уже иной стиль).
***Но если уж уплотнение какой-то части наших парков доходными предприятиями волею «хозяйственников», по-видимому, неизбежно, то надо позаботиться по крайней мере о том, чтобы это уплотнение по своему характеру соответствовало месту.
***На протяжении двух десятков лет наш город дважды менял свое название. Бывшее Царское Село неспроста было названо Детским Селом: прекрасные климатические условия давали все основания к тому, чтобы превратить этот город в место лечения и отдыха детей. Затем городу было дано имя великого Пушкина.
***Эти два последних названия обязывают. Обязывают бережно хранить художественные памятники, созданные в Царском Селе трудом народа. Обязывают не забывать о детях и помнить о Пушкине. Мы проявили бы непочтительность к его имени, если бы в парках, где расцветал его гений, внедрились бы рестораторы, и не стало бы ни парков, ни культуры, ни отдыха, ибо само существование исторических парков, культуры и отдыха, конечно, несовместимо с продажей пива и дешевыми аттракционами в стиле мещанских Луна-Парков. Даже развлечения в пушкинских парках должны стоять на высоком культурном уровне.
***Таким культурным развлекательным (и небездоходным!) предприятием могло бы быть создание «парка чудес» для детей, — нечто вроде филиала Дома занимательной науки и техники и Дворца пионеров,— для демонстрации тех занимательных «экспонатов-аттракционов», которые по своим размерам не могут быть размещены в закрытых помещениях.
***Целый район «парка чудес» может быть, например, отведен звездоплаванию, которым так интересуются наши школьники. «Подкова», дающая на мгновение ощущение невесомости, Сен-Сирская карусель, «кориолисово ускорение», вращающиеся шары, иллюстрирующие центробежные силы, безвоздушные камеры «мирового пространства», проекты которых тщательно разработаны «патриархом звездоплавания» К. Э. Циолковским, совмещают в себе поучительность научного прибора с занимательностью остроумного аттракциона.
***Центром этого отдела мог бы быть макет ракетодрома и «настоящая» ракета для межпланетных путешествий. Представьте себе такую картину. Ребята, пройдя «испытания» их годности для межпланетных полетов, группами входят в ракету. Толчок, и межпланетное путешествие начинается... Сквозь толстое стекло иллюминаторов молодые межпланетные Колумбы видят как уменьшается наш земной шар, который они покинули, как вырастает Луна... Вот они подлетают к Луне, видят лунный пейзаж, цирки, кратеры, руководитель называет лунные моря, пики... Дальше Марс, Венера, Сатурн с его кольцами, гигант Юпитер с его спутниками, горящие в небе созвездия... Театрализованный планетарий. Что может быть для детей увлекательнее этого?
***Для осуществления такого межпланетного путешествия пришлось бы призвать на помощь оптику и кинотехнику. Профессор Н.А.Рынин, крупнейший специалист-теоретик по вопросу межпланетных полетов, немало работавший и в области оптики, считает этот проект вполне осуществимым и обещает свое содействие в научной и технической разработке таких чудесных путешествий, и не только в мировое пространство, но и к центру Земли, в глубины океана и т. п. Это были бы как бы ожившие увлекательные научно-фантастические романы Жюль-Верна.
***Невозможно в газетной статье дать развернутый план Парка чудес. В нем можно было бы показать в виде занимательнейших аттракционов чудеса оптики, акустики, электричества, чудеса завтрашнего дня науки и техники — телеуправление, применение фотоэлементов, можно было бы ознакомить юных посетителей с управлением аэропланом при слепом полете, устройством подводной лодки и т. п.
***В организации Парка чудес, полагаем, не отказался бы помочь и такой крупный специалист-популяризатор как Я.И.Перельман. Мы надеемся, что Дворец пионеров и Дом занимательной науки и техники оказали бы в этом культурном деле организационную и материальную помощь. И такой Парк чудес мог бы приобрести широкую популярность далеко за пределами городов Пушкина и Ленинграда.

"Большевистское слово", Пушкин, 1938, № 110, (28.11), С. 2-3

Эта статья Александра Беляева вызвала ответные статьи Любови Циолковской и Прянишникова. Чуть позже постараюсь разместить и их.
.
Форум IP.Board © 2001-2019 IPS, Inc.