- - -
Спин-офф по Орловскому
LitForum - Беседы о литературе > Персональные форумы > Гай Юлий Орловский
1, 2
Лоралея
Ну вот, дорогие товарищи, наконец и меня накрыла волна под названием фанфикшн. Для вашего и собственного развлечения я задумала написать спин-офф по РДРке. Ни за что не догадаетесь, кто стал главным героем сия творения... biggrin.gif Ну кынешна я! Очень захотелось оправдать книжную Лоралею и как-то объяснить её весьма dry.gif оригинальное поведение. Как вы поняли, название этому безобразию "Письмо виконта де Гийома". Почему-так? Сами потом поймете. tongue.gif
В общем вот первая глава. Прошу сильно не ругать, но критиковать активно! wink.gif
Лоралея
Глава 1.

Я с Тобой…
Каждая частица мироздания в Тебе. Ты – Всё! Принадлежать Тебе – больше, чем жить. Счастье переполняет меня до краев. Только скажи, только подай мне знак, что Ты здесь, что Ты видишь, что Ты слышишь. Твоя власть надо мной безбрежна. Я хочу лишь быть рядом, вкушать Твоей бесконечной мудрости и милосердия.
Что? Пить, есть? Нет, только Твоё присутствие, больше ничего не надо. Господь мой, Отец мой Небесный…

Мой брат во Христе Ульфилла что-то говорит, я не могу не слушать и, главное, я не могу не слышать, ведь именно он привел меня к Тебе. Он открыл передо мной всю Твою мощь и мудрость, он раскрыл мне глаза. Я знаю, что Ты говоришь со мной и через него тоже, я не могу не слышать…
- Дочь моя, признаю, я отчаялся. Теперь я вижу, что путь служения Господу и отречения от всего мирского не в силах освободить твой дух и разум. Он может лишь освободить твою бренную плоть от жизни. Я скорблю об этом. Я не знаю, что милосердней: позволить тебе умереть от истощения, или отпустить в жестокий и холодный мир одну. И всё-таки я священник и должен думать, прежде всего, о твоей душе. Царствие Небесное уготовано лишь свободным. Свободным Духом. Запомни это. Насильно, либо же по чужой воле ты туда не попадешь. У всех есть выбор, даже у раба. Свобода духа, свобода разума открывает перед нами все дороги, как к Добру, так и ко Злу. И лишь у невольников нет пути дальше. Ты должна выбрать сама.
Я ничего не понимаю. Какой выбор, какая свобода? Свобода от тебя? Я не хочу, Я хочу быть с Тобой. Брат во Христе говорит какие-то неправильные вещи, чего он добивается? Я чувствую, что он также добр ко мне. Его изможденное немолодое лицо светится непонятной грустью. Но глубоко запавшие глаза смотрят твёрдо и неумолимо.
Он ведет меня к вратам Монастыря, подавая на ходу какие-то знаки своему помощнику Себастьяну. Себастьян бесшумно идёт за нами. Мрачные монахи накидывают на меня дорожный плащ и протягивают дорожный мешок. Мы подходим к вратам, они начинают открываться медленно и неотвратимо. Ульфилла поворачивается ко мне и крепко сжимает мои плечи, затем отстраняется, и я вижу скорбь в его глазах.
- Дочь моя, я отпускаю тебя и освобождаю. Я освобождаю тебя даже от Господа и, надеюсь, когда-нибудь ты придёшь к нему САМА. Найди себя, найди Господа в себе, а я буду молиться о твоём спасении. Прощай, Лоралея! Ты СВОБОДНА.
Тьма захлестывает меня. Где Ты? Прощай…

Огромные черные ворота, не издав ни единого скрипа, закрылись прямо передо мной. Похоже, это монастырь, огромный, мощный, но явно ещё не достроенный. Слева раздается очень басовитый голос:
- Вы готовы, миледи?
Я повернулась и увидела огромного мужчину, с черной разбойничьей бородой, широкого и, с виду, не очень поворотливого. Довольно звероватая внешность, но я почему-то не чувствую страха перед ним.
- Кто вы?
Похоже, он сильно смутился и растерялся.
- Я Себастьян, миледи. Помощник отца Ульфиллы.
- Ульфиллы? Ульфилла… Что-то знакомое. Не могу вспомнить.
Себастьян растерялся еще больше, он некоторое время разводил руками и смотрел то на монастырь, то в сторону дороги.
- Я… мне… Мне велели проводить вас, куда пожелаете. В пределах владений нашего сюзерена.
Он сделал неопределенный жест за спину. На нем был такой же затертый дорожный плащ, как и на мне. Кожаная шляпа на голове изрядно потрепана, но было видно, что хозяин ее регулярно чистит. В десяти шагах за его спиной шипала травку серая деревенская лошадка. По бокам к ее седлу были привязаны мешки с раздутыми боками. Еще в двух виднелись боевой топор и лук с колчаном стрел. Значит, это не шутка…
- А кто ваш сюзерен?
- Знамо кто, сэр Ричард де Амальфи. Но он сейчас далеко-далеко на Юге. Говорят, несет Волю Божью заблудшим грешникам. Правда, отец Ульфилла немного по-другому считает, но он вообще очень подозрительный. Работа у него такая.
Он умолк и посмотрел на меня так, будто я его сейчас укушу. Я поняла, что ничего не поняла. Мне было совершенно неизвестно, где я и как здесь очутилась. Последнее, что ещe смутно помню – имение моего отца, мне пятнадцать, наверное. Память разбегается от меня, как муравьи от пожара. Я взяла себя в руки и стала думать. Так, я была в монастыре, но ничего об этом не помню. Возможно, со мной приключился припадок, либо я впала во временное безумие, и отец решил отдать меня в монастырь? Более чем вероятно. А теперь я излечилась и могу вернуться. Но куда? Я совершенно не представляю, где мой дом и как туда добраться. Пожалуй, придётся обратиться за помощью в замок лорда этих земель, надеюсь, там мне не откажут в помощи.
- Ммм… Послушайте, Себастьян, не могли бы вы проводить меня в замок вашего сюзерена?
Добившись от меня более вменяемой речи, Себастьян, кажется, чуточку повеселел.
- Как скажете, госпожа. Отец Ульфилла сказал, что вы неплохо ездите верхом. Позади вас мул, если не возражаете.
Я оглянулась. Действительно, позади меня, чуть в сторонке мирно щипал травку коренастый мул, наверняка выращенный и откормленный заботливыми монахами. По бокам привязаны небольшие мешки. Что ж, идти не пешком, и на том спасибо. Я молча взобралась на спину копытного, в то время, как Себастьян неуклюже топтался рядом. Поняв, что помощь мне не нужна, он неторопясь пошел к своей лошадке. Устроившись в седле, он легонько пришпорил кобылу пятками, и мы тронулись в путь.
Ранее утро сменилось ярким днем. Бескрайние зеленые равнины изредка пересекались светлыми рощами. Вдалеке мерещились призраки гор, а может, то были просто грозовые облака. Себастьян ехал чуть в стороне, наверное, чтобы пыль из-под копыт не летела мне в лицо. Я молчала. Мне просто нечего было сказать. Всё что я помню - это детство, проведенное в небольшом замке моего отца, лорда Нюнетваля. Я помню рано ушедшую мать, старшую сестру Алексис, которая каждый день заплетала мне косы, кормилицу Армину, придворного мага Фадэюса. Но я чувствую, что это было так давно. Воспоминания проступали, как через мутную болотную воду. Я слышу какие-то голоса, обрывки фраз, иногда всплывают лица незнакомых мне людей, в основном мужчин, все они произносят моё имя. Да, наверняка мой разум помутился. Я посмотрела на Себастьяна, наверняка он должен что-то знать.
- Себастьян, ты только не пугайся, я хочу, чтобы ты кое-что мне рассказал. – Я сделала паузу, и Себастьян хмуро посмотрел мне в глаза. – Расскажи мне, пожалуйста, как я попала в монастырь?
Мой проводник всё так же хмуро перевёл взгляд на дорогу. Может, он думал, что я притворяюсь? Затем он тяжко вздохнул и снова посмотрел на меня.
- Ох, не нравится мне, миледи, что вы такие вопросы задаете. Раз вы таких простых вещей не знаете, то как же вы дальше жить будете? Ну да ладно. Знаю совсем немного: Пару месяцев назад вы прибыли в стены монастыря с отцом Ульфиллой. Откуда-то далеко с Юга, я в тех краях с роду не бывал. Святой отец сказал, что вы отныне под сенью милости Господней и был несказанно рад. Однако со временем он стал все больше мрачнеть, видя, что вы впали в «крайнюю степень религиозного ээк… ик… екстаза». А мы в монастыре не только о себе, но и об других думать должны. Ну, это я так, от себя, уж не обижайтесь. В общем, он думал-думал, думал-думал и решил вас прог… отпустить на волю-вольныя. Мне сказал, что это во спасение вашей души и велел проводить туда, куда сами укажете.
Н-да, такое положение дел немного не вязалось с моей версией. Да что уж там, оно ей откровенно противоречило. Выходит, я сама, по доброй воле уехала неведомо куда и подалась в монастырь? Не ожидала от себя, не ожидала. Внезапно в голове возникла яркая картина: я также еду верхом на муле, но кругом черная ночь, а рядом со мной едет худой изможденный священник. Священник громко читает молитву, а в руке его высоко вскинут крест, от которого исходит невыносимо яркий свет. Я чувствую тепло и трепет, а вокруг нас колышутся зыбкие тени. Видение улетучилось также внезапно, как и появилось. В голове эхом раздавались слова: «Ты свободна!». Нет, нет, ничего не помню, но надо пытаться…
- Привал. Миледи, можете оправиться у того ручья за кустарником, а я пока огонь разведу.
Себастьян слез со своей лошадки и подал руку мне. Пока я умывалась у ручья, он наскоро собрал хворост и развел небольшой костер. На холстине разложил скромный монастырский обед: хлеб, сыр, орехи. Я удивилась, зачем же тогда нужен был огонь среди бела дня? Себастьян хитро прищурился и достал из мешка сверток средних размеров, откуда незамедлительно достал ломти ветчины и вяленого мяса. Поджарив часть над углями, он предложил первый кусок мне. Это было весьма кстати, так как я чувствовала, что от голода я скоро буду способна есть сырую и, возможно даже, живую пищу.
Мой проводник одобрительно смотрел, как я ем. Я уже успела заметить, что изрядно похудела, достаточно было посмотреть на истончившиеся кисти рук, сухую кожу, через которые просвечивали все вены и жилы. Был момент, когда я заподозрила, что возможно уже состарилась, но, взглянув в отражение в ручье, успокоилась: моя жизнь, если и убежала от меня, то не сильно. Я, как и прежде молода, но измождена и обессилена по каким-то неизвестным мне причинам. Хотя, что тут думать, наверняка, постилась и молилась в монастыре днями и ночами.
Ещё с детства мне приходилось страдать от чрезмерной увлеченности. Если что-то залезало в мою неспокойную голову, то сразу прочно застревало там и не давало покоя рукам и ногам. Помню, как доставала придворного повара Франческо с просьбами обучить меня искусству кулинарии. Конечно, даже для знатной дамы не зазорно уметь готовить, но лично для меня это было весьма неожиданное увлечение, так как моими излюбленными забавами были скачки на лошадях, стрельба из лука и выведение из себя отца и старшей сестры. Увлечение приготовлением пищи на время успокоило их и даже дало повод надеяться, что со временем из меня получится милая и покорная жена какого-нибудь знатного брюзги, но всему есть предел. После того, как я выкатила шикарный пятиэтажный торт во время пира по случаю приезда благородного сэра Дьюка и запустила одним из кусков торта в благородную лысину сэра Дьюка, все их планы рухнули. Собственно говоря, это вышло не нарочно. Просто наш уважаемый гость приехал к моему отцу, чтобы посватать одну из его дочерей, чему мой родитель был несказанно рад. Естественно, как и полагается, вначале он обратил свой благосклонный взор на Алексис. Но, попробовав моего торта и пробежавшись оценивающим взглядом по всему, что у меня ниже головы, он тут же сообщил моему отцу о намерении взять меня в жены. Только я видела, с каким облегчением выдохнула при этом моя сестра. В порыве чувств и нестерпимом желании поведать о моей взаимности дорогому гостю, я влепила ему в наглую рожу самым вкусным куском торта. До сих пор не понимаю, как наш замок не развалился после этого…
Себастьян неловко потрепал меня за плечо, я и не заметила, как провалилась в дрему.
- Сейчас лучше не спать, миледи. Голова болеть будет, да и ночью заснуть тяжелее…
- Ты прав, конечно, уже встаю.
И вновь дорога потянулась между низкими холмами и редкими деревьями. Солнце клонилось к закату. Я вдруг остро почувствовала, что это где-то очень далеко от Армландии. Здесь другой климат, другие деревья, сам воздух другой. Но никакого отчаяния я не испытала, более того, мне было почти все равно, где я. Моя мечта о странствиях сбылась, пусть, весьма своеобразно. Не хватало только приключений. Я и понятия не имела, что они начнутся так скоро.
Наш путь лежал рядом с редколесьем. Когда солнце зажгло лучи над верхушками деревьев, Себастьян натянул поводья и подал мне предостерегающий знак, чтобы я молчала и не шевелилась. На тропу вышел мужчина в дорогой, но запыленной одежде и, как я в том вскоре убедилась, был неприлично пьян. На его красном от выпитого лице никак не могло прижиться какое-либо осмысленное выражение, глаза то сходились к переносице, то шумно разбегались в стороны. Примерно тоже происходило с его ногами. Однако, его, по видимому, отличало отменное зрение, так как одного взгляда ему хватило, чтобы многое о нас понять.
- Эй, вы! Слезайте со своих кляч и встаньте на колени перед господином. Если кто не понял, то передо мной. Не прикидывайся благородным рыцарем, бастард! Лучше приведи ко мне эту шлюшку, я хочу ее… ик!... получше рассмотреть.
Себастьян окинул его брезгливым взглядом, но все-таки взял под уздцы моего мула и тихонько двинулся в обход. Я плотнее накинула капюшон на лицо и сделала вид, что меня здесь вовсе нет.
- Стоять, чернь! – Пристальное невнимание с нашей стороны явно обидело незнакомца. Он поднес пальцы правой руки ко рту и оглушительно свистнул. – Ну ничего, щас вы поймете, как надо отвечать благородным людям.
Из-за деревьев послышались встревоженные голоса. Себастьян издал какой-то досадливый звук и что есть силы пришпорил свою лошадку. Мой мул буквально повис на узде, которая все еще находилась в длани моего проводника. Я обернулась и увидела, как из леса выскочили вооруженные люди с заспанными лицами. Пьяный задира тыкал рукой в нашу сторону и орал, что «проклятое ворье» украло у него кошелек, пока он справлял нужду. Ему уже подвели коня, и свою тираду он развивал уже на ходу.
- Мерзкие поганые ублюдки! – Орал он, довольно резво включаясь в погоню. – Держите их, держите! Отец, девку – мне, я сам ее накажу! Кроме него, за нами увязалось человек семь, еще несколько человек смотрели нам вслед и гаденько хихикали. Все догоняющие были хоть и не в рыцарских латах, но на большинстве были надеты дорогие кольчуги, из чего я сделала вывод, что за нами гонятся не обычные разбойники. Это было видно и по ослепительным мечам, которые они то и дело вскидывали над головами. Было ясно, что не нам от них убегать на монастырских зверюшках, но надо признать, что у Себастьяна лошадка оказалась очень резвая. Я все поняла, когда мой проводник скользнул в лес и, проскакав недолго, соскочил на землю. В мгновение ока в его руке оказался боевой топор. Я тоже придержала своего мула, но он заорал, чтобы я скакала вглубь, пока он будет удерживать погоню. Мне было ясно, что Себастьян будет стоять насмерть, и я не смогу его сдвинуть ни на шаг в пользу бегства. Я уже почти повернула в лес, но тут в голову пришла одна мысль.
- Ну тогда дай мне, хотя бы лук и стрелы!
Себастьян глянул на мою протянутую руку и чему-то ухмыльнулся.
- Вот, правильно! А я думал, все женщины - дуры набитые. Держите, леди, и сохрани вас Господь!
Он всунул мне в руки простоватый лук с колчаном коротких стрел и, больше не взглянув в мою сторону, занял боевую стойку.
Когда я скрылась за ближайшими деревьями, в лесу послышались голоса первых преследователей. Отъехав еще немного, я слезла с мула и двинулась в обход. Лес был довольно редким, но в этой части был густой труднопроходимый подлесок, и оказалось, что Себастьян выбрал единственно удобное место для задержки погони. Они бы не смогли проехать мимо него. Мой, теперь уже, защитник стоял посреди небольшой и все еще освещенной поляны. Я же находилась в укрытых тенью кустах, что было несомненно удобно и относительно безопасно.
На поляну ворвались первые два преследователя. Вероятно, в пути они растянулись в цепь, что также было для нас несомненным преимуществом. Молча, без лишних слов они кинулись на пешего Себастьяна, который со страшным ревом стал отбивать удары нападающих. Его жуткий топор вертелся во все стороны, отражая не менее яростные атаки. Я стояла с наложенной на тетиву стрелой, но сражающиеся двигались так быстро и хаотично (для меня), что я не могла понять в кого же мне целиться. К счастью, Себастьян оказался не таким простым, он применил пару ловких и непонятных (для меня) приемов, и эти гады оказались на земле. Один из них неподвижной кучей валялся у ног собственного коня, а второй пытался уползти в кусты, судя по кровавому следу, это было бесполезным занятием. Мне стало немного дурно. Стрелять по соломенным чучелам в замке своего отца и видеть настоящий бой, с трупами и кровью, далеко не одно и то же. Только не сомлеть, только не свалиться, курица, ты просто курица! Себастьян там отдает свою жизнь за тебя, а ты готова с воплями нестись прочь от опасности? Не бывать этому!
Еще четверо показались на поляне. Одному Себастьян сразу бросился под копыта, я готова была уже бросить лук и закрыть глаза, но он вдруг появился из облака поднятой пыли, а всадник с рассеченной головой остался лежать рядом с раненной лошадью. Двое всадников вступили с Себастьяном в схватку, пока четвертый (в нем я узнала нашего пьяного задиру) стал подкрадываться к нему сзади, кинжал в его захмелевшей руке держался довольно крепко. Я поняла, что надо стрелять, как бы мой защитник ни был ловок, ему со всеми не совладать, особенно, учитывая несомненную подлость нападавших. Я постаралась выкинуть абсолютно все из головы (благо, в ней было все еще немного) и, глубоко вздохнув и выдохнув, выстрелила. Стрела попала одному из нападавших посреди лопаток. На нем была только полотняная рубашка, и мой выстрел сразил его наповал. Себастьян дернулся, но тут же продолжил сражение с другим. Пьяный задира был уже совсем рядом, но, увидев стрелу в спине соратника, встрепенулся и припал к земле. Себастьян тем временем сразил очередного противника, но не успел он сделать и пары вздохов, как сзади к нему подполз этот выродок и вонзил кинжал ему в голень. От боли и неожиданности Себастьян упал, а ухмыляющийся засранец навис над ним с все тем же кинжалом в руках. От отчаяния я закричала:
- Стой!!! - Нападающий вскинулся в мою сторону, через мгновение в его горле показалось оперение стрелы. Из его горла донеслись отвратительные булькающие звуки, а сам он завалился набок.
Меня стошнило прямо в кусты. Я смотрела на свои руки и не верила, что я так безжалостно убила уже двух человек. Это не могу быть я! Но я же защищала Себастьяна! Да, я защищала Себастьяна, и хватит самобичевания, на поляне показались последние два преследователя.
Эти мужчины, в отличие от предыдущих, были неспешны и, с виду, исполнены собственного достоинства. Тот, что впереди был мужчиной с телом атланта, у него были черные курчавые волосы, небольшие черные усы и мореный южный загар. Второй был уже не молод, но, с виду, силен, как бык. Его седые и на редкость короткие волосы, а также аристократическая бледность контрастировали с шевелюрой и загаром его спутника. Он окинул цепким взглядом всю поляну. Его глаза лишь на короткое мгновенье задержались на пытающемся подняться Себастьяне, и остановились на мужчине со стрелой горле.
- Нет, не может быть! Альфонсо! Сын мой, нет!!! – Он упал на колени и издал рев, от которого у всех медведей в этом лесу приключилась сердечная жаба. – Касим, убей! Нет! Поймай и притащи сюда эту сволочь!
Он тяжело встал с коленей направился к трупу своего сына.
Касим молча двинулся примерно в сторону моей «засады». Я видела, как седой вожак покосился на Себастьяна, уже вставшего и поднявшего свой топор. Седовласого заколотило и он с пеной у рта кинулся в его сторону. Я даже не успела подумать, как очередная стрела сорвалась с моей тетивы и вонзилась правое плечо вожака. Он дико заорал, Касим поспешно подбежал к нему и подхватил за подмышки.
- Оставь меня! Убей их! – Орал и брыкался седовласый. Касим и не думал подчиниться, он лишь забасил, втаскивая хозяина на круп коня:
- Нельзя, синьор! А как же наша миссия? Нет ничего важнее…
Седой выл и стенал, но больше не брыкался. Под конец Касим поднял труп хозяйского сына и наскоро привязал его к седлу чужого коня. Умчался он, держа в поводу гнедого жеребца с его скорбной ношей.
На негнущихся ногах я вышла на поляну, Себастьян утирал кровавый пот и тяжело отдувался. Затем поймал двух ближайших коней, которые боялись далеко отходить от своих погибших хозяев. Заглянув в их седельные сумки, он что-то выкинул, чему-то удовлетворенно хмыкнул, всучил их поводья мне, и отправился за своей лошадкой, пасущейся на окраине полянки. Он некоторое время стоял возле нее и гладил по гриве. Затем, не оборачиваясь, произнес:
- Спасибо, леди Лоралея.
Я почувствовала, как от сердца немного отлегло, но сил хватило лишь на то, чтобы сказать:
- Это тебе спасибо, Себастьян… Давай-ка выбираться отсюда.
Вещий
Прочитал. Могу сказать только одно: читабельно и местами даже интересно. Однако начало (имею ввиду всю главу целиком как начало романа) какое-то не завлекающее, к тому же стандартное: частичная потеря памяти у героини, стычка с разбойниками, ранение сопровождающего... Да и Лоралея сама на себя не похожа. Вместо нее какая-то начинающая Зена. laugh.gif Имхо.
Хотелось бы чего-нибудь необычайного, яркого, интересного и побольше аллюзий к Орловскому. Например, встреч с его персами, новости о них, последние известия о Ричарде и т.д. Да, хочу многого, но когда было иначе? wink.gif
И все же Лоралея молодец, взяла и замутила фанфик. Приятно ведь читать нормальный фанфик по РДР. Жду продолжения. smile.gif
Лоралея
Всё верно, товарищ Вещий! Всё, что вы упомянули будет... и даже больше. Просто надо было с чего-то начать. Сюжет уже продуман и надежно зафиксирован у меня в голове. Про Зену... не бойтесь, ею не станет, всё будет в пределах возможностей среднестатистической женщины. А насчет "той" Лоралеи, то её больше не будет, так как она и была не настоящей. Скоро выложу вторую главу. smile.gif
Лоралея
Вот вторая глава. Надеюсь, это кто-нибудь читает... blink.gif
Лоралея
Глава 2.

Чему здесь радоваться? Чего хорошего в том, что я превратилась чудище? У этого Себастьяна явно не все дома. Мы пробирались через лес, чтобы можно было уйти от предполагаемой погони. Ночь пережидали в глухой чаще, огонь пришлось развести приметный, чтобы отпугивать лесных обитателей. Рана на ноге оказалась не опасной. Себастьян сам её перевязал, но все же я иногда замечала, как он болезненно морщится.
С первыми лучами солнца мы тронулись в путь. Мой проводник заверил, что знает здесь каждый кустик, и мы пройдем лес намного быстрее любого конного отряда. Я сидела верхом на гнедом рыцарском коне (мой мул сбежал во время битвы, спаси и сохрани его Господь), и он, по всей видимости, принимал это за личное оскорбление. Я то и дело попадала в переплетение веток, цеплялась плащом за сучки, а один раз чуть не выпала из седла, так как мой Гнедок решил взбрыкнуть на ровном месте. Не удивительно, что на привале я обнаружила, что у меня живописный кровоподтек на пол лица, вторую половину исполосовали разномастные царапины. Себастьян же умудрился обойтись «без сучка, без задоринки», а ведь он вел в поводу заводного коня.
Мы устроились близ опушки на светлой поляне, в траве радостно сверкал ручей. Вся радость с его поверхности испарилась, когда в нем отразилось мое «лицо». Зато Себастьян был доволен:
- Ну теперь вы мне нравитесь намного больше, миледи. Мне нравится решительно все, из-за чего я не рискую оказаться убитым. Ну ничего, сейчас что-нить придумаем. - С этими словами Себастьян залез в седельные сумки заводного коня. Через некоторое время он вынул из них целый ворох чистой мужской одежды. – Лучше вам, миледи, вот это надеть. Так мы меньше внимания привлечем.
Через пару минут на мне красовались добротные кожаные брюки, дорогущие сапоги (по счастью, их прежний владелец был не намного больше меня, эх, мелкий народ пошел), чистая полотняная рубашка и щегольский камзол из кожи и бархата. Да, знатный люд мы посмертно ограбили. В завершение, я надела франтоватую шляпу с коротким красным пером и принялась разглядывать себя в ручье. Мужская одежда оказалась очень удобной, в седло я почти взлетела: никаких юбок, ног набок и прочей чепухи. Больше всего мне нравилось, что она была чистой и свежей.
Когда наспех пообедали и отдохнули, вышли к пыльной дороге. На самом деле это была не дорога, а еле живая полоса вытоптанной земли, которая отличалась от земли по обочинам своими непроходимыми кочками и ямами. Себастьян, с воплем «Это то, что нужно!», буквально выдернул меня из седла и потащил к пыльной яме. Не успела я даже вспикнуть, как он повалил меня в пыль и стал методично пачкать мою свежую одежду придорожной грязью. Со стороны это смотрелось, как купание заботливой матерью своего орущего и воющего дитя. Надорвав мой камзол на плече, он довольно поставил меня на ноги. Все слова вылетели из головы, только пальцы крючились от желания немедленно удавить. А Себастьян как будто и не замечал моих волнений, он с улыбкой рассматривал мой новый вид, одобрительно прищелкивал языком и с гордостью упирал руки в бока. Когда я стала немного успокаиваться и переводить дух, он резко протянул руку и сломал красное перо на моей шляпе.
До конца дня ехали в полном молчании. Конечно, мне было понятно, что Себастьян просто не хочет привлекать к нам лишнего внимания. И дело даже не в тех, кто может нас преследовать, а в тех, кто, как и мы шатается по этим дорогам, у кого может возникнуть соблазн напасть на раненного мужчину и слабую женщину. Но теперь мы выглядим скорее как уже ограбленные кем-то путешественники. Мы не закованные в латы рыцари, вреда от нас не будет, бросать вызов смысла нет. Так риск быть убитыми значительно уменьшается, хотя от всего не убережешься. И все же я дулась. А Себастьян предпочел меня не доставать.
По небосклону перекатывались низкие облака, на землю легла трепещущая тень. Мы уже ехали по истоптанной проселочной дороге, по бокам тянулись редкие деревья и широкие пни, наверняка рядом село, лесорубы в это неспокойное время далеко от жилища не отдаляются. Себастьян как будто услышал мои мысли:
- Рядом большое село, оно разрослось совсем недавно, с тех самых пор, как эти земли отошли его милости Ричарду Длинные Руки. Он за несколько дней навел здесь порядок, посшибал рога чересчур заносчивым соседям, принял вассальную присягу у менее заносчивых и умчался в закат.
- В закат?
- Ну это так местные барды поють, а на самом деле он поехал на рыцарский турнир. Ну и вот.
- Но ты же вроде говорил, что он на Юге несет Божье Слово…
- Я сказал, что он несет Божью Волю.
- А в чем разница? – Недоумевала я.
- Как в чем? Божье Слово несут проповедники – встают средь грешников и вещают, и вещают. А Божью Волю несут на острие меча. – Я внимательнее присмотрелась к моему проводнику. А ведь он далеко не глуп, не только слушает умные речи при монастыре, но и делает выводы, мотает на ус.
- Похоже, этот Ричард Длинные Руки еще тот головорез…
- Не головорез, он воин. Воин Господа! И на самом деле очень справедливый: крестьянам помогает, а ведьм вешает. Ну… не совсем вешает, но ведьму из Беркли отдал чертям без раздумий. Так ей и надо, карге.
- Да-а-а, тут ты прав, ведьм надо на костер, или в петлю. – Откуда-то, из самых глубин сердца поднялась чудовищная злоба. Мне привиделось, как я изо всех сил упираюсь и истошно ору: «Ведьма! Проклятая ведьма! Не смей! Я не хочу!». Но как я не пыталась вспомнить, что же это было, воспоминание рассеялось, как утренний туман. Что ж, трусливая память ко мне еще вернется, а пока стоит подумать о том, смогу ли я, в отсутствие этого самого Ричарда, получить какую-либо помощь в его замке. Возможно, меня просто вышвырнут вон.
Тем временем почти стемнело. Себастьян торопил коней, чтобы успеть в село до наступления ночи. Я зачем-то натянула рукавички (после тех нескольких выстрелов на поляне ладони нещадно саднило), взяла в руки лук и повесила за спину колчан со стрелами. Себастьян тоже что-то почувствовал и достал свой топор. Кони пугливо прядали ушами, а заводная лошадь Себастьяна попыталась уйти в отчаянный галоп. Не успел он приструнить бедное животное, как в вечерней тишине раздался вой. Ему эхом отозвались другие, все ближе и ближе к нам. Себастьян отчаянно оглянулся и погнал вперед коня. Я тоже пришпорила Гнедка и пригнулась поближе к гриве. Неожиданно, конь под Себастьяном споткнулся о корягу и упал на полном ходу, Мой спутник перекувыркнулся и остался цел, но тут же припал на раненную ногу. Я соскочила рядом и поспешила на помощь, а Себастьян заорал на меня последними словами, так как мой конь в страхе умчался вперед. Вслед за ним ускакала заводная лошаденка Себастьяна, волоча по земле оборванный повод. Мы остались одни перед лицом пока еще невидимого врага, бежать было бесполезно. Себастьян огляделся по сторонам и указал мне на большое ветвистое дерево.
- Лезь.
- А как же ты, Себастьян?!
- Лезь, я сказал! Хочешь стать волчьим ужином? Тут ты мне все равно не поможешь со своим луком. Эх, пришла беда откуда не ждали. Хоронились ведь от людей… – В его словах был резон, но мне было невыносимо оставлять его так. Вой раздался совсем близко, и я со скоростью вспугнутой кошки взлетела на дерево. Получилось удобно устроиться в развилке ветвей, и отсюда я взяла под прицел пространство под деревом.
Волки появились внезапно. Себастьян, уже вставший на обе ноги, оперся спиной о ствол дерева. Волки были мелкими и отощавшими, но в их глазах беспощадно горел голодный блеск. Себастьян не погиб в первую же минуту от того, что волкам попался на пути раненный конь. Это было страшное, просто жуткое зрелище, но я взяла себя в руки и выпустила первые несколько стрел в волков, побрезговавших конем в пользу Себастьяна. Он же махал топором направо и налево и ревел, как раненный медведь. Бить по движущимся мишеням было очень трудно, к тому же мешала почти наступившая тьма. Было слышно, как пару раз Себастьяна хватали острые клыки. Его крики боли и злости разносились, наверное, на многие мили вокруг. Мои глаза застилали слезы и я все чаще промахивалась. И вот наступил момент, когда я нащупала за спиной зловещую пустоту. Стрелы кончились. Несколько волков пытались карабкаться по стволу ко мне, но пока у них получалось плохо. А Себастьян в это время уже почти сполз на землю, его попытки отбиться становились все слабее, но и волки уже не так смело бросались в бой. И вдруг, среди волчьего визга и вскриков Себастьяна, я услышала новый звук. Сухо вжикнула стрела и впилась в бок одного из волков. Я судорожно огляделась и только тут увидела огни со всех сторон, похоже, это были люди с факелами. Они быстро приближались и я смогла разглядеть в их руках луки, косы, дубины, палицы и прочее оружие. Они ураганом обрушились на волков и перебили всех, кто не успел унести лапы. Я, тем временем, кубарем скатилась с дерева и кинулась к Себастьяну. Он еле дышал, глаза его были закрыты, голова и почти все тело залиты кровью.
- Нет, Себастьян! Нет!!! Только не умирай! Не умирай! – Слезы застилали глаза и горячими потоками срывались на грудь моему защитнику. Я скорее почувствовала, чем увидела, как меня подхватили под руки и оттащили от Себастьяна. Его же бережно погрузили на невесть откуда взявшуюся телегу. Я оглядела наших спасителей – это были крепкие мужчины с крестьянскими лицами, в добротных кожаных доспехах.
- Спасибо вам! Огромное спасибо! Если бы не вы, мы бы ни за что не отбились. Кто вы? – Вперед вышел высокий поджарый мужчина с черными, с проседью волосами. В его лице было что-то, что выдавало его, как вожака.
- Мы – жители села Большие Печенеги. В последнее время нам часто приходиться отгонять волков от наших домов и поэтому мы были наготове. Я местный староста. Мигель Сорока, к вашим услугам.

Мы шли совсем недолго. Село оказалось действительно большим, дома на околице стояли ровными рядами, отличались свежими изгородями и неперекосившимися крышами. Наверняка, эти дома построены совсем недавно. Во многих дворах горели факелы, люди сидели на скамейках и оживленно беседовали. Мне это казалось странным, потому что я помнила, что крестьяне моего отца ложились спать с последними лучами солнца, а в их деревнях было темно, как в лесу. Да, похоже, новый сюзерен успел здесь навести порядок, хоть и пробыл в этих краях совсем недолго. Но откуда в такой благополучной местности волки?
- Откуда волки? – Обратилась я к Мигелю Сороке. Он всю дорогу шел рядом со мной, в то время как я шла рядом с повозкой Себастьяна и держала его за руку.
- Да, волки это наша главная напасть. После того, как власть над этими землями перешла в длинные руки нашего хозяина, мы быстро поднялись «с колен». Отстроили новые дома, все мужчины оказались при деле – кто в замок ушел, кто здесь нашел занятие. Мы организовали оборону против нечисти и соседских захватчиков, построили наблюдательный пост, неплохо вооружились и обзавелись доспехом. Но эти волки как с ума посходили. Раньше они держались намного дальше. Кто-то говорит, что их привлекают разросшиеся стада домашнего скота. Но есть люди, а среди них по большинству – охотники, которые утверждают, что раньше волков сдерживала некая сила, причем бесовская.
- Что же это за сила? Если она от Нечистого, тогда зачем было волков сдерживать?
- В том-то вся и штука! Сила эта – Адский Пес, которого частенько замечали в этих краях. Его боялись и люди, и животные. Все мечтали поскорее от него избавиться и вдруг, он исчезает сам по себе. Ни слуху, ни духу. Народ сперва оживился, но тут пришли волки. Худые, злые, раньше перебивались чем попало, избегали Пса, а теперь учуяли богатую поживу. Мы, конечно, их к домам не подпускаем, но путникам и лесорубам приходится несладко.
Меня вновь передернуло от ужаса, когда я представила, что бы было, если бы жители села не успели к нам на помощь. Мы подошли к просторному дому, наверное, дом самого Сороки, бережно сняли Себастьяна с телеги и перенесли в одну из комнат. К нему тут же подлетели какие-то женщины с чистыми тряпками, горячей водой и настоями трав. В комнату степенно вошел белобородый старик в халате, который с головой выдавал в нем лекаря. Он одним взмахом руки заставил женщин посторониться и стал внимательно осматривать Себастьяна. Некоторое время он молчал, лишь прищелкивал языком, но вскоре выпрямился и посмотрел на меня.
- Кем вам приходится этот человек, юноша?
При слове «юноша» я опешила. Я совсем забыла, что на мне мужская одежда и что меня воспринимают, как мужчину. Я растеряно оглянулась на Сороку, который хмуро смотрел на Себастьяна. Затем я вновь перевела взгляд на лекаря, он ждал ответа.
- Он… Его имя Себастьян, он мой проводник… и мой друг. Он не в первый раз спас меня от гибели. – Я с ужасом поняла, что вот-вот разревусь. Шмыгнув носом и неловко утерев его рукавом, я продолжила. – Так вышло, что мы потеряли коней и…
- Ваши кони у нас. – Вмешался в мои объяснения Мигель Сорока. – Когда мы увидели их с оборванными поводьями, мы поняли, что случилось что-то неладное.
Лекарь внимательно нас выслушал и качнул головой.
- Ну, все понятно. Должен вам сообщить, друзья мои, что этот человек, несомненно, очень тяжело ранен. – У меня при этих словах перехватило в горле, и все-таки вырвались слезы. – Но я берусь его поставить на ноги. А если я сказал, что берусь, то таки поставлю. Я понимаю ваши слезы, молодой человек, не надо их стесняться.
- Спасибо вам, огромное! Как я смогу вас отблагодарить? – Я с запозданием подумала о том, что у меня совсем нет денег. Если отец Ульфилла и дал мне что-то с собой, то это осталось в мешках, привязанных к сбежавшему мулу. – Но… Я… У меня с собой нет денег…
- Это не важно. - Сказал Сорока. Он окинул мою одежду внимательным взглядом и, должно быть, пришел к выводу, что меня ограбили в дороге. - Наш христианский долг помогать ближним. К тому же, с недавних пор мы учредили помощь пострадавшим от нападения волков. Мы сумеем позаботиться о вашем друге.
- Да, но дело в том, - продолжил лекарь, - что лечение займет очень продолжительное время. Ведь я не Паладин, как наш хозяин сэр Ричард, одним прикосновением исцелять не могу. Так что вам придется либо ждать его выздоровления здесь не меньше месяца, либо ехать дальше одному. Решайте, молодой человек.
О том, что будет со мной, я пока не думала. Великим облегчением было уже то, что Себастьян будет жить. Похоже, Мигель заметил смятение на моем лице и поспешил меня успокоить.
- Не переживай, друг, утро вечера мудренее. Завтра, на свежую голову, все хорошенько обдумаешь. А пока пойдем, я устрою тебя на ночлег. Кстати, как тебя зовут?
- Я Ло… Лоран. Мое имя Лоран, извините, совсем забыл представиться.
- Ничего страшного. Пойдем-ка к Генриетте, она тебя накормит и в постельку уложит. Самая веселая и гостеприимная вдовушка в нашем селе. А дочки у нее, ух! Так бы и съел. – При этом Мигель заговорщицки подмигнул мне и с размаху хлопнул по плечу. Мне ничего не оставалось, как криво ему улыбнуться и молиться про себя, чтобы веселая Генриетта не положила на меня свой гостеприимный глаз.

Дом Генриетты, хоть и не был из новостроек, выделялся свежими красками и побелкой. Ворота были радушно распахнуты, а в окнах горел свет. Генриетта вышла к нам с улыбкой и распростертыми объятьями.
- Мигель, как я рада тебя видеть! Ты опять привел ко мне постояльца? Правильно, в моем доме всегда рады гостям. – Она игриво чмокнула Мигеля в щеку и подмигнула мне.
- Спасибо Генриетта, за мной должок. Это Лоран. На него и его спутника напали волки этой ночью. – Мигель умолк, а Генриетта сочувственно посмотрела на меня и тяжко вздохнула.
- Больше ничего не говори. Бедный мальчик! Ты должно быть так перепугался! И, конечно же, жутко голоден, проходи в дом скорее. И ты Мигель не стой на пороге.
Мы зашли в светлое помещение, которое больше напоминала маленькую таверну. Здесь стояла пара дубовых столов со скамьями, в маленьких нишах горели толстые свечи. Вход в соседнее помещение был отгорожен перегородкой, поверх которой можно было увидеть очаг и разделочный стол. Оттуда доносились удивительно вкусные запахи. Я перевела взгляд на Генриетту, при комнатном освещении она оказалась статной, миловидной женщиной средних лет, пышногрудая и крутобедрая. Волосы цвета дубовой коры были скручены в пучок на затылке. На загорелом лице выделялись удивительные светлые глаза орехового цвета, иногда в них проскакивали зеленые искорки. Мигель пожирал хозяйку глазами, что и не удивительно, такая красивая женщина! Мы сели за стол, а Генриетта стала носить еду: гречневую кашу, жареное мясо, свежий хлеб, пряную зелень и домашнее пиво. Я всё время старалась держаться как мужчина. Уже неловко было признаваться в том, кто я на самом деле, к тому же, так было гораздо проще. Голод напрочь выбил из меня светские манеры, я ела жадно, почти не пережевывая пищу. Генриетта смотрела на меня с материнским сочувствием, что и понятно, в ее глазах я была измученным отощавшим юнцом. Подбитый глаз и старательно изувеченная Себастьяном одежда дополняли общее впечатление.
Насытившись, мы с довольными лицами откинулись на спинки скамей. Мигель сытно взрыгивал. Я тоже попыталась сделать так, но только жалко икнула в ответ. Генриетта куда-то ушла, а через некоторое время вернулась с двумя девушками – своими молодыми копиями. Отличались друг от друга они лишь тем, что одна была высокая (выше матери) и худая, а вторая – приземистая и более коренастая. Но все же было видно, что это близняшки. Они очаровательно улыбнулись Мигелю, а затем перевели взгляд на меня. Похоже, я их несколько разочаровала, но они все равно приняли меня за аристократа.
- Добро пожаловать, ваша милость! Давайте-ка, мы вас проводим в спальню. – С этими словами они подхватили меня за руки с двух сторон и поволокли вглубь дома. Я оказалась в небольшой и чистой комнатке с кроватью, сундуком для одежды и распятьем на белой стене.
- Снимайте-ка вашу одежду, мы ее в порядок приведем. – Обратилась ко мне та, что повыше.
- Нет-нет, не стоит утруждаться милые девушки! – Я так отчаянно запротестовала, что они наверно подумали, что из-за волков я лишилась рассудка. Многозначительно переглянувшись, они пожелали мне спокойной ночи. Затем та, что пониже показала мне из окошка, где у них во дворе отхожее место, и они, смущенно хихикая, вышли из комнаты.
Сон не шел. Ворочаясь с боку на бок я думала о том, что же буду делать дальше. Ясно было одно – Себастьяна я с собой больше не возьму. Даже если он полностью выздоровеет, я больше не смогу его подвергать опасностям. Мне было стыдно оставлять его, но я знала, что здесь он будет в безопасности, а потом сможет вернуться в монастырь. А куда возвращаться мне? Домой? И как мне туда возвращаться? Ехать ли в замок здешнего сюзерена, зная, что его нет на месте? А может быть, меня просто выставят вон. Или еще хуже. Надо бы раздобыть карту…
Я встала с кровати и посмотрела в окно на то место, куда мне указывала одна из дочерей Генриетты. На цыпочках выбравшись из дома, я пошла по своим делам. На обратном пути, я оказалась под одним из раскрытых окон, откуда доносились голоса хозяйских дочек. Все таки я была женщиной, хоть и в мужской одежде, а потому остановилась, как вкопанная.
- Какой то он заморыш совсем. Худющий, щуплый, смотреть противно.
- Знамо дело, аристократ. Ихние мамки всю жизнь сидят в темных башнях, света белого не видят, затягиваются в корсеты, жруть, как дохлые птички. Не удивительно, что и дети у них родются заморенные.
- Ну да, ну да. Как же. А рыцари? Здоровые, как быки, красивые Ты ж их как увидишь, так у тебя подол сам собой на землю валится. Тож поди аристократы.
- Ну ты, Марыська, даешь. То ж бастарды! От ушлых мамок, да от шустрых папок пошли. Только барин за порог – на охоту собрался, как к его жене конюх какой расторопный, или пастух - шасть. А сам барин – не дурак: ехал на охоту, а сам в деревушку завернул. Вот тебе еще с десяток бастардов! - Они зычно загигикали, а я, сплюнув, пошла дальше.
Оставшуюся ночь я провела в раздумьях. Наутро я потихоньку выбралась из дому и пошла к дому Мигеля. Дверь была не заперта и спокойно прошла в комнату, где вчера лежал Себастьян. К моему огромному удивлению, его здесь не оказалось. Позади меня раздались шаги, я оглянулась и увидела Мигеля Сороку. Он был свеж – сна ни в одном глазу, чисто выбрит и уже не в духе. Хмуро глянув на меня, он сказа:
- Твоего друга перевезли в дом лекаря. У него там много комнат, где лежат больные. Можешь его там навестить.
- Спасибо… Господин Мигель, - Сорока при этих словах кисло поморщился, – извините за навязчивость, а у вас нет карты ближайших земель?
- У меня много карт. Какое место тебя интересует?
- Меня интересует, как добраться в королевство Фоссано, точнее в одну ее провинцию… Ну хотя бы до столицы.
- А, эта есть. Королевство Фоссано не так уж далеко отсюда. Наш сюзерен как-то уехал туда на турнир… Ну и долгие там турниры, скажу я тебе! Ладно, жди здесь.
Через пару минут он протягивал мне скрученную в рулон карту.
- Держи. Тебе повезло, что я собираю разные карты. Таких, как у тебя, у меня еще парочка осталась, не переживай.
- Спасибо, Господин Мигель. – Он снова поморщился. Похоже, не так давно ходит в старостах, раз не привык к такому обращению.
- Раз карту просишь, значит, решил ехать дальше?
- Да, мне надо. А Себастьян достаточно меня оберегал.
- Ясно. Пойдем, проведу тебя к дому лекаря, да и коней своих забери.
В доме лекаря мы пробыли недолго, Себастьян не приходил в себя. Я жутко волновалась, Но лекарь уверил, что он просто крепко спит, так как ему дали болеутоляющий настой из трав. Я подержала Себастьяна за руку, прошептала, чтобы он держался и вышла во двор до того, как снова не удержу слез.
На улице галдели мальчишки, ведущие под уздцы все ту же лошаденку Себастьяна и моего предателя-Гнедка. Я попросила, чтобы лошадь Себастьяна оставили до тех пор, пока он не выздоровеет. Гнедок же вроде как чувствовал за собой вину, он пятился, фыркал и старательно отводил глаза. Я подошла и похлопала его по шее.
- Эх ты! Бесстыжий. Ну ладно, не переживай. Я же знаю, что ты просто сильно перепугался. Я и сама… сам перетрухнул прилично. Мир?
Гнедок, наконец-то, повернул ко мне голову и ткнулся ею в мое плечо. Мигель, стоявший неподалеку, громко свистнул, и какой-то парняга бегом ринулся в сторону ближайшей хаты. Через пару мгновений он вынес оттуда пару мешков, явно с провизией, и привязал из к седлу Гнедка. Я вскорабкалась в седло и, вспомнив о манерах, которые мне пытались привить в доме моего отца, отвесила глубокий поклон Мигелю и всем, кто собрался меня провожать, правую руку при этом я держала на сердце.
- Спасибо вам! Спасибо вам всем! Мигель, - при этих словах Сорока наконец-то улыбнулся, - я всю жизнь буду помнить вашу доброту и заботу. Прощайте, друзья, надеюсь, еще увидимся!
Я пришпорила Гнедка, а деревенские мальчишки, воодушевившись моими прощальными словами, с веселыми криками побежали за нами вдогонку.
Tamplier
читают, только форум этот стал малопосешаемым.... ну и плюс лето, в отпусках многие
Вещий
Может, тогда имеет смысл разместить этот фанфик на оф. сайте Орловского? Там все же посещаемость больше, отписываются намного чаще, а значит, и прочитает фанфик большее кол-во людей.
Ну, еще можно выложить и Вконтакте в группе Орловского, но там система не очень удобная: большие куски текста приходится разбивать на несколько постов.
Вторая глава мне понравилась больше. Все, Лоралея наконец-то одна, без своего Санчо Панса. smile.gif
Когда продолжение? wink.gif
Лоралея
Насчет размещения на других сайтах я пока и не думаю. Литфорум, как говорится, мой пробный камень. К тому же, я очень редко бываю на оф.сайте, там я почти никого не знаю, а лезть в чужой монастырь - неохота. Здесь же меня воспринимают как меня, а не как "Шамаханку". Вконтакте, я думаю, этой темой мало заинтересуются. Поживем - увидим.
Продолжение постараюсь выдать как можно скорее. Как я уже говорила, всё в голове. Самое трудное - облекать мысли в печатные слова: времени мало и жутко болит шея. wacko.gif
Бобик
Лоралея... Во-первых, хорошо. Во-вторых, цикл движется к завершению, а потом будет объявлено свободное продолжение всем желающим:-) И лучшие будут опубликованы, это мы уже видели по "Княжескому пиру", "Троецарствию" так что я надеюсь, вскоре увидим и в бумаге. Я серьезно.
Вещий
Бобик
Цитата
Во-вторых, цикл движется к завершению,

И откуда у вас такая информация?
Лоралея
К завершению?!!! ohmy.gif Как жить дальше?!!!!! Убейте меня, или скажите, что это брехня...

Теперь, ессно, моим Священным долгом станет написание того самого, этого, которого необходимого и бесповоротного! mad.gif Даже если никогда моя глупая писанина не обживется на бумаге, вы (форумчане) все-таки прочитаете эту глупость до конца! Или я буду не я! dry.gif (А если нет, то я вас прибью.)
Бобик
Ссылки здесь размещать можно? http://t-human.com/forum/showthread.php?t=1495 здесь идет речь о продолжении Троецарствия усилиями тех, кто на том форуме. Прочтите, любопытно. Те же самые ребята делают игру "Ричард Длинные Руки", там сверху висит их баннер. Они и сказали... Кроме того, на встрече 4 сентября на ВВЦ на книжной ярмарке наверняка будут причастные к созданию Ричарда... Так же на форуме есть объявление. Можете задать вопрос лично.
Вещий
Информацию с данной ссылки посмотреть невозможно, ибо она доступна только для проверенных пользователей на т-хьюмане.
Однако это неважно, ЮАН, например, и здесь говорит о продолжении Троецарствия: http://t-human.com/forum/showthread.php?t=1498 Он и где-то еще писал об этом, но мне лень шарить по темам.
Да, трансхьюмановцы действительно делают игру по РДР.
Однако всю информацию, что вы привели, знают очень многие, ибо она в свободном доступе. Поэтому хотелось бы узнать то, что никто не знает. Например, название следующей книги о Ричарде. Ведь вы, судя по всему в курсе дел и можете спросить у кого надо. И если вы окажетесь правы, то тогда все вопросы и сомнения по поводу ваших слов отпадут.
Цитата
Так же на форуме есть объявление. Можете задать вопрос лично.

Могу, да только никто не ответит. Прямо так мне и скажут, когда РДР закончится, кто пишет данный цикл и прочие интересности. Помнится, один чел спросил у ЮАНа в личке является ли он Орловским, обещая никому об этом не рассказывать. Никитин тогда ТАК ему ответил... Посетители т-хьюмана в курсе. laugh.gif Вопросы про Орловского либо игноируются, либо стираются...

Жду от вас названия следующей книги о РДР. smile.gif
Лоралея
Я все же надеюсь, что цикл РДР так скоро не кончится... Еще даже Юг не порабощен! happy.gif
Бобик
Хотя спин-офф, если интересен, можно издавать и не дожидаясь окончания цикла. Это продолжения всякие - да, только после окончания. Мельников упоминал, что художник приносил рисунки к эрцгерцогу.
Лоралея
Эть! biggrin.gif Ну точно, Эрцгерцог! Правда, Вконтакте я предполагала, что он будет сотым по счету, но не суть. Интересно, а Кронпринц будет?

Бобик, спасибо за поддержку! Постараюсь, чтобы было как можно интереснее. Хотя на издание особо не рассчитываю (сказок в жизни не бывает, а я не Джулия Робертс из Красотки), но пальцы крестиком держать буду. smile.gif
Вещий
А, ну если Мельников сказал, то тогда да... Ведь сам Мельников сказал! Кстати, а кто это? Я в лесу родился, пням молился и ни о каких Мельниковых и прочих Телегиных не слышал. sad.gif
Но вообще-то по логике событий следующий титул действительно должен быть такого же ранга, как герцог, или выше, но никак не ниже. А титулов такого ранга мало, очень мало. Если же Ричард получит титул ниже, то это будет оскорбление для него и его рыцарей. Вспоминаем, какая буря поднялась после получения титула рауграфа... Конечно, Рич может получить очередной мелкий титул, если будет инкогнито, как получил фрейграфа во время разведки в Гандерсгейме. Однако у него нет времени на всякие одиночные квесты, пора возвращаться к своим. Хотя кто знает Орловского...
Так что, вероятнее всего, действительно будет эрцгерцог или что-то на этом уровне.

Лоралея, надеюсь, вы не в обиде, что развел флуд в вашей теме?
Лоралея
Да, ништо! happy.gif Флудите себе, батенька, на здоровье (на то у нас есть модераторы biggrin.gif ). Кушайте, как говорится, не обляпайтесь! А вообще, мне приходила в голову мысль, что Королём, или Императором цикл и закончится, ну, можно еще назвать книгу "РДР - "В дамках"". А Герцог - это уже очень близко...
Вещий
А как же планы Ричарда по завоеванию мира Юга? Если он так долго возится с маркой, то с огромным Югом он будет возиться целую вечность. А потом можно глянуть и на Восток и на Запад, а там еще и в другие миры, Темные и не очень, надо нести христианство. А потом, после распространения идей христианства, надо срочно строить технологическую Сингулярность... Так что Орловский еще должен писать и писать. smile.gif
Если же цикл действительно скоро закончится, то это будет очень странно. Уверен, такой быстрый конец вряд ли все прояснит и расставит все точки над i. Вдруг повторится история с концовкой "Остаться в живых?" mad.gif
На самом деле у сэра Гая хватит мастерства сделать нормальную концовку, но все же...
Вот пишу и думаю: "Побыстрее бы ноябрь, а там и новая книга о Риче". laugh.gif
Скорее всего, это ложный слух о скором завершении цикла. По крайней мере, я надеюсь. smile.gif
Лоралея
Ценой усилившегося шейного остеохондроза, я таки одолела третью главу. Всё, теперь буду лечиться...
Лоралея
Глава 3.

Гнедок мерно и уверенно преодолевал милю за милей. Казалось, мы оба хотели поскорее миновать эти «волчьи» земли. Сердце сжимала яростная надежда, что кошмар прошлой ночи не повторится. Я старалась держаться наиболее проходимых дорог, чтобы было больше шансов встретить к вечеру село и деревушку, где можно было спокойно переночевать. Очень смущало отсутствие денег, но коротание ночи под забором для меня было гораздо милее ночевки в лесу, или в чистом поле. Как хорошо быть рыцарем! Едет себе в крестовый поход, спит, где хочет, а кто мешает – тому в зубы. Поймал дракона, победил – перекусил, не победил… ну, не важно. И при этом умудряются принцесс спасать, защищать сирых да убогих по дороге. А я, горемычная, боюсь всего, аки заяц. Где куст шелохнется, где лист оборвется, а я уже готова на утек с криками «Маманя!».
Погода мне благоволила. Голубое небо, легкий ветерок, зелень травы, как будто все пыталось меня успокоить. Я начала потихоньку веселеть. Какого черта, я на свободе, еду куда хочу, а захочу сяду и буду есть, спать, бездельничать! Под седлом - Гнедок, в лицо – ветерок. Эге-ге-ге-гей! Да здравствует свобода! Но все хорошее когда-нибудь кончается. Не успели мои счастливые вопли стихнуть, как на горизонте показалась новая беда. Странная черная туча лежала у нас прямо по курсу. Она скорее напоминала черный дым над пылающим лесом. В ее клубах сверкали лиловые молнии, таких просто не бывает, без колдовства тут не обошлось. Мои руки несознательно шарили по шее и груди в поисках талисмана и оберега. Раньше мы с сестрой без них из дому не выходили, а в дальних поездках нас всегда сопровождал Фадэюс, наш маг. Он с легкостью отгонял нечисть, опасных животных, да и против разбойников у него всегда имелась парочка заклятий. Здесь же я совсем одна, даже с Себастьяном мне было бы не так страшно.
Была мысль повернуть назад и дать деру. Но я мужественно решила ехать вперед (благо, туча была еще далеко) и молиться, что меня пронесет стороной. Постепенно я поняла, что это странное явление вовсе не спешит мне навстречу, наоборот, это я догоняю его. Я остановила Гнедка. Странно, ветер дует в мою сторону, но туча медленно, как гусеница, но верно, как сама смерть ползет в противоположную сторону. Ее колдовское происхождение стало уже неоспоримым. Но раз туча не стоит на месте и не плывет по ветру, значит, она кого-то догоняет. А раз я здесь, позади, значит, догоняет она не меня. Похвалив себя за сообразительность, я вдруг поняла, что мне просто необходим привал. Добротный, основательный привал.
Я не спеша слезла с Гнедка. Очень долго и неумело пыталась его стреножить, затем махнула на это дело рукой и привязала длинной веревкой из мешка Мигеля к стволу тонкого дерева. Вокруг росла сочная трава, а рядом стояла лужа с довольно чистой водой, и мой скакун не стал возмущаться. Сама я отошла чуть в сторонку, где стояло дерево пораскидистее, и хоть здесь не было ручья, я вполне довольствовалась той водой, что запасла утром у колодца на выезде из села Большие Печенеги. Обедала так же, не спеша. И все это время усиленно старалась не смотреть в сторону зловещей тучи, а главное, не думать о том, какие беды и кому она несет. Стыд потихоньку пробирался в мою душу. Возможно, я единственный живой человек на много миль вокруг, не считая тех несчастных, или того несчастного, за кем гонится эта колдовская гадость. И я спокойно сижу здесь. Пережидаю. Естественно, я ведь всего лишь слабая женщина, мое дело сидеть и ждать. Ну еще можно махать платочком в удаляющуюся спину и желать удачи. И как потом утверждать, что это вина мужчин, что это они нас загнали в высокие башни, когда мы сами туда залезли, трусливо поджав хвосты. И Себастьян пострадал только потому, что я женщина. Ведь была бы я мужчиной, отец Ульфилла отправил бы меня одну, на все четыре стороны. А так, меня пришлось провожать и охранять, как малое дитя. Неправильно это, мужская жизнь так же ценна, как и женская. И душа у мужчин и женщин ценна одинаково, потому что Божья искра в Человеке не может иметь пола.
Но, все же, было страшно. Я цепляла руками траву и никак не могла решиться отправиться навстречу неизвестной опасности. Посмотрев на Гнедка, я вспомнила, как он в страхе умчался, оставив меня и Себастьяна на растерзание волкам. Конечно, он был не виноват. Все-таки он животное, хоть и очень умное, и живет только своими звериными чувствами. Но я ведь человек! Я не имею право уподобляться животным. У меня есть голова, которая что-то бубнит о том, что ей страшно и, вообще, все это глупо и опасно. А еще у меня есть сердце, которое обливается кровью от жалости к тем, кто попал в беду. И еще есть душа, которая до конца моих дней будет пытать мою совесть за то, что я даже не попыталась помочь, когда могла.
Все это я думала, пока со злостью собирала провизию в мешок, привязывала его к седлу Гнедка, а самого Гнедка отвязывала от дерева. Когда взобралась в седло, вдруг подумала, что не доживу до конца дня. Ветер вновь свистел в ушах. Деревья уносились за спину со скоростью коня, несущегося галопом. Зловещая туча, уже почти скрывшаяся из виду стала стремительно приближаться. Мы мчались, не снижая темпа, с полчаса. Гнедок рвался из последних сил, он будто вместе со мной, чувствовал уколы совести, вонзающиеся в бока похлеще самых острых шпор.
Мы догнали тучу перед широким темным лесом. То, что я принимала за тучу, оказалось огромным непроглядным сгустком черно-лиловой тьмы, простирающейся от земли до небес. Молнии уже не показывали своих жал и, казалось, тьма, зависшая над опушкой, стала рассеиваться. В десяти шагах от первых деревьев я обнаружила труп мужчины в измятых и изрубленных доспехах. Из его жутких ран все еще еле-еле сочилась кровь, значит он погиб только что. Страх и отчаяние почему-то заставили меня спешить вперед. Мне некогда было думать о привязывании Гнедка, и я вновь выпустила его повод из рук. Сердце бешено колотилось, я уже не понимала зачем бегу в этот лес, зачем углубляюсь в этот редеющий черный туман. Меня будто вели, нет, тащили за руку. Я боялась не успеть. Краем сознания я отметила, что пробираюсь по какой-то тропе, всюду виднелись сломанные ветви и ошметки одежды. Тьма почти рассеялась, я разглядела впереди широкий проход к поляне. Вдруг, сквозь шум биения крови в ушах я расслышала душераздирающие крики. Так кричала сама смерть из уст гибнущих людей. Я была уже совсем рядом, когда крики стихли и мне навстречу выехали четверо всадников на огромных черных конях. И сами всадники были чернее ночи. На них были странной формы черные доспехи, укрывавшие их с головы до пят. В руках они держали такие же черные меч, длинные и страшные. Я с ужасом увидела как на лезвии одного меча шипит и дымится кровь. Черные всадники вытянули вперед острия мечей и, не спеша, двинулись в мою сторону. От страха я не могла пошевелиться. Они были уже в паре конских шагов от меня, когда тьма полностью рассеялась, и всадники сгинули вместе с ней. Меня на мгновение обдало морозом, я поняла, что не успела. Не успела помочь и не успела погибнуть. Словно пробираясь сквозь толщу воды, я вышла на поляну, залитую кровью. Как во сне я шла между изуродованных тел. Все они были мужчинами, все в некогда дорогих и сияющих доспехах, которые ныне превратились в груды покореженного металла. Их кони были так же жестоко убиты. Тошнотворный ком застрял у меня в горле. Я думала о том, что никогда, никогда не должно такое происходить на Белом Свете, но почему-то происходит. Вспомнила о Гнедке, которого так и не привязала и которого, скорее всего, больше не увижу. В глазах было сухо. Сухо до жжения. Из ступора меня вывел тихий стон. Я огляделась. В сторонке от остальных лежал человек, единственный не облаченный в металл. Быстрее молнии я очутилась рядом с ним. Это был юноша, совсем еще мальчик, одетый в дорогой камзол и мягкую шляпу. На его все еще детском лице горели предсмертной агонией большие голубые глаза. Я смотрела в них и не понимала, какая сила не дает этому несчастному умереть. Прямо в центре его груди торчал обломок черного копья. На теле зияли страшные раны, каждая из них была сама по себе смертельной. Он дышал тяжело и хрипло, при каждом вздохе из его ран толчками выкатывалась кровь. Неожиданно он заговорил. Заговорил тихо и прерывисто, но вполне внятно.
- Друг… послушай… это были Стражи Тьмы… мы никак не могли… спастись… Мое имя… Шарль… я - виконт де Гийом. Прошу вас… - Он резко закашлялся, на белых губах проступила кровавая пена. Собрав все силы, он продолжил. – Прошу вас, отнесите… письмо… леди Марисабель… в Вексен. – Он откуда-то нашел в себе силы и дотронулся правой рукой до груди. – Обещайте…
Я накрыла его руку своей ладонью и сказала.
- Я даю вам обещание, виконт. Если мне не уготована скорая гибель, то я непременно выполню ваше поручение.
- Спасибо… друг мой… И еще… пожалуйста, возьмите… мой меч и кольцо. Я не хочу… чтобы они пропали… вместе со мной… Прощайте… мой друг. - Он сделал последний судорожный вздох и навсегда закрыл глаза.
Я стояла на коленях и все еще держала ладонь на пальцах погибшего. В моих глазах наконец-то появились слезы. Они словно вымывали песок из глазниц и обрушивались горячим потоком на залитую кровью одежду виконта. Губы отказывались подчиняться, молитва вырывалась из уст вперемешку с горькими всхлипами, и я уже не в первый раз сомневалась, что ее кто-то услышит.

Письмо лежало во внутреннем кармане. Оно было запечатано красным сургучом с каким-то красивым гербом. Такой же герб обнаружился на кольце виконта. Я долго боялась его снимать, но, памятуя о просьбе умершего, все же закрыла глаза и легко сняла его с все еще теплой и мягкой руки. Меч лежал здесь же, рядом. Похоже, его хозяин даже не успел им воспользоваться. Я с удивлением оглядела небольшой изящный, словно посеребренный, клинок и такую же серебристую рукоять с крупным рубином в центре. Чувствуя себя кладбищенским вандалом, я сняла с убитого перевязь с ножнами, явно изготовленными специально под этот меч.
Я встала и огляделась. Женская практичность потихоньку брала верх над страхом и совестью. Жаль, коня нет. Срезав у некоторых убитых кошельки, я тихонько молилась, чтобы это не считалось чересчур большим грехом. В чистый, без пятен крови, мешок собрала немного еды и воды, кремни для розжига огня и все, что необходимо в пути. Пару раз во время моего вынужденного мародерства меня тошнило, я бегом бросалась в кусты, где меня нещадно крутило и выворачивало. Прочитав заупокойную молитву за всех павших, я покинула эту ужасную поляны. Похоронить их всех я все равно бы не смогла.

Выйдя из леса, я увидела своего Гнедка. Он стоял и, как мне показалось, с тревогой всматривался в лес. В моем окоченевшем сердце наконец-то разлилось тепло. Бедный конь и не пытался сопротивляться моим пламенным объятиям, он только фыркал и отводил морду от противных девчачьих поцелуев. Наобнимавшись, я влезла ему на спину и тихонько тронула поводьями. Мы неспешно двинулись в сторону дороги, которую оставили позади во время гонки за смертоносной тучей. День клонился к закату. Дорога нашлась, все такая же пыльная и равнодушная. Я некоторое время стояла и вертела головой по сторонам, мучительно вспоминая, в какую сторону надо ехать. Разобравшись с солнцем, направлением и картой, мы с Гнедком ускорились в направлении юго-запада. Карта молча показывала, что в нескольких милях отсюда есть деревушка и неплохо было бы там заночевать. Внутренний голос слабо вякал о том, что деревня эта слишком далеко в стороне от моего пути, да и вообще… А может, там и нет никакой деревни. Зато прямо по курсу было целое село. Но оно располагалось значительно дальше. Я самонадеянно решила, что по прямой дорожке успею добраться в село до наступления ночи.
Мы то мчались галопом, то рысью, изредка переходили на шаг. Остановились лишь раз – напиться у родника. Вода была чистая и вкусная. Струйки искрились и переливались в закатном солнце, похожие на жидкий хрусталь. Я пила и пила, зубы приятно ломило от холода. Мой конь стоял чуть пониже течением и также жадно глотал воду. Напившись вдоволь, я вдохнула побольше воздуха и окунула лицо в ледяную воду. Вынырнув, я вдруг услышала какой-то легкий звук за моей спиной. Я подскочила, как ошпаренный кот, но позади никого не было. Кое-как успокоив взбесившееся сердце, я стала убеждать себя в том, что тот тихий смех мне просто послышался. Мы с Гнедком постарались как можно скорее убраться от этого места.
Всю дорогу мне казалось, что на меня кто-то смотрит. Мурашки полным боевым расчетом отбивали шаг по моей спине. Не помогал ни ветер в лицо, ни изумительно красивое предзакатное небо. Впереди показались одиноко торчащие скалы и огромные валуны. Дорога пошла вверх и через пару миль перед нами раскинулось скалистое плато. Было похоже, что все эти камни – всего лишь останки разрушенной временем горы. Но все же, острые зубья некоторых скал вспарывали небо, а на их иссеченной поверхности зияли зловещие каверны и пещеры. Приглядевшись, я с ужасом поняла, что это чьи-то гигантские норы. Вообще-то, я и так знала чьи они, но боялась себе в этом признаться. С наступлением темноты из таких нор вылетают целые полчища гарпий, и если мы с Гнедком не успеем отсюда убраться, то нам не жить.
Гнали во весь опор. Я молилась о том, чтобы под копыта моему коню не попался булыжник. Дорога пошла резко вниз, где вдали виднелся густой и темный лес. Солнце почти село, последние его лучи мелькали над верхушками далеких деревьев. Мы окончательно миновали плато, когда наступила ночь. Дорога подалась влево, чтобы обогнуть лес. Чем ближе лес приближался, с тем большим ужасом и восторгом я понимала, какие великанские деревья в нем растут. Таких гигантов я сроду не видела, и даже никогда о них не слышала. Он наверняка был колдовским, хорошо, что не придется через него ехать.
В ночной тишине раздался истошный визг. Гарпии! Неужели только вчера мы так же удирали от волков? Ну почему мне так не везет? Такой же невезучий Гнедок взвинтил скорость до предела, я боялась просто-напросто вылететь из седла. Визгливые крики гарпий становились громче и громче. Не думая ни о чем, кроме спасения, я направила Гнедка к лесу. Решив, что сейчас лук мне мало чем поможет (я все равно не умела стрелять на скаку), я достала меч. Мы были уже в нескольких шагах от деревьев, когда нас настигли эти страшные твари. К счастью, они были не очень большими, и им бы пришлось потрудиться, чтобы сдернуть меня с седла. Но одной все-таки удалось оцарапать когтями мне спину. Я закричала и дернула мечом в ее сторону. По ней я не попала, зато задела вторую, уже готовую вцепиться мне в плечо. Но тут мы оказались в лесу. Расстояние между деревьями было просто невероятным, в таком запросто могли бы поместиться несколько деревенских домов. Гарпиям ничего не стоило ринуться за нами в лес, но они неожиданно остановились. Их как будто напугало что-то и они, одна за другой, стали поворачивать обратно. Переведя дух, мы с Гнедком огляделись. Все здесь было странным. А самым странным было то, что мы вообще хоть что-то видели. Такой лес, вообще-то, ночью должен быть абсолютно непроглядным. И, тем не менее, сквозь кроны пробивался серебристый свет, похожий на лунный. Но до вступления в лес никакой луны не было. Мне так надоело пугаться и удивляться, что я махнула на странности рукой и направила Гнедка вглубь. Главное, что здесь нет гарпий. Здесь можно переночевать и, если повезет проснуться живыми, проехать насквозь, прямиком к дороге.
А тем временем, деревья, что казалось невозможным, становились все больше. Расстояние между ними все увеличивалось. Вскоре, кроны стали расходиться настолько, что можно было увидеть небо. Оно было удивительно светлым и нежно-лиловым. Его украшали целые сонмы ярчайших звезд. От мага Фадэюса я знала, что звезды везде одинаковы, их может быть не видно, но они всегда одни и те же, просто они меняют свое положение на небосводе в зависимости от того, какое время года нынче стоит. Так вот, таких звезд я не видела ни зимой, ни летом, ни весной, ни осенью. Не успев прийти в себя от созерцания звезд, я чуть не рухнула с коня, увидев ЛУНУ. Луна была просто огромной, белой и сияющей. Она никак не походила на тот тощенький серп в небе, что я видела в прошлые ночи. У меня все никак не получалось обозреть ее целиком между крон. Но когда кроны еще больше расступились, я просто лишилась дара речи, так как рядом с этим небесным чудом висела ЕЩЕ ОДНА ЛУНА! Она была почти вдвое меньше первой и имела бледно-голубой цвет. Такой ужас и представить себе невозможно! Я вдруг вспомнила перепуганных гарпий и стала проникаться к ним некоторым пониманием. Я уже давно слезла с Гнедка и шла рядом с ним с широко открытым ртом. Гнедок обращал на это чудо внимания не больше, чем стал бы обращать на гобелены в спальне моей сестры. Впереди разрастался еще один источник света, только не с неба, а с земли. Я еще не успела рассмотреть, что это такое, как позади раздался знакомый смешок, тот самый, который померещился мне у родника, а следом за ним насмешливый мужской голос:
- Стой, человек. Довольно свободных прогулок. Подними руки вверх и замри.
Бобик
Будучи заинтересованным в том, чтобы спин-офф вышел как можно более живописным и, конечно, на бумаге, рискну дать пару простеньких советов.
В художественной литературе не принято говорить в лоб, что происходит. Это журнализм. Журналистика. Нужно говорить то же самое, но... иначе. Но так, чтобы у читающего возникала та картинка, которую вы хотите нарисовать.
Например:
"Гнедок мерно и уверенно преодолевал милю за милей". Миля за милей проскакивали (проползали и пр) под брюхом (копытами) Гнедка.
"Я не спеша слезла с Гнедка". Гнедок вздохнул с облегчением, когда мои ноги коснулись земли.
"Письмо лежало во внутреннем кармане". Пальцы мои нащупали во внутреннем кармане письмо.

Желательно также убирать лишние слова. Например:
"Вокруг росла сочная трава, а рядом стояла лужа с довольно чистой водой..." Убрать "росла" и "стояла".

Вот, для начала:-) Если сумеете проглотить без смертельных обид, то еще не все безнадежно:-)
Лоралея
Обид просто быть не может, так как я сама просила критиковать. Я ж не писатель, это мой первый подобный опыт, не считая всякой ерунды, которой кроме меня никто не видел. А советы ваши очень даже кстати, впредь, буду больше уделять внимание деталям.
А еще, спасибо, что вы все-таки это читаете! smile.gif
Вещий
Прочитал. Интересно, куда попала Лоралея? Надеюсь, не к эльфам? smile.gif

Лоралея, а вы лучше прочтите "Как стать писателем" Юрия Никитина. Там очень много весьма полезной информации и советов для начинающих писателей.
Бобик
Ну тогда еще пару, тоже самых простых, но выполнение их крайне желательно.
"Все это я думала, пока со злостью собирала провизию в мешок, привязывала его к седлу Гнедка, а самого Гнедка отвязывала от дерева. Когда взобралась в седло..."
Перечисление в одной фразе "собирала", "привязывала", "отвязывала" называется гусеницей, а предложение - гусеничным. В этих случаях (а они у всех) проще всего поменать среднюю часть, напр.
"Все это я думала, пока со злостью собирала провизию в мешок, к седлу Гнедка удалось привязать (прицепить и пр) легко, а самого Гнедка отвязывала от дерева".
"Когда взобралась в седло..." тоже лучше иначе бы. Напр. седло подо мною скрипнуло (читатель догадается, что вы взобрались в седло)
Т.е., когда вы хотите написать, что идете по улице, вы не пишете, что идете по улице (это журнализм), а пишете, что улица двигается навстречу. Или дома двигаются как-то толчками или зигзагами (если вы навеселе или устали).

Но главное, чтобы было что править:-) По готовому тексту автору править легко. Труднее его сделать даже сырым. Так что вы 80% работы над текстом сделали.

Второе: нужно обязательно соразмерять количество авторского текста и диалогов. Плохо, когда и того, и другого много. Сплошной текст утомляет, а обилие диалогов вызывает подозрение в халтуре, набивке текста ради количества страниц.
Т.е, у вас чересчур много первого. Авторы для этой цели берут одного двух добавочных героев, чтобы хоть какие-то диалоги.
Лоралея
Вещий, вы прям вещий... Но не все так просто. cool.gif

Бобик, постараюсь всё учесть. Сейчас мучаю четвертую главу, и вот тот самый проклятый журнализьм лезет в текст со всех сторон. Думается мне, что человеку с юридически-экономическим образованием не стоит лезть в литературу не выучив, как минимум, словарь Ожегова, или Даля. Чтобы пополнить словарный запас, ессно. Все-таки, деловое письмо намного проще. Кстати, в четвертой главе диалогов будет намного больше, так что будет где схалтурить wink.gif "Авторский текст" даётся мне намного сложнее, да и сочинять его скучнее и дольше.
Ну всё, ждите. Постараюсь выложить сегодня-завтра. smile.gif
Бобик
Журнализм лезет абсолютно у всех. Это нормально. Более того, практически все пишут журнализмами. Только журналисты так и оставляют, а писатели морщатся, вздыхают и кривятся от добавочной работы, но все-таки расцвечивают хотя бы часть своего унылого текста красивостями. Кто расцвечивает больше, тот - выше классом.
Я заинтересован в успехе, т.к., подуставшему Орловскому явно нужна смена. А будет Лоралея продолжать одна или в компании - для меня не важно, я хочу читать новые книги:-)
ПС. Вещему: Василий Мельник - зав фантастики в ЭКСМО. Иногда намеренно допускает утечку информации. С целью то ли разогреть интерес, то еще для какой-то издательской выгоды.
Вещий
Лоралея, ждем с нетерпением:-)
Бобик, спасибо за информацию.
Вот мне интересно... Если цикл завершится и будет объявлено свободное продолжение, то от лица Ричарда может кто-то писать? Или в истории Ричарда будет поставлена точка?
И скажут ли нам, кто такой Орловский, после завершения цикла?
Надеюсь, не слишком много вопросов. smile.gif
Бобик
Трудно сказать. Одно понятно: спин-оффы общему циклу не помешают, а совсем напротив. Кстати, присоединяюсь к вашему совету Лоралее прочесть КСП, т.е., Как стать писателем. Там много об улучшении текста.
Лоралея
Ох... Попробую почитать. Вообще-то, у меня еще со школы проблемы с внеклассным чтением, методическими пособиями, руководствами и т. д. Когда я читаю через силу, то ничего не понимаю... wacko.gif

А еще вот какая проблема с этим спин-оффом. Не так давно я смотрела сериал "Солги мне", так вот, там говорилось, что женщины намного чаще мужчин употребляют местоимения. Вот после этого меня закоротило, постоянно кажется, что текст состоит из одних местоимений, они лезут под руку еще хуже журнализьмов и здорово сбивают с толку. И даже это сообщение пишу и вижу только "я", "меня", "они"... Как жить дальше? blink.gif
Бобик
Через силу читать не придется. Увидите. Местоимения тоже нужно убирать, но... м.б., сперва первый класс, потом второй?:-) Местоимения убирают в третьем:-)))
Лоралея
Привет, друзья! Изиняйте, что подзадержалась, но обстоятельства сложились так, что полноценно сидеть за компьютером я теперь могу только поздно ночью. Глаза слипаются и я выкладываю очередную главу на обозрение. Мне она не особо... но без неё - никуда, к сожалению.
Лоралея
Глава 4.

Мой верный скакун сделал еще пару шагов и обернулся. Интересно, что он думал, когда увидел меня с поднятыми руками и выпученными глазами. Деревья, трава и два странных небесных светила упорно стояли ко мне спиной и не решались подсказывать, что же делать дальше. Тем временем наглый голос продолжал командовать:
- Так, теперь медленно повернись на сто восемьдесят градусов…
- На что-что? – Не поняла я. Раздраженный фырк незнакомца заставил мой язык спрятаться за зубами.
- Повернись ко мне, дура!
Ого! Этот тип знает, что я не мужчина! Ну, началось… Уже то, что он называет меня «человеком» наводит на тревожные мысли. Медленно-медленно мир поворачивался перед моими зажмуренными глазами. Почему-то я очень боялась взглянуть на своего пленителя.
- Закрыть глаза команды не было. – Сказал он и зачем-то рассмеялся. – Можешь открыть, я не страшный.
Пришлось открыть, куда деваться… Ну ничего себе – эльф! Да, это в самом деле был эльф, но только очень необычный. Я видела их раньше, в лесу, принадлежащему моему отцу. Отец как раз задумал торговать древесиной, и мы поехали предупреждать местных эльфов о том, что они скоро могут оказаться без жилья. Их было совсем мало, всего три-четыре семьи. С нами же увязался целый полк отборных рыцарей. Так вот, «отцовские» эльфы были совсем не похожи на этого высоченного красавца. Они были, хоть и очень грациозными, но низкого роста, щупленькие, блондинистые, с красивыми женскими глазами и широченными лягушачьими ртами. А этот остроухий был выше меня почти на две головы, очень бледный и черноволосый. Черты лица вполне соответствовали человеческим стандартам о симметрии и красоте. Одежда была подстать ему самому – непонятная какая-то. На голом торсе – панцирь из странного материала, больше похожего на белое непрозрачное стекло. На ногах черные, скорее всего, кожаные брюки, частично прикрытые щитками из того же материала, что и панцирь. Бледные жилистые руки обнажены до самых плеч, а предплечья сжимались металлическими кольцами. Левой рукой эльф целился в меня непонятной белой штукой, похожей на подкову со светящимися дырочками. Больше у него ничего при себе не имелось. Я задумалась о том, зачем же все-таки держу руки над головой. Эльф перевел взгляд с меня на штуковину в руке, нажал на одну из светящихся дырочек, и «подкова» плавно превратилась в небольшой белый арбалет с тремя болтами.
- А-аа. Тогда понятно. – Прозрела я, и у моих уставших рук открылось «второе дыхание». Эльф снова усмехнулся и пробормотал что-то вроде «примитив».
- Так что же случилось с теми эльфами из леса твоего отца?
Час от часу не легче!
- Вы читаете мысли?
- Не всегда. Ну, так что же?
- О-ох. Те эльфы были изгоями. Их племя почти вымерло. Несчастных гнали отовсюду, и наш старый лес был их последней надеждой. Мы с сестрой сопровождали отца. Помню, Алексис так разревелась. Она с детства обожает эльфов, читает о них сказки и легенды.
- А ты?
- Я не очень люблю читать. – Это была попытка обойти щекотливую тему. К счастью, эльф молча ждал продолжения. – И вот, Алекс падает в ноги отцу и умоляет его пощадить бедняжек. Он не посмел ей отказать, сестра всегда была его любимицей, надеждой и опорой.
- И что в это время делала ты?
- Я, как всегда, сбежала. Наш отряд держался на расстоянии от поселения эльфов, и я никак не могла рассмотреть их получше. Потихоньку ушмыгнула и… В общем, искали меня все: и люди, и эльфы. – Мой собеседник снова фыркнул, а я поспешила оправдаться. – Но мне же было десять лет! С кем не бывает? Ты, когда был маленьким, из дому не сбегал?
Наверное, последний убойный аргумент как-то подействовал. Арбалет плавно перетек в «подкову», а та, в свою очередь, «растворилась» у белого эльфийского пояса.
- Пойдем. – Как ни в чем не бывало обронил эльф и зашагал в сторону таинственного свечения. – Кстати, можешь опустить руки. И челюсть подбери.
Громкий стук захлопнувшегося рта вывел Гнедка из прострации, и он, не спеша, побрел вслед за мной. Сомнений больше быть не могло, эльф и не собирался меня убивать. Ну что ж, обратной дороги нет. А все-таки, здесь красиво!
От всех этих деревьев, лун и звезд моя голова сдурела окончательно: я сделалась бесстрашной, веселой и любопытной. Жутко подмывало забежать вперед, подергать этого странного типа за руку, задать кучу бестолковых вопросов, короче, достать до почек. К счастью, мое врожденное благоразумие оберегало эльфа от физических контактов, но не смогло уберечь от вопросов.
- Куда мы идем? Вы меня, надеюсь, не собираетесь убивать? Ха-ха! Шучу! – Эльфячьи уши дергались все быстрее и чаще. – Если не секрет, впереди – это что? Сколько живу, а второй луны до сих пор не замечала, с чего бы это? Вот у нас, я людей имею ввиду, есть замечательные стихи о вас, эльфах:
Эльф-Дилан был примерным мужем.
Эльф-Дилан женам верен был.
Он к каждой успевал на ужин,
А после ужина…
- Закрой рот! И шагай быстрее! – Наконец, мои усилия увенчались успехом – в глазах этого чурбана явственно читалось желание кого-то придушить. Но себя не придушишь, я то знаю. Покрутив пальцем у виска в удаляющуюся спину, я решила, что дорога (куда бы она ни вела) будет интереснее, если разговор продолжится.
- Не любишь стихов? Странно. Я всегда думала, что вы, эльфы, все из себя утонченные и, эта, одухотворенные! Нет? А песни любите? Песни вам точно нравятся. Я как раз вспомнила одну. О вас, об эльфах, конечно:
Безобра-а-азного эльфа
Выгнали из дому,
Дав в руки только солому,
И по шее – метлой…
Веселело с каждым шагом. Думать и говорить одновременно не получалось, но рот мой не умолкал ни на минуту. Возможно, поэтому тревожные взгляды из-за эльфийского плеча участились. Боже, как стыдно, почему у меня заплетается язык?
На лиловом небе затевались игры в салочки. Шустрые звезды гонялись друг за другом и то и дело прятались за неповоротливыми лунами. Свет впереди разгорался все ярче, но дойти к нему казалось почти невозможно – проклятая трава путалась в ногах, делая шаги тяжелее.
- Эй! Как там тебя? Эльф! Куда мы идем?
Эльфячья спина продолжала плыть в лиловом мареве.
- Я же просил тебя закрыть рот! Дыши носом. Мы идем к моему посту, и, если не поторопимся, ты можешь остаться здесь навсегда. – Он задумался на пару мгновений. - Кстати, зови меня Джида…
- Джида? Ну да, ты и сам какой-то не такой, чего ж от имени ждать. А знаешь, Джида, я не против. - Небо бешено вращалось в хороводе ветвей, - Останусь здесь, тут так красиво! Мдя-я… Гнедок?
Кажется, за моей спиной повалилась целая телега, если телега умеет храпеть, конечно. Очень медленно и нехотя мир перед моими глазами поворачивался от спины эльфа к… ого!
- Гнедок? Гнедок, ты спишь? Вставай, кляча, мы еще не пришли.
Эльф дернул меня за руку, перед глазами пронеслась яркая мозаика: Гнедок-деревья-небо-зведы-Джида. О-оп!
- Джида! Привет. – Он стоял совсем близко и держал меня за плечи. Какой же этот эльф высокий, голова кружится!
- Оставь его, он еще пьянее тебя. Не бойся, а за ним вернусь с противоядием. – Джида смотрел мне прямо в глаза, я почувствовала, что ноги меня больше не держат.
- А я и не боюсь.
Джида с легкостью подхватил меня на руки. Мир ускорился и я почувствовала дурноту. Откуда взялся ветер? Это не ветер, это ураган какой-то, лучше не открывать глаза.
- Мама! - Он взлетел! Желудок скакнул к пищеводу, моя кровь, кажется, осталась на земле, вместе с вывалившимися костями. А, нет, кажется, я вся здесь. Господи, за что?
Оказалось, что Джида все-таки не летит, а бежит. Бежит… по стволу дерева! Я тихонько выглянула через его плечо, передо мной открылась стремительно удаляющаяся земля. Джида что-то такое почувствовал и еще дальше выдвинул меня из-за плеча. Вывернувшись на изнанку, я, кажется, потеряла сознание.

Отец медленно закрыл за собой дверь. Казалось, каждое движение давалось ему с огромным трудом. Под его тяжелым взглядом мебель в комнате вроде бы начинала дымиться. Я молча ждала бури, некогда мягкое кресло казалось мне жестким деревянным стулом подсудимого.
Сэр Дьюк уехал от нас в яростной спешке. Напоследок, он мрачно напророчил моему отцу остаться без внуков, но зато, с двумя мегерами. Наверняка, старшая сестра такая же строптивая и невоспитанная, как и младшая. Алекс заливала двор горючими слезами, а не менее расстроенный Франческо вяло руководил переносом моего торта из гостиной в сторону помойки. Вся эта живописная панорама раскрывалась передо мной при каждом взгляде из зарешеченного окна самой высокой башни. Раньше в ней, кажется, держали военнопленных.
Я долго созерцала загнутые носы на сапогах отца. Он, вероятно, ждал, когда я посмотрю ему в глаза, но это было невыносимо.
- Ты будешь сидеть здесь вечно.
Через меня словно молния проскочила. Я бросилась в ноги к отцу, но было слишком поздно. Дверь за его спиной зловеще скрипнула.
- Отец, нет!!! – Лишь скрежет стального засова прорезал в ответ наступившую тишину.
Дни тянулись бесконечной вереницей. Отчаяние сменялась апатией, апатия – безумствующей истерией, но потом всегда приходил страх. Страх скручивал руки и ноги, лишал голоса, замораживал внутренности, но ужаснее всего были его речи. Он нашептывал мне кошмары, рассказывал о том, как я буду сидеть здесь до конца своих дней, напоминал о матери, о ее смерти, а еще о том, как однажды она рассказала мне предание своего рода. И тогда я подходила к окну и отчаянно впивалась руками в холодные стальные прутья. Мне грезилось, что однажды я смогу их выломать и, превратившись в свободную и сильную птицу, покину эту темницу навсегда.
Однажды, вместо привычного стука слуги, принесшего ужин, я услышала голос сестры. Алексис тихо звала меня через окошко в двери, и я бросилась к ней, как умирающий путник к колодцу воды.
- Алекс, помоги! Пожалуйста, выпусти меня отсюда! – Сестра судорожно сжимала мои окоченевшие пальцы через дверную решетку. Она пыталась дотянуться до моего лица, но ничего не получалось. Тогда я сама припала щекой к ее ладони. – Я больше здесь не могу, Алекс, не могу. Лучше умереть, как мама, чем…
- Замолчи! – Алексис отдернула руки с таким ужасом, будто я была кошмарным чудовищем. – Не смей так говорить! Ты будешь жить. И ты выйдешь из этой проклятой башни.
- Ты освободишь меня?
- Нет, я не могу. Ты сама себя освободишь. Лея, выслушай меня. Сегодня я подслушала разговор отца с какой-то женщиной. Ее лица я не видела, но мне показалось, это была сваха.
-Сваха?
- Кажется, да. Я не уверена. Они говорили о тебе и о твоем скором замужестве. Если это и вправду так, то умоляю тебя, не сопротивляйся! Иначе отец и впрямь оставит тебя здесь навсегда. Мне кажется, он считает, что ты безумна.
- Неужели, это безумие – желать свободы?
- Конечно, нет! Поэтому-то ты и должна согласиться. Не артачься и скоро сможешь покинуть эту башню.
- Оставить одну темницу, чтобы променять ее на другую? И это мой выбор? Стать женой кого-то, кого я совершенно не знаю, а потом всю жизнь заглядывать ему в рот? Как милосердно.
- Не сгущай краски, прошу. Так живут все женщины. Замужество – наша судьба.
- Пойми, я не против замужества. Но я хочу сама выбирать себе судьбу, а не ждать, пока за меня это сделают отец, или муж. Алекс, ты же помнишь маму! Неужели ее жизнь и смерть тебя ничему не научили? – Я с надеждой вглядывалась в лицо сестры. Внезапно, оно будто окаменело.
- Наша мать была больна, она не ведала, что творит. А ты, находясь в твердом уме, хочешь пойти по ее стопам? Лея, опомнись!
- Как ты можешь такое говорить. Она просто была в отчаянии. Ее, так же как и меня, терзали незримые оковы. Но у нас с тобой все еще есть шанс. Давай убежим вместе! Прошу!
- Лея, я выхожу замуж. – Алекс смущенно отвела глаза в сторону. Покрасневшие щеки, неловкий взгляд – теперь все стало ясно. – Барон Фогель – старый друг папы. Знаешь, он очень добрый. Он узнал, в какой ситуации мы оказались, и тут же предложил свою помощь.
- Что ты такое говоришь?! Выходит, он женится на тебе из жалости? Ты же такая красивая, добрая и умная! Ты заслуживаешь большего. Ты заслуживаешь любви!
- Любовь придет, я уверена. Барон не просто пожалел меня, он меня по-настоящему полюбил. Я буду изо всех сил стараться отвечать ему взаимностью. Мы уезжаем завтра, на рассвете.
- Так скоро… И я даже не смогу тебя проводить. – Мир уходил из-под ног. Я теряла самого близкого человека. Но Алекс, похоже, была рада, она покрывала мои руки счастливыми слезами и горячими поцелуями. В ней чувствовалась надежда, я не посмела омрачать ее. – Что ж… Ты же знаешь, я всегда рада твоему счастью. Прими благословление своей непутевой сестры. – Я перекрестила ее склоненную голову и поцеловала теплые пальцы. – Прощай, Алекс!
- Прощай, Лея! – Стук ее каблучков еще долго звучал эхом в моей голове.
Не знаю, сколько дней прошло, когда в башне появился отец. Я ожидала увидеть его спокойным и холодным, но была просто ошарашена его больным и несчастным видом. Худой, с впавшими щеками и глазами, он будто мучился сильной болезнью. Из-под выступивших бровей горел лихорадочный блеск. Он то и дело облизывал высохшие губы и судорожно заламывал руки.
- Дочь моя, с этих пор ты стоишь перед главным выбором в своей жизни: либо ты выходишь замуж за того, кого я тебе предлагаю, либо… - Отец метнулся из стороны в сторону. Не сумев подавить судорожный вздох, он буквально рухнул в кресло. С ним явно творилось что-то неладное.
- Либо что, отец?
- Потом. Ты узнаешь об этом, если не согласишься. Она сказала… она разрешила… дать тебе шанс… выбрать самой. – Отец как будто разговаривал сам с собой, его глаза испугано бегали по сторонам, а пальцы рук то переплетались, то остервенело терзали подлокотники кресла. – Да, выбрать самой. Ты должна согласиться, Лоралея. Это наш последний шанс.
- Папа, - я в отчаянии припала к его ногам, - что ты такое говоришь? Кто она? Какой шанс? Посмотри на меня!
Мне кажется, я слышала скрип, с которым поворачивались его глаза. Неожиданно, он весь побагровел и стрелой выскочил из кресла.
- Решено! – В бешенстве орал он. – Ты выходишь замуж, и точка! И не смей мне перечить, паршивка, или я убью тебя своими руками!
- Тогда бей! – Я почувствовала себя огнедышащим драконом. Мгновенно взбеленившись, я забыла о том, что с отцом творится что-то неладное. – Бей!
Благородный сэр Нюнетваль стоял с занесенной рукой и совершенно несчастным лицом. Его тяжелое дыхание, казалось, раскачивало стены.
- Ты… такая же… безумная… как твоя мать.
Это было последней каплей. Гулкое эхо разнесло мои слова на весь замок.
- Это ты убил ее!!! – Глаза отца стали совершенно белыми, он размахнулся и…

- Ай! Нельзя ли полегче?
Эльф щедро одаривал меня оплеухами. С его ростом и силой было непонятно, как он мне шею до сих пор не свернул. Через пелену кровавого тумана проступало его отрешенное лицо. Я судорожно сглотнула, на губах чувствовался неприятный кислый вкус. Похоже, эльф только что влил мне в горло какую-то гадость. Так и есть. В стакане, который он держал в руке, шипела и пенилась ядовито-синяя жидкость.
- Пей еще. Это противоядие. Наш воздух не подходит людям и животным. В небольших дозах он опьяняет, а в больших может убить.
Я с недоверием приняла стакан. Пить было страшно, но, с другой стороны, эльф явно не собирался меня убивать, иначе не стал бы со мной столько возиться. А вдруг, это колдовское зелье, и я превращусь во что-то отвратительное? Буду скакать по дорогам, громко квакать и пугать людей? Надо бы поосторожней, и эльф этот какой-то подозрительный… Джида! Точно, его зовут Джида! Он сам себя так назвал, когда я… О Боже! Неужели, это я себя так вела? Уж лучше отравиться, чем перенести такой позор дважды.
Наверное, все эти умозаключения отразились на моем лице, потому что Джида криво усмехнулся, отошел на пару шагов и выпал из поля зрения. Я запоздало подумала, что он умеет читать мысли.
Подозрительное зелье пахло дождем. Мне почудился особый запах воздуха, который бывает только после грозы. Я хорошенько зажмурилась и…
- Фу-у! - Какая кислятина! Так, вроде ни в кого не превращаюсь. Руки те же, ноги на месте. – Ля-ля-ля, тра-ля-ля! – Голос не квакает. – Ура!
В голове быстро прояснялось. Где это я? Подо мной жесткое ложе, рядом пара шкафов и тумб необычной формы. Комната скорее похожа на широкий изогнутый коридор. Под потолком ярко светятся колдовские шарики. Очень красиво! По внешней стене коридорной дуги были вделаны круглые окошки в ряд. Из них виднелись далекие деревья-великаны. А внутренняя стена похожа на… Это же дерево! Вся комната, словно змея, оборачивалась вокруг гигантского ствола. Нетвердые ноги понесли меня вперед по замкнутому кругу. Поразительно! Это же настоящий эльфийский дом! Не те жалкие лачуги беглецов в лесу моего отца, а самое настоящее чудо! Я будто стала героиней сказок про эльфов, которые мы с сестрой любили читать друг другу перед сном.
Запыхавшись, и даже немного вспотев, я наконец вернулась к месту старта. Куда же подевался мой (я теперь уже в этом не сомневалась) спаситель? Пришлось постараться, прежде чем нашлась маленькая врезная дверь с круглым окошком посреди, не отличимая от остальной стены. Пьянящий эльфийский воздух окатил меня с ног до головы, когда мои ноги вышли на узкую деревянную площадку. Так, только не бояться! Надо всего лишь лего-о-онечько заглянуть через перила и посмотреть, где же…
- Ааааа! – Я как ошпаренная кошка, бросилась обратно к стене. На такой высоте даже орлы, наверное, не летают. И не каждый дракон долетит.
Вот это Чудеса! Прекрасный и волшебный мир сказочного леса простирался в бесконечные дали. Удивительные луны казались еще больше, а звезды ярче. На некоторых деревьях виднелись крохотные огоньки эльфийских жилищ. А где-то справа полыхало неземным светом то самое загадочное свечение. Даже отсюда я не могла рассмотреть, что же это такое. Может быть, я умерла и попала в рай. Но, нет. В раю вряд ли разговаривают такими ехидными голосами.
- Смотри, не свались. – Эльф привалился плечом к стене и наглым образом меня разглядывал. – Если упадешь – ловить не стану.
- Спасибо. Где ты был?
Джида словно нехотя отлепился от стены и с так же лениво вошел в дом. Мне ничего не оставалось, как идти за ним.
- Я навещал твоего коня.
- Гнедка? Он жив? – Господи, я совсем забыла о бедном Гнедке. Даже эльф о нем вспомнил, а я нет.
- Жив он, жив. – Обронил Джида, запрыгивая с ногами на какой-то комод. - Я дал ему противоядие и отправил туда, где его покормят и напоят. – Он куда-то наклонился и в следующее мгновенье в меня полетел мой седельный мешок. - А тебе придется есть свои запасы. У меня нет человеческой еды.
Это было кстати, в желудке голодно квакнуло. Я села прямо на полу возле кровати. Хлеб все еще хранил мягкость и свежесть, мясо подсохло, но оказалось вполне съедобным, и вода, к счастью, во фляге еще имелась. Джида молча поглядывал на мое пиршество из полумрака. Интересно, о чем он думал? Мне, как и любой женщине, было неловко долго молчать. Поэтому, проглотив очередной кусок, я, как бы невзначай, спросила:
- А разве эльфы не едят человеческую еду? – Для пущего эффекта я принялась глупо хлопать глазами. Джида все так же бесстрастно смотрел, как я ем.
- Едят.
- А почему тогда…
- Зато люди не едят эльфийскую.
- А-а, понятно. – Так, что бы еще спросить. Ага! – Это ты меня спас от гарпий?
- Тебя спас Лес.
- Ясно. – Вообще-то, ясно не было, но не суть. - Что ты собираешься со мной делать?
Вопрос стоял ребром. Я ждала, что эльф начнет юлить, или отбрыкиваться, но он, все так же глядя мне в глаза, ясно и понятно ответил:
- Отведу в Рой. Тебе надо поговорить с Альфой.
Пауза.
- Ну естественно! Как я сама не догадалась? – Смущенно дожевав свой ужин, я свернула остатки в мешок. Похоже, Джиде надоело ослиное выражение на моем лице и он, щелкнув пальцами, загасил магические шары под потолком.
- Ложись спать. Завтра будет трудный день.
Забираясь в эльфийскую постель, я не смогла удержаться от комментария и проворчала:
- Спроси лучше, когда он у меня был легким…
И я уснула, не успев коснуться головой подушки.
FolkenFanell
Лучше писать чем не писать, лучше на форуме чем на заборуме. biggrin.gif
Лоралея - умничка, читать интересно, но главы помоему должны быть больше, а то не успеваешь, проникнуться настроением и сразу конецц. Желаю творческих успехов! cool.gif
Лоралея
Спасибо! rolleyes.gif Главы я пишу практически единым рывком, по-другому не получается. Поэтому, если делать их больше, то... загнуся я, наверное, во цвете лет. tongue.gif
Вещий
Да, по 4-ой главе точно видно, что автор - женщина. А мне хочется сурового мужского фэнтези безо всяких этих женских штучек.
Надеюсь, следующая глава будет более мужественная. laugh.gif Когда, кстати, ее ждать? smile.gif
Лоралея
Менять пол я не собираюсь! tongue.gif Эльфы - моя слабость, я просто не могла их обойти. Нычо, скоро все вернется на круги своя и снова будут драки, кровь, кишки на мостовой и куча мужественных рыцарей.
А пятая глава уже готова, я постаралась сделать ее чуть длиннее, как и заказывал товарищ FolkenFanell (кстати, в Гроссграфе говорилось, что он был одним из моих мужей, просто не могу ему отказать! rolleyes.gif ). Сейчас глава в чехвостке (стараюсь сделать ее более удобоваримой). К вечеру выложу. smile.gif
Вещий
Лоралея
Цитата
К вечеру выложу.

И почему все всегда задерживают? Ждешь какой-нибудь фильм, байму, книгу, и все равно в обещанный срок ничего не выпускают, говорят, надо еще немного подождать. Вот и Лоралея берет с них пример и тоже запаздывает. smile.gif
Надеюсь, автор спин-оффа не рассердится на меня за столь явное нетерпение побыстрее почитать продолжение. Ведь сама обещала выложить продолжение еще вчера. smile.gif
Просто хочется что-то почитать, а ничего нет. sad.gif
Бобик
М.б., Лоралея все-таки решила прочесть учебник "Как стать писателем"? Тогда не скоро увидим продолжение, она начнет править с первой главы, там же много такого, чего сейчас пока не замечает... А мы видим:-))
Pridon
Леди Лоралея, вот и я добрался до Ваших сочинений! cool.gif Вывод можно сделать, прочитав один отрывок в три строчки. Я дочитал до конца и специально выбрал именно этот. Так как в нём находятся почти все Ваши ошибки, характерные начинающим писателям.


Цитата(Лоралея @ 14 August 2010, 3:09) *
Он сделал неопределенный жест за спину. На нем был такой же затертый дорожный плащ, как и на мне. Кожаная шляпа на голове изрядно потрепана, но было видно, что хозяин ее регулярно чистит. В десяти шагах за его спиной шипала травку серая деревенская лошадка. По бокам к ее седлу были привязаны мешки с раздутыми боками. Еще в двух виднелись боевой топор и лук с колчаном стрел. Значит, это не шутка…


Самое первое. Никогда не начинайте 2 или более предложения подряд с местоимений (Он, На нём). Читается и понимается очень неуклюже.

2. "Он сделал неопределенный жест за спину", - в данном случае слово"неопределённый" лшнее. Оно не несёт в себе смысловой нагрузки. Попробуйте заменить другим, например "странный, таинственный", - другое, но слово "неопределённый" здесь абсолютно не подходит.

3. "На нем был такой же затертый дорожный плащ, как и на мне", - уберите "такой же". Получаем: "На нем был затертый дорожный плащ, как и на мне". Звучит лучше и мы убрали лишнее слово. Можно убрать союз "и". Он тоже не нужен.

4. "Кожаная шляпа на голове изрядно потрепана, но было видно, что хозяин ее регулярно чистит". Самый главный совет: Не вешайте на дерево табличку, с надписью "дерево"!!! Кожаная шляпа "по умолчанию" на голове, а если она у него за спиной, то про неё и говорить не стоит. И те же ошибки. Уберите "изрядно, было, регулярно". Старайтесь всегда избегать слов "было, будут, будет", - это слова-сорняки, которые засоряют текст и бросаются в глаза. Получаем готовое предложение: "Кожаная шляпа потрепана, но видно, что хозяин ее чистит", - смысл не изменился, но предложение стало короче, экспрессивнее, динамичнее! Вообще старайтесь избегать длинных предложений.

5. "В десяти шагах за его спиной шипала травку серая деревенская лошадка". Снова. "В десяти шагах, за его спиной" заменяем одним словом - "недалеко". И всё! "Деревенская" можете оставить, если так нравится. Смотрим на результат: "Рядом шипала травку серая деревенская лошадка". См. пункт 4.

6. "По бокам к ее седлу были привязаны мешки с раздутыми боками", - тут опять "дерево". Мешки можно привязать ТОЛЬКО к седлу и ТОЛЬКО по бокам. Не надо лишних, не нужных уточнений. "мешки с раздутыми боками", - заменяйте на "тяжёлые, набитые, полные", - мааса слов, синонимов!
И опять слово "были". Готовое предложение: "Тяжёлые/набитые/полные мешки свешивались с неё". Предложение короче, а смысл остался!

7. "Еще в двух виднелись боевой топор и лук с колчаном стрел", - убираем "ещё в двух" и слово "стрел". Итог: "Неподалёко виднелся лук со стрелами (с колчаном)".

Готовый текст, после обработки:
"Себастьян сделал странный жест за спину. На нем был затертый дорожный плащ, как на мне. Кожаная шляпа потрепана, но видно, что хозяин ее чистит. Рядом шипала травку серая деревенская лошадка. Тяжёлые мешки свешивались с неё. Неподалёко виднелся лук с полным колчаном."

Можно ещё лучше, но тогда придётся поменять местами слова и предложения. Вот так. tongue.gif
Pridon
Оставим текст в покое, надеюсь Вы воспользуетесь советами. По сюжету:

1. Очень много отвлечений на природу, погоду. Почти через каждый абзац. Это тоже не есть хорошо. Природу стоит описывать лишь в знаковых моментах повествования. Например: герой влюбился - тишь да гладь. Предстоит битва - сгустились тучи и т. д.

2. Нет в строках динамики, экспрессии, движения вперёд, эмоциональности! Отчасти из-за ошибок (см. предыдущий пост). Но сцены с битвами/любовью и т. д. надо делать ярче. В таких эпизодах лирические отступления недопустимы. Они снижают интерес и накал.

3. Избегайте фраз-солитеров. Пример: "это не шутка", "куда деваться", "час от часу не легче" и т. д. Это тоже не идёт в плюс Вашему произведению.

P. S. А в общем и целом у Вас есть интересные моменты. Читать будет интересно, если подправить. Продолжайте в том же духе, но тщательно выпалывайте свой текст от сорняков. Если я подредактирую Ваш текст - он уменьшится раза в два (ну в полтора точно). И не старайтесь сразу написать правильно, не получится.

P. P. S. Надеюсь, моя небольшая рецензия Вам поможет! Ну а если не доверяете мне, прочитайте "Как стать писателем".
Pridon
Вот. Некоторые замечания повторяются с Бобиком, извиняюсь. Но повторение - мать учения!
Лоралея
Друзья, интернета нет, поэтому, прокравшись в лабораторию злого доктора Злоэйнштейна, я выкладываю пятую главу! Просьба, не принимать всерьёз нижеследующий бред. laugh.gif


Глава 5.

Что это, рассвет? Нет, это вновь загорелись магические огоньки. Эльф, не стой над душой, дай поспать…
- Рассвета не жди, здесь его не бывает.
- Как не бывает? Я думала солнце светит всем в этом мире. – Сон как рукой сняло. Подскочив на постели, я разглядела сквозь окна все то же звездное небо и краешек одной из лун. Вот это новость! Пора бы уже перестать удивляться.
- Пора бы уже перестать удивляться. Нам вполне хватает света Лун и звезд. – Джида уже копошился в одном из комодов. Через мгновение в меня полетели какие-то тряпки. – Возьми с собой. Пригодится.
Н-да, чистая одежда мне б еще как пригодилась. Я оглядела свой мятый изорванный камзол, пыльные брюки. Шляпа валялась на полу, как она не потерялась вчера, когда Джида тащил меня на дерево? Я ощупала гудящую голову, взъерошенные волосы торчали во все стороны. Скорее всего, именно в монастыре мои драгоценные косы остригли так коротко, что теперь они доходили едва ли до плеч. Помню, как Алекс удивлялась их густоте, она всегда расчесывала меня перед сном, шутливо приговаривая, что моих волос хватит на десять париков для нашей старой кормилицы… Надо бы поглядеть на то, что мне присватал эльф.
- А как можно жить без солнца? Господь не зря его создал, солнечный свет несет жизнь. Ого, это что, платье? – Огромная белая роба скорее напоминала рясу священника, чем платье благородной женщины. Так, а это вообще непонятно что, какой-то здоровый кусок ткани.
- Это вместо полотенца. – Снова ответил на мой немой вопрос Джида. – Будешь купаться. Поторопись. Есть будешь потом. - Он уже стоял в дверном проеме. Я наспех свернула обновки и, вместе со шляпой, увязала в мешок. Мы вышли на балкон, и вновь мой дух перехватило от созерцания прекрасного эльфийского леса. Подхватив меня на руки, Джида легко, как кот, вскочил на перила. Задержавшись на мгновенье, он тихо сказал:
- Наше солнце несет только смерть…
Мир стремительно рухнул вверх. Толчок. Еще толчок. И вот мы со скоростью стрелы несемся к земле. Джида бежал, как муравей по стволу дерева, и мне оставалось только судорожно молиться о том, чтобы мы не сорвались. Затем что-то изменилось. Меня затошнило по-новому и, приоткрыв один глаз, я обнаружила, что эльф бежит по горизонтальной поверхности. Шелковистую траву трепало, словно ураганом, казалось, будто огромный орел летит низко над землей. Я представила себя этой гордой птицей, захотелось расправить руки-крылья, взлететь под облака и отправиться на встречу горизонту.
- Расшибиться решила?! Подбери руки и держись крепче!
- Извини. – Спохватилась я. Через пару минут однообразного полета, я почувствовала, что вот-вот лопну. – О-ой…
Джида остановился так резко, будто врезался в ствол дерева. На твердой земле меня сразу закачало.
- Давай быстрее. – Бросил он, отходя подальше. Уже издалека до меня донеслось раздраженное. – Ну что за планета!? Что за люди!? Прям, как животные. Тьфу!

Наконец, мои ступни вновь коснулись земли. Нет, не земли – песка. Джида принес меня на берег голубого озера – маленького и изумительно чистого. Язык не поворачивался назвать его прудом. На берегу шелестел белейший песок. Оставалось удивляться тому, что цвет воды был ярко-голубым, почти синим, находясь под лиловым эльфийским небом. Я очнулась от тихого всплеска: Джида сидел возле кромки воды, сжимая маленькую белую бутыль. Неожиданно озеро вспенилось, зашипело и так же резко успокоилось, лишь на поверхность вырывались крошечные пузырьки.
- Я оставлю тебя ненадолго. – Послышался голос за спиной. Я и не заметила, как он ушел.
Вода медленно окутывала мои истертые в кровь ноги. Вокруг кожи закипали и тут же растворялись пенные вихри. Боже, какое блаженство! С меня будто смывались все грехи, все тяжкие мысли, страхи и обиды. С головой погружаясь в этот мир чистоты и свежести, я чувствовала, что могу дотронуться до звезд, обогнать ветер, осязать весь мир кончиками пальцев. Вот это водица! Ссадины на моем теле исчезли, а спину больше не стягивала боль от царапин, оставленных гарпией. С кристальной поверхности воды на меня прежняя я – без синяков, мешков под глазами, изможденных складок и тревожных морщин. Кожа сияла в лунном свете, а волосы искрились, как живое золото.
- Нам пора. – Я в ужасе плюхнулась обратно в предательски прозрачную воду, пытаясь прикрыться руками. На лице эльфа было написано совершеннейшее равнодушие, что меня, однако, не успокоило. В его протянутой руке покоился кусок той ткани, которую эльф по незнанию обозвал полотенцем.
- Отвернись! - Прошипела я. Как бы забрать «полотенце» из рук Джиды, не выпустив при этом свою наготу? Он безучастно пожал плечами и отвернулся. Н-да, обидно, но уже не так стыдно.
Ткань мягко скользила по телу, впитывая каждую капельку чудесной воды. Обычно, искупавшись в пруду, или речке, я еще долго клацала зубами и дрожала. Но сейчас меня окутывали свежесть и тепло. Одеваться вовсе не хотелось, но я не могла себе позволить ходить нагишом перед кем бы то ни было. Накинув платье из мешка, я поняла, что оно еще огромнее, чем представлялось раньше. Подол волочился по земле, рукава свисали до колен, так выглядят привидения в старых замках. Джида задумчиво обошел меня по кругу.
- Наверное, так тебе не совсем удобно будет передвигаться. – Протянул он в задумчивости.
- Да уж! Свалюсь при первом же удобном… - Начала я было свару, но тут лишняя ткань с треском полетела на песок. Теперь рукава едва доходили до локтей, а подол вяло прикрывал щиколотки. Я вновь ощутила себя голой.
- Так будет лучше. – Джида, тем временем, неторопливо брел в сторону ближайших деревьев. – Быстрей собирайся и догоняй.
Последняя фраза означала, что на руках меня больше носить не будут. Ну наконец-то, какое счастье! Я быстренько подпоясалась кожаным ремнем и сунула голые ноги в громоздкие сапоги. Как назло, лук и меч остались в мешке у Гнедка. Смысла в них, конечно, не было: стрел все равно больше не осталось, а меч в моих руках был не опаснее палки. Да и Джида вряд ли бы позволил иметь при себе оружие. Подхватив раздутый от старой одежды мешок, я припустила вслед за эльфом. Он дал себя догнать и молча указал на яркий свет за деревьями.
- Мы идем туда? Это и есть твой… рой? – Мне приходилось бежать вприпрыжку за длинноногим провожатым. – А почему раньше ты нес меня на руках, а теперь мы идем… ну, так, как мы идем? Ты не подумай, я не жалуюсь, просто интересно.
- Так нужно. Я тебе не скаковая лошадь. Дальше будут скрытые посты, им совершенно не обязательно видеть, как я тебя волочу. – Объяснял он, даже не оборачиваясь. Мне приходилось то и дело забегать вперед и заглядывать собеседнику в лицо, но каждый раз я безнадежно отставала.
- А нам вообще обязательно туда идти? Может, не надо, а? Если честно, я немного боюсь. – Опять эта кривая усмешка! Пожалуй, единственное выражение эмоций, которое было способно изображать его лицо.
- Обязательно.
- Тогда объясни – зачем? Что мне надо будет там делать? Ты говорил, что сегодня будет трудный день, почему?
Он с минуту шел молча. Не желая перегибать палку, я молча бежала сзади. Наконец, меня удостоили ответом:
- Я – страж. Мое задание – охранять границы Леса. Знаешь, сюда очень, очень редко заходят люди. Большинство знает о «зачарованном» лесе, остальные не решаются пересечь плато, где живут гарпии. У меня есть приказ: всех непрошенных гостей убивать на месте. – При этих словах внутри у меня образовалась глыба льда. А Джида продолжал. – В особых случаях, я имею право не убивать, но обязан взять в плен и отвести к Альфе на допрос. И уже Альфа решает, как поступать дальше: отпустить, или…
- Убить. – Теперь все стало ясно. Меня спасли от ядовитого воздуха, дали поесть, выспаться и помыться только для того, чтобы отдать в жертву кому-то повыше. Я просто скот для закланья. Нельзя бесконечно ходить по краю пропасти, однажды ты оступишься и упадешь. Страх, пожиравший меня во время нападения волков, или бегства от гарпий, больше не терзал сердце. Вместо него пришла черная пустота. Почему-то, перед глазами всплывало лицо умирающего юноши и его последняя просьба. Конверт с письмом лежал сейчас во внутреннем кармане камзола, рядом с кольцом виконта. Письмо предназначалось леди Марисабель из Вексена. Кто она ему? Возлюбленная? Мать? Я представила свою мать, выглядывающую из окна высокой башни, она все время ждала отца. До того, как мама погибла, он постоянно ездил на охоту, в боевые походы, выполнял поручения короля, гостил у друзей, гонял нечисть по лесам. А мать ждала. Ждала и рассказывала о его славных подвигах, об удивительных приключениях. И однажды не дождалась… Будут ли молодого виконта ждать также долго и беззаветно? И что лучше: вечное ожидание в неведении, или знание горькой правды? Неужели виконт де Гийом зря доверил мне свою последнюю волю, зря держался за жизнь и испытывал кошмарные муки? И зачем только в его предсмертный час Господь послал ему именно меня! Это несправедливо.
Поток мрачных мыслей оборвался, когда я с размаху врезалась в спину эльфа. Джида с минуту стоял, как вкопанный, а затем медленно повернулся и подошел ко мне. Его рука оказалась на моей шее. Ничего не понимая, я попыталась отстраниться, но тут меня словно пчела ужалила за ухом.
- Ай! Ты что?! – Шея зудела и саднилась. Джида крепко сжимал мои руки, чтобы я не могла дотронуться до места укола. Заглянув мне в глаза, он четким голосом произнес:
- Не паникуй. Сейчас у тебя ненадолго закружится голова. Это нормально. – Мир поплыл передо мной разноцветной радугой, слова Джиды доносились, как из колодца. – Теперь слушай и запоминай. Когда будешь разговаривать с Альфой, очень постарайся ничего не вспоминать. Ты поняла?
- Нет. – Честно ответила я, цветной вихрь вокруг постепенно превращался обратно в лес. – Ничего не поняла.
- Послушай. Альфа, как и я, умеет считывать даже ту информацию о человеке, которую он сам не может вспомнить. То есть, все, что ты когда-то забыла, Альфа вытащит наружу, но только если ты это позволишь.
- Так это же хорошо! – Ликовала я. – Мне как раз многое хотелось бы вспомнить. Что ж тут страшного?
- Ты не понимаешь! – В голосе Джиды неожиданно прорезалось нетерпение. - Альфе нельзя знать о тебе многое из того, что увидел я! Если ты позволишь этим воспоминаниям всплыть наружу, то никогда не сможешь выйти из этого леса.
- Ты все-таки считаешь, что я могу отсюда выбраться? – Я с надеждой заглядывала холодные серые глаза, и, на мгновение, мне показалось, что они оттаяли.
- Если бы я так не считал, то лучше бы сразу прибил на месте и не возился.
Надежда вновь отогрело мое сердце.
- Спасибо! Правда, Джида, спасибо! Объясни, что я должна делать, что говорить?!
- Слушай и не перебивай. – Вновь повернувшись ко мне спиной, эльф продолжал свой путь. – После моей инъекции ты сможешь утаивать некоторые мысли от Альфы. Тебе, например, ни в коем случае нельзя вспоминать об этом нашем разговоре.
- Но я…
- Я же просил не перебивать! Раньше твои мысли неконтролируемым потоком вертелись в подсознании. Отныне ты, приложив немного усилий, сможешь блокировать их часть. Альфа сделает так, что твоя память будет стремительно к тебе возвращаться. Постарайся удерживать ее столько, сколько сможешь. Это не даст тебе сойти с ума и, что самое главное, не даст Альфе увидить кое-что нежелательное.
Джида умолк и я поняла, что теперь могу говорить.
- Я постараюсь. Правда, я буду стараться, но не уверена, что получится. А если не получится, то и ты будешь в опасности.
- Обо мне не думай. Пока идем, будешь тренироваться. Готова?
Джида оглянулся, и впервые на его лице проступила обыкновенная улыбка. Мои губы невольно растянулись в ответ.
- Готова.

Между стволов деревьев замелькал тот самый таинственный свет. Раньше его можно было увидеть лишь над верхушками крон. На звездном небе то и дело вспыхивали радужные огни. Однажды, маг Фадэюс рассказывал нам с Алекс об удивительном Северном сиянии. Это загадочное явление, по всей видимости, было результатом ворожбы могущественных северных магов. Мы возражали, что на севере магов быть не может, ведь север – оплот христианства, магия там не живет. На это Фадэюс скрипуче протягивал, что, мол, да, верно, но так же верно и то, что воинству Господа не удалось пробраться в самые окраинные земли, туда, где царит вечный холод. Никто толком не может рассказать, что творится в том ледяном аду, но были смельчаки, которые вплотную подбирались к его границам. И вот там-то они видели таинственное и прекрасное Северное сияние, оно было похоже на разноцветные волны, омывавшие ночное небо. Все сошлись во мнении, что на крайний север удалось пробраться особо могущественным магам, и только Господу известно, чем они там занимаются. Конечно, то северное сияние, по словам Фадэюса, простирается на весь небосвод, а эти сполохи видны лишь над макушками деревьев впереди, но, все равно, они прекрасны. Тем временем, Джида продолжал:
- Не забудь, чему я тебя учил. Не ври, не сопротивляйся. Все, что ты уже помнишь, скрывать бесполезно, кроме…
- Кроме этого разговора, я поняла. – С некоторым раздражением перебила я. За два часа пути эльф совершенно меня измотал.
- И учти, тебе придется много говорить.
- А это еще зачем?! Если Альфа читает мысли, зачем мне вообще рот открывать?
Джида немного замялся.
- М-м… во-первых, Альфа регистрирует заведомую ложь. Нет ничего лживее человеческого языка. Во-вторых, пока ты говоришь, твой мысленный барьер ослабевает. Ну, а в-третьих…
- Что, в-третьих? – Елейным голоском осведомилась я.
- В-третьих… короче, Альфе просто скучно. Всем нам надо иногда общаться с новыми знакомыми.
- И тебе тоже? – (Ха-ха! Вот ты и прокололся!).
- Всем. – Джида посуровел лицом.
- Так ты был рад меня встретить? – Еще лукавее спросила я. Эльф ускорил шаг, и мне опять пришлось бежать за ним вприпрыжку.
- С чего мне радоваться? Навязалась на мою голову. – Донеслось его сердитое ворчание.
- Ха! И ты мне будешь говорить о лживом человеческом языке? Бреши больше!

Никогда в своей жизни не доводилось мне видеть ничего более прекрасного и ужасного. Огромная хрустальная гора, светящаяся изнутри призрачным белым светом. Больше всего она напоминала верхнюю половинку гигантского пасхального яйца. По всей поверхности были проделаны крохотные круглые отверстия, расположенные многочисленными рядами. Вокруг этой громадины, на одинаковом расстоянии друг от друга, торчали шапки не менее причудливых сооружений. Они были похожи на огромные магические шарики, наполовину вкопанные в землю. Если прикидывать на глаз, то их было около десятка. От маленьких шариков к горе вели узкие хрустальные трубки. Я рассмотрела, как по этим трубкам проталкивались темные пятна, словно это были гигантские змеиные пищеводы.
Чем ближе мы подходили, тем четче вырисовывались истинные размеры сооружений. Так, например, оказалось, что ближайший к нам «шарик» был всего-навсего размером с наш фамильный замок. Об истинных размерах хрустальной горы я решила даже не думать.
- Джида, это что, и есть твой Рой? – Джида, уже несколько минут тащивший меня за руку, хмуро оглядывался по сторонам. Похоже, он кого-то высматривал.
- Скорее, это его вершина.
- Ого! Альфа там, в центре?
- Нет, в самом низу. – Его уши настороженно шевелились, улавливая неведомые звуки.
- Послушай… А Альфа – это он, или она?
Меня наконец удостоили коротким взглядом.
- Альфа это не…
- Стойте! - Моя ладонь в руке Джиды, чуть не хрустнула, как жалкий прутик. Он рывком подтянул меня к себе, и я успела заметить в его свободной руке ту самую «подкову», которой он целился в меня при нашем знакомстве. – Дальше проход воспрещен. Назовитесь. – Прямо перед нами материализовался еще один эльф! Он выглядел намного причудливее Джиды: выше его на полголовы, абсолютно лысый, с каким-то до боли знакомым рисунком над левым ухом. Он смотрел на нас огромными и восхитительно зелеными глазами. Мне стало не очень уютно, когда я увидела в его руке, высовывавшейся из-под широкого серебряного плаща, такую же «подкову», как и у Джиды. Памятуя о том, как легко такая штука превращается в грозный арбалет, я решила, по возможности, не дышать и не шевелиться. Зато пошевелился Джида.
- Эпсилон двадцать четыре. – Сказал он, подходя к незнакомцу и вытягивая вперед раскрытую ладонь.
- Сигма шесть. – Ответил тот, прикладывая к руке Джиды свою растопыренную пятерню. Последовала короткая вспышка, да такая яркая, что перед моими глазами еще с полминуты плавали разноцветные круги.
Тем временем, обмен любезностями продолжался.
- С какой целью? – Я была до глубины души покорена лаконичными и непонятными вопросами Сигмы 6.
- Веду пленного к Альфе. – Также коротко отвечал Джида, который, оказывается, Эпсилон какой-то там.
- Ты уверен, что это не носитель?
- Абсолютно.
Сигма еще несколько мгновений всматривался в мое лицо. Я же старательно думала о Гнедке и о том, что же с ним сейчас происходит. Затем страж опустил свою «подкову» и сделал шаг в сторону.
- Можете пройти через пятый энергоблок. – Это, наверное, означало, что он нас пропускает. Джида покрепче перехватил мою руку и поволок к ближайшей полусфере. – Кстати, ваш конь в семнадцатом вольере.
Оглянувшись, я успела заметить вполне дружелюбную улыбку на лице Сигмы 6.
У входа в э-нер-го-блок мы встретили еще двух лысых эльфов с татуировками на голове. Я уже поняла, что это буквы греческого алфавита. Они представились, как Кси 32 и Сигма 138. Нам так же разрешили пройти. Когда я с энтузиазмом направилась к небольшой овальной двери, Джида притянул меня за руку. И не успела я спросить, в чем дело, оказалась со связанными глазами.
- Что это? Зачем? – Джида был непреклонен, он крепко сжал мои плечи и повел ко входу.
- Прекрати вертеться. Сейчас мы пройдем через энергоблок, для тебя здесь очень опасно. К тому же, это наши секретные объекты, мы не позволяем пришельцам их разглядывать.
Джида четко задавал мне направление, он буквально тащил меня на вытянутых руках. Стук шагов тонул в море необычных звуков. Казалось, будто церковный хор пел во всех тональностях одновременно. К неприкрытой коже попеременно касались сухое тепло и ледяная изморозь. Постоянным было лишь дыхание Джиды на моем затылке. Внезапно, эльф поднял меня, перенес куда-то, где было тихо и спокойно.
Повязка с моих глаз опала. Мы стояли в центре маленькой комнаты с идеально гладкими покатыми стенами. Присмотревшись, я обнаружила, что они немного просвечивают: там, вдалеке неторопливо проплывали величественные эльфийские деревья. Все ясно, мы движемся по одной из труб, ведущих к Горе.
Почему-то, весь этот удивительный и пугающий мир угнетал меня. Страх и непонимание давили, как колеса громоздкой крестьянской телеги. Джида явно улавливал мое настроение, он долго держал меня за руку, а затем спросил:
- Тебе страшно?
- Немного. – Я вновь погрузилась в себя, отчего на лице Джиды проступило легкое расстройство. Он так редко обращался ко мне по собственной инициативе... – Скажи, почему ты назвался Эпсилоном… э-э?
- Двадцать четыре. У нас это называется позывные. – Понимания на моем лице не прибавилось. - Фактически, это мое имя и порядковый номер. А Джида – прозвище друзей.
- Почему именно Эпсилон?
- Эпсилоны (и еще дзэты) - это шпионы внешней разведки.
- А эти, ну те, что снаружи, почему они не эпсилоны-дзэты?
Джида перевел взгляд на проплывающий пейзаж за стенами трубы. Похоже, мои вопросы были не вполне удобными, или просто-напросто глупыми.
- Кси, Сигма и Йота – стражи энергоблоков. Разница между ними в том, что Йота служат внутри энергоблоков, а Кси и Сигма – снаружи. Кроме того, Сигмы могут передвигаться на некотором расстоянии от энергоблока, для проверки прилегающей территории.
- Как интересно! А как вы получаете эти… буквы.
- Определители. Мы получаем их с рождения.
- Серьезно? И ты никак не можешь отказаться от своей должности и заняться чем-нибудь другим? – Джида молча покачал головой. Меня передернуло от жалости к бедным эльфам, к Джиде. Они и впрямь походили на муравьев: уж если родился солдатом, то нянькой тебе никогда не стать. А я когда-то считала свою долю самой незавидной. Даже раб может сбежать в чужие земли, где, возможно, станет свободным человеком. А этим беднягам бежать некуда, потому что так живет весь их вид. – Бедняги. И так всю жизнь…
- Ну, не совсем всю. Я же оставляю пост на время, сейчас там, кстати, рыщет Дзэта 19. Дзэты могут уходить намного дальше нас, пробираются селения людей. Никто другой бы не смог так долго выносит ваш ужасный климат. У них самое интересное и опасное занятие.
- Это верно. Чем шире круг, тем дольше бегать.
- Вот именно. А еще мы можем, один раз в квазиметрофазу, участвовать в процессе выведения нового потомства. – Мне показалось, что Джида лукаво подмигнул.
- Ого. Повезло… вам. Да-а… - Как всегда ничего не поняла я. – Ну а ты говорил! Раз в кразинекрофразу – это же замечательно! Нам бы так…
Джида безнадежно вздохнул, и я умолкла. А тем временем хрустальная гора перегородила собой половину мира. Я заметила одну странность, чем ближе мы приближались, тем мягче и приглушеннее становилось ее сияние. Свет был теплым и ласковым, как парное молоко. Через идеально круглый «зев», мы попали в исполинский зал, дальнюю стену которого я так и не смогла рассмотреть. По краю зала располагались круглые отверстия тоннелей, аналогичные тому, из которого выбрались мы. Гигантский плоский свод поддерживали мощные колонны разной ширины и формы. Вопреки моему ожиданию, внутренность Роя вовсе не была хрустальной, она была сплошь устлана неярким серебристым металлом. На стенах не горели факелы, не было и магических шаров, но все помещение озарялось мягким дневным светом, от которого я успела отвыкнуть в вечной ночи эльфийского леса.
Джида подвел меня к одной из колонн, которая… исчезла при нашем приближении. Не успела я испугаться, как мы очутились внутри… опять откуда-то появившейся колонны, вернее, очередной трубы. На этот раз, она располагалась вертикально. Под нашими ногами тусклым серебром отливала круглая площадка, шириной, примерно, шагов в десять. Джида, ничему не удивляясь, заложил руки за спину и лениво произнес:
- Уровень альфа.
Через мгновение раздался другой, намного более вежливый голос:
- Уровень альфа.
Стенки трубы растворились, и мы оказались… все в том же лесу! Круглая площадка под нашими ногами никуда не делась, но никакой хрустальной горы здесь не было. Не было никаких э-э-нергоблоков, лишь сплошная девственная природа. Ах, нет, кое-что было: мы развернулись и очутились перед высоким каменным постаментом. Со всех сторон его окружали изящнейшие мраморные арки, увитые плетущимися растениями. Меж арок журчали маленькие серебристые фонтаны. На самом постаменте, в высоких каменных тронах, восседали шесть изумительных статуй из белейшего мрамора. Три из них изображали мужчин, таких же длинноволосых, грациозных и высоких, как Джида. Другие три были выполнены в виде потрясающе красивых женщин: стройных, изящных и одухотворенных. Все шесть статуй были изображены в просторных длинных одеждах, напоминавших то «платье», что было сейчас на мне.
Джида подвел меня к нижней ступеньке постамента, и я принялась рассматривать лица статуй. Еще никогда в жизни мне не доводилось видеть такого совершенства. Наверняка, это запечатленные в мраморе древние эльфийские боги. Я, как верующая христианка, не сделала ни малейшей попытки преклонить колени, или как-нибудь по-другому выказать почесть чужим богам. А Джида, уже знакомым мне жестом, вскинул растопыренную ладонь и коснулся ею ночного пространства. Я успела зажмурить глаза до того, как появится вспышка.
- Приветствую тебя, Альфа. Удели мне часть своего внимания.
Я, в который раз, не поверила тому, что вижу. Веки статуй открылись! Они смотрели в никуда огромными живыми глазами. В их радужной глубине пылало неукротимое пламя мудрости и абсолютного знания. Это же живые создания! Они были так белы и неподвижны, что походили скорее на глыбы льда, чем на теплокровных существ. Но тут я не могла быть абсолютно уверенной, что их кровь – теплая.
- Приветствую тебя, Эпсилон 24. – Голоса, звучащие, как один, раздавались со всех сторон одновременно. При этом, ни одна «статуя» даже не пыталась пошевелить застывшими губами. – Ты привел пленного. Это женщина. Она заинтересовала тебя Ты спас ее. Человек, подойди. Поближе. Человек, я – Альфа, многоуровневый управляющий разум. Ответь на мои вопросы, и я, возможно, отпущу тебя.
Смысл речей Альфы доходил до меня с трудом, так как я до сих пор удивлялась словам «ты спас ее». Неужели Джида меня спас?
- Конечно, спас. – Ответила на мой немой вопрос Альфа. – Кто же еще не давал твоему коню изломать ноги на острых камнях и сдерживал гарпий?
Я перевела неверящий взгляд на Джиду:
- Это правда?
Джида упорно не смотрел в мою сторону и хмурился.
- Правда.
Больше не существовало никакой Альфы, никакого сказочного леса и удивительного неба над головой. Осталось только теплое чувство, волнами омывавшее мое сердце. Наверное, и Джида почувствовал его, потому что в следующее мгновенье перевел на меня пронзительный взгляд своих серых глаз. Одна секунда пролетела, как целая вечность и вот, мы вновь стоим перед Альфой, в ожидании новых вопросов.
- Как тебя зовут, человек? – Обратилась ко мне Альфа.
- Лоралея.
- У тебя очень необычные позывные, Лоралея. В твоей памяти существуют значительные пробелы. Я помогу тебе их восстановить. – Мои мысли вдруг завертелись адской воронкой, из которой одно за другим полетели воспоминания детства. Я постаралась сконцентрироваться, как учил меня Джида, и мыслеворот стал постепенно затихать. – Мне не удается снять этот блок. – Продолжала Альфа. – Возможно, эти воспоминания были полностью стерты. Что ж, тогда я не буду больше мучить тебя. Тогда, просто ответь на мои вопросы.
К такому повороту я тоже была готова. Постаравшись расслабиться, я сказала.
- Спрашивайте. Я расскажу все, что знаю.
Мы некоторое время стояли в абсолютном молчании. Только весело журчащие фонтаны напоминали о том, что звук все еще жив в этом мире. Альфа, наверное, собиралась с мыслями (или дожимала меня), а затем медленно произнесла.
- Хорошо. Меня интересует так называемая магия. Ты ею владеешь?
Ага, сразу к делу, ну что ж, начнем-с.
- Нет. И никогда не владела.
- Допустим. Расскажи мне все, что о ней знаешь.
- Если честно, я знаю очень мало, но с удовольствием все расскажу. – Поглубже набрав в легкие воздух, я перешла к атаке. – В общем…

- …ну а если растереть корень мандрагоры с чешуей белого дракона и намазать корове под хвостом, то она будет нести тройной приплод следующие семь лет. - Я с трудом перевела дух и облизала сухие губы - Вот, пожалуй, и все, что мне известно. Прошу вас, Альфа. Альфа?
- Да-да! – Встрепенулся задумчивый голос. Интересно, многоуровневый управляющий разум может дремать? – Все это, несомненно, очень важно и полезно. Я вижу, что ты говорила мне абсолютную правду. – Альфа задумалась на пару мгновений. – Пожалуй, твоя смерть не принесет пользу Рою. Можешь идти, Лоралея, пусть Эпсилон 24 проводит тебя. Прощай!
- Спасибо вам, Альфа! Прощайте! – Сделав реверанс, я бегом бросилась к Джиде и ухватила его за руку. Теперь он был вынужден волочиться вслед за мной, как бычок на веревке. Оказавшись в уже знакомой трубе, я с визгом бросилась к нему на шею.
- Джида! У меня получилось! У нас получилось! Спасибо тебе, спасибо! – Приговаривала я, щедро расцеловывая лицо моего спасителя. – Неужели, я смогу выбраться отсюда? Джида, ты – мой герой!
Эльф мужественно переносил экзекуцию. Дождавшись, пока бура эмоций стихнет, он ровным голосом сказал:
- Уровень эпсилон.
- Уровень эпсилон. – Повторил вежливый голос, и мы очутились в том же самом лесу, но теперь под ногами у меня простиралась каменная площадка неизвестного города-крепости. Таким я представляла себе Вавилон. Обе луны цеплялись нежными брюшками за вершину многоярусной башни. Каждый этаж освещался летающими магическими шариками. Стены были испещрены круглыми окошками и арочными ходами. Сквозь них каждую минуту входили и выходили разномастные эльфы: мужчины и женщины, высокие и низкие, блондины и брюнеты, рыжие, лысые, синие, зеленые и даже фиолетовые. Только детей здесь отчего-то не было.
- Ого. Это твой дом?
Джида взял меня за руку и повел в сторону высоких ворот.
- Неплохой, правда?
- Правда. А когда я смогу вернуться до… наружу?
- Для начала, тебе нужно как следует подкрепиться и отдохнуть.
- Уговорил.

Джида вел меня многочисленными коридорами, время от времени приветствуя встречных эпсилонов. За все это время мы не встретили ни одного ребенка.
- А где дети?
- Какие дети? – Джида непонимающе огляделся. – Ах, вот ты о чем. Нет, молодое потомство выводится и взращивается в омега-секторе.
- Ага. Дай-ка угадаю – о них заботятся и присматривают какие-нибудь омеги.
- Точно. – Джида остановился перед круглой дверью и нажал на какую-то блестящую штучку. – Заходи.
Обычная комната, только стены и пол сплошь покрыты корой дерева. Деревянная кровать, деревянный стол и стулья. Кое-где эта деревянная обитель уже была покрыта мхом и плетущимися растениями. Я расположилась возле круглого окна, и приготовилась к поглощению долгожданного обеда (отсутствие завтрака подстегивало аппетит с удвоенной силой). Джида куда-то исчез, а когда вернулся, в его руках истекал ароматными запахами большой поднос с едой!
- О Боже! Подайте мне жареного дракона, я его съем! - Жареные куропатки, печеные овощи, горячий хлеб, как бы не лопнуть! Джида отстегнул от пояса серебряную флягу – вода! Тоже неплохо. Жаль, вина нет. – Где ты все это взял?
- На уровне омикрон.
- А там что? – Знайте, набитый рот не мешает женщине испытывать любопытство.
- Вольеры.
- Ой, там же мой Гнедок! Быстрее бы его увидеть! А что там еще? – Знайте, женское любопытство – неукротимо.
- Там содержатся некоторые виды животных, растений и пленники.
- Выходит, это тюрьма. – Запомните, любопытство женщины можно укротить, испортив ей настроение.
- У нас нет такого понятия, но общий смысл ты уловила. У нас нет системы правосудия, - я удивленно открыла рот, - вернее, инквизиции. Все вопросы решает Альфа. Мы просто изолируем тех, кто нам опасен, вот и все.
- Если бы Альфа решила, что я опасна, то мне бы тоже пришлось там сидеть? – Учтите, женщина может проявлять любопытство, даже находясь в скверном расположении духа.
Джида рассеянно водил пальцем по поверхности стола и смотрел в окно. Похоже, наш разговор наводил на него скуку.
- Нет. У людей слишком короткая жизнь, тебя бы просто убили.
- Как милосердно. Ладно, если не возражаешь, я немного посплю.
- Располагайся, конечно. – Рассеяно ответил Джида, даже не посмотрев в мою сторону.
Кровать гостеприимно скрипнула. Я решительно повернулась к стене и собралась как следует отоспаться. Не тут-то было! Дверь в комнату оглушительно грянулась об стену, и на пороге появилось такое божественное создание, что дух перехватило. Создание впорхнуло небесной бабочкой и бросилось на шею моему проводнику.
- Джида! Наконец-то ты объявился! Мне сказали, что ты здесь, и я сразу к тебе.
Было удивительно видеть Джиду с широкой улыбкой на лице. Создание оказалось юной белокурой эльфийкой с большими янтарными глазами. Одета она была так же, как Джида – в странные белые доспехи, подогнанные под ее изящную фигурку. Они обменялись уже знакомыми мне жестами с ладонями и вспышками. А когда я убрала руки с глаз, они повернулись в мою сторону. Юная эльфийка дружелюбно улыбнулась и помахала мне рукой:
- Привет! Я – Эпсилон 36. Зови меня Ройсо. – Она повернулась к Джиде. – Джида, у тебя в кои-то веки гости, а ты молчишь!
Я поспешила опередить замешкавшегося Джиду:
- Привет! Я – Лоралея. Зови меня Лея. Джида любезно пригласил меня передохнуть от долгого пути, но я уже спешу. Дела, знаешь ли.
- Как жаль! – Кажется, Ройсо действительно огорчилась. – Я чувствую, что Джиду очень расстраивает твой уход, а я не люблю, когда мой додаду чем-то расстроен.
Джида старательно притворялся глухонемым. Ну что ж, тогда буду говорить я. Усаживаясь с эльфами за стол, я спросила:
- А кто такой додаду?
Ройсо с легким отвращением рассматривала остатки моего ужина. Подняв кончиками пальцев лист салата, она немного подумала и сказала.
- Додаду – это старший друг, наставник, по-вашему.
Ага, значит, наставник! Я перевела благосклонный взгляд на молчуна в углу.
- Джида, что ж ты молчишь? Еще ни слова не сказал!
- Да я, собственно, не имел возможности вставить хоть слово в вашу оживленную беседу. – Подал голос Эпсилон 24. – Ройсо, какие новости?
- Так ты еще не знаешь? – Ройсо даже привстала от волнения. – Экспедицию, наконец-то сворачивают! Скоро мы вернемся домой!
Теперь настала очередь Джиды волноваться.
- Не может быть! Как скоро?!
- Бета сказали, что через каких-то двадцать – двадцать пять земных лет им удастся полностью восстановить систему и все, в обратный путь! – Ройсо была готова стоять на ушах от радости.
- Это невероятно… Столько времени ждать, мне казалось, надежды больше нет. Это просто невероятно. – Словно оглушенный повторял Джида. Я поняла, что в жизни эльфов случилось что-то по-настоящему грандиозное.
- Мне, конечно, ничего не понятно, но я за вас очень рада. Честно.
- Так вот почему Альфа тебя отпустила! – Все никак не мог прийти в себя Джида. – Убивать тебя уже не было смысла. Тебе невероятно, поразительно повезло.
- Как и нам. – Вставила Ройсо.
- Как и нам. – Эхом отозвался Джида. Он почему-то взял меня за руку и стал разглядывать линии на ладони.
- А что у вас, собственно, произошло? – Поинтересовалась я, чтобы скрыть смущение.
Ройсо сразу стала очень серьезной.
- Так вышло, что мы попали сюда накануне ужасного катаклизма. Здесь разразились ужасные катастрофы, земля горела, вода полностью испарялась и обрушивалась обратно кипящим ядовитым дождем, а горы раскалывались и уходили под землю. Мы еле уцелели и готовы были вернуться обратно, но тут, к нашему ужасу и потрясению, обнаружилось, что причиной всем этим кошмарам были вы, люди. Правда, тогдашние люди, именовавшие себя магами, обладали таким невероятным могуществом, что мы до сих пор теряемся в догадках, как такое возможно. Так вот, один из этих магов, его звали Радамемнон, обрушил на нас так называемое «заклятие» чудовищной силы и вывел из строя всю гравитационную систему. Вот мы и сидим здесь, как вы говорите, ворон считаем. У Альфы с тех пор зуб на вашу магию. Нам приходится шпионить за людьми, проверять их на носительство магии, искать разнообразные магические источники, ну и обезвреживать все это, по-возможности.
- Понятно. – Вообще-то, мне многое было непонятным, но ясным было одно – эти несчастные создания торчат здесь со времен Великой Войны магов. – Бедные эльфы.
- Эльфы? – Ройсо удивленно посмотрела на Джиду, а он в ответ лишь пожал плечами. – Ах да! Действительно! – И она весело рассмеялась, дергая себя за острые ушки.
- Ройсо, - очнулся Джида, - пойдем, я хочу проведать друзей. – Выйдя из-за стола, он взял Ройсо за руку и повел к выходу. – Тебе надо отдохнуть. – Из-за плеча бросил он мне.
Дверь закрылась с глухим стуком, и я устало потащилась к кровати. Голова распухла от вырвавшихся на свободу мыслей. Все-таки, удерживать их при себе так долго – очень изнурительное занятие. Не смогу уснуть, решила я, устроившись поудобнее, и тут же крепко заснула.
Бобик
М-да, милая Лоралея решила, видимо, править потом. Пока что решила не обращать внимания даже на правила речи, грамматики и пр. Или создать свои:-)
Напр.:
"- Как и нам. – Вставила Ройсо.
- Как и нам. – Эхом отозвался Джида. Он почему-то взял меня за руку и стал разглядывать линии на ладони.
- А что у вас, собственно, произошло? – Поинтересовалась я, чтобы скрыть смущение".

Ладно, приду почитаю, когда будет выправлено. Если, будет, конечно.
Pridon
Бобик, не наезжайте на милую Лоралею biggrin.gif. Она старается.

Собственно по тексту. Прогресс есть.

1. Вы хотя бы перестали вставлять слово сорняк "было" и производные от него в больших масштабах.

2. Лишних слов тоже стало немного поменьше.

3. Не может не радовать, что прибавились диалоги.

4. В строках появилась хоть какая-то динамика.
Это плюсы. А теперь минусы:

1. А вот таблички "дерево" на каждое дерево продолжаете вешать.

2. Побольше крылатых фраз в текст! Это делает его насыщеннее. Возьмите хотя бы мои, которые я уже выложил на форуме.

3. У меня было такое ощущение, что я не про эльфов читал, а про Чернобыль какой-то. Современные слова ни а коей мере не украшают текст, когда повествование ведётся о Средневековье.

4. Ну и опять обработка текста. Тщательнее "вылизывайте" свои строчки, не бойтесь и не жалейте удалять то, что было написано!

5. Да, как справедливо заметил Бобик, обратите внимание на орфографию и, в особенности, на пунктуацию. Word вещь хорошая, но проверять после него всё же стоит. tongue.gif

И помните, все, кто Вас критикует - помогают Вам.
Вещий
Цитата(Pridon @ 01 September 2010, 20:31) *
И помните, все, кто Вас критикует - помогают Вам.

Вот-вот, поэтому и я вставлю свои пять центов. Эльфы-инопланетяне - это чересчур, да, чересчур. Конечно, в мир РДР может вписаться что угодно, ибо такой мир... Можно придумать, что эти инопланетяне на самом деле потомки тех землян, что освоили Космос. Постепенно они мутировали, прошли тысячелетия и память о Земле каким-то образом стерлась. А на Земле тем временем бушевали Великие войны магов, цивилизации создавались и рушились, и вскоре некому было совершать межзвездные путешествия.
Однако все же инопланетяне все равно выглядят странно в мире РДР. Слишком уж много фантастических допущений, к тому же столь разных, для одного цикла.
Pridon
Цитата
Однако все же инопланетяне все равно выглядят странно в мире РДР.


Их там в принципе быть не может. Если, Вещий, Вы заходите на t-human, я думаю, Вы меня поймёте.
Лоралея
Друзья! Вынуждена временно прекратить свою псевдо-писательскую деятельность. Пойду впадать в творческий кризис, на море съезжу, пивка попью, поем шашлыка. Пока!
Бобик
Успеха на отдыхе! Купайтесь, наслаждайтесь, мы вас любим. Заодно откройте какую-нибудь книгу, любую, художественную, и ни в одной не найдете вот таких диалогов:

"- Как и нам. – Вставила Ройсо.
- Как и нам. – Эхом отозвался Джида. Он почему-то взял меня за руку и стал разглядывать линии на ладони.
- А что у вас, собственно, произошло? – Поинтересовалась я, чтобы скрыть смущение".

Объсняю на всякий случай на примере:
"- Как и нам. (здесь по условиям грамматики какого-то там школьного класса ставят запятую) – Вставила ( По тем же правилам ставят ма-а-а-амелькую буковку "в", а не заглавную) Ройсо.
И т.д. Везде. Ни в одном книге мира нет грамматики, подобной вашей:-)) А нам не хочется, чтобы кто-то хихикал над нашей любимой Лоралеей.
Мы вас любим преданно и нежно, и нас больше, чем ваших многочисленных мужей, которых не всех еще знаем:-)))
.
Форум IP.Board © 2001-2019 IPS, Inc.